Помощничек
Главная | Обратная связь

...

Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Через стену и прямо в пасть 5 страница



– Я убил Дурзу, я убил раззаков, – спокойно сказал Эрагон, – так почему бы мне и тебя не убить?

– Я не столь слаб, как те, что мне служат. Ты же не сумел победить Муртага? А ведь он всего лишь тень моей тени. Кстати, твой отец, Морзан, был куда сильнее вас обоих. Но и он не смог мне противиться. И потом, – на лице Гальбаторикса появилась жестокая злая усмешка, – ты зря считаешь, что уничтожил раззаков. Те яйца в Драс-Леоне были далеко не единственными, отнятыми мною у летхрблака. У меня имеются и другие, и немало. Все они спрятаны в надежном месте и вскоре проклюнутся. Вот тогда раззаки вскоре вновь станут бродить по всей земле, подчиняясь моей воле. Что же касается Дурзы, то шейдов сделать нетрудно, и они зачастую приносят больше беспокойства, чем нужно, так что я уже не уверен, что с их изготовлением стоит возиться. Как видишь, ты ничего не выиграл, мой мальчик, совершив столько подвигов, и все твои победы – пшик, пустяк!

Отвратительней всего было именно это самодовольство Гальбаторикса, его ощущение полного превосходства надо всеми. Эрагону страшно хотелось наброситься на него с кулаками, проклиная его самыми страшными из известных ему проклятий, но ради детей, скорчившихся у подножия трона, он прикусил язык и лишь мысленно спросил у Сапфиры, Арьи и Глаэдра:

«У вас есть какие-нибудь идеи?»

«Нет», – сказала Сапфира. Остальные промолчали.

«Умаротх, а у тебя?»

«Мы должны напасть на него, пока еще в силах сделать это!» – прорычал старый дракон.

Минута прошла в молчании. Гальбаторикс, опершись о локоть и положив на руку подбородок, внимательно наблюдал за ними. У его ног тихо плакали мальчик и девочка. А над ним точно огромный льдисто-голубой фонарь светился глаз Шрюкна.

Затем они услышали, как двери зала открылись и закрылись, затем послышались приближающиеся шаги – шаги человека и дракона, – и в поле их зрения появились Муртаг и Торн. Они остановились рядом с Сапфирой, и Муртаг поклонился Гальбаториксу:

– Господин мой…

Тот слегка махнул рукой, и Муртаг с Торном подошли к трону и встали справа от него.

Муртаг, посмотрев на Эрагона с нескрываемым отвращением, сцепил руки за спиной и уставился куда-то в дальний угол зала, более не обращая внимания на своего сводного брата.

– Ты что-то задержался, – сказал Гальбаторикс обманчиво-ласковым тоном.

Муртаг, не глядя на него, ответил:

– Ворота оказались повреждены значительно сильнее, чем я предполагал, а те заклинания, которые ты, господин мой, на них наложил, лишь мешали приводить их в порядок.

– Ты хочешь сказать, что это я виноват в твоей задержке?

На щеках у Муртага заиграли желваки, но он спокойно ответил:

– Нет, господин мой. Я просто хотел объяснить. Кроме того, половина коридора, ведущего в тронный зал, была… в некотором беспорядке, и это тоже немного нас задержало.

– Ясно. Поговорим об этом позже. Сейчас у нас есть и более неотложные дела. Во-первых, пора нашим гостям встретиться с последним членом нашего собрания. А для этого неплохо бы прибавить тут освещения.

И Гальбаторикс, плашмя ударив лезвием меча по подлокотнику трона, глубоким звучным голосом произнес: «Найна!»

Повинуясь его приказу, на стенах ожили сотни светильников, заливая все вокруг теплым светом, похожим на пламя свечей. В углах зала, правда, по-прежнему таилась мгла, но впервые Эрагон смог более подробно рассмотреть то, что их окружает, – например, множество колонн и дверей, а также статуи, стоявшие вдоль стен, разнообразные живописные полотна и красивые, выполненные золотом на пергаменте надписи в рамах. Золота, серебра и сверкающих самоцветов в зале было с избытком. Здешнее богатое убранство, пожалуй, даже превосходило роскошные залы Тронжхайма и Эллесмеры.

