Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

БАШНЯ, ЧТОБЫ ДОБРАТЬСЯ ДО НЕБЕС



 

Из всех уникальных сооружений земли только одно-единственное существовало еще до описанного в Библии Всемирного потопа. Пять тысяч лет тому назад шумерский царь совершил путешествие к этому месту в поисках бессмертия. В 1998 году я приехал сюда вместе с группой поклонников, чтобы выяснить, почему шумеры называли это место «местом посадки» и кто построил сооружение из гигантских каменных блоков, аналогов которым нет на всей земле.

Сегодня это место называется Баальбек, или «принадлежащее владыке долины». Древние греки называли его Гелиополь, или Город Солнца. В финикийских мифах оно именуется «твердыней Зафона» (это слово имеет значение «север» и «тайна»), местом, где находилось тайное убежище бога Ваала. Библия упоминает его как Бет-Шемеш, или «обитель Шамаша», бога солнца. А шумерский царь, который побывал здесь раньше всех, называл его просто «место посадки» — тем, чем это место было на самом деле.

Гильгамеш был пятым царем династии, которой боги доверили быть царями и верховными жрецами (или одновременно тем и другим) шумерского города Урук, который в Библии называется городом царей Эрехом. Как и основатель династии Мескиаггашер, Гильгамеш был полубогом, однако в отличие от предшественников, отцом которых были боги, богиней была его мать Нинсун. Шумерские художники изображали и Гильгамеша, и его мать на цилиндрических печатях (рис. 104).

Рис. 104.

Примечательно, что из-за того, что матерью Гильгамеша была богиня (его отец был верховным жрецом Урука), его считали даже не полубогом, а на две трети богом. Когда он вырос и стал задумываться о жизни и смерти, то обратился к своей матери и к богу Уту/Шамашу с вопросом, почему он не бессмертен, если в его жилах течет две трети божественной крови. После объяснений, что боги создали человека и даровали ему знания, но не бессмертие, в Уруке «упал камень с неба». Это посчитали небесным знамением, что Гильгамешу будет дана возможность обрести бессмертие. Ему было сказано, что для этого нужно прийти на «место посадки» и взлететь на небо, чтобы достичь обители богов.

Рассказ о первых из известных нам поисков бессмертия мы знаем как «Сказание о Гильгамеше». Первоначально это были воспоминания самого царя, написанные на шумерском языке, а затем переведенные на аккадский и другие древние языки. Лучше всего сохранились аккадские (вавилонская и ассирийская) версии, записанные на двенадцати глиняных табличках. В них описывается не одно, а два путешествия, причем первое было совершено к «месту посадки» в кедровых горах. На Ближнем Востоке есть единственное место, подходящее под это описание — знаменитые кедровые леса Ливана.

Гильгамешу было сказано, что в «тайное место богов» в кедровом лесу можно попасть только через туннель, вход в который охраняет свирепое, изрыгающее огонь чудовище. Затрудняло задачу еще и то обстоятельство, что в лесу обитал Небесный Бык, священное животное Энлиля. Беспокоясь за сына, Нинсун уговорила андроида Энкиду сопровождать и защищать Гильгамеша.

Путешествие было отмечено удивительными происшествиями, вещими снами и попытками Энкиду убедить Гильгамеша отказаться от своего замысла. Но Гильгамеш не отступал. «Если я потерплю поражение, — говорил он, — люди, по крайней мере, запомнят, что я пытался». Наконец, путешественники пришли в поросшие кедром горы.

Преисполненные благоговейного страха и уставшие, Энкиду и Гильгамеш легли спать, чтобы утром попытаться найти вход. Ночью Гильгамеш видел несколько снов и проснулся, когда кто-то прошел мимо него — возможно, бог. Разбудило его невыносимое сияние. Перед ним открылось устрашающее зрелище:

Вопияло небо, земля громыхала, День затих, темнота наступила, Молния сверкала, полыхало пламя, Огонь разгорался, смерть лила ливнем, — Померкла зарница, погасло пламя, Жар опустился, превратился в пепел…

Этими словами в мифе, насчитывающем несколько тысяч лет, описывается увиденная Гильгамешем картина, которую мы с вами не раз наблюдали на экранах своих телевизоров — запуск ракеты или космического челнока (фото 48). Это приводящее в трепет зрелище убедило Гильгамеша, что он добрался до места, где он может присоединиться к богам, летевшим в свою небесную обитель.

