Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ПРИКЛЮЧЕНИЯ У НЕУЛОВИМОЙ ГОРЫ



 

Внутренняя потребность на месте проверить, что представляют собой загадочные объекты на вершине горы Синай, со временем привела к неожиданным последствиям и приключениям. На протяжении двух десятилетий все мои усилия разбивались о международную политику — об интересы государства, к которому я, как мне казалось, не имел никакого отношения (но все равно оказался связанным с ним).

Как я уже отмечал выше, мои воздушные полеты над Синайским полуостровом стали возможны благодаря арабо-израильской войне 1967 года. Поспешное возвращение в Израиль в 1979 году в поисках вертолета для путешествия на гору Синай было вызвано мирными переговорами между Египтом и Израилем и соглашением, предусматривавшим поэтапный вывод израильских войск с Синайского полуострова.

В то время я не знал, что пока я в Израиле пытался добыть вертолет для полета на гору Синай, такое же путешествие планировал еще один человек — но только в Египте. Это был не кто иной, как президент Египта Анвар Садат! Однако его планы были сосредоточены на горе Мусы вблизи монастыря Св. Екатерины, то есть так называемой «общепринятой» горы Синай. Тем не менее, намерения и полет президента Египта повлияли и на планы моих экспедиций.

Выяснилось, что президент Египта Садат представлял себе историческое подписание мирного договора между Египтом и Израилем как событие всемирного значения. Садат предложил, чтобы он, премьер-министр Израиля Менахем Бегин и президент Соединенных Штатов — мусульманин, иудей и христианин — приехали на Синайский полуостров и подписали мирный договор у подножия «горы Синай, где Бог вручил Моисею Десять заповедей». Однако церемония подписания состоялась на лужайке Белого Дома в Вашингтоне (в марте 1979 года). В качестве жеста доброй воли Израиль согласился скорректировать линию отвода войск к декабрю 1979 года таким образом, чтобы гора Синай и монастырь Св. Екатерины перешли к Египту раньше апреля 1982 года, как это было предусмотрено договором. Как только израильские войска покинули окрестности горы, рядом с монастырем по личному распоряжению Садата началось строительство «храма всех религий», задуманного как часть «деревни мира».

Президент Садат прилетел туда на вертолете, чтобы лично руководить церемонией закладки храма.

Узнав об этом, я подумал: не попробовать ли мне заинтересовать президента Садата своими исследованиями, чтобы он выделил мне вертолет?

Какой бы абсурдной ни выглядела эта идея, я взялся за ее осуществление. После выхода в свет моей книги издательство «St. Martin's Press» отправило один экземпляр президенту Садату, а сопроводительное письмо (подписанное главным редактором Томасом Л. Данном) обращало его внимание на мои гипотезы, «касающиеся пирамид и поисков бессмертия». Неизвестно, попала ли книга к Садату, но ответа от него я не дождался.

Я не отказался от своих планов и нашел еще один способ достучаться до Садата. Среди поклонников, появившихся у меня после выхода в свет «Двенадцатой Планеты», был человек, знакомый с послом Египта в Вашингтоне, его превосходительством Ашрафом А. Хорбалем. По моей просьбе этот человек отправил послу два экземпляра моей новой книги — один для самого посла, а второй для президента Садата. Цель этого подарка была указана со всей определенностью. «Мистер Ситчин, — писал мой поклонник послу, — имеет огромное желание попасть на вертолете на одну из гор в окрестностях Нахлы».

В ответном письме посол поблагодарил нас и пообещал, что и книга, и просьба будут переданы президенту Садату в Каир. Неизвестно, получил ли Анвар Садат мою книгу, потому что в октябре 1981 года он был убит исламскими фанатиками, выступавшими против мирного договора с Израилем.

Что же дальше? После апреля 1982 года, когда Синайский полуостров полностью перешел под контроль египтян, мне стало ясно, что единственный путь к горе лежит через Египет — если не сразу на вершину, то более традиционным способом. Я связался с туристическими агентствами, специализирующимися на путешествиях в Египет. Мне сказали, что индивидуальных туров на Синай пока нет — это военная зона и попасть туда можно только по специальному разрешению.