Через какое-то время Эрагон заметил еще какую-то странную каменную плиту, похоже из серого гранита. Раньше эта плита совершенно скрывалась во тьме, но теперь Эрагон смог ее рассмотреть и, к ужасу своему, увидел, что к ней цепями прикована Насуада! Она была в одной ночной рубахе, изорванной и покрытой страшноватыми пятнами, и смотрела на них широко открытыми глазами. Говорить она не могла – рот ее был заткнут кляпом – и выглядела измученной и безмерно усталой, но все же явно была цела.

Эрагону сразу стало легче. Ведь он и не надеялся уже увидеть Насуаду живой.

– Насуада! – крикнул он. – Ты как? Ты здорова?

Она кивнула.

– Он заставил тебя принести ему клятву верности?

Она помотала головой.

– Неужели ты думаешь, что я позволил бы ей сказать тебе, если б мне удалось заставить ее сделать это? – усмехнулся Гальбаторикс. И Эрагон заметил, как Муртаг бросил быстрый озабоченный взгляд в сторону Насуады. «Интересно, – подумал он, – что означает этот взгляд?»

– Значит, тебе это не удалось? – с вызовом спросил Эрагон.

– Пока что нет. Я решил подождать и для начала собрать всех вас вместе. Теперь вот собрал, и ни один отсюда не выйдет, пока все не поклянутся мне в верности, а также – пока я не узнаю ваши истинные имена. Именно по этой причине я и собрал вас здесь. Так что вам было позволено проникнуть в мой дворец вовсе не для того, чтобы убить меня; нет, я пропустил вас, чтобы вы могли преклонить передо мной колени и завершить наконец этот изрядно мне надоевший бунт.

Сапфира снова зарычала, и Эрагон сказал:

– Мы тебе не подчинимся! – Но даже ему самому показалось, как слабо и беззубо прозвучали в его устах эти слова.

– Тогда они умрут, – пожал плечами Гальбаторикс и указал на детей. – Неужели вы не понимаете, что уже проиграли? Там, снаружи, битва не приносит вашим сообщникам никакого успеха. Вскоре мои люди заставят их сдаться, и эта война подойдет наконец к своему логическому завершению, предначертанному судьбой. Если хотите, можете, конечно, сражаться. Можете отрицать неизбежность судьбы, если вас это утешает. Но ничто, что бы вы ни делали, не изменит ее велений. Как не изменит и судьбы всей Алагейзии.

Эрагон не желал даже думать о том, что ему и Сапфире до конца дней своих предстоит подчиняться приказам Гальбаторикса. Сапфира испытывала те же чувства, и ее гнев, слившись с его гневом, испепелил без остатка весь его страх и осторожность. И Эрагон сказал на древнем языке:

– Ваэ веохната оно вергари, эка тхаёт отхерум! (Мы убьем тебя, клянусь в этом!)

Несколько секунд Гальбаторикс то ли озадаченно, то ли огорченно смотрел на него, а затем снова произнес то Слово – и еще какие-то слова древнего языка, – и клятва, которую только что произнес Эрагон, полностью утратила свой смысл; и слова ее, лишенные силы и вдохновения, упали ему на душу, словно горсть мертвых листьев.

Верхняя губа Гальбаторикса изогнулась в хищном оскале.

– Можешь давать любые клятвы, какие захочешь! Они ничем тебя не свяжут, пока я этого не позволю.

– И все-таки я убью тебя, – пробормотал Эрагон. Он понимал, что если будет продолжать сопротивляться, то хоть дети пока что останутся в живых. С другой стороны, он знал: Гальбаторикса необходимо убить, и если цена его смерти – смерть этих мальчика и девочки, то эту цену им уплатить придется, хоть впоследствии он, скорее всего, возненавидит себя за это, и лица несчастных детей до конца жизни будут являться ему во сне. Но если он не бросит вызов Гальбаториксу, тогда все пропало.