Причины, по которым двум героям не удалось достичь своей цели, описываются в заключительной части поэмы. Здесь важно отметить лишь то, что, читая эти строки, я был убежден, что Гильгамеш наблюдал ночной запуск космического корабля. Финикийская монета с изображением храма Ваала с похожим на ракету объектом в огороженной зоне (рис. 105) окончательно убедила меня, что Баальбек в Ливане — это то самое «место посадки», которое было целью путешествия Гильгамеша.

Рис. 105.

Рис. 106.

Таким образом, «плюсом» в экспедиции 1998 года под названием «Сирия плюс» (рис. 106) стала не Сирия, а Ливан. Попасть в это место было сложно: чтобы несколько раз пересечь границу, требовалась координация туристических автобусов и гидов разных стран (сирийский автобус с гидом не мог въехать на территорию Ливана и наоборот), многочисленные документы, визы и разрешения, а в пути и на границе нас останавливали люди в военной форме и гражданской одежде, бросая на нас подозрительные взгляды. Кроме того, посещение Баальбека было связано с определенным риском, потому что этот район считался центром и тренировочной базой наиболее жестоких террористических групп Ближнего Востока, известных своими террористами-смертниками, а также похищением и убийством граждан западных стран (в основном США) и Израиля. Однако как только военно-политическая ситуация в регионе дала шанс на относительную безопасность, экспедиция, которую я планировал на протяжении нескольких лет, была организована в срочном порядке. Я пригласил только проверенных ветеранов, участников предыдущих экспедиций. В тот памятный день — 1 сентября 1998 года — мы пересекли границу с Ливаном, провели целый день в самом необычном месте на земле, а затем вернулись назад в Сирию. Тщательное планирование, долгая подготовка и риск — все это оправдалось с лихвой.

* * *

Мы выехали из отеля «Sheraton» в Дамаске в три часа утра, чтобы успеть к «открытию» ливанской границы, но, прибыв на место, были вынуждены встать в конец длинной очереди из грузовых и легковых автомобилей, ожидавших открытия контрольно-пропускного пункта. Процедура перехода границы оказалась долгой и сложной — мы (группа туристов из Америки) были здесь большой редкостью, вызывая как немалые подозрения, так и желание проявить гостеприимство. Наконец мы пересели в другой автобус и с новым гидом двинулись в глубь ливанской территории.

Дорога, оказавшаяся длинней, чем мы ожидали, наконец, привела нас к перекрестку с указателем: «К римским развалинам». Теснящиеся друг к другу дома города Баальбек вторгались на территории древних памятников и заслоняли их, но по мере приближения руины принимали очертания, знакомые нам по фотографиям (рис. 107): шесть величественных колонн храма Юпитера. Автобус остановился на небольшой площади, и мы пешком отправились к этому удивительному и загадочному месту.

Именно посещавшие Левант (страны восточного Средиземноморья) европейцы в последние два столетия стали рассказывать об этих руинах, называя их «римскими развалинами». То, что видно издалека и что привлекает внимание большинства туристов, это действительно руины храмов, построенных римлянами в честь своих четырех богов. Самый большой из них — это храм Юпитера (греки называли этого бога Зевсом), превосходящий своими размерами афинский Парфенон. Его колонны (шесть из них стоят до сих пор) выше громадных колонн храма Амона в египетском Карнаке. Более того, по своим размерам и пышности он превосходил храмы Юпитера, построенные как в самом Риме, так и на всей территории Римской империи. Рядом с ним римляне возвели три храма поменьше — Венеры, Меркурия и (возможно) Бахуса (рис. 108, реконструкция немецких исследователей девятнадцатого века).

