Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Через стену и прямо в пасть 13 страница



– И чем эта группа будет заниматься?

Насуада взяла со стола перо и, вертя его в руках, стала излагать Эрагону свои соображения:

– Задачи ее будут весьма схожи с теми задачами, что стояли перед Всадниками. Странствуя по стране, они будут охранять в ней мир и покой, участвовать в разрешении судебных споров и, самое главное, наблюдать за своими собратьями-заклинателями, чтобы те не использовали свои возможности в корыстных целях.

Эрагон слегка нахмурился.

– А почему все это попросту не поручить Всадникам?

– Потому что пройдут долгие годы, прежде чем у нас появятся новые Всадники. Но даже и тогда их будет недостаточно для разрешения любого мелкого спора, для усмирения каждого заклинателя или деревенской ведьмы. Кстати, ты ведь так и не нашел подходящего места для школы Всадников и драконов?

Эрагон покачал головой. И он, и Сапфира, испытывали из-за этого все большее нетерпение, но пока что ни сами, ни вместе с Элдунари они не сумели прийти к согласию относительно выбора места. Это стало больной темой, потому что все понимали: юным драконам нужно поскорее дать возможность проклюнуться.

– Я так и думала. Это необходимо сделать, Эрагон. Мы не можем позволить себе ждать до бесконечности. Посмотри, какой хаос царит в стране после правления Гальбаторикса. Маги стали здесь самыми опасными существами, даже более опасными, чем драконы. Их нужно прибрать к рукам, иначе мы, так или иначе, окажемся в их власти.

– Неужели ты действительно думаешь, что удастся собрать достаточное количество магов, которые согласятся стать надзирателями? Причем и здесь, и в Сурде?

– Я думаю, да. Если, конечно, именно ты попросишь их об этом. Кстати, именно по этой причине я хотела бы, чтобы эту группу магов возглавил ты.

– Я?

Она кивнула.

– А кто же еще? Трианна? Полностью я ей доверять не могу. Да она и не обладает должной силой. Кто-то из эльфов? Нет, это должен быть представитель нашей расы. Ты знаешь Имя древнего языка, ты – Всадник, за тобой стоит мудрость и авторитет многих Элдунари. Я даже представить себе не могу лучшего предводителя магов. Я уже говорила об этом с Оррином, и он со мной согласен.

– Вряд ли подобная идея ему понравилась, – усмехнулся Эрагон.

– Да, не понравилась. Но он понимает, что это необходимо.

– Так уж и необходимо? – Эрагон оперся руками о край стола. – Как ты, например, предполагаешь осуществлять надзор за теми магами, которые не войдут в эту группу?

– Я надеялась, что у тебя, возможно, появятся какие-то собственные предложения на этот счет. Мне кажется, с помощью заклинаний и магических зеркал можно было бы отслеживать местонахождение таких магов и присматривать за ними, чтобы они не использовали магию в корыстных целях и не угнетали с ее помощью других людей.

– А если они все-таки будут это делать?

– Тогда мы позаботимся о том, чтобы они были наказаны за свои преступления. Мы заставим их поклясться на древнем языке, что они никогда более не станут прибегать к магии.

– Даже клятва, данная на древнем языке, совсем не обязательно лишает мага возможности и в дальнейшем использовать различные заклинания.

– Да, но это самое большее, что мы можем сделать.

Эрагон кивнул.

– А если заклинатель не захочет или не позволит, чтобы за ним присматривали? Что тогда? Я легко могу себе это представить. Ведь очень многие не пожелают, чтобы за ними постоянно шпионили.

Насуада вздохнула.

– Да, это самое трудное… А что бы ты сделал, Эрагон, оказавшись на моем месте?

Но ни одного достойного предложения он сделать не сумел. И Насуада совсем погрустнела.