Я уже давно являлся членом Израильского исследовательского общества, а теперь еще и вступил в Американский исследовательский центр в Египте (ARCE), надеясь получить помощь от них. На одном из собраний центра в Нью-Йорке меня представили доктору Мохам-меду Ибрагиму Бахру, председателю Египетского общества древностей; он обещал посодействовать моей затее, но из этого ничего не вышло. Директор отделения ARCE в Каире навел справки и в конце концов посоветовал мне самому приехать в Каир и попытаться получить разрешение на полет на вертолете. Чтобы обеспечить успех этого предприятия, я запасся великим множеством рекомендательных писем. Одно из них было адресовано бывшему министру правительства Садата, который сидел на трибуне позади президента во время покушения. Второе написал доктор Захи Хавасс (в то время главный инспектор пирамид в Гизе, впоследствии ставший директором музейного комплекса), который в тот момент был гостем музея Филадельфийского университета и прочел обе мои книги.

Тщательно подготовленное путешествие состоялось в начале ноября 1984 года, через семь лет — буквально день в день — после моего памятного полета к горе Синай. Когда мы с женой приехали в Каир, то встретили благожелательный прием; все обещали помочь нам раздобыть вертолет «для археологических исследований». Ожидая, пока их усилия принесут плоды, мы посетили те места в Египте, куда обычно возят туристов. Однако тем, кто пытался мне помочь, было сказано, что моя цель, гора в центральной части Синайского полуострова, не входит в список археологических объектов. Им посоветовали заручиться поддержкой министра культуры, но он был в отъезде.

Я больше не мог оставаться в Каире и поэтому вернулся в Нью-Йорк, не оставляя попыток достичь своей цели — но все безрезультатно. До 1992 года я несколько раз посещал Каир для работы над следующими книгами, по-прежнему не теряя надежды добиться своего. К 1992 году египтяне сняли часть ограничений на посещение полуострова и даже продолжили строительство туристических центров, начатое израильтянами. Все это повышало шансы получить разрешение на полет к горе. Оставалось лишь одно препятствие: по условиям мирного договора с Израилем (по крайней мере, мне так сказали) полеты над полуостровом были разрешены только военным.

Тем не менее, визит в Египет в 1992 году стал ключевым для полета, который в конце концов состоялся. В программе визита была предусмотрена лекция в отеле «Мепа Ноше» — он расположен неподалеку от пирамид Гизы и служил местом египетско-израильских переговоров — на международной конференции, организованной туристической компанией «Power Place Tours». В зал удалось проникнуть их конкуренту Аббасу Нади-му — египтянину, переселившемуся в Соединенные Штаты и основавшему собственную туристическую компанию «Vision Travel amp; Tours». Когда мы оба вернулись в США, он связался со мной и пригласил меня воспользоваться его услугами. Я ответил, что мне нужны индивидуальные туры — по тем местам, которые я сам выберу, и с теми людьми, которые читали мои книги.

«Никаких проблем, — ответил он. — Куда бы вы хотели бы поехать? У меня широкие связи в Египте». На Синай, сказал я. Он пообещал, что может организовать вездеходы. Отлично, но мне понадобится еще и вертолет… Аббас Надим пообещал навести справки. Я знал, что из этого ничего не выйдет, потому что частные полеты над Синаем запрещены. Но, к моему удивлению, Аббас Надим позвонил и сказал, что может достать вертолет.

Результатом стал план путешествия в Египет — «обязательные» поездки плюс посещение мест по моему выбору — а затем Синайский полуостров. Экспедиция получила название «ПО СЛЕДАМ ИСХОДА» и была намечена на это же время года, то есть на весну. Мы должны были автобусом попасть в Нахлу на центральной равнине полуострова. Там меня будет ждать вертолет для полета к горе.

Это было весной 1994 года. Вместе с группой своих поклонников я посетил Каирский музей, пирамиды в Гизе, оазис Эль-Фаюм, Карнак, Луксор и Долину Царей. Аббас Надим заверил меня, что с вертолетом все в порядке. Вернувшись в Каир я стал свидетелем его лихорадочных переговоров по телефону. Проблемы с вертолетом, с беспокойством спросил я. Нет, нет, ответил он — никаких проблем. Все будет в порядке.

В назначенный день мы сели в автобус и отправились на Синай. Нам сказали, что мы первая группа гражданских лиц, которым разрешили попасть на полуостров не по мосту через Суэцкий канал, а по туннелю, который тайно прорыли египтяне, готовясь атаковать израильские позиции в 1973 году (рис. 101). Проехав через туннель в сопровождении армейского эскорта, мы увидели остатки израильских оборонительных укреплений, известных как линия Бар-Лев — печальное для меня зрелище (рис. 102). Одна из участниц экспедиции, молодая женщина по имени Шошана, служила в израильской армии именно в этих местах. Она сказала, что присоединилась к нашей группе ради того, чтобы еще раз побывать здесь.