«Не сомневайся, – услышал он голос Умаротха. – Самое время нанести удар».

Эрагон возвысил голос:

– А почему бы тебе не сразиться со мной? Или ты трусишь? Или, может, слишком слаб, чтобы биться со мною? Уж не потому ли ты прячешься за спинами детей, как перепуганная старуха?

«Эрагор…» – услышал он предостерегающий голос Арьи.

– Не только я сегодня привел сюда детей, – возразил Гальбаторикс, и Эрагону показалось, что морщины у него на лице стали еще глубже.

– Тут есть Некоторая разница. Эльва сама согласилась пойти со мной. Однако ты не ответил на мой вопрос. Почему ты не хочешь сразиться со мной на поединке? Может, причина в том, что ты слишком долго просидел на троне, объедаясь сластями, и попросту забыл, как мечом махать?

– Ты и сам не захочешь сражаться со мной, птенчик! – прорычал Гальбаторикс.

– А если ты ошибаешься? Освободи меня! Встретимся в честном поединке, и ты докажешь, что ты по-прежнему воин, с которым нужно считаться. Хотя, конечно, ты можешь и дальше продолжать жить, как дрожащий трус, который без помощи своих Элдунари не решается сойтись даже с одним-единственным противником. Ты же убил самого Враиля! Что же ты меня-то боишься? Что же ты…

– Довольно! – рявкнул Гальбаторикс.

По его впалым щекам яркой вспышкой пробежал и исчез румянец. Затем мгновенно, точно мгновенно меняющая свою форму ртуть, он переменил настроение и обнажил зубы в некой страшноватой улыбке и, пристукнув костяшками пальцев по подлокотнику трона, сказал:

– Я этот трон завоевал не благодаря тому, что принимал каждый брошенный вызов. И удержал его не тем, что с каждым сражался в «честном поединке». Тебе, детеныш, стоит понять одну вещь: не важно, как ты достиг победы, важно то, что ты ее достиг!

– Ты ошибаешься. Как – это тоже очень важно, – сказал Эрагон.

– Я тебе непременно напомню об этом, когда ты присягнешь мне на верность. Однако… – и Гальбаторикс погладил рукоять своего меча, – раз уж ты так сильно хочешь со мной сразиться, я удовлетворю твою просьбу. – Искорка надежды, вспыхнувшая в душе Эрагона, тут же и погасла, потому что Гальбаторикс прибавил: – Только сражаться ты будешь не со мной. С Муртагом.

При этих словах Муртаг метнул на Эрагона разъяренный взгляд.

А Гальбаторикс погладил свою аккуратную бородку и заявил:

– Я бы хотел понять раз и навсегда, кто из вас лучший воин. Вы будете сражаться без помощи магии или Элдунари, и до тех пор, пока один из вас будет просто не в состоянии продолжать поединок. Вы не сможете убить друг друга – это я вам запрещаю, – но сможете наносить друг другу сколько угодно тяжелые, почти смертельные раны. По-моему, это будет довольно забавно – посмотреть, как родные братья убивают друг друга.

– Не родные, – поправил его Эрагон. – Сводные. Моим отцом был Бром, а не Морзан.

Впервые Гальбаторикс был по-настоящему удивлен. Затем рот его снова исказился в усмешке.

– Ну, конечно! Мне бы следовало это заметить; истина написана у тебя на лице, если, конечно, знаешь, куда смотреть. Тем более! Тогда этот поединок будет еще интересней. Сын Брома против сына Морзана! Нет, судьба порой и впрямь шутит весьма неплохо!

Муртаг тоже, казалось, был удивлен. Он, правда, слишком хорошо владел собой, чтобы Эрагон смог что-то прочесть по его лицу, и было непонятно, обрадовало его это известие или огорчило. Но душевное его равновесие было явно поколеблено. Собственно, это и входило в планы Эрагона. Если Муртаг станет думать о чем-то другом, его будет легче победить. А Эрагон был твердо намерен его победить, каких бы усилий ему это ни стоило!

