Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

АТЛАНТИДА, КОТОРУЮ НЕ НУЖНО ИСКАТЬ



Захария Ситчин - Колыбели Цивилизаций

 

 

Zecharia Sitchin

The Earth Chronicles Expeditions:

Jorneys to the Mythical Past

 

 

Эксмо 2007

 

Знаменитый исследователь и талантливый американский ученый Захария Ситчин продолжает раскрывать удивительные тайны древних цивилизаций. Он стремится не развенчать мифы и предания, тысячелетиями накапливаемые человечеством, а найти источник подтверждения фактов, которые послужили основой для этих легенд, и доказательства того, что невероятные события, описываемые в древних текстах, реально происходили в далеком прошлом.

С этой целью он с группой коллег и единомышленников предпринял ряд научных экспедиций в самые отдаленные уголки планеты, чтобы своими глазами увидеть «колыбели древних цивилизаций».

Проанализировав результаты проведенных исследований, Захария Ситчин сделал выводы, которые противоречат магистральным направлениям современной исторической науки.

 

ISBN 978-5-699-18258-9 - 320 стр.

СОДЕРЖАНИЕ

 


ГЛАВА ПЕРВАЯ

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ

ГЛАВА ВТОРАЯ

БЕЗГОЛОВЫЙ АСТРОНАВТ

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

АТЛАНТИДА, КОТОРУЮ НЕ НУЖНО ИСКАТЬ

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ЧУЖЕЗЕМЦЫ В НОВОМ СВЕТЕ

ГЛАВА ПЯТАЯ

СЛОН И АСТРОНАВТ

ГЛАВА ШЕСТАЯ

БОГИНЯ, КОТОРАЯ ЛЕТАЛА ПО НЕБУ

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

НЛО В ЗАСЫПАННОЙ СИНАГОГЕ

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ВИХРИ ИЛИИ

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

КАК ИОСИФ СПАС ЕГИПЕТ

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ЗАГАДКИ ГОРЫ СИНАЙ

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ У НЕУЛОВИМОЙ ГОРЫ

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

БАШНЯ, ЧТОБЫ ДОБРАТЬСЯ ДО НЕБЕС

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ТУННЕЛИ ДЛЯ ПУТЕШЕСТВИЯ ВО ВРЕМЕНИ

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

ЗАГАДКИ СТЕН ХРАМА

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

ТАЙНЫ СВЯЩЕННОЙ СКАЛЫ


 

 

Моей жене, которая прошла со Мной Весь путь с самого начала.

Моему внуку Сэйло, Харви и Кэти, оказавшим Мне неоценимую помощь во время экспедиций.

К сотням неутомимых энтузиастов, вместе с которыми Мы прошли Маршрутами «Хроник человечества», чтобы увидеть прошлое, помогающее нам лучше понять будущее.

 

Эмблема экспедиций по «Хроникам человечества»

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ

 

Когда я впервые собирал группу своих единомышленников для поездки в Турцию, то намеревался начать экспедиции по местам «Хроник человечества» с Трои. И не потому, что это самое интересное или впечатляющее место (каковым оно явно не является) или что здесь можно увидеть останки знаменитого Троянского Коня (который так и не был найден и вместо которого теперь демонстрируется деревянная копия, отражающая его предполагаемый вид — см. фото 1 на цветной вкладке), а потому, что это место рождения самого понятия «троянский конь» — чего-то такого, что выглядит щедрым даром, а на деле оборачивается злом. В плане посещения мест, связанных с «Хрониками человечества», Троя была моим «троянским конем».

Троянская война известна нам преимущественно по «Илиаде» и «Одиссее» Гомера. Она была одной из самых романтизированных войн, вошедших в историю как зов любви, «отправивший в путь тысячи кораблей» — кораблей, которые отплыли из Греции в Малую Азию, чтобы вызволить и вернуть домой Елену Прекрасную, похищенную троянским царевичем Парисом. Троя, которой правил царь Приам, в те времена была самой влиятельной и богатой из всех греческих колоний Малой Азии и контролировала основные торговые пути между Европой и Азией, проходившие как раз через ее узкий пролив. Именно прекрасному сыну Приама царевичу Парису богиня Афродита пообещала в жены Елену Прекрасную, дочь Зевса. Но когда Парис отправился в Грецию, чтобы исполнить пророчество, он обнаружил, что Елена уже была замужем за царем Спарты Менелаем. Воспользовавшись отсутствием Менелая, который в это время был на Крите, Парис похитил Елену и бежал вместе с ней, захватив большую часть казны Спарты. Елену убедили что она должна покориться воле богов, и по прибытии в Трою она стала женой Париса.

Рис. 1

Вернувшись в Спарту и узнав, что произошло, Менелай обратился к греческим вождям с просьбой помочь ему вернуть Елену. Командовать экспедицией поручили Агамемнону, царю Микен и брату Менелая. Главным героем греческого войска (их еще называли ахейцами) считался Ахиллес, а главным героем Трои (или Иллиона) был старший брат Париса Гектор.

Героев поддерживали (а иногда и подстрекали) боги и богини. Война началась с переговоров, за которыми последовала осада Трои, продолжавшаяся с переменным успехом несколько лет — с перерывами между битвами и поединками героев. Иногда троянцы прорывали укрепления греков и нападали на стоявший на якоре флот. Порой с той или иной целью заключались перемирия. Главные герои с обеих сторон погибли. Когда у воюющих (и особенно ахейцев) истощились силы, греки прибегли к хитрости, чтобы одержать победу в войне. С помощью богини Афины они построили деревянного коня (рис. 1) и спрятали в нем своих самых лучших воинов. Затем они сожгли свои укрепления, погрузились на суда и отплыли из Трои (но только до ближайшего порта). Троянцы, посчитавшие, что война закончилась, поначалу с подозрением отнеслись к деревянному коню, но в конце концов привезли его в город, для чего потребовалось разобрать часть крепостных стен, защищавших город. Ночью прятавшиеся внутри коня греки вышли наружу, напали на стражу троянцев и зажгли огонь, который послужил сигналом для их основных сил. Ворвавшиеся в город греки никого не щадили, убивая женщин и детей прямо на улицах и в домах. Менелай нашел Елену в царской спальне, и ее возвращение в Спарту с мужем стало единственным положительным итогом Троянской войны.

События этой войны, а также предшествовавшие ей были описаны и романтизированы не только Гомером, но и другими греческими писателями и поэтами; кроме того, они дошли до нас в изображениях на блюдах и вазах, преимущественно классического периода (рис. 2 и 3). Древние греки считали Троянскую войну и само существование Трои не вызывавшими сомнений историческими фактами. Это становится очевидным из походов Александра Великого, который в четвертом веке до нашей эры повел 15-тысячную армию в Персию и захватил территории вплоть до Индии и Египта.

Рис. 2

Действия Александра свидетельствуют о том, что при планировании и осуществлении своей военной кампании он постоянно помнил о Трое. Известно, что при нем всегда была копия гомеровской «Илиады», подаренная его учителем Аристотелем. Он переправился из Европы в Азию через узкий пролив Геллеспонт (современное название — Дарданеллы), который за тысячу лет до него контролировала Троя. Историки свидетельствуют, что Александр поручил переправу одному из своих военачальников, а сам с галеоном направился к Трое. Высадившись на берег, он первым делом посетил храм Афины в Трое; Афина считалась богиней-покровительницей Ахиллеса, любимого героя Александра.

Рис. 3.

Рис. 4.

