Помощничек
Главная | Обратная связь

...

Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

БОГИНЯ, КОТОРАЯ ЛЕТАЛА ПО НЕБУ



 

Желание приехать в Мари возникло у меня сразу же, как только я увидел богиню.

Впервые я увидел ее — а если точнее, то ее фотографию — когда наткнулся на групповой снимок французских археологов, которые в 30-х годах двадцатого века вели раскопки в древнем городе Мари на реке Евфрат. Из их отчетов я знал, что экспедиция была чисто мужской, и поэтому был удивлен, что они сгрудились вокруг симпатичной женщины — как будто вокруг почетного гостя (рис. 59). Странно, подумал я, и только потом понял, что это была статуя — женская статуя в натуральную величину, которая выглядела, как живая.

Рис. 59.

Рис. 60.

В шумерском Списке Царей город Мари упоминается как десятая столица политико-религиозного образования на территории Месопотамии, известного под названием Шумер и Аккад (см. карту, рис. 60). Царские архивы, состоявшие из глиняных табличек с клинописью, сообщали, что Мари был основан в четвертом тысячелетии до нашей эры как место переправы через Евфрат и центр кораблестроения, а в третьем тысячелетии до нашей эры превратился в крупный центр международной торговли. Далее в записях следует пробел длительностью около ста лет, а затем город упоминается как десятая и последняя столица Шумера и Аккада — примерно с 1900 года до нашей эры до 1761 года до нашей эры, когда он был завоеван и разрушен вавилонским царем Хаммурапи. Звезда его закатилась — руины были занесены песком, а память о нем стерлась.

Рис. 61.

Как и во многих других случаях, эти руины были случайно обнаружены кочевниками, которые затем сообщили о них археологам. Французские ученые (под руководством Андре Паррота) вели раскопки на протяжении шести лет до начала Второй мировой войны в 1939 году и обнаружили столичный город, главный храм которого был крупнейшим из найденных на всем Ближнем Востоке. Статуи царей и правителей были изваяны с искусством, не уступавшим искусству классической Греции — только созданы они были на тысячу лет раньше, а надписи на них были сделаны клинописью (рис. 61). Более 20 ООО (именно столько их было найдено!) глиняных табличек из царских архивов со всей определенностью указывали на то, что это была забытая столица Мари, и свидетельствовали об обширных экономических, политических и военных связях города не только в бассейне реки Евфрат, но и за его пределами. Переписка царского двора с могущественной Ассирией на северо-востоке, с вождями бедуинских племен на юге и с такими городами-государствами на северо-западе, как Эбла (развалины этого города и его архивы были найдены через четыре десятилетия после обнаружения Мари), свидетельствовали о процветании города в девятнадцатом и восемнадцатом веках до нашей эры.

Предметы, найденные среди развалин, по своей пышности и великолепию соответствовали описаниям, содержавшимся в царской переписке. Главный дворец состоял из более чем трехсот комнат и занимал площадь более пяти акров (рис. 62). Здесь имелась ступенчатая пирамида (зиккурат) и состоявшие из нескольких помещений храмы; вся священная территория была окружена стенами, ворота в которых открывались при помощи остроумных и удивительно современных механизмов (рис. 63).

Рис. 62.

Во дворцах, храмах и специальных комнатах имелось множество надписей. Повсюду были скульптуры, статуэтки и другие изображения местных богов, а также знати, солдат, горожан, купцов и земледельцев (рис. 64). Все эти произведения свидетельствовали о высокоразвитой цивилизации, достаточно богатой, чтобы покровительствовать изящным искусствам (рис. 65).

Рис. 63.

Рис. 64.

Особое значение как с исторической, так и с культурной точки зрения имели величественные цветные фрески — роспись на белой штукатурке, покрывавшей стены из глиняных кирпичей главного дворца (хотя и не только его). На фресках в обрамлении струящихся вод и пальмовых деревьев изображены сцены с участием богов и царей (рис. 66), легендарный Небесный Бык, а также загадочный образ, который археологи назвали «Небесным Стражем» — фигурка человека на фоне звездного неба (рис. 67).

Рис. 65.