– Летта, – сказал Гальбаторикс, слегка шевельнув рукой.

Эрагон споткнулся, зашатался и чуть не упал, когда исчезли сковывавшие его чары.

Затем Гальбаторикс сказал: «Ганга аптр», и Арья, Эльва и Сапфира сами собой скользнули к стене, освобождая пространство перед тронным возвышением. Гальбаторикс пробормотал еще несколько слов, и большая часть светильников стала гореть вполсилы, зато площадка перед троном оказалась ярко освещена.

– Ну, теперь приступайте! – сказал Гальбаторикс, обращаясь к Муртагу. – Покажите нам, кто из вас более умелый боец.

Муртаг, нахмурившись, вышел в световое пятно и, остановившись в нескольких шагах от Эрагона, выхватил из ножен свой Заррок – лезвие алого меча влажно блеснуло, словно его уже окунули в кровь. Затем Муртаг поднял щит и чуть согнул колени, готовясь к бою. Эрагон, быстро глянув на Сапфиру и Арью, сделал то же самое.

– Сходитесь! – крикнул Гальбаторикс и хлопнул в ладоши.

И Эрагон, чувствуя, как весь покрылся испариной, пошел навстречу Муртагу.

 

Мускулы против стали

 

Роран вскрикнул и отскочил в сторону, когда прямо перед ним с грохотом рухнула на землю кирпичная труба; за ней последовало тело одного из солдат.

Он обошел убитого, вытер лоб и перебрался через груду битого кирпича, прыгая с одного камня на другой – в точности как когда-то, перебираясь по камням через бурную, но неглубокую реку Анору.

Битва шла неудачно. Это, по крайней мере, было совершенно ясно. Роран со своим полком оказались прижаты к внешней стороне городской стены, одну за другой отражая накатывавшиеся на них волны солдат Гальбаторикса. Затем им это надоело, и они сделали вид, что удирают, разбегаясь по узким улочкам города и позволяя солдатам гнаться за ними. Оглядываясь назад, Роран понимал, что это было ошибкой. Уличные бои – это всегда слишком много крови и сумятицы, слишком много отчаяния и беспорядка. Вот и теперь его полк рассыпался, и с ним рядом осталась лишь небольшая горстка бойцов – в основном жители Карвахолла, четверо эльфов и несколько ургалов. Остальные сражались где-то на близлежащих улицах сами по себе, не имея ни конкретной цели, ни направления.

Хуже всего было то, чего не могли объяснить ни эльфы, ни другие заклинатели: магия, похоже, больше не действовала. Во всяком случае, действовала не так, как следовало. Они обнаружили это, когда один из эльфов попытался убить солдата с помощью заклинания, а в итоге мертвым упал варден, и его мгновенно пожрали мириады жуков, созданных магией эльфа. Это была ужасная, отвратительная смерть, но, главное, совершенно бессмысленная, и Рорану до сих пор было не по себе: ведь такое могло случиться с любым из них.

В стороне от них, справа, ближе к главным воротам, лорд Барст по-прежнему успешно прокладывал себе путь сквозь ряды варденов. Роран несколько раз замечал его: теперь Барст слез с коня и широко шагал, отшвыривая людей, эльфов и гномов в разные стороны своей огромной черной булавой. Все отлетали от него, как деревянные кегли. Ничто, казалось, не может остановить этого неуклюжего человека в блестящих доспехах; он даже ни разу не был ранен; а те, что оказывались у него на пути, старались поскорее убежать или хотя бы уползти, лишь бы оказаться вне досягаемости для его устрашающего оружия.

Роран также заметил Орика и его отряд гномов, боевыми топорами прорубавшихся сквозь ряды имперских солдат. Украшенный самоцветами королевский шлем Орика сверкал в солнечных лучах, а сам он размахивал своим боевым молотом Волундом, и гномы кричали, неотступно следуя за ним: «Вор Орикз корда!», что на их языке означало: «Слава Молоту Орика!»