1) Черное (Эвксинское) море, 2) Фракия, 3) Самофракия, 4) Геллеспонт (Дарданеллы), 5) Лесбос, 6) Хиос, 7) Самос, 8) Эгейское море, 9) Босфор, 10) Геллеспонтин, 11) Мизия, 12) Лидия, 13) Фригия, 14) Энус, 15) Сестос, 16) Троя, 17) Смирна, 18) Сардис, 19) Лебедос, 20) Эфес, 21) Приена, 22) Византия, 23) река Гебр, 24) река Герм.

Персидское войско уже ждало Александра, и первая битва между ними произошла на реке Граник на северо-востоке от Трои (334 год до нашей эры). Причина, почему персы точно предсказали место высадки Александра, объясняется следующим фактом: персидский царь Ксеркс, ранее уже вторгавшийся в Грецию, на своем пути останавливался в Трое. Здесь он взошел на развалины крепости, воздал почести знаменитому царю Приаму и в храме Афины принес в жертву богине 1000 быков. Страстное увлечение Александра Троей, «Илиадой» и Гомером было широко известно, и персы могли с уверенностью предположить, что македонское войско отправится именно этим маршрутом.

Римские историки, писатели и художники в описании и изображении Трои и Троянской войны следовали традициям своих греческих предшественников. Но сам город и война за него на долгие столетия исчезли из памяти людей, а затем и из произведений литературы и изобразительного искусства. Во времена Средневековья события вокруг Трои снова стали излюбленным сюжетом романов, но уже никто не мог сказать, правда ли это или фантазия древних авторов. Поэтому когда средневековые художники изображали Трою и ее героев в виде рыцарей в европейском городе пятнадцатого столетия, это только усиливало фантастичность самой Трои и рассказов о ней. К началу современной эпохи Троя окончательно исчезла из учебников истории и переместилась в область мифов, став в один ряд с приключениями Одиссея, путешествием Ясона за Золотым руном и двенадцатью подвигами Геракла.

Изгнанию истории Троянской войны в область мифов способствовало то обстоятельство, что при внимательном прочтении повествования о тех событиях выяснялось, что это была не война между людьми, а конфликт, который разожгли и контролировали боги — и даже сами принимали в нем участие. Как сказано в древнегреческой поэме «Киприи»:

Давным-давно поверхность изобильной Земли населяли бесчисленные племена людей. Зевс проникся жалостью к Земле и решил облегчить ее бремя. Он наслал великую войну в Илионе (Трое), чтобы смерть унесла как можно больше жизней.

Для этого Зевс устроил пир и пригласил на него олимпийских богов и богинь, а затем спровоцировал спор между Герой, Афиной и Афродитой — кто из них прекраснее. Чтобы разрешить спор, Зевс предложил богиням отправиться в Малую Азию, где в окрестностях горы Ида пас свои стада царевич Парис. Каждая из богинь, желая разрешить спор в свою пользу, предлагала Парису награду за то, чтобы он избрал именно ее. Парис отдал предпочтение Афродите, которая пообещала ему любовь самой прекрасной женщины Греции. Это была Елена, жена царя Спарты Менелая. Именно это положило начало цепочке событий, приведших к Троянской войне.

После того как разразился конфликт, боги и богини, помогавшие той или иной стороне, провоцировали сражения, удлиняли день, чтобы продолжить битвы, вырывали любимых героев из когтей смерти. Время от времени боги и богини сами принимали участие в сражениях, пока Зевс не приказал им вернуться на Олимп.

Таким образом, история Троянской войны была историей конфликта богов, а не людей, что заставила причислить ее к категории мифов. Еще больше укрепляло в этом мнении то обстоятельство, что, несмотря на значительные успехи археологии, никаких следов существования Трои найти не удавалось. Ученые уже не сомневались, что Троя — это миф.

* * *

Развенчать теорию мифа и доказать реальное существование Трои судьбой было предназначено предприимчивому коммерсанту Генриху Шлиману (рис. 5). Он родился в Германии, работал в Амстердаме, овладел несколькими языками, нажил состояние в России, а в Париже серьезно увлекся археологией. После развода с первой женой он женился на гречанке и переехал в Афины. Здесь его увлечение археологией во всей полноте испытало влияние греческих мифов и легенд. Много путешествуя по местам эллинской культуры, он согласился с выдвинутым другими археологами предположением, что древняя Троя была расположена на оконечности полуострова Малая Азия, на восточном берегу пролива Дарданеллы, неподалеку от местечка Гиссарлык.

Рис. 5 и 6.

Он финансировал раскопки из собственных средств и руководил ими на протяжении двадцати лет, с 1870 по 1890 год, до самой своей смерти, после которой работы продолжил его помощник Вильгельм Дерпфельд. Шлиман обнаружил несколько культурных слоев, следы разрушения города в эпоху, соответствующую рассказу Гомера, а также артефакты, свидетельствующие о богатстве города в тот период. Ожерелье, тиару и другие царские украшения, названные сокровищами царя Приама, он подарил своей жене (рис. 6).

Открытия, сделанные Шлиманом в Трое, которые он скрупулезно документировал и искусно пропагандировал, не завоевали того немедленного признания, на которое он рассчитывал. Научное сообщество защищало свою территорию от вторжения самозваного археолога. Немногие были готовы расстаться с убеждением, что рассказ Гомера — это всего лишь миф. Шлимана няли в фабрикации доказательств и в том, что некоторые артефакты были найдены в других местах. Насмешки не прекратились даже после того, когда во время раскопок на территории самой Греции он доказал правоту Гомера, обнаружив древние Микены и царскую гробницу — по его убеждению она принадлежала Агамемнону. Золотую маску, которая, как он считал, была посмертной маской Агамемнона, объявляли современной подделкой. А когда его преемник Дерпфельд (с помощью и при поддержке других археологов) доказал, что на холме Гиссарлык действительно находится Троя с девятью последовательными культурными слоями, датируемыми начиная с третьего тысячелетия до нашей эры, выводы Шлимана продолжали высмеиваться, так как он полагал, что Троя времен Гомера и Приама была расположена на уровне II, тогда как археологи были убеждены, что реальная Троя находится на более позднем уровне VII.

И все же сегодня многие называют Шлимана «отцом» современной археологии. У археологов больше не осталось сомнений в том, что на месте Гиссарлыка когда-то действительно находилась древняя Троя и что в этой части рассказ Гомера соответствует действительности. Не подлежит сомнению и тот факт, что Троя была разрушена в девятнадцатом веке до нашей эры в результате длительной осады, хотя никто не может назвать истинную причину этой войны — разгорелась ли она из-за прекрасной Елены или была вызвана желанием бога Зевса облегчить бремя Земли, уничтожив часть человечества.

Однако причина того, что я начал экспедицию в Турцию с посещения Трои заключалась в следующем. Если Гомер был прав в том, что на этом месте действительно существовал город Троя и что Троя была разрушена в результате войны, и если найденные артефакты соответствуют бронзовому веку, как описано у Гомера, то почему мы должны сомневаться в другой части его истории — что в конфликт были вовлечены не только люди, но и боги?

По мере того как участники экспедиции посещали другие памятные места Турции, например торговые колонии хеттов или ассирийцев, а также музеи, в которых хранились артефакты этих древних цивилизаций, присутствие богов в письменных источниках, а также их изображений на многочисленных памятниках становилось все более впечатляющим. На этих изображениях боги чаще всего возвышались над земными царями, пользовавшимися их покровительством. Богов можно было отличить по рогатым шлемам, одеждам или обуви (рис. 7), а также по иероглифу «божественный» или титулу «бог», который предшествовал их имени.

Рис. 7.