Рис. 101.

Это был памятник ужасному прошлому, но тот факт, что она смогла приехать сюда с разрешения египетских властей, давал надежду на лучшее будущее. Охваченные печальными воспоминаниями, мы миновали знаменитый перевал Митла, место жестоких битв как во время последней войны, так и во времена Исхода. Вдоль дороги все еще стояла сожженная и разбитая военная техника, хотя ее, конечно, было гораздо меньше, чем на аэрофотосъемке военного времени (рис. 103). Почти везде виднелись предупреждающие таблички: ОСТОРОЖНО — МИНЫ.

Через несколько часов после отъезда из Каира мы добрались до Нахлы. В отличие от той небольшой деревушки, которую я видел здесь в 1977 году, поселок больше напоминал город, и вдоль пыльных улиц рядом с верблюдами и ослами разъезжали автомобили. Мы остановились у ничем не примечательного здания на краю рыночной площади — это был городской ресторан, как объяснил нам гид. Мы устали, проголодались и изнывали от жажды, готовые как следует подкрепиться. Выбор оказался невелик: пита (лепешки), сыр и яйца вкрутую со сладким чаем или прохладительными напитками в бутылках, которые охлаждались в чане с водой.

Рис. 102.

Я спросил, где вертолет. Скоро будет, заверили меня. А пока у нас есть время перекусить.

Я попросил одного из членов группы — Харвея Хагмана, редактора отдела в «Washington Times», у которого с собой был фотоаппарат — сесть рядом со мной и открыл ему секрет: пока все остальные будут обедать, я сяду в вертолет и полечу к соседней горе. Я рассказал ему, что надеюсь увидеть кое-что интересное на этой вершине, которую считал истинной горой Синай, и предложил Харви сопровождать меня в качестве свидетеля. Он с радостью согласился.

Через пятнадцать минут вбежал Аббас и крикнул мне: «Быстрее! Быстрее! Такси ждет!» Мы с Харви бросились за ним. «Какое такси?» — крикнул я Аббасу.

Рис. 103.

Он объяснил, что вертолет не может сесть в Нахле. Они прислали такси, которое довезет нас до вертолета.

Не выпуская из рук питу с сыром, я вместе с Аббасом и Харви сел в такси. Древняя машина рванулась вперед. Я сидел рядом с водителем, а мои спутники расположились сзади. Такси двигалось на юг по абсолютно пустой асфальтовой дороге. Аббас и водитель перебросились несколькими фразами по-арабски. Мы опаздываем, пояснил Аббас, но должны успеть. Я ответил ему недовольным взглядом. Водитель нажал на педаль газа — я видел, что стрелка спидометра подбиралась к краю шкалы. Казалось, что машина не едет, а летит над дорогой. Мы продолжали нестись вперед, и я спросил Аббаса, уверен ли он, что мы направляемся к вертолету.

В этот момент я увидел нечто вроде посадочной площадки и стоящий на ней вертолет. Такси сделало несколько виражей и затормозило на бетонной площадке перед вертолетом. Я хотел сфотографироваться, как семнадцать лет назад в Иерусалиме. «Никаких съемок! Никаких съемок! — крикнул стоявший у вертолета мужчина средних лет. — Быстрее, нам пора лететь. — Добавил он по-английски. — Мы опаздываем».

Пилот уже сидел в кабине. Я забрался в вертолет и устроился рядом с ним. Остальные трое — Аббас, Харви и неизвестный мужчина — расположились сзади. Пилот представился мне по-английски — у него было немецкое имя. Он передал мне шлем с головными телефонами и пояснил, что из-за шума винтов разговаривать можно будет только при помощи телефонов. Затем он попросил меня показать место назначения на карте, и мы поднялись в воздух.