Шагах в сорока от Орика сражалась королева эльфов Имиладрис. Она подобно урагану обрушивалась на врага; красный плащ летел за нею, как крылья; ее сверкающие доспехи сияли, как звезды, на фоне темных тел. Точно у нее над головой висел в воздухе белый ворон, никогда ее не покидавший. Роран пока что успел не так уж много видеть ее в бою, но это сильно его впечатлило; Имиладрис прямо-таки потрясла его воображение своим мастерством, свирепостью и храбростью. Она чем-то напоминала Арью, но, как показалось Рорану, была, пожалуй, куда более воинственной, чем Арья.

Пятеро солдат, выскочив из-за угла дома, бросились на Рорана, чуть не сбив его с ног. Они что-то кричали, держа свои копья наперевес, и все пытались надеть его на них, точно жареного цыпленка на вилку. Роран пригнулся, ушел в сторону и, метнув копье, сумел пронзить одному из солдат горло. Тот некоторое время простоял на ногах, но, поскольку дышать он не мог, потом все же упал под ноги своим соратникам.

Роран, воспользовавшись их временным замешательством, принялся колоть и рубить направо и налево. Но один из солдат все же сумел нанести ему удар копьем в правое плечо, и Роран ощутил знакомый отлив энергии, поскольку его магическая защита неожиданно сработала.

Он был несколько удивлен этим. Всего несколько мгновений назад никакая магическая защита не помешала какому-то солдату ребром щита разнести ему всю левую щеку. Совершенно не понятно было, что творится, и хорошо бы, думал Роран, все это как-то разрешилось в ту или в иную сторону. А пока он решил не рисковать и старался не оставаться без прикрытия ни на секунду.

Однако прикончить двоих оставшихся солдат Роран не успел: в воздухе засвистела сталь меча, ставшего почти невидимым, так быстро его вращали над головой, и головы солдат покатились по мостовой, сохранив на лицах прежнее удивленное выражение. А перед Рораном возникла травница Анжела в каких-то странных, зелено-черных доспехах; в руках она держала меч, а рядом с нею, как всегда, обреталась пара котов-оборотней – один в обличье девушки со странными полосатыми волосами, острыми, совершенно кошачьими, окровавленными зубами и с длинным кинжалом в руках, а второй в зверином обличье. Рорану показалось, что это, наверно, Солембум, но уверен он не был.

– Роран! Как я рада тебя видеть! – воскликнула с улыбкой травница, хотя улыбка эта показалась ему какой-то чересчур радостной, если учесть дергавшиеся у них под ногами обезглавленные тела. – Надо же было здесь встретиться!

– Уж лучше здесь, чем в могиле! – крикнул он, подбирая с земли еще одно копье, про запас. Впрочем, он тут же и метнул его в какого-то очередного воина Гальбаторикса.

– Отлично сказано! – обрадовалась Анжела.

– А я думал, ты с Эрагоном пошла, – сказал Роран. Анжела поджала губы и покачала головой:

– Он меня об этом не просил. Но даже если б и просил, я не пошла бы. Я Гальбаториксу не соперница. Ничего, Элдунари, ему помогут.

– Ты знаешь о них? – Роран был потрясен.

Анжела подмигнула ему из-под опущенного забрала:

– Я много чего знаю!

Он что-то проворчал и, прикрыв плечо щитом, вступил в сражение с очередной группой солдат. Анжела и коты присоединились к нему, а потом подбежали и Хорст с Манделем и еще кое с кем из Карвахолла.

– Где же твой молот? – крикнула ему Анжела, вращая над головой обоюдоострый меч и не только блокируя этим удары противника, но и нанося их сама.

– Потерял! У меня его выбили.

Кто-то взвыл от боли у него за спиной. Оглянувшись при первой же возможности, Роран увидел, что Балдор воет, зажимая рукой обрубок правой руки, а сама рука, подергиваясь, валяется на земле.

Он бросился к другу, перепрыгивая через трупы солдат. Хорст был уже там и мечом отгонял от сына того воина, который и отсек Балдору руку.

Отрезав от туники упавшего воина кусок ткани, Роран туго перетянул страшный обрубок, останавливая кровотечение, и заметил, что Анжела тоже подошла к ним и опустилась возле Балдора на колени.