Для древних народов боги были реальными, физически присутствующими существами. Я полагал, что если не принять эту точку зрения, то путешествие по музеям и местам археологических раскопок будет бесполезным. Члены экспедиции, прочитав мои книги, уже знали, что все рассказы о богах уходят корнями в древние шумерские предания об аннунаках, «тех, кто спустился с небес на землю».

* * *

Чтобы из Стамбула добраться до Трои, нужно пересечь азиатскую часть Турции, проделав путь длиной более двухсот миль и миновав несколько крупных и мелких, городов в густонаселенной части страны. Можно выбрать живописный (и в каком-то смысле исторический) маршрут через Европу и пересечь на пароме пролив Дарданеллы — как это сделал Александр Великий (см. карту).

Я выбрал второй путь, причем не только из-за ассоциаций с древностью, но и потому, что этот маршрут проходил через полуостров Галлиполи, где во время Первой мировой войны войска Антанты понесли колоссальные потери, тщетно пытаясь взять штурмом турецкую столицу Константинополь (современное название — Стамбул). После войны турецкий генерал, отразивший атаки союзных войск, получил титул Ататюрк («Отец турок») и, свергнув власть султанов, повел страну в двадцатый век — как Кемаль Ататюрк, первый президент и основатель современного турецкого государства.

После тридцатиминутного плавания на пароме, приятного и бодрящего, мы оказались в небольшом портовом городке на азиатском берегу, где, угостившись выловленной в прибрежных водах рыбой, погрузились в автобус, который через час доставил нас в Трою.

Экскурсия по руинам Трои начинается с прогулки между оборонительных стен города, нижние и самые старые части которых — как и во многих других памятниках древности — оказались более массивными и искусно обработанными, чем верхние. Далее посетитель проходит по обширным археологическим раскопкам. Работы ведутся интенсивно и — на взгляд неспециалиста — хаотически. И действительно, в литературе Трою иногда называют «самым раскопанным памятником древности». Археологи вскрыли не менее семи культурных слоев, начинающихся примерно с 3000 года до нашей эры, и разобраться в этих остатках стен и зданий (см. фото 2) помогают лишь установленные таблички («Уровень II», «Уровень Va»). И только стоя на вершине холма, откуда открывается вид на окрестные долины, начинаешь проникаться ощущением истории.

Я забрался в самую верхнюю часть древнего города и пригласил остальных присоединиться ко мне. За прошедшие тысячелетия море отступило, и перед нами уже не блестели на солнце его волны — как перед Приамом и его сыновьями, когда они из дворца, расположенного в верхнем городе, смотрели на стоявшие на якоре греческие суда. Береговая линия теперь расположена в трех милях от города, уступив место долине, по которой по-прежнему течет извилистая река Скамандр (Мендерессу по-турецки). Именно здесь разгневанные боги пытались утопить Ахиллеса, потому что тела убитых им троянцев запрудили реку…

Оглянувшись, мы видели гору Ида, с которой Зевс снисходительно наблюдал за сражениями смертных. С помощью бинокля можно было увидеть турецкий берег и остров Боджи-Адасси (Тенедос по-гречески), с которого на помощь троянцам спустился бог Аполлон.

Именно здесь, на вершине древней крепости, а не во время прогулки по местам раскопок, в памяти всплывает история Трои. Может быть, этому помогает деревянная фигура коня (не древнего, а воссозданного по древним рисункам). Она установлена в уголке отдыха, в который попадаешь, обойдя все развалины. Несмотря на свою искусственность, конь поражает воображение туристов, напоминая: да, это и есть Троя.

Мне казалось, что если Шлиман — коммерсант, превратившийся в археолога — доказал существование Трои и Троянской войны, то он должен был верить и в правдивость остальных свидетельств Гомера, повествующих о присутствии богов. Таким образом, посещение Трои стало своего рода «троянским конем» — хитрым ходом, предназначенным для того, чтобы познакомить моих спутников с этой логикой.

 


ГЛАВА ВТОРАЯ

БЕЗГОЛОВЫЙ АСТРОНАВТ

 

Это пример истории с почти счастливым концом.

Благодаря моей настойчивости на всеобщее обозрение был выставлен один из самых уникальных и загадочных артефактов — после почти четвертьвекового умышленного замалчивания и сокрытия от широкой публики. В конце концов, подумал я, достаточно любопытный человек сможет увидеть и самостоятельно исследовать этот предмет, сделав попытку проникнуть в его тайну. Разгадка имела серьезные последствия: является ли данный артефакт материальным доказательством того, что в незапамятные времена на нашей планете побывал космический корабль с астронавтами, или это всего лишь искусная подделка современного происхождения, не представляющая никакой исторической или научной ценности?

Я могу гордиться тем, что вызволение этого артефакта из умышленного заточения на показ широкой публике стало результатом моих личных усилий. Однако читателю вскоре станет ясно, почему мою победу можно считать лишь почти счастливым концом.

Во-первых, сначала посмотрим на сам предмет (см. фото 3). Это вырезанная из камня масштабная модель какого-то объекта, который современному человеку напоминает ракету с носом конической формы (рис. 8). Длина его составляет 23 сантиметра, высота 9,5 сантиметра, ширина 8 сантиметров. В хвосте ракеты имеется группа из четырех реактивных двигателей, окруженных более мощной реактивной установкой. В центральной части расположена кабина для одного пилота — его изображение действительно имеется в скульптуре.

Рис. 8.

Он сидит, согнув колени и прижав их к груди. На нем ребристый пневмокостюм, выполненный как единое целое и обтягивающий все тело до самой шеи, на ногах переходящий в ботинки, а на руках в перчатки (фото 3).

Чем же заканчивался этот костюм? Может быть, голова пилота была открыта? Или он носил отстегивающийся шлем или какое-то другое защитное приспособление для головы? Выяснить это невозможно, потому что голова пилота отсутствует.

Знает ли кто-нибудь, почему у пилота нет головы? И вообще, обладает ли кто-нибудь достоверной информацией об этом артефакте?

Мне было известно лишь следующее: я где-то читал, что фигурку нашли в Турции на месте археологических раскопок. Кроме того, я вспомнил, что видел рисунок этого предмета и о нем мне писал один из моих турецких читателей. Артефакт обнаружили в окрестностях озера Ван, неподалеку от горы Арарат (ассоциация с Ноевым ковчегом). В письме указывалось, что если я когда-нибудь приеду в Турцию, то смогу увидеть этот предмет в Анкаре, в Национальном археологическом музее.

В 1990 году мы с супругой по приглашению турецкого правительства совершили поездку по местам археологических раскопок и музеям Турции. Это путешествие стало следствием того, что жена турецкого посла в Вашингтоне, увлекавшаяся археологией, прочла мои книги. Я воспользовался представившейся возможностью узнать о находке, явно имевшей отношение к предмету моих исследований. В Анкаре нас ждал очень сердечный и даже роскошный прием, и мне разрешили осмотреть все, что я пожелаю. Однако интересующий меня предмет не был выставлен в Национальном музее, а директор музея заверил меня, что в экспозиции нет ничего подобного и что он даже никогда не видел этот артефакт. Если артефакт действительно существует, добавил он, то его можно найти, скорее всего, в Музее Древнего Востока в Стамбуле.

Вернувшись в Стамбул, я вместе со своим гидом нанес визит в музей. В экспозиции этого предмета не было, а в отсутствие директора никто не мог ничего сказать об этом загадочном артефакте — у меня с собой не было ни фотографии, ни рисунка, а лишь довольно расплывчатое описание.