Я впервые летел на вертолете, и ощущения были совсем не такими, как на борту самолета любого размера. Здесь не только видишь, что под тобой ничего нет, но и чувствуешь, что висишь в воздухе и можешь рухнуть вниз, если неведомая сила перестанет поддерживать тебя… Напряжение не позволяло мне любоваться великолепным видом Синая с высоты птичьего полета; к счастью, наше путешествие было недолгим. Мы миновали Нахл и его главную площадь, пролетев достаточно низко, чтобы различить людей, автомобили, верблюдов. Не увидев нашего автобуса, я повернулся к Аббасу, но он в ответ на мои вопросы лишь махнул луками — мол, все в порядке.

Пилот попросил уточнить маршрут, но это оказалось нелегким делом — в реальности все выглядело не так, как на плоской карте. Я вытащил собственные карты и указал ему на гору. Через несколько минут я уже видел ее. Нужно снизиться и облететь ее вокруг, сказал я пилоту. Я надеялся, что по прошлым фотографиям узнаю очертания местности, откуда мы увидели яркое пятно, и волновался, смогу ли я это сделать и не исчезло ли оно. Что если его здесь больше нет, и я не найду требуемых доказательств? Но затем мне пришло в голову, что отсутствие яркого объекта может говорить о том, что здесь приземлилось, а затем взлетело НЛО! Но что если я просто не увижу его? Теперь два (или три) свидетеля смогут подтвердить, что тут ничего нет.

Все мои размышления внезапно оборвались, когда я увидел похожий на НЛО объект. «Он здесь!» — крикнул я пилоту и быстро сделал несколько снимков (фото 43, 44 и 45). Обернувшись, я указал на него сидевшим сзади спутникам, которые не слышали моих слов.

«Спускайтесь, — обратился я к пилоту. — Приземлитесь рядом с ним!»

Пилот удивленно взглянул на меня. «У нас нет времени на посадку!» — крикнул он в ответ.

Я снял шлем с головными телефонами и повернулся к Аббасу. «Пилот отказывается садиться! — закричал я ему. — Мы должны приземлиться тут!»

Неизвестный мужчина тоже слышал мои слова. Он взглянул на часы и что-то взволнованно сказал Аббасу по-арабски. «Это невозможно!» — крикнул мне Аббас. «Мы просто обязаны это сделать!» — ответил я. Но я напрасно напрягал голосовые связки: пилот уже развернул машину, и мы удалялись от вершины горы.

Я в ярости повернулся к Аббасу. Что, черт возьми, происходит? «Вертолет должен вернуться в Рас-Судр в определенное время, — крикнул он. — Мы не можем задерживаться. Я все объясню, Захария, я все объясню!»

Я знал, что Рас-Судр — это сонная деревушка на берегу Красного моря, которая превратилась в центр нефтедобычи после того, как израильтяне нашли нефть у побережья Синайского полуострова. Буровые вышки располагались в море, сырая нефть по трубам перекачивалась на берег, а из небольшого залива ее увозили танкеры. Египтяне вели добычу при помощи европейских нефтяных компаний. Именно в Рас-Судре — деревне, а не поселке нефтяников (см. карту) — наша группа должна была заночевать, прежде чем двинуться дальше на юг.

Очень скоро показался берег Красного моря — великолепная панорама (фото 46), любоваться которой у меня не было никакого настроения. Впереди были ясно различимы буровые установки и поселок нефтяников. Вертолет постепенно снижался, и теперь мы летели вдоль построенной израильтянами бетонной дороги, почти полностью засыпанной песком. Пилот увидел свободное от песка место и направил машину туда. Как только шасси вертолета коснулось земли, он крикнул: «Быстро выходите!»

Ошеломленный, я вместе с двумя спутниками и незнакомым мужчиной спустился на дорогу. Когда винты машины остановились и мы получили возможность слышать друг друга, ко мне подошел Аббас. Я пронзил его испепеляющим взглядом. Аббас подвел ко мне незнакомца. Это мистер такой-то (я не запомнил его имени), владелец вертолетной компании, сказал Аббас, и он вам все объяснит.

Именно здесь, посреди пустыни, рядом с замершим вертолетом я узнал правду. Единственный способ, позволявший Аббасу достать вертолет — это найти сообщника для небольшого обмана. Эта вертолетная компания обслуживала нефтяников, перевозя людей и оборудование из Рас-Судра в два других месторождения на Синайском полуострове, а также в город Суэц. Аббас заплатил владельцу, чтобы нанять пустой вертолет, который должен был доставить людей из Рас-Судра в Суэц (расположенный у оконечности Суэцкого залива). Однако вместо обычного маршрута, пролегавшего вдоль береговой линии, мы полетели в глубь полуострова, чтобы удовлетворить мое желание увидеть гору. Однако вылетели мы слишком поздно, и вертолет не мог задерживаться у горы, потому что в назначенное время должен был прибыть в Рас-Судр.