– Сможешь помочь? – спросил Роран.

Травница покачала головой.

– Не здесь. Боюсь, если здесь воспользоваться магией, она может попросту убить его. А вот если бы ты вытащил его из города, там эльфам, возможно, и удалось бы спасти ему жизнь.

Роран колебался. Он опасался выводить своих бойцов из схватки, кроме того, не был уверен, что кто-то сумеет благополучно доставить Балдора к эльфам. Однако же без руки Балдору, даже если он выживет, предстояла нелегкая жизнь, и Роран вовсе не хотел его к этому приговаривать.

– Если ты сам его не выведешь, так пойду я! – в отчаянии вскричал Хорст.

Роран присел, и камень размером с крупного ежа просвистел прямо у него над головой и угодил в стену ближайшего дома; было слышно, как в доме разбивается посуда и кто-то пронзительно кричит.

– Нет, – сказал Роран Хорсту, – ты здесь нужен. – И он выбрал в провожатые Балдору двух других воинов: старого сапожника Лоринга и одного из ургалов. – Отведите его поскорей к эльфийским целителям, – велел он, подталкивая к ним Балдора. Тот на ходу подхватил с земли собственную руку и сунул ее под кольчугу.

Ургал оскалился и невнятно прорычал, так что Роран едва его понял:

– Нет! Я остаюсь. Я сражаюсь! – И он ударил рукоятью меча по своему щиту.

Роран шагнул к нему, схватил за один из рогов и так дернул, что чуть не свернул ургалу башку.

– Ты будешь делать то, что я тебе прикажу! – прорычал он. – И потом, это вовсе не простое задание. Защити его, и обретешь много славы для себя и своего племени.

Глаза ургала вспыхнули.

– Много славы? – переспросил он, словно пережевывая это слово здоровенными зубищами.

– Да, славы! – подтвердил Роран.

– Ладно, Молотобоец, я его отведу!

Роран с облегчением вздохнул, глядя им вслед; они пробирались к стене, старательно обходя наиболее опасные места и стараясь не попасть в гущу рубки. За ними последовал и тот кот-оборотень, что был в человечьем обличье – девушки с полосатыми волосами и звериным оскалом; девушка совершенно по-кошачьи водила носом, настороженно принюхиваясь.

Затем на Рорана снова ринулись враги, и всякие мысли о Балдоре и кошке-оборотне исчезли у него из головы. До чего же он тосковал по своему молоту! Сражаться с помощью копья было в десять раз хуже! Но он все-таки справлялся, и через некоторое время вокруг него опять стало тихо. Впрочем, было ясно, что передышка будет недолгой.

Пытаясь отдышаться, Роран присел на ступеньку какого-то крыльца, думая о том, что солдаты Гальбаторикса, похоже, не только не чувствуют боли, но и не знают усталости. У него-то самого к ногам и рукам будто гири были привешены, и он понимал, что в таком состоянии ему долго не продержаться, и вскоре он все же совершит какую-нибудь фатальную ошибку.

С той стороны, где находились разрушенные ворота, доносились крики и вопли, но трудно было сказать, что именно там происходит, поскольку кругом царил невообразимый шум. Роран подозревал, что варденов пытаются вытеснить за ворота, ибо этот шум как бы постепенно удалялся. В грохоте схватки он мог разобрать уже знакомый ему жуткий треск, которые издавала палица лорда Барста, когда он с ее помощью разбивал кому-то кости. За хрустом сломанных костей неизменно слышался пронзительный вопль.

Роран заставил себя встать, понимая, что, если еще немного посидит, мускулы у него окончательно одеревенеют. И не успел он сделать и нескольких шагов, как на то место, где он только что сидел, кто-то вылил сверху содержимое ночного горшка.

– Убийцы! – раздался у него над головой женский голос, и тут же с грохотом захлопнулись ставни.

Роран фыркнул, нагнал тех, что еще остались от его отряда, и повел их к ближайшему перекрестку. Все окрестные улицы были буквально завалены телами.

