Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Склонность к собственному полу как явление врожденное 10 страница



Однако из-за громадного значения, какое лечение могло иметь для всего социального положения больного, необходимо было повторить попытку. К моему великому удивлению, с помощью метода Бернгейма удалось тотчас же привести больного в состояние глубокого гипнотического сна с возможностью послегипнотического внушения.

Во второй сеанс уже удалось только путем взгляда добиться сомнамбулизма. Пациент легко поддается внушению во всех отношениях; поглаживанием кожи можно вызвать контрактуры. Пробуждение происходит при счете до трех. По отношению ко всему, что совершилось во время гипноза, у больного вне гипноза существует амнезия. Сеансы с гипнотическими внушениями делались через 2—3 дня. Одновременно моральное воздействие и водолечение.

Во время гипноза внушалось следующее:

1. Я ненавижу онанизм, ибо он делает меня несчастным и больным.

2. Я не ощущаю больше никакого влечения к мужчинам, ибо любовь к мужчине противоречит природе, религии и законам.

3. Я ощущаю склонность к женщинам, так как женщины милы, привлекательны и созданы для мужчин.

Пациент во время сеансов повторяет все эти внушения слово за словом.

Уже после четвертого сеанса бросилось в глаза, что пациент начал ухаживать за дамами в обществе, где он вращался. Вскоре он страстно влюбился в одну певицу, приехавшую на гастроли. Несколько дней спустя он даже стал расспрашивать, где находится один публичный дом.

В то же время пациент продолжает еще предпочитать общество молодых людей, хотя, несмотря на самый строгий надзор, в его поведении не обнаруживается ничего подозрительного.

17 февраля. Пациент просит разрешения на половой акт и остается очень довольным своим дебютом у одной дамы полусвета.

16 марта. Гипноз продолжается приблизительно по 2 раза в неделю. Глубокий сомнамбулизм достигается только путем взгляда; больной по требованию повторяет внушенное, легко поддается послегипнотическому внушению. В бодрствующем состоянии он не имеет ни малейшего представления о том, что ему внушается во время гипноза. Он уверяет, что в настоящее время уже совершенно освободился и от онанизма, и от своих половых ощущений по отношению к мужчинам. Так как он на задаваемые ему во время гипноза вопросы стереотипно отвечает одно и то же, например что он такого-то и такого-то числа в последний раз онанировал, и так как он очень глубоко подчинен воле врача, то его показания заслуживают полного доверия, тем более что он хорошо выглядит, не испытывает никаких неврастенических расстройств, в сношениях с мужчинами не обнаруживает ни малейшей некорректности и вообще ведет себя свободно, открыто, совершенно как мужчина.

Если прибавить, что он время от времени по собственной инициативе и с наслаждением совершает половой акт, что поллюции бывают у него случайно лишь при сладострастных сновидениях, полных женских образов, то не остается никакого сомнения в том, что в его половой жизни произошел благотворный переворот, так что можно предположить, что гипнотические внушения превратились уже в прочные акты самовнушения в области чувства, представлений и стремлений.

Пациент, вероятно, навсегда останется фригидной (холодной) натурой, но он стал чаще говорить о браке и о своем намерении посвататься к первой женщине, которая будет ему симпатична.

Лечение было прекращено. (Собственное наблюдение — Internationales Zentralblatt fur die Physiologie und Pathologie der Harn- und Sexualorgane. Bd. I.)

В июле 1889 г. я получил письмо от отца пациента; тот сообщил, что сын его находится в прекрасном состоянии.

20 мая 1890 г. я случайно встретился с моим прежним пациентом во время одного путешествия. Вид у него был великолепный, и он сообщил мне, что хотя иногда чувствует симпатию к некоторым мужчинам, однако ни разу не испытывал уже больше никаких гомосексуальных влечений. Время от времени он совершает совокупления с женщинами, чувствует при этом полное удовлетворение. Серьезно думает о браке.

Я попробовал снова загипнотизировать пациента тем же путем, что и раньше, и спросил его, что ему было приказано в свое время. В состоянии глубокого сомнамбулизма, совершенно тем же тоном, что и раньше, пациент повторил те внушения, которые получил в декабре 1888 г. Это является прекрасным доказательством того, как долго и сильно может держаться послегипнотическое внушение.

Наблюдение 178. Садизм и мазохизм у гомосексуалиста. А., электротехник, 27 лет; родители находились в кровном родстве, много кровных родственников родителей были больны тяжелыми неврозами и психозами. Отец отличался фригидностью.

А. с детства отличался нежным слабым сложением. Первые половые ощущения появились на 6-м году при виде фотографии мужской статуи. Вскоре после этого он стал чувствовать сильное влечение к отдельным товарищам по школе. Когда кто-нибудь из товарищей или учитель били его или дотрагивались до ягодиц, то у него появлялось сладострастное возбуждение. Он умел устраивать так, чтобы часто доставлять себе это удовольствие. Еще большее сладострастное ощущение он получал, если товарищ садился ему на колени.