Надписи, статуи и фрески в главном царском дворце и храмах не оставляли сомнений в том, что во второй фазе расцвета Мари главным божеством в городе считалась богиня, которую шумеры называли Инанна, а аккадцы и семитские народы — Иштар. Примечательно, что ей не просто поклонялись как богине — она принимала активное участие в делах Мари. Изящные фрески на стенах дворца изображают, как она коронует царей (одного из них звали Зимри-Лим, то есть «певец богов» (рис. 68), вручая им знаки царской власти. Раскопки, возобновленные в 50-х и 70-х годах двадцатого века, подтвердили, что дворцы и их внутренние дворики представляли собой настоящие художественные галереи, и археологические работы были продолжены как на священной территории, так и в жилых кварталах города.

Рис. 66.

Рис. 67.

Рис. 68.

Совершенно очевидно, что привлекшая мое внимание статуя была изображением Инанны/Иштар. Однако из-за отсутствия надписи на самой статуе ее стали называть «богиня с вазой». Ее фотографии можно было встретить в некоторых учебниках по древней истории и искусству Ближнего Востока. Все фотографировали статую спереди, и на снимках была хорошо видна ваза в руках богини — именно этим объясняется ее название (фото 22). На ней было просвечивающееся платье и шлем («головной убор», на языке археологов) с двумя рогами — отличительный признак богов и богинь на Ближнем Востоке.

На первый взгляд в этой статуе не было ничего особенного — если не считать необыкновенного мастерства древнего скульптора и красоты богини, искусно переданной в скульптурном изображении. Но если взглянуть на редкую фотографию, запечатлевшую спину статуи, то можно обнаружить необычные детали (рис. 69). Так, например, выясняется, что «головной убор» — это не что иное, как замысловатый шлем, а изогнутые рога становятся похожи на головные телефоны. К шее и задней части шлема богини ремнями прикреплен какой-то похожий на коробку предмет — вероятно, тяжелый, поскольку плечи статуи защищены толстыми пластинами. Вся эта конструкция прочно удерживалась опоясывавшими фигуру ремнями. От коробки отходил длинный шланг, спускавшийся почти до самых ступней статуи.

В тех редких случаях, когда в материале приводилась фотография статуи со спины — или еще более редких, когда читателю предлагалось хоть какое-то объяснение, — шланг назывался хитроумным приспособлением, которое придумали жрецы. Они якобы подавали воду через шланг, и вода вытекала из сосуда в руках статуи, создавая иллюзию, что богиня отвечает на молитвы верующих, продлевая их годы при помощи «источника жизни».

Однако на мой взгляд все это снаряжение — шлем, головные телефоны, длинный шланг — больше похоже на экипировку летчика или астронавта. Многочисленные древние тексты свидетельствуют о том, что Инанна/Иштар любила летать в небе. В поэме о Гильгамеше, знаменитом шумерском царе из Урука, рассказывается о том, как богиня из своего небесного дома наблюдает за попытками Гильгамеша добраться до посадочной площадки богов. Именно она сделала царем Аккада человека, известного под именем Саргона I — после того как посадила свой летающий дом на его поле (и ей понравилось заниматься с ним любовью). Шумерские тексты описывают, как она перехитрила своего двоюродного деда Энки и украла у него ME — таблицы с записью знаний — а затем убежала на своей «небесной лодке». Гимны в ее честь рассказывают, что она «весело порхает в небе, как крылатая птица». На ассирийских изображениях она предстает пред нами в виде пилота в шлеме. Кроме того, ее часто изображали в виде крылатой богини (рис. 70).

Рис. 69.

Рис. 70.

Мне показалось, что для интерпретации статуи из Мари очень важен известный шумерский текст, в котором описываются семь предметов одежды и атрибутов, которые богиня готовила для дальних путешествий. Это головной убор ШУГАРРА, «подвески для измерений» в ушах, ожерелье из мелких голубых камней на шее, двойные «камни» на плечах, ремни, охватывающие грудь, и обтягивающая тело одежда ПАЛА. В руках она держит предмет, название которого ученые переводят как «золотой цилиндр» или «золотое кольцо».