Вардены настороженно замерли, когда мимо них, не разбирая дороги, промчался какой-то солдат с искаженным от ужаса лицом. Солдата по пятам преследовала стая котов-оборотней; с мохнатых кошачьих морд капала свежая кровь.

Роран улыбнулся, и они снова побежали вперед, но вскоре путь им преградила группа рыжебородых гномов, крича:

– За нами целый отряд гонится! Там их несколько сотен!

Роран оглянулся на пустой перекресток.

– Может, вы просто заблудились… – И он мгновенно умолк, увидев, как из-за ближайшего угла выныривают воины Гальбаторикса в алых туниках. Их становилось все больше, они вытекали из ближайших улиц, точно полчища красных муравьев.

– Назад! – крикнул Роран. – Назад! – «Надо отыскать место, где можно было бы держать оборону», – думал он. Внешняя стена была слишком далеко, а все ближайшие дома маловаты, да и закрытого двора нигде видно не было.

Вслед им уже летели десятки стрел.

Почувствовав, как острая боль пронзила позвоночник, Роран споткнулся и упал. Ему казалось, что по спине его огрели металлической балкой.

Через секунду его догнала травница Анжела. Она что-то выдернула у него из спины, и Роран пронзительно вскрикнул. Вскоре боль немного отступила, и он снова обрел способность видеть, и травница показала ему стрелу с окровавленным наконечником, отшвырнула ее в сторону и помогла ему подняться.

– Твоя кольчуга, к счастью, не дала ей войти глубоко, – сказала она.

Скрипнув зубами, Роран вместе с нею бросился нагонять свой отряд, но теперь каждый шаг причинял ему сильную боль, а если он слишком резко наклонялся, спину просто судорогой сводило.

И он по-прежнему не видел ни одного места, где вардены могли бы закрепиться, а солдаты подходили к ним все ближе, так что приходилось действовать иначе.

– Стой! Стройся! Эльфы на фланги! Ургалы в центр! – крикнул Роран.

Сам он встал впереди вместе с Дармменом, Олбрихом, ургалами и одним из рыжебородых гномов.

– Значит, ты есть Молотобоец? – спросил гном, глядя на приближающихся солдат. – В Фартхен Дуре я сражался вместе с твоим братом, а теперь сочту для себя за честь сражаться рядом с тобой.

Роран кивнул и проворчал в ответ нечто невразумительное, надеясь, что хоть на ногах-то удержаться сумеет.

И тут на них налетели солдаты Гальбаторикса, легко тесня их, поскольку имели значительно численное преимущество. Роран уперся плечом в щит, сопротивляясь натиску изо всех сил. Мечи и копья так и мелькали в щелях между выставленными вперед щитами; одно копье оцарапало ему бок, но кольчуга снова спасла его от более серьезного ранения.

Эльфы и ургалы в очередной раз доказывали свою незаменимость в рукопашном бою. Проламываясь сквозь ряды противника, они отвоевывали для Рорана и других варденов, вооруженных копьям, пространство, на котором можно было воспользоваться копьем или мечом. Краем глаза Роран заметил, как рубится с врагами тот рыжебородый гном; он наносил им колющие удары в пах или рубящие по ногам, и многие сразу же падали на землю.

Но солдаты все прибывали, их поток казался поистине неиссякаемым, и Роран чувствовал, что так и придется шаг за шагом отступать, ибо даже эльфы не могли сдержать натиск врага. Роран видел, как погибла Отхиара, та эльфийка, с которой он разговаривал на подступах к городской стене: стрела пронзила ей шею. Да и остальные эльфы были страшно изранены.

Рорана тоже несколько раз успели ранить; он получил резаную рану на правой голени, которая напрочь лишила бы его способности двигаться, будь она чуточку выше; еще одну резаную рану на бедре, где меч проскользнул под самый край его доспеха; весьма неприятную царапину на шее, где он сам задел себя краем щита; колотую рану на внутренней стороне правого бедра, но, к счастью, острие не задело артерию, и еще бесчисленное множество синяков и ссадин. У него было такое ощущение, словно все его тело хорошенько отбили тяжелой деревянной киянкой, собираясь целиком поджарить, а затем решили использовать в качестве мишени для метания ножей.