– Вот и я не знаю, как тут быть, – сказала она. – Это очень сложная, запутанная, болезненная проблема, и получается, что, какое бы решение я ни выбрала, все равно кому-то от этого будет очень плохо. Но если я ничего предпринимать не стану, маги так и будут пользоваться полной свободой действий, так и будут продолжать манипулировать другими с помощью своих заклинаний. Если же я силой заставлю их подчиниться, то многие из них попросту возненавидят меня. И все же, ты согласен со мной в том, что лучше защитить большую часть моих подданных, пожертвовав для этого значительно меньшей их частью?

– Мне эта затея не нравится, – тихо ответил Эрагон.

– Да и мне, в общем, тоже.

– Ты бы хотела связать клятвой каждого заклинателя, каждого подчинить своей воле – вне зависимости от его могущества и намерений.

Насуада, не мигая, смотрела на него.

– Но ведь это ради благополучия большинства!

– А как же те люди, которые всего лишь способны читать чужие мысли? Это ведь тоже разновидность магии.

– Их тоже следует учитывать. Ибо их потенциальная возможность навязать свою волю другим весьма высока. – И Насуада вздохнула. – Я понимаю, это нелегко принять, Эрагон. Но мы обязаны этим заняться. Гальбаторикс был безумным злодеем, но в одном он был прав: магов необходимо обуздать. Но не так, как собирался это сделать Гальбаторикс. Хотя что-то сделать все же необходимо, и, по-моему, мой план – наилучшее решение данной проблемы. Если ты сможешь придумать иной способ, позволяющий заставить магов подчиняться закону, я буду очень даже рада. Иначе придется действовать так, как предлагаю я. И мне очень нужна будет твоя помощь, чтобы это осуществить. Итак, ты примешь на себя командование такой группой магов ради благополучия всей нашей страны и нашей расы?

Эрагон не спешил с ответом. Наконец он сказал:

– Если ты не возражаешь, я бы хотел немного подумать. Мне необходимо посоветоваться с Сапфирой.

– Разумеется. Но думай не слишком долго, Эрагон. Подготовка уже ведется, и ты мне вскоре понадобишься.

После этого разговора Эрагон не бросился сразу советоваться с Сапфирой, а некоторое время задумчиво бродил по улицам Илирии, не обращая внимания на поклоны и приветственные крики встречных. Ему было не по себе и от этого предложения Насуады, и от того образа жизни, который он сейчас вел. Они с Сапфирой слишком давно бездействуют! Пришла пора перемен, и больше ждать невозможно. Им надо решить, чем они намерены заниматься дальше, и любой выбор, безусловно, повлияет и на всю последующую их жизнь.

Размышлял Эрагон, наверное, несколько часов – в основном рассматривая свои обязательства перед близкими ему людьми. День уже клонился к вечеру, когда он наконец повернул назад. А придя домой, не говоря ни слова, взобрался к Сапфире на спину, и она, ни о чем его не спрашивая, тут же взлетела ввысь.

Она покружила высоко над Илирией – достаточно высоко, чтобы Эрагон мог видеть на сотни миль окрест. И пока она кружила там, Эрагон мысленно поделился с нею своими тревогами.

Сапфира разделяла многие его опасения, но ее не так сильно, как Эрагона, тревожила их связь с другими и ответственность перед ними. Самым важным для нее было защитить будущих драконов и Элдунари. Впрочем, это было в равной степени важно и для Эрагона, однако он, в отличие от Сапфиры, понимал, что они не могут игнорировать те последствия – как политические, так и личные, – которые будут связаны со сделанным ими выбором. Но сделать этот выбор он так и не мог.

Наконец Сапфира, нырнув вниз, поскольку восходящий поток воздуха под нею несколько ослаб, сказал ему: «По-моему, мы должны делать то же, что и всегда. И как это было всегда». И, больше ничего не прибавив, она развернулась и стала молча спускаться в город.

Эрагон оценил ее молчание. Это решение прежде всего должен был принять он сам, а потому ему пришлось все это обдумать самостоятельно.

Когда они приземлились во дворе замка, Сапфира ласково коснулась его своей мордой и сказала:

«Если тебе нужно будет поговорить, я буду здесь».