Прошло три года. Совершенно неожиданно я наткнулся на этот предмет в номере английского журнала «Fortean Times» за октябрь/ноябрь 1993 года. Под заголовком «Древний космический модуль?» там была помещена фотография, показавшаяся мне знакомой и сопровождавшаяся следующим кратким комментарием:

Этот предмет был найден при раскопках в городе Топраккале (в древности известном под названием Тушпа). Длина его 22 см, ширина 7,5 см, высота 8 см, а возраст 3000 лет. На взгляд современного человека это космический челнок с одним пилотом, голова которого отсутствует.

Далее отмечалось, что некоторые ученые сомневаются в его древности и что он хранится в музее археологии в Стамбуле, но не выставлен в экспозиции.

Источник этого интригующего сообщения был указан следующим образом: «Billinmeyen», том 3. с. 622. Британский журнал связал меня со своим корреспондентом в Турции, но дальше след терялся. Похоже, это была перепечатка из статьи десятилетней давности, опубликованной в каком-то турецком журнале, уже прекратившем свое существование.

Несмотря на свою краткость, заметка содержала подробности, еще больше подогревшие мое любопытство. Во-первых, к ней прилагалась фотография — это означало, что такой предмет действительно существовал. Во-вторых, был указан возраст артефакта: 3000 лет — то есть он был изготовлен за 1000 лет до нашей эры. Сообщалось также и место его находки, древний город Туш-па. Думаю, что обычному читателю английского периодического издания это название ни о чем не говорит. Однако я вспомнил, что Тушпа была древней столицей государства Урарту, расположенного на берегах озера Ван и известного по Библии как Арарат — именно там находится двойная вершина величественной горы Арарат (рис. 9).

В первом тысячелетии до нашей эры Урарту было могущественным царством, соперничавшим на юге с Ассирией. В те времена в Урарту позаимствовали шумерскую клинопись, а государственные документы были написаны на аккадском языке. Однако родной язык его первых обитателей не относился ни к семитской группе (как аккадский), ни к индоевропейской группе (как у соседей на западе). Может быть, это был предшественник шумерского языка? И не был ли Арарат первым домом шумеров, которые, по свидетельству Библии, были народом, пришедшим с востока и поселившимся в земле Шинеар (древнееврейское название Шумера)? Эта версия согласуется с преданиями и легендами жителей Урарту, в которых утверждается, что они были потомками переживших Потоп за пределами Ноева ковчега.

Рис. 9.

1) Средиземное море, 2) Микенцы, 3) Стамбул, 4) Троя, 5) Крит, 6) Кипр, 7) Хатты, 8) Хетты, 9) Урарту, 10) Митанни, 11)Амориты, 12) Ханаан, 13) Синай, 14) Египет, 15) Красное море, 16) Фестос, 17) Кноссос, 18) Алалах, 19) Угарит, 20) Кадет, 21) Библос, 22) Сидон, 23) Тир, 24) Дамаск, 25) Меджиддо, 26) Иерусалим, 27) Мемфис, 28) Фивы, 29) Сиен (Асуан), 30) Каркемиш, 31) Ниневия, 32) Мари, 33) Вавилон, 34) р- Халис, 35) озеро Ван, 36) р. Тигр, 37)р- Евфрат, 38)р. Нил.

Однако основная причина моей заинтересованности «безголовым астронавтом», как я назвал этот предмет, заключалась в его связи с космосом. Тот, кто читал мою книгу «Двенадцатая Планета», знает, что в шумерских описаниях Потопа (которые легли в основу Книги Бытия) рассказывается, что боги-аннунаки, летавшие вокруг Земли на своих воздушных и космических судах во время наводнения, тоже приземлялись на вершины горы Арарат. Согласно месопотамским текстам, бог Энлиль был привлечен запахом жареного мяса — это Ной приносил жертву богам.

Поэтому для меня находка древнего изображения астронавта и ракеты в местах, связанных со Всемирным потопом, не кажется такой уж невероятной.

Однако самой главной новостью журнальной заметки можно было считать утверждение, что артефакт действительно находится в музее Стамбула.

В марте 1994 года я узнал, что редактор издаваемого в Дюссельдорфе журнала «Magazin 2000» Михаэль Хеземан собирается в Турцию, и попросил его использовать свои журналистские связи, чтобы найти артефакт и выяснить его историю. Он выполнил мою просьбу и опубликовал отчет о своих изысканиях в 94-м номере журнала.

Да, он здесь, ответили Михаэлю в музее Стамбула, когда он спросил об артефакте и показал копию статьи из британского журнала, которую я прислал ему. Через пять минут предмет принесли. Его показали, но фотографировать не разрешили.

«Как и когда этот предмет попал в музей?» — спросил Хеземан. В статье приводится следующий ответ сотрудников музея (перевод с немецкого):

Этот предмет был конфискован пару лет назад у покидавшего страну туриста. Турист купил его и собирался вывезти за границу, хотя вывоз древностей из Турции запрещен.

«Но почему этому удивительному артефакту не нашлось места в экспозиции?» — поинтересовался Хеземан. Потому что это подделка, ответили ему! «Но почему вы в этом так уверены?» — продолжал настаивать репортер. На это последовало следующее объяснение, приведенное в журнальной статье:

По своему стилю он не соответствует эпохе, которой он якобы датируется. Он выглядит как космический корабль — а их в те времена, разумеется, быть не могло. Кто-то позволил себе розыгрыш…

Другими словами: он не может быть аутентичным, потому что в этом случае он свидетельствовал бы о существовании чего-то такого (астронавты, космические корабли), что не может быть аутентичным…

И только во время работы над статьей немецкому журналисту пришел в голову вопрос: если этот предмет был подделкой, изготовленной в наши дни, зачем его конфисковали? Почему его не вернули «туристу»?

Статья в «Magazin 2000» побудила конкурирующий с ним немецкий журнал «GRAL» предпринять собственное расследование. В июле 1994 года после нескольких запросов они получили письмо из музея за подписью доктора Есин Эрен, в котором утверждалось, что «объект» является подделкой, изготовленной «из гипса и мраморного порошка». Однако в письме была изложена совсем другая версия того, как этот артефакт попал в музей:

Этот предмет был привезен в Археологический музей Стамбула в 1973 году торговцем древностями, который хотел продать его. Но после того как выяснилось, что это подделка, торговец не стал его забирать. Однако в «Энциклопедии неопознанного» эта информация отсутствовала. Именно энциклопедия стала источником сведений для статьи в журнале «Magazin 2000». Данный объект очень легкий, и это подтверждает, что его изготовили методом литья.

Таким образом, согласно этой версии не было ни туриста, ни конфискации. Какой-то торговец древностями хотел продать артефакт музею, но отказался от своего намерения, выяснив, что это подделка.

Эту же версию — о торговце древностями, имя и адрес которого были неизвестны, — повторили двум редакторам журнала «GRAL», которые в конце того же года посетили музей. Они придерживались мнения, что в доисторических астронавтов верят только чокнутые, и пришли к выводу, что «объект» представляет собой отлитую из гипса современную игрушку. Тем не менее, они не могли привести пример игрушки, которую можно было бы сравнить с этим предметом.

Противоречивые версии о происхождении «объекта», а также то обстоятельство, что музей поначалу отрицал свое владение им, еще больше усилили мое любопытство — особенно с учетом того, что у меня была причина верить в его аутентичность.

Благодаря моим постоянным напоминаниям, мои единомышленники в Турции искали и в конечном итоге нашли экземпляр третьего номера журнала «Billinmeyen». В статье, дата выпуска которой отсутствовала — вероятно, она была опубликована в начале 80-х годов, — воспроизводился отрывок из «Энциклопедии неизвестного», которая выходила в Турции в 70-х годах в виде еженедельных выпусков.

