Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Склонность к собственному полу как явление врожденное 7 страница



При встрече с такой женщиной в Т. со всей силой обнаруживалась ее тяжелая наследственность и половая гиперестезия: она приходила в такое возбуждение, что не могла долго сдерживать свою страсть и как бы в состоянии аффекта бросалась на шею объекту своего вожделения. Она говорит, что в такие минуты сознание ее затемняется и все начинает казаться ей в розовом свете. Она прибавляет, что вообще очень возбудима и с трудом справляется со своими аффектами.

На 23-м году она сошлась с одной молодой женщиной, обладавшей, по-видимому, в принципе нормальным, но повышенным половым влечением, не находившим удовлетворения вследствие импотенции мужа. Сношения с этой женщиной довели извращение и половое влечение у Т. до высшей степени. Она сняла отдельную квартиру, где устраивала настоящие оргии, удовлетворяя себя с помощью пальцев и языка нередко целыми часами до полного истощения. Некоторое время у нее была прочная связь с одной девицей, с которой она сфотографировалась и появлялась на улице в мужском костюме. Никто не обращал на это внимания, только однажды ее узнал опытный глаз полицейского чиновника, и она была даже арестована.

Ее освободили, сделав предостережение относительно будущего. После этого она перестала появляться на улице в мужском платье.

За год до вступления в брак Т. некоторое время страдала меланхолией. Готовясь к самоубийству, она написала прощальное письмо к одной из своих прежних приятельниц; из этого письма-исповеди мы заимствуем следующий характерный отрывок:

«Я родилась женщиной, но неправильное воспитание направило мою пылкую фантазию на дурной путь. Уже в 12 лет у меня была страсть выдавать себя за мальчика и я старалась чем-нибудь обратить на себя внимание женщин. Я, правда, понимала, что эта страсть представляет безумие, но она роковым образом усиливалась вместе с возрастом. У меня не хватало сил избавиться от нее. Она была для меня гашишем, давала мне блаженство. В конце концов она сделалась непобедимой. Я чувствовала себя мужчиной, хотела владеть, а не пассивно отдаваться. Благодаря моему бурному темпераменту, моей пламенной чувственности, моей глубоко коренящейся извращенности я не могла устоять перед так называемой лесбийской страстью и все более делалась ее рабой. К мужу я чувствовала только некоторую привязанность, женщины же даже при малейшем прикосновении ко мне приводили меня в дрожь. Все это причиняло мне невыразимые страдания.

Чтение французских романов и легкомысленные связи познакомили меня вскоре с приемами нездорового эротизма, и таким образом мое неясное влечение превратилось в сознательную извращенность. Когда природа создавала меня, она ошиблась в выборе пола, и эту ошибку я должна искупать всю свою жизнь, ибо у меня не хватило нравственной силы, чтобы переносить неизбежное с достоинством. И вот я не устояла перед потоком моих страстей и была поглощена им...

Я жаждала изведать сладость твоего тела. Я ревновала тебя к твоему Виктору, как к своему сопернику. Я испытала адские муки ревности. Я ненавидела этого человека и готова была убить его. Я проклинала свою судьбу, которая сотворила меня женщиной. Я довольствовалась тем, что разыгрывала перед тобой нелепую комедию, создав себе искусственный орган, но это еще более разжигало мою страсть. У меня не хватало мужества открыть перед тобой истину, так как она показалась бы тебе смешной и жалкой. Теперь ты все знаешь. Ты не будешь меня презирать, но будешь сочувствовать моим страданиям. Все мои радости были скорее похожи на какое-то минутное опьянение, чем на истинное счастье. Это было не настоящее, а поддельное золото. Я обманула жизнь, и она обманула меня. Теперь мы квиты. Прощай. Вспоминай иногда в минуты счастья смешную и глупую женщину, которая так преданно и глубоко любила тебя».

Относительно половой жизни этой больной нужно заметить, что в ней заключались черты мазохизма и садизма. Так, например, Т. рассказывает, что каждое бранное слово со стороны возлюбленной доставляло ей блаженство и что даже пощечину она переносила с удовольствием. Затем во время полового возбуждения ей всегда больше хотелось укусить, чем поцеловать.