Несколько раз ему приходилось даже отступить в задние ряды, чтобы дать плечам немного передохнуть, но он каждый раз возвращался на передовую.

Затем здания вокруг них расступились, и Роран понял, что солдаты все-таки выгнали их на площадь перед сломанными воротами. Теперь враг окружал их со всех сторон.

Глянув через плечо, Роран увидел, как под натиском Барста и его воинов отступают вардены и эльфы, и закричал:

– Вправо! Отходите правее и вверх, за дома! – И он указал окровавленным копьем, куда именно варденам следует отступать.

Собравшись у него за спиной в единый кулак, вардены стали пятиться, отступая к стене и крыльцу большого каменного дома, фронтон которого был украшен двойным рядом колонн, высоких, как деревья на склонах Спайна. Между этими колоннами Роран мельком успел увидеть зияющий арочный проход, в котором поместилась бы, наверное, даже Сапфира, а может, и Шрюкн.

– Вверх! Вверх! – кричал Роран, и люди, гномы, эльфы и ургалы бросились следом за ним на крыльцо и, укрываясь за колоннами, стали отражать натиск солдат Гальбаторикса. С крыльца, которое возвышалось над улицей футов на двадцать, Рорану было видно, что имперские войска почти вытеснили варденов за пределы городских стен, и сражение шло у той зияющей дыры, что была на месте главных ворот.

«А ведь мы, пожалуй, проиграем это сражение!» – с неожиданным отчаянием подумал он.

Солдаты снова пошли на приступ, пытаясь взять крыльцо. Роран перехватил у одного из них копье и с силой ударил солдата ногой в живот, сбив его с ног, а заодно повалив и еще двоих.

Из ближайшей к ним сторожевой башни на стене в лорда Барста полетел дротик, но, оказавшись на расстоянии пары футов от цели, дротик вспыхнул и рассыпался в прах; собственно, так случалось со всеми стрелами и дротиками, пущенными в Барста. Его блестящие латы были явно заколдованными.

«Нужно непременно его убить», – думал Роран. Если падет Барст, солдаты, скорее всего, утратят самообладание, и тогда их сопротивление можно будет сломить. Но пока что ни эльфам, ни куллам не удавалось остановить Барста, и Роран сомневался, что это удастся кому-то еще, кроме Эрагона.

И все же он даже в пылу схватки не сводил глаз с этого воина в блестящих доспехах. Он надеялся заметить хоть какую-то подсказку и вскоре увидел, что Барст немного подскакивает при ходьбе, словно у него повреждено левое колено или бедро. И потом, Рорану казалось, что теперь лорд вообще стал двигаться несколько медленнее.

«Значит, и у него есть какие-то пределы. Точнее, не у него, а у Элдунари».

С громким криком он отразил удар меча, а потом с такой силой ударил своим щитом теснившего его солдата, что, попав ему под нижнюю челюсть, убил его на месте.

Но и сам Роран чуть не падал с ног от усталости и слабости, вызванной многочисленными ранениями, так что ему пришлось на несколько секунд отступить за колонну и прислониться к ней, чтобы отдышаться. Он кашлял и сплевывал кровавую слюну, но надеялся, что просто в пылу сражения прикусил себе губу или щеку, а не потому, что у него пробито легкое, хотя грудь у него сильно болела; возможно, было сломано одно из ребер.

Громкий крик донесся до него – это кричали вардены, и Роран, выглянув из-за колонны, увидел, что прямо на лорда Барста сквозь гущу схватки скачут королева Имиладрис и еще одиннадцать эльфов, а на левом плече Имиладрис сидит белый ворон и, каркая, хлопает крыльями, чтобы сохранить равновесие. В руке Имиладрис держала меч, а остальные эльфы были вооружены копьями с флажками, прикрепленными близко от лезвий, выполненных в форме зубчатых листьев.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.