В заметке под заголовком «Фигурка астронавта скрывается в Археологическом музее Стамбула» рассказывалось, что изображенный на фотографии артефакт был найден «…в 1973 году в ходе плановых археологических раскопок в древнем городе Тушпа (современное название Топраккале) к юго-востоку от озера Ван, на территории, где с 830 по 612 год до нашей эры существовало государство Урарту. Этот удивительный предмет теперь хранится в Археологическом музее Стамбула, но не выставлен в экспозиции. Причина этого неизвестна, поскольку никаких официальных заявлений на этот счет не делалось».

Исполненный решимости развеять покров тайны, окружавший этот артефакт, весной 1997 года я направил свою экспедицию в Турцию. Вооружившись письмом от турецкого посольства в Вашингтоне, я посетил Археологический музей Стамбула и встретился с его директором/доктором Элпеем Пасинли, а также другими сотрудниками. Вытащив из портфеля подборку журнальных статей и разложив их на директорском столе, я понимал, что он не сможет отрицать тот факт, что в музее хранится этот «объект». «Почему его не выставляют?» — спросил я.

«Мы не включаем в экспозицию подделки», — ответил директор. А почему артефакт считают подделкой? Директор привел две причины. Во-первых, в древности не было никаких ракет и астронавтов; во-вторых, этот артефакт является уникальным и единственным в своем роде — обычно археологи находят похожие объекты, с похожими узорами, образами и выполненные в том же стиле, но в данном случае его не с чем даже сравнить, и это вызывает подозрения.

У меня имелись возражения по обоим пунктам, но я подробнее остановился на втором. Объект может быть аутентичным даже в случае его уникальности; примером тому служит знаменитый Фестский диск, найденный на Крите в 1908 году авторитетными археологами. На нем нанесены иероглифические знаки, которые до сих пор остаются нерасшифрованными, поскольку ни на Крите, ни где-либо еще не найдено похожего шрифта. Тем не менее, аутентичность этого артефакта не вызывает сомнений.

Более того, продолжал я, изображения похожих «ракет» с экипажем были найдены — если не в Турции, то в Америке!

«В Америке? — удивился директор. — А вы можете показать их мне?» После возвращения в Нью-Йорк, ответил я, и в свою очередь поинтересовался, может ли он показать мне этот предмет. Директор колебался. Наконец он сказал, что у него назначена встреча, и попросил меня вернуться в два часа.

Он ушел, но я остался. «Мы никуда не идем, — сказал я своему гиду. — Будем сидеть в приемной и ждать». Так мы и сделали.

После долгого ожидания к нам вышел заместитель директора музея Сефер Арапоглу. Он сообщил, что доктор Пасинли задерживается и что он сам покажет мне «объект».

Заместитель директора провел нас в соседний кабинет, открыл выдвижной ящик шкафа и извлек оттуда застеленный синим бархатом поднос. На подносе лежал темно-желтый предмет. «Вот он, — сказал заместитель директора и протянул нам поднос. — Можете смотреть — только не фотографируйте».

Мы все встали, и я быстрым взглядом окинул артефакт. Он выглядел точно так же, как на фотографии (см. рис. 10). И что дальше?

Рис. 10.

«Я могу присесть? — спросил я у мистера Арапоглу. Смутившись, он кивнул.

В кабинете у окна располагался небольшой диван с кофейным столиком. Я направился к дивану и сел. «Можно взглянуть поближе? — попросил я. — Вы не могли бы поставить поднос на стол?»

После некоторых колебаний заместитель директора выполнил мою просьбу. Не очень охотно он позволил мне повернуть артефакт и взять его в руки. Так же неохотно он разрешил гиду сфотографировать предмет моей любительской камерой — при условии, что сам я не попаду в кадр (на снимке видны только мои руки — см. фото 4). Наши вежливые препирательства, во время которых я пытался преодолеть то один, то другой запрет, продолжались до появления доктора Пасинли. После этого нас всех провели в его кабинет, а артефакт поспешно убрали на покрытый бархатом поднос в ящик шкафа.

«И что вы об этом думаете?» — спросил доктор Пасинли. «На вид и на ощупь создается впечатление, что он изготовлен из какого-то пористого материала, похожего на легкий камень, но не из гипса», — ответил я. Я внимательно осмотрел предмет, пытаясь обнаружить следы литья — шов, который остается после соединения двух половинок формы — но ничего не нашел. Бороздки на поверхности предмета были частью замысла автора. Если это раскрашенная отливка из гипса, то в том месте, где была отломана голова, можно было бы увидеть белый материал; однако и здесь цвет был желтовато-коричневым — естественный цвет камня.

Доктор Писинли попросил заместителя вновь принести артефакт и внимательно рассмотрел его, чтобы проверить мои выводы. «Что-нибудь еще?» — спросил он.

«Ну, — добавил я, — а вам ничего не показалось странным? Это ведь летательный аппарат без крыльев… Если образцом для него служила игрушка, то это, скорее всего, был бы самолет; даже у космического челнока есть крылья. У этого аппарата крылья отсутствуют — что же могло послужить моделью для такой одноместной ракеты?»

«Значит, вы утверждаете, что это подлинный артефакт?» — спросил доктор Пасинли.

«Нам с вами прекрасно известно, — ответил я, — что без информации о том, где, когда и кем был найден археологический объект — любой археологический объект — никто не может поручиться за его аутентичность. Вполне возможно, что это подделка. Но кому придет в голову подделывать предмет, который не имеет аналогов ни в реальной жизни, ни среди игрушек? Этот предмет нашли примерно в 1970 году; у кого в те времена могла быть пластмассовая игрушка, послужившая для него моделью?»

В этот момент в кабинете директора появились два джентльмена в костюмах с галстуками, и я подумал, что мне пора уходить. «Нет, подождите, — остановил меня доктор Пасинли. — Эти господа из Департамента древностей. Пожалуйста, продолжайте…»

Я повторил все свои наблюдения и добавил: «В отличие от прошлых моих посещений в этот раз старейший отдел экспозиции, известный как Музей Древнего Востока, был закрыт из-за недостатка средств (его открыли специально для нашей группы). Поэтому позвольте мне заметить следующее: если этот предмет не подделка, то вы обладаете ценностью, которая затмевает собой пирамиды Гизы. Личность строителей пирамид до сих пор является предметом споров — одни, в том числе и я, говорят, что это пришельцы, другие утверждают, что фараоны — тогда как у вас будет неопровержимое доказательство существования древних астронавтов и космических кораблей. В ваших руках окажется уникальный экспонат! Тысячи и десятки тысяч туристов будут приходить в ваш музей, чтобы взглянуть на него. Полагаете, что это подделка? Пускай — но выставите его на обозрение, и пусть люди получат возможность сами решить, что это! Входная плата с лихвой покроет расходы на содержание старого музея!»

Директор, его заместитель и двое джентльменов из Департамента древностей обменялись взглядами. «Пришлите мне американские фотографии, и мы подумаем над этим», — сказал доктор Пасинли. «Обязательно», — ответил я, и на этом мы распрощались.

На такси мы доехали до ресторана, где моя группа собиралась на обед. Прошло уже два часа после назначенного времени, но никто не уходил. Когда мы с гидом вошли, все на мгновение умолкли, а затем кто-то крикнул: «Захария улыбается!»

Я действительно улыбался.