На первый взгляд все это соответствовало деталям статуи из Мари, но для полной уверенности мне нужны были более точные и подробные фотографии. Статуя хранилась в Сирии, в археологическом музее города Алеппо. Поэтому я написал письмо руководству музея с просьбой прислать фотографии, предупредив, что оплачу их стоимость и возмещу все прочие расходы.

К моему глубочайшему удивлению — честно говоря, я не рассчитывал получить ответ из Алеппо — из музея пришло доброжелательное письмо, подписанное самим директором, господином Назимом Джабри. Это было в июне 1975 года. Я помню все эти подробности, потому что письма от мистера Джарби приходили в конвертах с марками, на которых были изображены выставленные в музее Алеппо статуи, и я сохранил эти конверты. Директор сообщал мне, сколько будет стоить каждая фотография, и спрашивал, какие еще экспонаты музея меня интересуют.

Через пару месяцев после обмена несколькими письмами я получил фотографии не только статуи богини, но и других артефактов; большую часть снимков я вернул, а за оставленные заплатил. Увеличив их и сделав точные зарисовки, я окончательно убедился, что Инанна/Иштар была изображена в образе летающей богини и что шланг является частью костюма пилота, а не устройством для подачи воды. Я предпочел бы сам осмотреть статую, но из-за войны на Ближнем Востоке это было невозможно. Поэтому в моей первой книге «Двенадцатая Планета» статуя описывалась только по фотографиям.

Но затем мне в голову пришла потрясающая идея: если я не имею возможности поехать к статуе, то, может быть, статуя приедет ко мне? Мой издатель Сол Стейн из «Stein amp; Day» согласился, что турне автора по Соединенным Штатам вместе со статуей стало бы хорошей рекламой книги. Я поделился своей идеей с мистером Джарби из Алеппо. Он ответил, что статуя не должна покидать Сирию, но в музее имеется ее точная копия, которую он может прислать в США — но только в том случае, если будет лично сопровождать ее. Он прислал фотографии. «Копия» выглядела ужасно. Кроме того, в основе моей идеи лежала аутентичность: вот как выглядела богиня 4000 лет назад, и именно в этом виде ее нашли археологи — шлем, головные телефоны, черный ящик, шланг и все такое.

Статуя так и не приехала ко мне. Мне пришлось целых двадцать лет ждать возможности увидеть ее своими глазами, но я дождался.

* * *

В 1998 году после тщательной подготовки и оценки военно-политической ситуации на Ближнем Востоке, которая характеризовалась временным затишьем, мы с Аббасом Надимом и его фирмой «Visions Travel amp; Tours» организовали экспедицию по местам «Хроник человечества» под названием СИРИЯ ПЛЮС. Наиболее обширной была часть программы под названием «Сирия», а «плюс» представлял собой исполнение давней мечты: совсем рядом, за ливанской границей, находились величественные развалины Баальбека.

Мы прибыли в Алеппо на седьмой день нашего грандиозного путешествия. Второй по величине город Сирии и его многонациональный центр по-арабски назывался Халаб; именно так гласила клинописная надпись второго тысячелетия до нашей эры. Главными богами, которым поклонялись здесь в древности, были Адад (шумерский Ишкур, младший сын Энлиля) и Иштар (шумерская Инанна, племянница Адад а). Холм, где стояли их храмы, впоследствии использовался сменявшими друг друга завоевателями для строительства собственных храмов, церквей и мечетей. Теперь над городом возвышается так называемая Цитадель, датируемая 12 веком нашей эры.

Мы приехали в город поздно вечером, и утром уже были готовы отправиться в музей. Я спросил о мистере Назиме Джабри, но это имя ничего не говорило охранникам и служащим, встретившим нас у входа. Только один ветеран вспомнил, что когда-то в музее был такой директор, но теперь здесь руководит новый человек Я спросил, можно ли увидеться с директором, но мне ответили, что его «сейчас нет».

В музее мы были единственными — если не считать группы школьниц — посетителями и прямиком направились к статуе. С замиранием сердца мы смотрели на богиню, обходили ее кругом, чтобы изучить со всех сторон, забирались на стулья, чтобы посмотреть, есть ли в шланге отверстие (куда предположительно заливалась вода) и делали снимки со всех ракурсов (фото 23 и 24). Служители музея поначалу протестовали, но мы показали им выданное в Дамаске разрешение осматривать и фотографировать любые музеи и объекты в Сирии.