Он улыбнулся, погладил ее по шее и медленно, опустив голову, пошел к себе.

…В ту ночь, когда прибывающая луна только-только выглянула из-за края утеса, нависавшего над Илирией, Эрагон сидел на кровати, опершись о спинку, и читал книгу о том, как делали седла первые Всадники. Вдруг боковым зрением он заметил какое-то почти неуловимое движение – точно шевельнулась занавеска.

Он тут же вскочил и выхватил из ножен Брисингр.

Окно было открыто, и на подоконнике он вдруг увидел крошечный трехмачтовый корабль, сплетенный из стебельков травы. Он улыбнулся, сунул меч в ножны и протянул руку. Кораблик тут же послушно поплыл к нему через комнату и аккуратно приземлился ему на ладонь, чуть завалившись набок.

Этот кораблик несколько отличался от тех, которые Арья так ловко мастерила во время их совместных путешествий по Империи – это было уже после того, как они с Рораном вытащили Катрину из Хелгринда. Во-первых, у него было больше мачт, да и паруса были сделаны из листьев. Травинки были хрупкими и пожухшими, но еще не совсем высохли, что заставило Эрагона думать, что они были сорваны всего дня два назад.

К палубе кораблика была привязана аккуратно свернутая бумажка. Эрагон осторожно снял ее, и сердце его бешено забилось. Это было письмо от Арьи, написанное иероглифами древнего языка:

 

Эрагон, наконец-то было решено, кто сменит Имиладрис на эльфийском троне. По этому поводу я направляюсь в Илирию для встречи с Насуадой. Но сперва мне хотелось бы поговорить с тобой и Сапфирой. Мое письмо ты должен получить за четыре дня до того, как луна достигнет своей половинной величины. Если так и выйдет, встречай меня через день после этого на самой восточной излучине реки Рамр. Приходи один и никому больше о нашем свидании не говори.

Арья.

 

Эрагон невольно улыбнулся. Время Арья рассчитала идеально. Ее кораблик прибыл в точности тогда, когда она и хотела. Затем улыбка его погасла, и он еще несколько раз перечитал письмо. Она явно что-то скрывает! Уж это-то совершенно ясно. Но что? И почему нужно встречаться втайне?

«Может быть, Арье не нравится тот, кого выбрали следующим правителем эльфов? – думал он. – Или же возникла какая-то иная проблема?»

И хотя Эрагону страшно хотелось снова ее увидеть, он не мог забыть того, как она перед отъездом практически игнорировала их с Сапфирой. Он предполагал, правда, что, с точки зрения Арьи, какие-то несколько месяцев – это сущий пустяк, но ничего не мог поделать с разъедавшей его душу обидой.

Он выждал, когда на небе блеснет первый свет зари, и поспешил вниз, чтобы разбудить Сапфиру и сообщить ей эту новость. Она была заинтригована не меньше, чем он сам, хотя и не испытывала по этому поводу особого возбуждения.

Эрагон оседлал ее, и они вылетели из города на северо-восток, никому не сообщив о своих намерениях, даже Глаэдру или другим Элдунари.

 

Фирнен

 

Только что миновал полдень, когда они прибыли в указанное Арьей место – изящную излучину реки Рамр, отмечавшую ее дальнейший путь на восток.

Эрагон изо всех сил вглядывался, прильнув к шее Сапфиры, в землю внизу, надеясь хоть мельком заметить там Арью, но местность выглядела совершенно пустынной, если не считать стада диких быков. Заметив Сапфиру, быки поспешили удрать, опустив рогатые головы и поднимая клубы пыли. И быки, и прочие более мелкие животные были, похоже, единственными обитателями этих мест. Да Эрагон более никого и не сумел здесь мысленно почувствовать. Разочарованный, он снова посмотрел вдаль, на линию горизонта, но Арьи по-прежнему нигде не было.

Сапфира приземлилась на небольшом холме ярдах в пятидесяти от берега реки. Эрагон уселся с нею рядом, прислонившись спиной к ее боку.