Я недоверчиво покачал головой. Аббас сказал, что другого способа достать вертолет не было. Я знал, что он прав, поскольку сам предпринял множество безуспешных попыток. «Но зачем мы сели здесь? — спросил я. — Почему вертолет не мог доставить нас в деревню или в поселок нефтяников?»

«Потому что никто не знает о том, что я сделал, — подал голос владелец вертолетной компании. — Мне разрешено брать на борт только служащих нефтяной компании, и если я высажу вас в лагере, меня тут же спросят: кто эти люди?»

«А нельзя доставить нас в деревню, где мы запланировали ночлег?» — предложил я.

«Нет, местные жители донесут на меня. Впереди есть большой дом, — махнул рукой владелец вертолетной компании. — Идите туда, и они отвезут вас в деревню».

Винты вертолета пришли в движение.

«Это просто невероятно, — недовольно сказал я. — Уму непостижимо! Дайте мне хотя бы сделать несколько снимков, чтобы удостовериться, что это не сон и не мираж в пустыне!» Я сделал несколько фотографий, на одной из которых запечатлел стоящего у вертолета Харви (фото 47).

Дальнейшие наши приключения описывать слишком утомительно. Отмечу лишь то, что присоединиться к группе, которую автобус доставил из Нахла в Рас-Судр, нам удалось только после наступления темноты. Выяснилось, что Аббас заранее знал, что мы не вернемся в Нахл, и поэтому договорился со своим каирским менеджером, что тот, не дожидаясь нас, отвезет группу на автобусе в Рас-Судр. У них тоже не обошлось без приключений: водитель автобуса не поехал по асфальтированной дороге, а стал искать более короткий путь и заблудился…

На следующее утро погода была прекрасная, и некоторые искупались в Красном море. Мы двинулись на юг, остановились у горячих источников, которыми пользовались еще во времена фараонов, проехали через Вади-Фиран к монастырю Св. Екатерины. На ночлег мы остановились в «деревне мира», которую задумал Садат — наши пути опять пересеклись, хотя и косвенным образом. Самые выносливые из нашей группы утром поднялись на гору Мусы, а днем мы посетили монастырь, где я обратил внимание спутников на то, что гора Мусы, которую принято отождествлять с горой Синай, была ниже, чем гора Св. Екатерины (см. рис. 96).

Зачем же я привез группу сюда, если гора Синай — настоящая — находится в другом месте? Чтобы заронить семя сомнения в их умы, потому что эта гора — по всем указанным выше причинам — никак не могла быть горой Исхода.

Но удалось ли мне получить доказательства, что другая гора, расположенная вблизи Нахла, является истинной горой Синай? Все, что я имел, — это два свидетеля, Аббас и Харви, готовые подтвердить присутствие похожего на НЛО объекта на вершине горы. У меня также были новые фотографии, на этот раз цветные. Однако, проверить свое предположение на месте мне так и не удалось.

«Мы организуем еще одно путешествие и еще один вертолет», — сказал я Аббасу.

«Все в руках Аллаха», — улыбаясь, ответил он. «Никакого Аллаха — ты должен мне вертолет».

* * *

К концу этого же года Аббас сообщил мне обнадеживающую новость: египетские власти, осознав туристический потенциал Синая, ослабили ограничения. Некоторые туристические компании планируют экскурсии на вертолете, и разрешение может быть получено. Вскоре он подтвердил, что можно нанять частный вертолет. К тому времени Израиль заключил мирный договор с Иорданией, и у Аббаса появилась идея: давайте совершим «тур мира» по маршруту Израиль — Египет — Иордания (с Синайским полуостровом посередине). Мне эта идея понравилась: в Иордании есть места, которые мне действительно хотелось бы исследовать, например, гора Нево, где умер Моисей, или то место, откуда пророк Илия вознесся на небо. Кроме того, там есть Петра и Джераш, добавил Аббас. Мы приступили к разработке маршрута.