Когда ему было 18 лет, у него на некоторое время опухла левая грудная железа; он заметил, что из нее вытекает молоко-образная жидкость.

С 9 лет у него время от времени появлялось желание одеваться в женское платье и любовь к вышиванию по канве. С 11 лет это совершенно исчезло. На 13-м году он начал заниматься психическим онанизмом. При этом в его воображении проносились мужские лица. Вскоре появились поллюции. Они сопровождались снами, во время которых ему представлялось, что мужчины секут его по ягодицам. В бодрствующем состоянии такие представления также имели сладострастный оттенок. Со временем появилось стремление к активной флагеллации. С 17 лет он сделался неврастеником. Он начал замечать, что его половая жизнь ненормальна, и старался усиленными занятиями подавить свои ненормальные чувственные побуждения. На известный период ему удалось достигнуть этого; от онанизма он тоже воздерживался.

С 20 лет он начал принуждать себя к половому общению с женщинами. Они были для него совершенно безразличны, но обнаженные женские ягодицы1 делали его потентным. Чувство сладострастия он испытывал, но в духовном отношении половой акт оставлял его совершенно неудовлетворенным. Некоторое удовольствие доставляло ему бить молодую женщину по ягодицам. Обнаженная молодая женщина2 вызывала у него желание бить ее, однако он никогда не мог решиться последовать этому побуждению. Пассивная флагеллация рукой женщины не представляла для него ничего привлекательного, ибо он чувствовал, что это не может дать ему удовлетворения.

Напротив, мысль о мужской флагеллации — активной и пассивной — вызывала у него сильнейшее возбуждение; то же и при виде мужских ягодиц, даже своих собственных в зеркале.

Если он читал в газете о телесных наказаниях или объявления о том, что ищут молодых слуг или компаньонов для путешествий, то это его сильно возбуждало. В то время и потом он чувствовал слабость к красивым, крепким, не слишком юным мужчинам. Его фантазия во сне и наяву вертелась исключительно около бичевания мужчинами по ягодицам. Иногда он упивался представлением активного бичевания. Но до сих пор он не делал ни того, ни другого.

За последние 10 лет он сильно страдает от неврастенических расстройств, вероятно, на почве воздержания, так как он все реже и реже мастурбирует. Когда у него долго нет эякуляции, то его ненормальные половые ощущения резко усиливаются. Это заставляет его часто посещать публичный дом. А. явился ко мне и заявил, что не может более выносить своего полового извращения. Он сам себя презирает и не может так дальше существовать. Он просит только одного, чтобы его освободили от его отвратительных побуждений. На брак он никогда не решится, так как не может подавить в себе страх, что у него будут такие же несчастные дети, как он сам!

А. нормально развит, имеет густую бороду и, за исключением умеренной спинномозговой неврастении, не представляет никаких патологических явлений.

Он легко приходит в состояние оцепенения (полусна) и так же легко поддается внушению. Ему были сделаны внушения против превратного полового влечения и против садистских и мазохистских склонностей. Он скоро освободился от своих болезненных припадков и уехал домой вполне довольный результатами. Но улучшение продолжалось недолго. Спустя несколько недель он пошел в баню, и там, отчасти под влиянием вида многих голых мужчин, его превратные половые ощущения пробудились снова в сильнейшей степени. Через некоторое время ему представился случай поцеловать мужчину, а затем он встретил в столице одного «светского забавника» и впервые переспал с мужчиной. При этом только телесного соприкосновения было достаточно, чтобы вызвать у него эякуляцию. Это несчастное происшествие повергло А. в безутешное горе, и он снова приехал ко мне. Единственным прочным результатом прежнего лечения можно было считать отсутствие садистских и мазохистских склонностей. При помощи нескольких новых сеансов удалось добиться (вероятно, временно) того, что пациент сделался нейтральным в половом отношении.

Дальнейшие наблюдения см. в моей настоящей книге, 8-е издание — наблюдение 137, 138, 140, 141; 9-е издание — наблюдение 133; Фукс, указ. соч., наблюдения 15—18.

Доказательством того, что даже в самых тяжелых случаях врожденного превратного полового ощущения лечение внушением может сопровождаться успехом, служат случаи автора и Ладама, когда удалось достигнуть исчезновения гомосексуальных ощущений и половой нейтрализации. Такой исход является для больных благотворным, так как избавляет их по крайней мере от позора и судебного преследования.