На вершине холма виднелся небольшой выход скальной породы, скорее всего слюды. Пока они ждали, Эрагон развлекался тем, что вытачивал из небольшого куска этой слюды нечто вроде наконечника для стрелы. Камень был, разумеется, слишком мягким, и такой наконечник мог бы пригодиться разве что для украшения, но эта работа доставляла Эрагону даже некоторое удовольствие. Он доделал наконечник и остался вполне доволен собой – наконечник вышел аккуратный и даже довольно острый. А потом принялся обтесывать более крупный кусок, превращая его в лезвие кинжала, имевшее форму древесного листа, вроде тех, которые носили при себе эльфы.

Ему казалось, что ожидание чрезмерно затягивается, но примерно через час Сапфира подняла голову и стала пристально вглядываться в дальний край равнины, за которым раскинулась относительно близкая отсюда пустыня Хадарак.

Эрагон почувствовал, как напряглось тело Сапфиры, а ее душу обуревают какие-то странные эмоции: казалось, она чует приближение неких событий чрезвычайной важности.

«Посмотри», – сказала она Эрагону.

Не выпуская из рук наполовину выточенный кинжал, он неловко поднялся на ноги и вгляделся в восточную сторону равнины.

Но не увидел ничего, кроме травы, земли и нескольких исхлестанных ветрами деревьев. С помощью магии он несколько расширил свой кругозор, но так ничего интересного и не заметил.

«Что же я…» – начал было он и не договорил, увидев высоко в небе, на востоке, вспышки какого-то зеленого огня – казалось, там сверкает в лучах солнца огромный изумруд. И этот «изумруд» мчался на фоне синих небес, но дуге направляясь прямо к ним, яркий, точно звезда в ночи.

Эрагон выронил свой каменный кинжал и, не отрывая глаз от этой мерцающей искры, взобрался Сапфире на спину и пристегнул ножные ремни. Он хотел спросить, что она думает по поводу этой светящейся точки – хотел заставить ее словами назвать то, что смутно подозревал сам, – но не мог заставить себя сказать ни слова. Молчала и Сапфира.

Она так и не взлетела, хоть и раскрыла крылья, словно готовилась это сделать.

А светящаяся точка сперва стала значительно больше, а потом превратилась в целое созвездие таких же ярких зеленых точек. Их были десятки, сотни, тысячи! И через несколько минут они слились, являя истинную форму того, кто сейчас приближался к Эрагону и Сапфире. Это был дракон!

Больше Сапфира ждать не могла. Издав трубный клич, она захлопала крыльями и взмыла в небо почти под прямым углом, так что Эрагон едва успел ухватиться за шип у нее на шее. Она мчалась навстречу незнакомому дракону, и Эрагон чувствовал, что в ней, как и в нем самом, бушуют самые разнообразные чувства – от безумного восторга до чрезвычайной настороженности, порожденной тем, что им обоим довелось пережить в минувших сражениях. И тут весьма кстати оказалось то, что солнце светило им прямо в спину.

Сапфира продолжала подъем, пока не оказалась немного выше зеленого дракона, и сосредоточилась на скорости.

Вблизи Эрагон увидел, что дракон отлично сложен, но еще очень молод и по-детски неуклюж. Его лапы и крылья еще не приобрели той устойчивости, которая была свойственна Глаэдру, Торну или Сапфире. Он был гораздо меньше Сапфиры. Чешуя на боках и спине была темно-зеленой, цвета лесной листвы, а на брюхе и лапах она была значительно светлее и по краям казалась почти белой. Крылья у него были ярко-зеленые, как листья падуба, но когда сквозь них просвечивало солнце, они приобретали желтоватый оттенок, как молодые листья дуба но весне.

Во впадине между драконьей шеей и спиной было седло, очень похожее на седло Сапфиры, а в седле сидел некто, очень похожий на Арью. Длинные темные волосы так и вились у седока за спиной, и это зрелище наполнило душу Эрагона невыразимой радостью. Он чувствовал, что та пустота, с которой он все это время безуспешно сражался, тает без следа подобно ночному мраку под лучами солнца.