Рис. 107.

Рис. 108.

Римляне начали сооружение этих храмов в первом веке до нашей эры, когда Римская империя стала захватывать территории на восточном побережье Средиземного моря. Строительные работы по возведению храмов, устройству внутренних двориков, лестниц, алтарей, святилищ и других атрибутов священного места продолжались до третьего века нашей эры. Многие римские императоры стремились прославить это далекое и необычное место. Императоры и военачальники приезжали сюда за предсказаниями, а римские легионеры стремились попасть в расположенные поблизости гарнизоны.

Но почему римляне построили самый большой храм Юпитера не в Риме, а здесь? Что заставило их на протяжении четырех столетий тратить столько денег и сил и почему именно это место считалось священным?

Единственное разумное объяснение состоит в следующем: римляне почитали это место в подражание своим предшественникам грекам, которые считали его близнецом, или тезкой, египетского Гелиополя — города, который египтяне называли Анну (Ун в Библии). Соответственно Юпитер, которому поклонялись здесь, назывался Юпитером Гелиопольским, а статуи, алтари и даже монеты в его честь имели надпись ЮНМ — Iovi Optimo Maximo Heliopolitano, «Юпитер Гелиопольский, великий бог».

Греческими аналогами богов, которым поклонялись римляне в Гелиополе (есть версия, что это название городу дал Александр Великий), были Зевс, Афродита, Гермес и, конечно, бог солнца Гелиос. Неизвестно, где располагались греческие храмы города, потому что римляне снесли более ранние постройки, чтобы освободить место для собственных. Те, кто пришел вслед за римлянами — византийцы, арабы, крестоносцы — тоже приложили максимум усилий, чтобы построить свои церкви или мечети на месте языческих капищ.

Тем не менее, все, что происходило на поверхности гигантской каменной платформы, на которой стояли все эти храмы, не могло разрушить самой платформы с лабиринтом подземных помещений внутри и поддерживавшими ее массивными каменными блоками. Самым мощным был северо-западный угол, где видимая снаружи опорная стена состояла из каменных блоков невероятных размеров, обтесанных и уложенных на место с удивительной точностью. Среди них выделяются три самых больших в мире каменных блока, известных под названием «трилитонов» (рис. 109, рисунок девятнадцатого века).

Это место получило название «римских развалин», в основном потому, что на платформе сохранились именно руины римских построек, а то, что воздвигли христиане и мусульмане, разрушилось под воздействием времени, климата и землетрясений, которые нередки в этом регионе: Тем не менее, все эти сооружения, к какой бы эпохе или религии они ни относились, были построены на платформе из каменных плит. Из рассказов путешественников семнадцатого, восемнадцатого и девятнадцатого веков, а также из отчетов археологов двадцатого века (в основном, немецких до Первой мировой войны и французских после нее) мы знаем, какую огромную площадь занимало это священное место (рис. 110). Длина его сторон доходит до 2500 футов, а общая площадь оценивается в пять миллионов квадратных футов. В настоящее время невозможно определить, какую его часть занимает сложенная из камня платформа, потому что дома, которые постепенно приближаются к священной земле, вторглись уже на территорию уникальной северо-западной части с сохранившимися развалинами (рис. 111).

Рис. 109.

Рис. 110.

Баальбек расположен на западном склоне Антиливанского хребта, отделенного от Ливанских гор долиной Бекаа (это название переводится как «ущелье» или «долина», что объясняет название самого Баальбека — «принадлежащий владыке долины»). Эта долина, или ущелье, протянулась с северо-востока на юго-запад. Угол платформы был специально сооружен ее создателями таким образом, чтобы обеспечивать подход и обзор с трех сторон, даже со склонов хребта на противоположном краю ущелья. Именно в этом открытом взорам углу и сооружались на древней платформе все более поздние храмы (рис. 112).

Рис. 111.

Рис. 112.