После моего рассказа о событиях прошедшего утра все согласились, что самым странным в этой истории можно считать следующее: предмет, считавшийся не имеющей никакой ценности подделкой, на протяжении двух десятков лет хранился в кабинете заместителя директора на обтянутом бархатом подносе…

* * *

Вернувшись в Нью-Йорк, я авиапочтой отправил доктору Пасинли обещанные снимки, которые в качестве иллюстраций вошли в мои книги. Некоторые из них — вроде того, на котором изображена ракета в подземной шахте на Синае (рис. 11), — должны были продемонстрировать, что упоминание о пилотируемых полетах в древности нельзя считать таким уж абсурдом. На других можно увидеть загадочные объекты, сходные с тем, что хранился в Стамбуле, — в первую очередь две каменные плиты из мексиканского города Тула (рис. 12), которые выставлены в маленьком местном музее и на которых можно различить похожий на ракету аппарат, аналогичный тому, что изображен на артефакте из Турции.

Рис. 11.

Особое значение я придавал еще одному изображению из Тулы с фигуркой, одетой точно так же, как «безголовый астронавт» — только голова и шлем у нее были на месте (рис. 13). Это фрагмент резьбы на каменной колонне, на который посетители почти не обращают внимания (фото 5).

В древности Тула была столицей толтеков, предшественников ацтеков в Центральной Мексике. Затем этот город был известен под именем Толлан («место множества соседей»), и считается, что он был основан примерно в 200 году до нашей эры. В результате раскопок выяснилось, что на территории города располагался обширный религиозно-церемониальный центр, в состав которого входила одна большая пирамида и две пирамиды поменьше (рис. 14). Немногочисленные посетители (включая одну из моих экспедиционных групп) приезжают сюда для того, чтобы взглянуть на Атлантов — вырезанных из камня пятнадцатифутовых гигантов (рис. 15). Это были воины прошлых эпох (такой вывод сделали из-за того, что они держали в руках напоминавшие оружие предметы) в одинаковых одеждах, но с разными лицами, расовую принадлежность которых определить невозможно.

Рис. 12.

Рис. 13.

Рис. 14.

Каменные гиганты, которых назвали Атлантами в честь легендарной Атлантиды, были найдены в разобранном виде — составляющие их блоки были погребены в траншее внутри пирамиды, которой было присвоено обозначение «В». Археологи установили их на плоской вершине пирамиды, потому что считали, что статуи служили опорой для крыши храма. В пользу этой гипотезы свидетельствовали и прямые четырехугольные колонны из камня, найденные на вершине пирамиды. Они тоже были украшены резьбой с изображениями вождей тол-теков (рис. 16).

В 1985 году мы с женой побывали в Мексике. Там мы встретились с инженером Джерардо Леветом, который в своей книге «Mission Fatal» описал удивительную находку, сделанную в Толлане. На одной из квадратных колонн вырезана фигурка человека в защитном костюме, с заплечным ранцем и каким-то инструментом в руке; этот инструмент похож на «пистолет» Атлантов и используется как огнемет для резки камня (рис. 17). Левет привез нас к колонне, чтобы мы смогли сами взглянуть на изображение. По его теории, похожее на пистолет оружие Атлантов и инструмент в руке вырезанной на колонне фигурки представляли собой нечто вроде огнемета, или Абсолютного Оружия богов. Взглянув на изображения на каменных плитах, хранящихся в музее, я пришел к выводу, что это действительно огнеметы — но не оружие, а инструменты, использовавшиеся для горных работ.

Рис. 15.

Рис. 16.

Рис. 17.

Увидев сообщения об астронавте из Турции, я сразу же вспомнил о резьбе из Толлана. Сходство между ним и небольшой фигуркой из Мексики — особенно если добавить защитный шлем (рис. 18) — было просто поразительным. Мексиканские изображения склоняли меня к тому, чтобы признать аутентичность артефакта из Турции. Посылая фотографии доктору Пасинли, я надеялся, что и у него возникнут сомнения.

После непродолжительной переписки в октябре 1997 года я получил от доктора Пасинли письмо на официальном бланке Археологического музея Стамбула. «Хочупроинформировать вас, что поддельный космический аппарат, наконец, выставлен в одном из наших залов, — сообщалось в нем. — Надеюсь, теперь вы будете довольны».

Рис. 18.

Да, я был доволен, хотя музей решил принизить значение выставляемой «подделки», поместив ее — как свидетельствовала прилагавшаяся к письму фотография (фото 6) — рядом с другими предполагаемыми археологическими подделками.

Почему я начал свой рассказ с утверждения, что это история с почти счастливым концом? Потому что некоторое время спустя, когда доктора Пасинли сменил новый директор, артефакт убрали с витрины…

Где он находится теперь? Полагаю, вернулся на покрытый бархатом поднос в ящик шкафа.

 


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

АТЛАНТИДА, КОТОРУЮ НЕ НУЖНО ИСКАТЬ

 

Какой бы привлекательной ни выглядела история о легендарной Атлантиде, я успешно сопротивлялся желанию влиться в многочисленные ряды искателей Атлантиды. Но однажды, находясь поблизости от одного из тех мест, где якобы находилась Атлантида, я сказал себе (и сопровождавшей меня группе): нужно посмотреть. По окончании исследований мы не только поверили в возможность существования этого легендарного города, но и нашли интригующие свидетельства трансатлантических путешествий, имевших место много тысяч лет назад.

Если кто-то из читателей ничего не знает об Атлантиде, позвольте мне привести краткие сведения.

В двух своих произведениях афинский философ и ученый Платон (428–348 г. до нашей эры) описывает Атлантиду как идиллический древний остров-государство, столица которого (или единственный город) имела круглую форму с гаванью в центре и со всех сторон тоже была окружена гаванями, соединенными между собой каналами. В самой высокой точке города располагался храм бога морей Посейдона, внутренние и внешние стены которого были облицованы золотом. Сначала на острове правил сам Посейдон, а затем власть перешла к его десяти сыновьям, поделившим владения отца. Торговые связи и влияние Атлантиды простирались далеко за ее пределы. Затем в одну злополучную ночь на город обрушилось несчастье. Извержение вулкана, по своей силе больше похожее на взрыв, разрушило остров и опустило его на дно моря.

Тем не менее, изложенные в диалогах Платона «Тимей» и «Критий» сведения представляли собой всего лишь слухи. Источником их были сочинения другого греческого философа и государственного деятеля, Солона, который тоже пересказывал историю, слышанную им от египетских жрецов. Они утверждали, что катастрофа случилось примерно за 9000 лет до приезда Солона. То немногочисленное население Атлантиды, сумевшее спастись на кораблях, принесло цивилизацию в Египет.

Платон указывал, что Атлантида находилась «позади Геркулесовых Столбов», то есть за Гибралтарским проливом, соединяющим Средиземное море с Атлантическим океаном. Это утверждение не исключает возможности, что легендарное царство могло находиться в любой другой точке земного шара, но выводит на первый план теорию о его расположении в центре Атлантического океана — особенно после выхода в свет в 1882 году книги Доннели «Atlantis: the Antediluvian World».

Исследователи двадцатого века, изучившие контуры Северо-Атлантического хребта, протянувшегося по дну океана с севера на юг, не обнаружили ни единого места, которое могло бы подходить для Атлантиды. Именно это стало основной причиной того, что внимание исследователей переместилось с Атлантики и лежащих за ней земель (Америки и Дальнего Востока) к более близким к источнику сведений территориям — Средиземному морю и Греческим островам.