Когда драконы на огромной скорости пронеслись мимо друг друга, Сапфира взревела, и зеленый дракон ответил ей таким же ревом. Затем они развернулись и принялись кружить, словно гоняясь за хвостами друг друга, и Сапфира летела по-прежнему чуть выше зеленого дракона, но он не делал ни малейшей попытки подняться на тот же уровень. Иначе, пожалуй, у Эрагона возникли бы опасения, что этот дракон хочет напасть и пытается занять более выгодное положение.

Он засмеялся и что-то крикнул навстречу ветру. И Арья – это, конечно же, была она, – тоже что-то крикнула в ответ и подняла руку. Затем Эрагон коснулся ее мыслей – просто чтобы быть окончательно уверенным – и мгновенно понял, что это действительно Арья. Он почти сразу же прервал их мысленную связь, чтобы не быть грубым и навязчивым. Эрагон знал, что она все равно ответит на любой его вопрос, как только они опустятся на землю и смогут нормально поговорить.

Сапфира и зеленый дракон снова взревели, а потом еще немного погонялись друг за другом, пока внизу снова не показалась река Рамр. Там Сапфира первой по спирали пошла вниз и приземлилась точно на тот же холм, где они с Эрагоном и поджидали прибытия Арьи.

Зеленый дракон приземлился футах в ста от них и низко присел, пока Арья высвобождала ноги из ремней и слезала с седла.

Эрагон сорвал с ног ремни, спрыгнул на землю и бегом бросился к Арье, не обращая внимания на то, что меч в ножнах больно колотит его по ноге. Арья тоже бросилась к нему, и они встретились на равном расстоянии от обоих драконов, которые последовали за ними куда более размеренной поступью, тяжело ступая по земле огромными лапами.

Подбежав ближе, Эрагон увидел, что вместо кожаной тесемки, которой Арья обычно стягивала падавшие на лицо волосы, на лбу у нее красуется тонкий золотой обруч. В центре обруча светился бриллиант в форме слезы. Казалось, что свет исходит как бы изнутри этого камня. На поясе у Арьи висел меч с зеленой рукоятью в зеленых ножнах. Это был меч Тамерлин, тот самый, который эльфийский лорд Фиолр некогда предлагал ему взамен Зарока. Этот меч раньше принадлежал одной Всаднице, эльфийке Арве. Но сейчас рукоять выглядела несколько иначе, чем помнилось Эрагону – легче и изящней, да и ножны показались ему более узкими.

Эрагон не сразу понял, что означает диадема у Арьи на лбу. Изумленно глядя на нее, он выпалил:

– Такты…

– Я, – сказала она и склонила голову. – Атра эстерни оно тхелдуин, Эрагон.

– Атра дю эваринья оно варда, Арья… дрёттнинг? – Впрочем, от его внимания не ускользнуло то, что она предпочла поздороваться с ним первой, а это у эльфов означало только одно.

– Дрёттнинг, – подтвердила она. – Мой народ решил передать мне титул моей матери, и я приняла его.

У них над головами Сапфира и зеленый дракон, приблизив друг к другу морды, обнюхивали друг друга. Сапфира была выше, зеленому дракону приходилось вытягивать шею, чтобы до нее достать.

Хотя Эрагону больше всего на свете хотелось поговорить с Арьей, он все же не мог оторвать глаз от зеленого дракона.

– А это кто? – спросил он.

Арья улыбнулась, а потом и вовсе его удивила: взяла за руку и подвела к зеленому дракону. Тот фыркнул и склонил голову так, что она оказалась ровно над ними, в недрах его алых ноздрей клубился дым.

– Эрагон, – сказала Арья, касаясь рукой теплой морды дракона, – это Фирнен. Фирнен, это Эрагон.