Храм Юпитера занимает западную часть в череде величественных построек. Они начинаются в восточной части храмового комплекса монументальной лестницей, которая ведет к прямоугольному входу, носившему название «пропилеи» и отмеченному двумя соединенными колоннадой башнями. Далее располагался шестиугольный двор, окруженный невысокими постройками, а за ним большая квадратная площадь с алтарями, колоннами, святилищами вдоль стен и другими ритуальными сооружениями. С другой стороны площади располагался сам величественный храм Юпитера — более 1000 футов в длину (рис. 113). В настоящее время на руинах внутреннего двора стоит базилика Св. Феодосия, построенная византийцами, которые превратили внутренний двор в церковь.

Как только посетитель входит в главные юго-восточные ворота, у него перед глазами оказывается настоящая каменная гора, вздымающаяся вверх цепочкой ступеней и площадок. Поднявшись на несколько ступеней к храму Юпитера, он видит следующий уровень и понимает, что храм стоит не на основной платформе, а на приподнятой площадке в ее северо-западном углу. Площадка называлась «подиумом», была приподнята на шестнадцать футов, что хорошо видно с южной стороны (фото 49 и рис. 114), и состояла из аккуратно обтесанных каменных блоков среднего размера весом в несколько тонн. Эти блоки, в свою очередь, были установлены на тоже искусно обработанных громадных камнях, вес которых оценивается в 500 тонн. Вся эта конструкция опиралась на нижнюю платформу, которая тоже была приподнята над основной, общей для всего священного места площадкой.

Рис. 114.

Вскарабкавшись на самый верх и отдохнув в тени шести сохранившихся колонн, мы послушали объяснения гида, а затем занялись собственными исследованиями.

В первую очередь мы направились к западной опорной стене платформы с ее огромными каменными блоками, среди которых были знаменитые трилитоны (фото 50 и рис. 115). Трилитоны весили около 1100 тонн каждый и лежали не на земле, а на других огромных, хотя и меньшего размера, каменных блоках, обтесанных таким образом, чтобы их внешняя поверхность имела скос, и весивших «всего» 500 тонн. (Для сравнения — каменные блоки, из которых сложены пирамиды Гизы, весят только 2,5 тонны.)

Даже сегодня у нас нет механизма, способного поднять такой вес. Тем не менее, в глубокой древности кто-то — «великаны», если верить местным легендам — не только поднял и установил на место эти колоссальные каменные блоки, но и доставил их из каменоломни, расположенной на расстоянии нескольких миль. Это неоспоримый факт, поскольку была найдена каменоломня с одним незаконченным блоком, до сих пор лежащим среди скал. Его громадные размеры, превосходящие размеры трилитонов, иллюстрируются многочисленными фотографиями (фото 51 и 52).

Рис. 115.

Мы несколько часов внимательно осматривали руины и выяснили, что трилитоны и другие гигантские камни в западной опорной стене были состыкованы с другими блоками, и особенно в тех местах, где опорные стены образовывали угол. Здесь угол формировался не стыком двух блоков, а был образован одним гигантским камнем, обтесанным под углом девяносто градусов. Везде оригинальные каменные блоки были поистине гигантскими, а более поздние постройки слагались из плит меньшего размера, выглядевших на их фоне довольно жалко.

Можно лишь догадываться, что располагалось на остальной части платформы, отделенной от северо-западного края. Не вызывает сомнений, однако, что тот, кто вырезал, привез и поставил один на другой эти гигантские каменные блоки, преследовал определенную цель. То, что происходило в этом месте в глубокой древности, требовало массивного сооружения, поднимавшегося вверх гигантскими ступенями.

Взобравшись на северо-западный угол платформы, мы с удивлением обнаружили, что в некоторых местах трилитоны выходят на поверхность. В этих открытых местах на камне можно было разглядеть диагональные канавки. При помощи компаса мы проверили их ориентацию, но не обнаружили никаких астрономических (солнцестояние, равноденствие) ассоциаций. Вероятно, канавки имели архитектурное или конструктивное назначение — точнее мы сказать не могли.