Археологи установили, что минойская цивилизация, которая была предшественницей микенской цивилизации, возникла на острове Крит в эпоху бронзового века, пережила период расцвета, а затем внезапно погибла в середине второго тысячелетия до нашей эры. В I860 году строители Суэцкого канала для изготовления каменных блоков и цемента использовали вулканический материал под названием пемза, привезенный с острова Тира. Вскоре после этого появились свидетельства, что катастрофический взрыв вулкана на Тире, вызвавший землетрясения, огромные волны и закрывавшие небо тучи пепла, имеет отношение к внезапному упадку минойской цивилизации. Вскоре греческие ученые стали сравнивать печальную судьбу Тиры с судьбой Атлантиды.

Катастрофа на Тире, которую первоначально датировали 1250 годом до нашей эры, вызвала интерес ученых и других специальностей, например библеистов, поскольку последствия мощного взрыва могли достичь Египта, что объясняет по меньшей мере часть бедствий, которые согласно Библии обрушились на египтян в преддверии Исхода (см. карту, рис. 19).

Таким образом, греческая экспедиция по местам «Хроник человечества» включила в себя и остров Санторин, который раньше назывался Тира. Как бы то ни было, а в диапазон моих интересов попадала если не Атлантида, то история Исхода.

Попасть на Санторин (Тиру) с материковой Греции или с острова Крит не составляет никакого труда — достаточно сесть на паром, который пересекает морские пространства один раз в неделю. Мы решили сэкономить время на морском путешествии, чтобы увидеть как можно больше, и воспользовались самолетом, который летает на остров чаще, но (как потом выяснилось) менее регулярно. В результате мы не только сократили время в пути, но и имели возможность взглянуть на остров с высоты птичьего полета.

Помимо официального названия Санторин (в честь его покровительницы, святой Ирины) имеет множество других имен: Каллисти, что означает «Прекрасный Остров», или Стронгиле, или «Круглый». Эти названия отражают необыкновенную красоту острова и его правильную круглую форму. Несмотря на то что сегодня от острова осталась лишь небольшая часть, нетрудно себе представить — при взгляде с борта самолета, с вершины горы или с дороги, идущей по периметру лагуны — как он выглядел прежде (рис. 20).

Рис. 19.

1) Фессалия, 2) Фригия, 3) Лидия, 4)Ликия, 5) Киликия, 6) Кипр, 7) Финикия, 8) Ханаан, 9) Синай, 10) Египет, 11) Сиренаика, 12) Эгейское море, 13) Средиземное море, 14) Пелопонес, 15) Крит, 16) Китира, 17) Троя, 18) Тира, 19) Родос, 20) Пафос, 21) Саламис, 22) Сидон, 23) Тир, 24) Яффа, 25) Иерусалим, 26) Фарос, 27) Александрия, 28) Кирена, 29)р. Нил.

Вулканический взрыв произошел в центральной части острова, чуть ближе к западу. На месте взрыва остался провал — гигантский кратер, в настоящее время заполненный водой. Остатки уцелевшей восточной части острова имеют форму полумесяца и образуют современный остров Санторин. На западной его окраине сохранилась часть высохшей гористой местности, по которой проходит чрезвычайно живописная дорога. От остального кратера остались два крошечных островка — Тирассия и еще меньший Аспрониси. Постепенно утончающаяся гряда и еще два островка замыкают кольцо вокруг кратера, или лагуны, окружность которой составляет сорок километров.

Основной интерес для туристов в главной, восточной части острова представляет местный аналог Помпеи: раскопанные археологами остатки города Акроти-ри, в результате извержения вулкана оказавшегося погребенным под слоем пепла и лавы. Посетители могут пройти по очищенным улицам города, осмотреть сохранившиеся здания, изучить орудия труда и артефакты бронзового века (фото 7). Повсюду стоят — как и в день катастрофы — большие кувшины для хранения зерна и масла. То тут, то там попадаются уцелевшие великолепные цветные фрески; их стиль и краски идентичны фрескам, найденным на Крите, колыбели минойской цивилизации (рис. 21). Некоторые фрески с изображением пассажирских и грузовых судов свидетельствуют о том, что жители острова были искусными мореплавателями (фото 8).

Рис. 20.

Поскольку катастрофа произошла внезапно, то среди погребенных под пеплом домов и складов должны были обнаружиться свидетельства необычайного богатства — в том случае, если Тира действительно является Атлантидой, о которой писали Платон и Солон. Однако никаких сокровищ найти не удалось. Стены были расписаны фресками, но не облицованы золотом (как утверждалось в легенде об Атлантиде). Возможно, на острове была медь, но не олово или другие руды. Совершенно очевидно, что остров представлял собой боковую ветвь минойской цивилизации, а не ее центр. Разве могли великие, богатые и могущественные Атланты жить на окраине, а не в центре империи?

Рис. 21.

Все имевшиеся в нашем распоряжении свидетельства, подкрепленные осмотром на месте, указывали на то, что Тира (Санторин) никак не подходила на роль легендарной Атлантиды.

Но мог ли взрыв вулкана вызвать явления, сопровождавшие Исход евреев из Египта? Ответ на этот вопрос в определенной степени зависит от точности датировок. Если извержение на Тире (так считают немногие) и Исход (в этом убеждено большинство) имели место примерно в 1250 году до нашей эры, то связь между этими событиями вполне возможна. Если же взрыв вулкана произошел в период между 1450 и 1500 г. до нашей эры (на что указывают уточненные данные), то получается разрыв длиной в два столетия. Тем не менее, если Исход (а я убежден в этом) следует датировать 1450 годом до нашей эры, то эти два события вполне могли совпасть по времени.

В своих работах путем сравнения библейской, месопотамской и египетской хронологии я пришел к выводу, что Исход евреев из Египта начался в 1433 году до нашей эры — эта дата лишь на несколько лет отличается от расчетов некоторых других ученых. В 1986 году доктор Ханс Гедике из Университета Джона Хопкинса вызвал настоящую бурю, объявив, что новейшие расшифровки древнеегипетских надписей привели его к следующему выводу: Исход имел место в 1477 году до нашей эры (дата, близкая моей, на что я указывал в переписке с ним). Более того, он связывал такое важное явление, как расступившиеся воды Красного моря и последующий прилив, поглотивший гнавшихся за евреями египтян, с вулканическим извержением на Тире и огромной волной, прокатившейся в результате этого по восточному Средиземноморью.

Как уже упоминалось выше, другие работы, посвященные исследованию катастрофы на Тире (вышедшие как до, так и после открытий доктора Гедике), датировали взрыв вулкана периодом 1550–1450 г. до нашей эры. В отсутствие новых открытий теории, связывающие Тиру и Атлантиду, и также Тиру и Исход, начинали пробуксовывать.

* * *

Значит ли это, что посещение Тиры не принесло никакого результата — с точки зрения обеих гипотез?

Это не совсем так. Поездка на Тиру сформировала в моей голове, если можно так выразиться, некую нишу под названием «Атлантида». И это привело к открытию, сделанному в следующем пункте назначения — на острове Крит.

Это открытие не подтвердило и не опровергло существование острова-государства под названием Атлантида, но убедило меня в том, что в далеком прошлом — мы ведем речь о древних, но исторических временах — народы Старого Света знали дорогу в Новый Свет. Легенда об Атлантиде утверждала, что только Атланты путешествовали на восток от Средиземного моря, но она не исключала вояжей в противоположном направлении, из Средиземноморья в Новый Свет, к землям, лежащим по ту сторону Геркулесовых Столбов. В таком случае вернувшиеся из плавания путешественники могли привезти с собой легенду о золотом городе, окруженном водой. И тогда Атлантида из мифа или легенды превращается в реальность.

Именно к таким выводам я пришел на острове Крит.