Эрагон, подняв голову, посмотрел в один из сверкающих глаз Фирнена, радужка была бледно-зеленой и чуть желтоватой, как молодая трава.

«Я рад, что могу наконец познакомиться с тобой, Эрагон, наш друг и Губитель Шейдов, – сказал Фирнен. Голос у него оказался более глубоким и звучным, чем ожидал Эрагон, даже более звучным, пожалуй, чем голос Торна, или Глаэдра. – Моя Всадница много рассказывала мне о тебе».

И Фирнен один раз моргнул с негромким резким звуком, точно раковина ударилась о камень.

В широкой, залитой солнцем душе Фирнена даже тени казались прозрачными, и там царило сильнейшее возбуждение, даже восторг.

Да и самого Эрагона охватило невероятное, радостное изумление: как только могло произойти такое чудо?

«И я очень рад с тобой познакомиться, Фирнен-финиарель, – мысленно сказал он зеленому дракону. – Вот уж не думал, что мне доведется увидеть, как ты проклюнешься из яйца и освободишься от чар Гальбаторикса!»

Изумрудный дракон слегка фыркнул. Он выглядел чрезвычайно гордым и полным энергии. Затем он снова посмотрел на Сапфиру. Между обоими драконами происходило что-то очень важное. Во всяком случае, в душе Сапфиры Эрагон чувствовал бешеный поток всевозможных мыслей, чувств и ощущений.

Арья слегка улыбнулась:

– Они, похоже, друг другу понравились.

– Да, очень.

Прекрасно понимая друг друга и без слов, Эрагон и Арья вышли из-под арки, образованной драконьими головами, и двинулись в сторону, предоставив драконам возможность пообщаться наедине. Сапфира не уселась, как делала это обычно, а так и осталась в полуприсеве, припав к земле так, словно охотилась на оленя. Фирнен принял точно такую же позу. Кончики драконьих хвостов чуть подергивались.

Арья выглядела отлично, гораздо лучше, чем за все время с тех пор, как они вместе покинули Эллесмеру и присоединились к варденам. Вряд ли Эрагон сумел бы найти подходящие слова, чтобы описать ее, но наверняка можно было сказать, что она выглядит счастливой.

Некоторое время оба шли молча, потом немного постояли, наблюдая за драконами, и Арья сказала, повернувшись к нему:

– Ты прости, что я раньше с тобой не связалась. Должно быть, ты не самым лучшим образом думал обо мне. Наверное, тебе казалось, что я вас с Сапфирой совсем забросила. А теперь ты еще и обижен тем, что я утаила от тебя такую важную вещь, как появление Фирнена. Обижен?

– Ты получила мое письмо?

– Получила. – И, к его удивлению, она достала из-за пазухи маленький кусочек пергамента, который он мгновенно узнал. – Я бы ответила сразу, но Фирнен уже проклюнулся, а лгать тебе мне не хотелось. Ведь я бы солгала тебе, даже если бы просто не упомянула о появлении Фирнена на свет.

– Но зачем было его прятать?

– Мне не хотелось рисковать – ведь столько слуг Гальбаторикса по-прежнему на свободе, а драконов осталось так мало! Я боялась, что кто-то может узнать о Фирнене.

Он тогда еще был слишком мал, чтобы хоть как-то защитить себя.

– Неужели ты действительно опасалась того, что кто-то сможет прокрасться в Дю Вельденварден и убить его?

– Порой там случались весьма странные вещи… А поскольку драконы находятся на грани полного исчезновения, я не желала рисковать. Если бы это было в моих силах, я бы держала Фирнена в Дю Вельденвардене еще лет десять, пока он не станет таким большим, чтобы уж никто не посмел на него напасть. Но он так хотел улететь, что я не смогла ему отказать. И потом, мне необходимо встретиться с Насуадой и Ориком – уже в новом качестве.

Эрагон мысленно слышал, как Фирнен рассказывает Сапфире о своей первой добыче – олене, пойманном в эльфийском лесу. Он знал, что и Арья тоже слышит разговор драконов. Он заметил, как дрогнули в улыбке ее губы, когда Фирнен описывал свои попытки догнать косулю, после того как наступил на ветку и вспугнул ее.