У меня с собой были наброски, сделанные немецкими исследователями перед Первой мировой войной, когда эти места собирался посетить германский кайзер. На них была явственно видна массивная платформа, или «подиум», на котором стоял храм Юпитера, а также то, насколько высоко он был приподнят над землей (рис. 116). Однако набросок поперечного сечения свидетельствовал, что храм был построен на насыпи, внутри которой имелись коридоры, сводчатые проходы и другие помещения. Эта насыпь, в свою очередь, покоилась на каменном полу, располагавшемся гораздо глубже (рис. 117). Немецкие инженеры не смогли установить глубину насыпи. Скорее всего, она уходила к основанию опорных стен, но не являлись ли сами опорные стены продолжением скалы? Насколько глубоко уходит каменное основание, и не ведет ли полость в глубь самой скалы? Неизвестно.

Рис. 116.

Рис. 117.

Мы закончили свои исследования к концу дня — обрадованные и довольные, что нашли ответ на многие загадки этого места, и взбудораженные массой новых вопросов. Оба этих аспекта обсуждались не только на обратном пути в салоне автобуса, но также поздно вечером в гостинице — побывав в том месте, которое пережило Всемирный потоп и которое посещал Гильгамеш и аннунаки, никто из нас просто не мог заснуть. В наших обсуждениях чаще всего звучали такие слова, как «массивный», «гигантский», «колоссальный», потому что больше всего нас поразила огромность этого сооружения — гигантские блоки, поставленные друг на друга в виде ступеней на громадной каменной платформе.

Как я уже писал, после Всемирного потопа Баальбек стал частью посадочного коридора аннунаков, который вел к космопорту на Синае (он должен был заменить разрушенный космопорт в Месопотамии). Этот коридор должен был начинаться с вершин горы Арарат, проходить через Баальбек и заканчиваться у Гизы, где планировалось построить пирамиды (см. рис. 97). Подтверждением данного вывода может служить тот факт, что долина Бекаа ориентирована вдоль именно этой линии, с северо-востока на юго-запад. И Великая пирамида в Гизе (GZ на рис. 97), и другой ориентир (на Синайском полуострове, US на рис. 97), определявшие посадочный коридор, находились на одинаковом расстоянии от Баальбека, подтверждая, что во время разработки проекта он уже существовал. А поскольку новый космопорт потребовался только после Всемирного потопа, это значит, что Баальбек был сооружен еще в «допотопные» времена.

Баальбек расположен в регионе, где началось (согласно данным всех прошлых и современных исследований) «одомашнивание» сельскохозяйственных культур. Согласно шумерским мифам об Энлиле и Энки, именно они с помощью генной инженерии осуществили этот процесс на «священной горе», которая осталась не затронутой Потопом. Мы убеждены, что все это происходило именно на громадной каменной платформе, пережившей Потоп. Мы убеждены, что расположение среди кедровых лесов — на земле больше нет мест, где растут кедровые леса — а также различные туннели и другие подземные структуры Баальбека соответствуют описанию «места посадки», содержащемуся в «Сказании о Гильгамеше».

Правда, нас смущало изображение на финикийской монете, где ракета стартовала с самой платформы, огороженной только с трех сторон. Каково же было назначение массивных опорных стен, и почему они поднимались так высоко?

Еще одним ключом к разгадке стало осознание того факта, что главная часть храма Юпитера, расположенная на самой западной ступени, стояла не на естественном грунте, а на искусственном подиуме, построенном на нижних слоях, а пространство подиума представляло собой земляную насыпь, прикрывавшую проход, который уходил вниз на неизвестную глубину. Зачем был сделан этот проход?

Нам пришлось признать, что северо-западный угол платформы с его гигантскими каменными блоками так и остался для нас загадкой.