Если перечислить все места, которые следует обязательно посетить — и особенно тому, кто впервые оказался в этих странах, — плюс особые места, которые выбрал я сам, плюс полет на вертолете, то длительность экспедиции получалась просто невообразимой. Согласившись со мной, что Израиль с его бесчисленными археологическими и религиозными памятниками заслуживает отдельной поездки, Аббас ограничил «тур мира» Египтом, Синаем и Иорданией. При разработке маршрута главным оставался вопрос: откуда лететь вертолетом?

Аббас сообщил, что может организовать вертолет из Табы — отель «Hilton» в Табе имел вертолетную площадку.

В местечке Таба с великолепным песчаным пляжем, расположенном на берегу залива Эйлат (его еще называют заливом Акаба), к югу от Эйлата израильтяне построили отель. Он был частью туристского комплекса, включавшего разнообразные развлечения и аттракционы — причал для специальных судов со стеклянным дном, спортивный клуб, подводная обсерватория и аквариум — основой которых стали великолепные пейзажи залива, коралловые рифы и разноцветные рыбы Красного моря. После подписания мирного договора между Египтом и Израилем египтяне стали утверждать, что граница проходит к югу, а не к северу от отеля, и поэтому отель принадлежит Египту. После многолетних споров, переговоров и предлагаемых компромиссов, во время которых обе стороны предъявляли старые турецкие и английские карты, международный трибунал вынес решение в пользу Египта. Египтяне, в свою очередь, оставили отель в сети «Hilton».

6 февраля 1995 года после недельного турне по Египту наша группа прибыла на автобусе на Синайский полуостров и к вечеру устроилась в Табе в отеле «Hilton». Мы планировали, что в шесть утра вертолет заберет нас с Аббасом, а к восьми мы уже вернемся, позавтракаем вместе с группой и займемся дневной программой (поездка к красным каньонам, древние медные рудники, прогулка на лодке по заливу, погружение к коралловым рифам). Когда мы регистрировались в отеле, нам показалось, что народу там больше, чем обычно. Мы с женой отправились в свой номер. Его окна выходили на ограждение из колючей проволоки, расположенное на расстоянии нескольких футов — это была новая граница с Израилем. Не очень-то симпатичный вид.

Через несколько минут зазвонил телефон. Это был Аббас: ему нужно срочно поговорить со мной. Мы встретились в холле, и он сообщил мне плохие новости: завтра утром вертолета не будет. В отеле проводилась международная конференция, и в связи с этим воздушное пространство было закрыто.

Нам объяснили, что министр торговли США, который совершал челночные поездки между Египтом, Израилем и Иорданией, претворяя в жизнь американский план укрепления мира в регионе путем расширения торговых и экономических контактов, перед возвращением на родину решил провести встречу торговых представителей Египта, Израиля, Иордании и Палестины. Было срочно созвано двухдневное совещание, местом проведения которого выбрали отель «Hilton» в Табе. Пока министр торговли США будет находиться здесь, все полеты неправительственного воздушного транспорта из соображений безопасности запрещены.

Теперь я заметил, что отель наводнен молодыми людьми спортивного вида в одинаковых темно-синих костюмах, белых рубашках и с подходящими к уху проводами; нетрудно было догадаться, кто они такие. Я встретился с американским руководителем службы безопасности, представился, объяснил важность моих исследований, рассказал о связях со средствами массовой информации, а также изложил все остальные причины, почему следует разрешить мой завтрашний полет. Ответ был краток через два дня.

Вернувшись к Аббасу, я сказал, что готов отложить свой отъезд на два дня. Пусть группа двигается по запланированному маршруту, а я догоню их в Аммане (Иордания). Уступив моей настоятельной просьбе, Аббас позвонил менеджеру вертолетной компании. Менеджер ответил, что это невозможно — вертолет уже зафрахтован на другие дни.

Жена попыталась успокоить меня. «Ничего, полетишь в следующий раз», — говорила она. Я сомневался — и до сих пор подходящего случая так и не представилось.

Я видел то, что видел, а фотографии лишь показывают то, что на них изображено. Теперь я предъявляю эти снимки на суд читателей.

Что представляет собой белое образование круглой формы — рукотворный аппарат, то есть НЛО? Или это природный объект, порождение дождя и ветра? Я предпочел бы первый вариант, хотя верным вполне может оказаться второй.

Тем не менее, природными силами невозможно объяснить идеально круглое отверстие пещеры в скалистом выступе странной формы, а также регулярную последовательность отверстий в его взрыхленной вершине. Они так и остаются загадкой, спрятанной на вершине Неуловимой Горы.

 


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.