– И давно тебя избрали королевой?

– Через месяц после моего возвращения. Ванир, впрочем, об этом не знал. Я попросила не сообщать ему об этом, как нашему послу у гномов. Мне хотелось пока что полностью сосредоточиться на воспитании Фирнена и не тревожиться о государственных делах и всяких визитах… Но тебе, наверное, интересно было бы узнать, где я его выращивала? На Утесах Тельнаира, где жили Оромис и Глаэдр! Мне показалось, что это… справедливо.

Оба снова помолчали. Потом Эрагон, указав на Фирнена, спросил:

– Как же все это произошло?

Арья улыбнулась.

– Когда мы вернулись в Эллесмеру, я заметила, что Фирнен начинает ворочаться в своей скорлупе, но я ничего такого не подумала, ведь и Сапфира часто ворочалась в яйце. Но не успели мы добраться до Дю Вельденвардена и миновать охраняемые границы, он взял и проклюнулся! Был уже почти вечер. Я ехала, держа яйцо на коленях, как когда-то возила и Сапфиру, и разговаривала с ним. Я рассказывала ему о нашем мире, говорила, что теперь он в безопасности, и вдруг яйцо затряслось, и… – Она вздрогнула и тряхнула головой, а в глазах у нее блеснули слезы. – А потом между нами установилась такая нежная связь… Собственно, я именно так все это себе и представляла. Стоило нам коснуться друг друга… Я всегда хотела быть Всадницей, Эрагон! Всегда хотела иметь возможность защищать свой народ, хотела отомстить Гальбаториксу за гибель отца, но не верила в такую возможность для себя, пока не увидела первую трещинку на яйце Фирнена.

– И когда вы соприкоснулись, то…

– Да. – Арья подняла левую руку и показала Эрагону серебристую отметину на ладони, точно такую же, как и у него, гёдвей игнасия. – У меня возникло такое ощущение, будто… – Она умолкла, подыскивая нужные слова.

– Будто ты коснулась ледяной воды, и теперь твоя рука горит, и ее даже как будто покалывает, – подсказал Эрагон.

– Да, именно так. – И Арья невольно обхватила себя руками, словно ей вдруг стало холодно.

– Итак, вы вернулись в Эллесмеру, – сказал Эрагон.

Теперь уже Сапфира рассказывала Фирнену о том, как они с Эрагоном плавали в озере Леона во время своего первого путешествия в Драс-Леону, еще с Бромом.

– Да, мы вернулись в Эллесмеру.

– И вы с Фирненом поселились на Утесах Тельнаира. Но зачем тебе было становиться королевой, если ты уже стала Всадницей?

– Это была не моя идея. Датхедр и другие наши старейшины пришли ко мне на утесы и попросили принять плащ моей матери. Я отказалась. Но они снова пришли на следующий день и на следующий. И приходили каждый день в течение целой недели, и каждый раз с новыми аргументами в пользу того, почему мне следует принять ее плащ и корону. В конце концов они убедили меня, что так будет лучше для всего нашего народа.

– Но почему все-таки именно ты? Не потому ли, что ты – дочь Имиладрис? Или, наоборот, потому что ты стала Всадницей?

– Нет, это не потому, что Имиладрис была моей матерью. Хотя отчасти, конечно, и это повлияло на их выбор. И не потому, что я стала Всадницей. Наша внутренняя политика куда сложнее, чем у людей или у гномов, и выбор нового правителя у нас никогда не происходит легко. Тут нужно учитывать согласие десятков различных домов и семей, а также многочисленных старших представителей нашей расы, и каждое предложение, сделанное ими, это часть сложной игры, в которую мы продолжаем играть вот уже много тысячелетий. В общем, было немало всяких причин, побудивших их выбрать именно меня. И далеко не все эти причины вполне очевидны.