* * *

Всего лишь год спустя, уже в Соединенных Штатах, я нашел ответ на загадку, не дававшую мне покоя: если массивность сооружения указывала на то, что ракеты стартовали с северо-западного угла платформы, зачем нужна была глубокая полость, окруженная прочными стенами?

Я выступал с лекциями в Коко-Бич во Флориде и воспользовался возможностью посетить расположенный неподалеку стартовый комплекс НАСА на мысе Канаверал.

В маршрут экскурсии входил осмотр огромных ангаров для космических кораблей и ракетоносителей, гигантской передвижной платформы для транспортировки этих монстров к стартовым площадкам, а также самих стартовых площадок. Впоследствии выяснилось, что это вовсе не «площадки», а многоуровневые стальные конструкции в виде башни, в центр которой доставлялась ракета; затем эти конструкции «обнимали» саму ракету и ее полезный груз. Многочисленные уровни этой стальной башни обеспечивали доступ к разным отсекам запускаемой в космос ракеты, позволяя техническому персоналу обслуживать ее, заправлять горючим и доставлять астронавтов к обитаемому отсеку или космическому челноку.

Рассматривая эту конструкцию, я понял, что именно я видел в Баальбеке: это была стартовая башня, построенная не из стали, а из гигантских камней.

Массивные каменные блоки служили ограждением вокруг полости, в которой стояла готовая к запуску ракета. Стены полости были многоуровневыми и поднимались ступенями, как в современных стальных конструкциях, чтобы обеспечить техническое обслуживание самой ракеты и командного модуля. Скорее всего, в Баальбеке прибывавшие космические корабли садились на широкой каменной платформе, примыкавшей к стартовой башне; затем их поднимали и перемещали — подобно гигантским каменным блокам — внутрь огороженного массивными каменными стенами пространства и готовили к новому старту. Именно с этого места, в северо-западной части площадки, взлетала в небо ракета, за стартом которой наблюдал Гильгамеш. При посещении Баальбека я и мои спутники стояли внутри стартовой башни! (Фото 53.)

Когда люди попытались построить подобную стартовую площадку из кирпича в месте, которое в Библии называется Вавилоном, они лишь копировали уже существующее в кедровых лесах Ливана сооружение:

И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие.

И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город.

Бытие 11:4-8.

Тем не менее, в Баальбеке у нас есть возможность взобраться на оригинал «Вавилонской башни» — тот, что был построен самими богами, чтобы добраться до небес.

Рис. 118.

Рис. 119.

* * *

Постскриптум

В октябре 2003 года Китай запустил в космос первого астронавта, вступив в клуб избранных стран (Соединенные Штаты и Россия), обладающих такими возможностями.

Окружавшая это событие завеса секретности рассеялась лишь отчасти — мы получили лишь скудную информацию и несколько официальных фотографий, но и эти сведения имели для меня огромное значение.

Во-первых, это название командного модуля, то есть капсулы с астронавтом, которую выводит на орбиту ракетоноситель. Китайцы дали ему имя Шэньчжоу, что в переводе означает «чудесный корабль» — в полном соответствии с тем, как древние называли летающие машины богов.

От одного этого у меня вырвалось удивленное восклицание.

Во-вторых, это форма командного модуля, или «божественной лодки», которой отдали предпочтение китайцы. Насколько можно судить по официальным фотографиям (рис. 118), она удивительно похожа на «командный модуль», в котором Ангел Господень появился перед Моисеем на горе Мория! (См. рис. 79 в главе, посвященной изображению НЛО в засыпанной песком синагоге.)

И последнее, но не менее важное. Мое внимание привлекла китайская стартовая площадка. На фотографиях (рис. 119) видно, что стальные конструкции охватывают ракетоноситель только с трех сторон; с четвертой стороны располагалась широкая площадка, с которой ракету транспортировали внутрь стартовой башни.

Глядя на эту фотографию, я понял, почему каменная стартовая башня в Баальбеке имеет три стороны, а четвертая выходит на широкую открытую платформу, вымощенную камнем. Именно с этой стороны ракету доставляли внутрь башни.


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.