Как и большинство путешественников, мы решили поселиться в одном из чудесных отелей столицы острова, Ираклиона, расположенного на берегу Средиземного моря. Отсюда мы, как и все туристы, поехали на руины Кноссоса, древней столицы Крита времен минойской цивилизации. Основная часть руин — это остатки дворца (рис. 22) знаменитого царя Миноса (отсюда название «минойской» цивилизации), с которым связаны многие легенды о богах, полубогах, людях и полулюдях-полубыках. Слава Кноссоса возродилась, в основном, благодаря усилиям сэра Артура Эванса, начавшего раскопки в этом месте в 1900 году. Он, а также его преемники, продолжившие раскопки и реконструкцию, обнаружили дворцы, кладовые, святилища, жилые дома, величественные здания с колоннами, а также большое количество ярких настенных росписей, отражающих шесть веков жизни критского общества (рис. 23).

Рис. 22.

На следующий день — так поступают уже немногие туристы — мы отправились в Археологический музей Ираклиона, где хранятся большинство бесценных произведений искусства и артефактов, найденных на острове. Обычно туристов ведут к витринам с драгоценностями (может быть, чтобы произвести впечатление на женскую половину группы?), но я настоял, чтобы мы задержались у менее броских экспонатов — закрытых стеклом столов с цилиндрическими печатями, а также с другими предметами, украшенными резьбой. Я искал конкретную цилиндрическую печать с выгравированным изображением, напоминавшим ракету в небе над процессией воинов, колесниц и фантастических существ (рис. 24). У меня имелось изображение этой печати, а также абсолютно точные сведения, что она была найдена на Крите и хранится в этом музее, но ее, тем не менее, не оказалось среди представленных в экспозиции артефактов. Возможно, она в Афинах, сказали мне в ответ на мои расспросы.

Рис. 23.

Рис. 24.

Разочарованный тем, что мне не удалось найти печать, я переключился на другие имевшиеся в музее артефакты — терракотовые (из обожженной глины) таблички с письменами. Здесь были представлены два похожих, но на самом деле разных шрифта, линейный А и линейный В (рис. 25). Шрифт, получивший название линейного В, был в основном расшифрован и являлся наполовину символьным, наполовину алфавитным письмом ахейских племен (в древности населявших материковую Грецию). Линейный А шрифт официально считается нерасшифрованным, хотя еще в 60-х годах двадцатого века профессор Сайрус Гордон убедительно доказал, что это язык северо-западных семитских народов, таких, как финикийцы. Этот вывод косвенно подтверждается критскими и греческими мифами, согласно которым минойская цивилизация началась с того, что верховный бог Зевс увидел дочь финикийского царя Европу, игравшую со своими служанками на берегу моря. Влюбившись в девушку, Зевс превратился в быка и появился на берегу. Когда Европа, развеселившись, села верхом на животное, бык поднялся, бросился в море и, переплыв его, привез девушку на остров Крит. Здесь Зевс открылся Европе, и она согласилась стать его женой. Европа родила Зевсу трех сыновей, одним из которых был знаменитый царь Крита Минос. Таким образом, эта легенда свидетельствует в пользу предположения, что первая критская письменность была позаимствована у финикийцев.

Рис. 25.

На Крите был найден и третий, самый загадочный вид письменности. Эти необычные знаки вырезаны на обеих сторонах терракотового диска, известного как Фестский диск (рис. 26 и фото 9). Он был найден в 1908 году на руинах дворца в местечке Фестос, расположенном на южном побережье острова. Археологический контекст находки датировался примерно тем же периодом, что и линейный шрифт А, то есть 1700–1500 г. до нашей эры.

Рис. 26.

Надпись состояла из значков-картинок, или иероглифов, причем нанесены они были не так, как это делали обычно писцы, царапая заостренной палочкой или другим «пером» по влажной глине. На Фестском диске использовались подвижные литеры, которые вдавливались в глину — наборный метод, якобы изобретенный Иоганном Гутенбергом 3200 лет спустя!

Пиктограммы Фестского диска абсолютно непохожи — за немногими исключениями — на значки двух других линейных шрифтов с острова Крит.

242 символа на обеих поверхностях диска были нанесены при помощи сорока пяти подвижных литер, и на этом основании ученые предположили, что это не алфавитный шрифт (рис. 27). Некоторые значки немного напоминают египетские иероглифы (которые представляли собой сочетание пиктограмм с силлабическими символами) или хеттские письмена. Поскольку печати (на которых были вырезаны несколько слов, имя или титул, и которые вдавливались в сырую глину, например, кирпичи) получили широкое распространение в Месопотамии, некоторые ученые связывали происхождение и язык надписей диска с Древним Шумером. Все без исключения специалисты сходятся в одном: диск был привезен на Крит откуда-то еще. Но откуда, кем и что это за язык?

Когда перед поездкой я просматривал имевшийся у меня материал, мое внимание привлек один из символов. Внимательно разглядывая диск в музее Ираклиона, я понял, что видел подобные значки в других местах. Он свидетельствовал о связи с Египтом, а также с Чичен-Ица, древним городом майя на мексиканском полуострове Юкатан.

Этим значком была голова воина в украшенном перьями шлеме. По частоте использования он занимал второе место вслед за «идущим человеком». Создавалось впечатление, что он располагался в начале сегментов текста, как будто отражал содержание предложения. В большинстве случаев этот символ следовал за изображением щита, и если надпись начиналась внизу слева (как показано на рис. 28), то текст на обеих сторонах диска мог сообщать следующее: «Это рассказ о воинах, которые совершили путешествие в …»

Рис. 27.

На каждой стороне диска несколько раз встречается пиктограмма с изображением корабля, и поэтому диск вполне может содержать рассказ о морской экспедиции. Впервые я увидел похожие значки с изображением воинов в Египте, на стенах храма Мединет-Хабу, где Рамсес III повелел запечатлеть сцены сражения с пришельцами с моря (рис. 29). Египтяне называли их «людьми моря», а иногда словом «пелешт» — это имя практически идентично библейскому «плишти», как в оригинале назывались филистимляне, которые на судах пересекли Средиземное море и поселились на побережье Ханаана.

Рис. 28.

Корабли захватчиков на египетских рисунках отличаются от судов египтян и практически идентичны тем, что изображены на обеих сторонах Фестского диска. Родина этих захватчиков неизвестна, но их изображения на Фестском диске и египетских рисунках тринадцатого века до нашей эры не оставляют сомнений в том, что это был морской народ Средиземноморья второго тысячелетия до нашей эры.

Этот вывод сделать было нетрудно. Другая, и более важная, часть вопроса заключалась в следующем: как далеко заплывали эти мореходы и могли ли они, миновав Геркулесовы Столбы, выходить в Атлантический океан. Возможно, они добирались до Атлантиды, привезя сведения о ее существовании и описания этого государства? Находка точно таких же изображений воинов в украшенных перьями шлемах в Чичен-Ице, на другом краю света, позволяет дать ответы на эти вопросы.

Чичен-Ица считалась главным центром государства майя на мексиканском полуострове Юкатан. Их поселение возникло на этом месте в первом тысячелетии до нашей эры, а к 450 году нашей эры оно превратилось в главный священный город майя. Его история, памятники (наиболее известный из них — это ступенчатая пирамида) и знаменитая обсерватория подробно описаны в моей книге «Потерянные царства». В ней, однако, пропущен любопытный эпизод. Во время одного из моих многочисленных визитов в Чичен-Ицу я решил проигнорировать табличку «ВХОД ВОСПРЕЩЕН», обогнул деревянные барьеры, загораживающие ступен




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.