Официальный путеводитель по музею, где статуя была названа «богиней плодородия», пояснял, что «в руках она держит наклоненную вазу, из которой вытекала вода (наливаемая внутрь статуи), струившаяся по ее украшенной изображениями рыб юбке». Однако мы не обнаружили никакого отверстия, куда можно было бы налить воду. Вне всякого сомнения, представление о том, что из вазы в руках богини текла вода, было навеяно фресками из Мари, на которых действительно изображены богини, держащие вазы с вытекающей из них живительной влагой. Однако у богинь на фресках не было атрибутов, характерных для статуи, а на статуе не заметно (это указано даже в первых археологических отчетах) никаких следов эрозии, оставленной струей воды на мягком известняке.

Как бы внимательно мы ни изучали статую, но шлем, головные телефоны, ящик на шее, пластины на плечах, ремни и шланг — все это говорило о функциях и атрибутах, не свойственных «богине плодородия».

Для меня и для моих спутников она была и остается «богиней, которая летала по небу» — реальным существом, действительно совершившим то, о чем рассказывают легенды об аннунаках.

Мы провели в музее несколько часов, с восхищением разглядывая коллекцию артефактов исчезнувшей цивилизации. Больше всего великолепных образцов было найдено в Мари. Среди них были статуи правителей и царей, знати и женщин в пышных одеждах и головных уборах, инкрустации на кости с изображением солдат, земледельцев и купцов, а также остатки роскошных фресок. Вечером на общем собрании мы обсудили некоторые скульптуры, надписи на глиняных табличках и значение цилиндрических печатей.

Следующий этап — это осмотр самого города Мари.

Чтобы добраться до Мари, мы описали большой полукруг, переместившись с северо-запада на юго-восток Сирии. Наш маршрут пролегал, преимущественно, к западу от реки Евфрат, но иногда дорога пересекала реку, а затем возвращалась назад. Добравшись до современного города Вуйр-аз-Зура, мы поселились в роскошном отеле «Cham Palace». На вечернем собрании я напомнил членам группы, какие экспонаты из музеев Дамаска и Алеппо имеют отношение к намеченной на завтра экскурсии. Я обратил внимание спутников, что мы находимся на восточном берегу Евфрата, неподалеку от того места, где в него впадает река Хабур. Именно здесь пророка Иезекииля, которого вместе с другими израильтянами выслали из Вавилона, посетило видение небесной колесницы.

На следующее утро мы двинулись по пустынной дороге на юг; нам не встретилось ни одной машины. Там, где грязная дорога поворачивала влево, стоял указатель с надписью «МАРИ» и изображением богини. Нами было потрачено огромное количество пленки, чтобы запечатлеть это событие (фото 25). Проехав немного вперед к бывшему руслу реки (за несколько тысячелетий оно сместилось на восток), мы добрались до развалин.

Слово «развалины» здесь имеет метафорический смысл. В других местах археологических раскопок — не только в Сирии, но и к северу от этих мест в Турции, в Иордании и Израиле на юге, в Ливане на востоке, а также в далеких Египте, Греции и на Крите — дворцы и храмы строились из камня. Здесь же, в самой западной шумерской столице, в качестве строительного материала использовались глиняные кирпичи — как и в остальных великих городах Шумера — Уре, Уруке, Ниппуре и т. д. Под воздействием сил природы практически все, что находилось над поверхностью земли, превратилось в пыль. Здесь, в Мари, остатки священных храмов и царских дворцов, раскопанные археологами, как будто восстали из праха, что подтверждается фотографиями, сделанными во время раскопок (рис. 71). Но после того как лопаты археологов вновь открыли их для природных стихий, процесс разрушения возобновился.

Чтобы спасти сохранившиеся остатки зданий, сирийские власти построили нечто вроде огромного навеса над главной частью большого дворца Мари (фото 26). С уровня земли в зону раскопок, накрытую стеклянным куполом, вела дорожка. Спустившись, мы оказались в лабиринте из более чем 300 комнат, залов и коридоров. Стены, некогда покрытые штукатуркой с великолепными фресками, сейчас стояли голыми. Было больно сознавать, что от простого прикосновения слагавшие их кирпичи буквально рассыпались в пыль.