Но иногда удается достигнуть замены превратных половых ощущений влечением к противоположному полу, сопровождаемому даже потентностью: таковы случаи Веттерштранда (см. у Шренк-Нотцинга, указ. соч., случай 49), Бернгейма (у Шренк-Нотцинга, случай 51), Мюллера (у Шренк-Нотцинга, указ. соч., случай 53), Фукса (указ. соч., случаи 20, 28), Шренк-Нотцинга (указ. соч., случаи 66, 67). Последнему удалось даже добиться успеха в случаях эффеминации (указ. соч., случаи 62 и 63).

Однако значительные и прочные успехи могут быть достигнуты только в тех случаях, когда гипноз доведен до сомнамбулизма. Но во всяком случае успех основан здесь не на действительном излечении, а на известной дрессировке, достигнутой внушением. Это нужно отнести к удивительным фокусам гипнотического искусства, проделываемым на ненормальных людях; о «пересоздании» психосексуальной организации, как это предполагает Шренк-Нотцинг, здесь не может быть и речи.

В этом отношении очень поучителен блестящий случай Шренк-Нотцинга. Пациент после «излечения» выразился о себе следующим образом: «Я постоянно чувствую перед собой какую-то непреодолимую грань, которая основывается не на моральных побуждениях, но зависит, как мне кажется, непосредственно от лечения». Во всяком случае, подобного рода «излечения» нисколько не подрывают теории о врожденном характере превратного полового ощущения.

Необходимо вообще рассеивать иллюзии относительно ценности гипнотического лечения.

Неоднократно врачами выражалось сомнение в целесообразности всяких попыток лечения гомосексуалистов. Этим несчастным давали совет примириться со своей аномалией и воздерживаться от превратных половых сношений, что действительно иногда удавалось лицам со слабой чувственностью и с высоким нравственным уровнем. Им указывали на то, что существуют и другие не менее ужасные страдания (например, невралгия тройничного нерва, злокачественные новообразования), которые, однако, переносятся человеком. Но такое воззрение обнаруживает совершенно недостаточное знакомство со значением и тяжестью превратного полового ощущения. Больным предстоит либо, следуя указанному совету, вести безнадежное существование, жизнь без любви, играть недостойную комедию перед всеми окружающими, испытывать моральные и психические страдания, либо, в противном случае, рисковать своим социальным положением, честью и свободой.

Советовали этим несчастным также кастрацию. Но, не говоря уже о том, что законность такой операции подлежит большому сомнению, ею может быть достигнуто только ослабление полового влечения, а отнюдь не устранение превратного полового ощущения со всеми его душевными муками. Но совершенно чудовищным является предложение помещать таких людей в дома умалишенных в том случае, если они не могут преодолеть свои половые влечения. Это допустимо только тогда, когда наряду с превратным половым ощущением имеется психоз, который сам по себе требует изоляции больных в лечебном заведении.

Против лечения таких больных выставлялось еще то соображение, что хотя мы в виде исключения и можем помочь отдельным лицам, но всему обществу мы причиняем при этом вред, ибо создаем возможность для этих дегенеративных субъектов иметь потомство.

Такой упрек кажется странным в культурном обществе, где не запрещено вступать в брак ни пьяницам, ни наследственным дегенератам. У меня, в общем, сложилось такое убеждение, что лица с превратным половым ощущением отнюдь не представляют собою худших представителей дегенеративных типов. И насколько я мог исследовать потомство гомосексуалистов, оно не представляло вовсе особенно тяжелых проявлений невропатической конституции и наследственного отягощения.

В качестве семейного страдания, передающегося путем прямой наследственности, превратное половое ощущение встречается отнюдь не часто.

Количество «излеченных» случаев превратного полового ощущения всегда будет оставаться очень ограниченным, ибо многие из этих несчастных боятся довериться врачу в столь деликатных вопросах. Другие не верят в возможность успешного лечения; третьи боятся променять свои гомосексуальные сношения, которые доставляют им удовлетворение, на нечто неизвестное, которое, может быть, и не будет их удовлетворять. Некоторых останавливает боязнь сделаться потентными, чтобы не произвести на свет таких же несчастных, как они сами. Иногда встречаются непреодолимые психические препятствия, или пациент не поддается гипнозу, либо недостаточно подчиняется внушению, так что лечение не может иметь успеха.

Но если гомосексуалист из этических, социальных или других каких-нибудь соображений желает лечиться, то ему нельзя в этом отказывать. Святая обязанность врача по мере своих сил помогать всякому, ищущему помощи. Благо больного должно в глазах врача всегда быть выше, чем благо общества. Для нейтрализации вреда, который он доставляет обществу в отдельных случаях, служит деятельность на поприще гигиены и профилактики.

Впрочем, во многих случаях лица, страдающие превратным половым влечением, бывают довольны, если делаются нейтральными в половом отношении. В этих случаях врачебное искусство служит одновременно интересам и больного, и общества.

ЧАСТНАЯ ПАТОЛОГИЯ

Половая психопатия Рихард фон Крафт-Эбинг

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.