Эрагон переступил с ноги на ногу, глядя в пространство между Сапфирой и Арьей. Он пока что не мог примириться с ее решением.

– Но разве можно быть одновременно и Всадницей, и королевой эльфов? – спросил он. – Всадники вроде бы не должны оказывать предпочтения ни одной расе. Иначе народы Алагейзии перестали бы им доверять. И потом, как ты сможешь участвовать в восстановлении нашего ордена и воспитании нового поколения драконов, если будешь занята многочисленными королевскими делами и обязанностями в Эллесмере?

– Наш мир уже не тот, каким был прежде, – сказала Арья. – И Всадники уже тоже не могут жить сами по себе, как это было когда-то. Их слишком мало осталось, и одним им не выстоять. Пройдет еще немало времени, прежде чем Всадников будет достаточно и они смогут занять в обществе свое прежнее место. Ведь и ты принес клятву верности Насуаде, и Орику, и его клану Дургримст Ингеитум. Но не нам, не алфакин, и было бы только справедливо, чтобы и эльфы тоже имели своего Всадника и своего дракона.

– Ты же знаешь: мы с Сапфирой готовы сражаться за эльфов точно так же, как и за гномов или за людей! – пылко возразил Эрагон.

– Я-то знаю, но другие не знают. Внешняя сторона тоже очень важна, Эрагон. Ты не в силах изменить тот факт, что уже поклялся в верности Насуаде и клану Орика. Мой народ тяжело страдал в течение последнего столетия, и хотя тебе это, возможно, не кажется столь очевидным, мы уже не те, какими были когда-то. Точно так же, как когда-то для драконов погасла звезда их удачи, гаснет и наша звезда. Все реже у нас рождаются дети, все быстрей иссякают наши силы. А кое-кто уже считает, что и ум у нас уже не столь остер, как когда-то. Впрочем, последнее доказать и невозможно.

– Но ведь то же самое верно и для людей – во всяком случае, так считает Глаэдр, – сказал Эрагон.

Арья кивнула:

– Он прав. Обеим нашим расам нужно время, чтобы прийти в себя и набраться сил. Очень многое будет зависеть также от возвращения драконов. Мало того, точно так же, как Насуада нужна для восстановления и выздоровления вашей расы, такой вождь нужен и нашему народу, эльфам, а потому после смерти Имиладрис я все время чувствовала, что обязана взвалить эту ношу на свои плечи.

Она коснулась своего левого плеча, где был спрятан иероглиф «йявё», означающий «узы доверия».

– Я поклялась служить своему народу, когда была ненамного старше тебя. Я не могу бросить его сейчас, когда он так нуждается во мне.

– Эльфы всегда будут в тебе нуждаться.

– И я всегда откликнусь на их призыв. Не тревожься, мы с Фирненом не забудем о своих обязанностях дракона и Всадника. Мы поможем тебе охранять эти земли и решать те споры, что окажутся нам по силам. А то место – где бы оно ни оказалось, даже на самой южной оконечности Спанна, – где будет находиться школа драконов и Всадников, мы будем посещать постоянно и будем помогать.

Ее слова встревожили Эрагона, но он приложил все силы, чтобы скрыть свою тревогу. То, что она обещала, вряд ли будет возможно, если они с Сапфирой примут то решение, которое обсуждали на пути сюда. Хотя все, что сказала Арья, помогало ему утвердиться в правильности принятого ими решения. Вот только его беспокоило, что Арья и Фирнен не смогут пойти тем же путем.

Он склонил голову, признавая правильность решения Арьи и ее право принять такое решение.

– Я знаю, что ты никогда не станешь пренебрегать своими обязанностями, – сказал Эрагон. – Ты никогда не поступалась своим долгом. – Он не хотел, чтобы это прозвучало слишком торжественно или даже враждебно, он просто констатировал тот факт, который всегда заставлял его безмерно уважать Арью. – И я понимаю, почему ты так долго не давала о себе знать. Я, наверное, тоже так поступил бы на твоем месте.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.