Выбравшись из подземной части на солнечный свет, мы оказались среди обширных развалин, подобных которым никто из нас никогда не видел. Древний город занимал просто невероятную по размерам площадь. Повсюду были видны каменные ступени, которые вели к ныне не существующим зданиям. Части построек раскопки еще. не коснулись, а часть была вновь занесена землей и песком. Повсюду попадались глиняные черепки; кое-кто подбирал их на память о посещении Мари. Тишину нарушали лишь наши голоса — вечный покой дворца не тревожил даже шум ветра.

У входа в место раскопок располагался довольно большой навес со столом и скамьями вокруг него. Единственный охранник сказал, что мы можем отдохнуть здесь в тени. Мы расположились за столом и съели ланч, выданный нам в отеле. Некоторые вернулись, чтобы сделать еще несколько фотографий; все мы с трудом сдерживали волнение от того, что действительно находимся в Мари. Я подумал, что нам повезло, что перед поездкой сюда мы побывали в музее — в противном случае Мари в нашей памяти ассоциировался бы лишь с пыльными развалинами.

Рис. 71.

Воспользовавшись благоприятной возможностью, я подчеркнул один важный момент. В ответ на мой вопрос, кто был вместе со мной в Трое, поднялось несколько рук. Там, пояснил я, обнаружение Трои и сопутствующих артефактов доказало истинность рассказанной Гомером истории. Если город Троя, царь Приам и полубоги существовали на самом деле — почему же тогда не допустить, что там были и боги, причем не мифические, а вполне реальные. То же самое относится и к Мари. Глиняные таблички в царском архиве сохранили для нас имена царей, в музеях мы видим их статуи, а также изображения жителей города — археологи считают все это реальными фактами. Кроме того, мы видели статую богини, но когда речь идет о богах, ученые утверждают: боги это всего лишь миф, продукт воображения…

Позвольте сообщить вам, продолжал я, о том, что написано на некоторых найденных табличках. Во времена первого периода расцвета Мари, до падения Шумера и Аккада, главным божеством в этих местах был Даган — как полагают большинство ученых, это эпитет Энлиля на местном диалекте, хотя некоторые высказывают предположение, что это еще одно имя Адада. Во втором периоде расцвета Мари, примерно через сто лет после падения Шумера, главной богиней города считалась Иштар. Даган удалился — именно удалился — на покой в соседний город Терка, где для него построили жилище-храм.

Примерно в 1790 году до нашей эры вавилонский трон занял Хаммурапи; главным богом вавилонян в этот период был Мардук. Царская переписка свидетельствует о том, что поначалу Хаммурапи был милостив к Мари, получая дань от ведущего обширную торговлю города, но затем его воины стали нападать на сам город и ведущие от него торговые пути. Отдельные стычки переросли в настоящую войну, и примерно в 1760 году до нашей эры город был захвачен и разграблен.

Надписи на глиняных табличках свидетельствуют, что поначалу бот Даган давал советы царям Мари посредством пророчеств, открывавшихся жрецам его храма. Но затем цари решили умиротворить Вавилон, а не сражаться с ним, как советовал Даган, и они перестали обращаться к богу. Однажды Даган спросил путника, остановившегося у его храма в Терке: «Почему они перестали спрашивать у меня совета? Почему мне ничего не сообщают о битвах?» Его слова путник передал правителю Терки, который, в свою очередь, сообщил об этом царю Мари. Глиняная табличка с этим сообщением была найдена среди руин царского архива Мари.

Кто-то спросил меня, не выдумал ли я эту историю. Нет, ответил я, таблички с текстом переписки, касающейся бога Дагана, можно найти в учебниках истории.

Все умолкли, и я, выдержав небольшую паузу, добавил: «Думаю, ни один сочинитель мифов и фантастики не додумался бы до такого: ушедший на покой бог жалуется на то, что с ним перестали советоваться».

Город Мари доказал — даже в большей степени, чем Троя — реальное существование древних богов.

 


ГЛАВА СЕДЬМАЯ




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.