Я нашел в Т. субъекта со значительными признаками перерождения. Она была очень образованна и интеллигентна и страдала от того рокового положения, в которое она попала, но страдала, по-видимому, только из-за своей семьи. На свое поведение она смотрела как на фатум, которого нельзя избежать. Интеллигентность вполне сохранена. Ее половое извращение доставляет ей страдания, она готова была бы согласиться на все, что угодно, лишь бы сделаться честной женой и доброй матерью, которая могла бы дать своим детям более правильное воспитание, чем какое она получила сама. Она готова также сделать все, чтобы жить в дружбе и согласии с мужем, готова исполнять свои супружеские обязанности, однако не может только выносить его усов. Но прежде всего ей необходимо избавиться от своей несчастной импульсивности.

Вторичные половые признаки — психические и физические — носят отчасти мужской, отчасти женский характер. К мужским признакам нужно отнести любовь к спорту, курению, вину, к платью мужского покроя, недостаток изящества, отсутствие вкуса к женским работам, наклонность к серьезному, даже философскому чтению, походку, осанку, грубые черты лица, низкий голос, плотный скелет, сильно развитую мускулатуру и слабое развитие подкожно-жировой клетчатки. Таз (узкие бедра, расстояние подвздошных остей 22 см., подвздошных гребней 26, вертелов 31) также приближается к мужскому. Влагалище, матка, яичники — нормальны, клитор увеличен. Грудные железы хорошо развиты, лобок густо покрыт волосами, как у женщины.

Пациентка поступила в водолечебницу к одному опытному врачу. С помощью водолечения и внушения удалось в продолжение нескольких месяцев освободить больную от всяких следов превратного полового ощущения. Она сделалась нормальной или, по крайней мере, нейтральной в половом отношении женщиной. Она уже давно вернулась к своим родным и ведет себя в высшей степени корректно.

Наблюдение 168. Вирагиния. Н., девушка 25 лет, происходит, кажется, от здоровых родителей. Все братья и сестры отличаются, однако, нервностью, три сестры замужем. Пациентка талантлива, в особенности в области искусства. Уже в раннем детстве она больше всего любила играть в солдаты и в другие игры мальчиков, отличалась смелостью, шаловливостью и в этом отношении опережала даже мальчиков. Куклы и женские работы она не любила. На 15-м году половая зрелость. Вскоре после того она начала влюбляться в молодых женщин, но только платонически, так как была благонравной девушкой. Несколько лет назад ее половое влечение настолько усилилось, что ей трудно стало удерживать себя. У нее стали появляться сладострастные сновидения, в которых участвовали только женщины; себя она видела в роли мужчины. Вот уже несколько лет как она страстно влюблена в одну 40-летнюю женщину, которую стала изводить своей ревностью.

К мужчинам она совершенно равнодушна. Она могла бы спокойно жить с ними в одной комнате и даже спать на одной постели, между тем как по отношению к лицам собственного пола она обнаруживала стыдливость даже при дневном свете.

Ненормальность своего состояния пациентка вполне понимает.

Пациентка имеет мужские черты лица, грубый голос, мужскую походку, растительности на лице нет, груди развиты слабо, носит коротко остриженные волосы и производит впечатление мужчины в женском платье.

Наблюдение 169. Вирагиния. Р., прислуга, 26 лет, страдает с юных лет паранойей и истерией. В прошлом имела любовные приключения, главным образом на почве ее болезненных идей. В 1884 г. под влиянием мании преследования убежала в Швейцарию, где сделалась предметом судебного расследования. При этом выяснилось, что она страдает превратным половым влечением.

О ее родителях и родственниках нет никаких сведений. Утверждает, что, за исключением пневмонии, перенесенной на 16-м году, никогда раньше не была серьезно больна.

Первая менструация на 15-м году без всяких расстройств. Дальнейшие менструации часто появлялись не вовремя и были очень обильны. По словам пациентки, она никогда не чувствовала влечения к лицам другого пола, никогда не выносила близости мужчины. Она не могла понять, как ее подруги могли вести разговоры о красивых и привлекательных мужчинах и как женщина может позволить мужчине поцеловать себя. Напротив, она приходила в восторг, если могла запечатлеть поцелуй на губах любимой подруги. У нее была непонятная для нее самой любовь к девушкам. Некоторых из своих подруг она страстно любила и целовала; она готова была отдать за них жизнь. Наивысшим счастьем было бы для нее жить постоянно вместе с такой подругой и обладать ею нераздельно.

При этом по отношению к любимой девушке она чувствовала себя в роли мужчины. Уже в детстве она интересовалась только играми мальчиков, любила стрельбу, военную музыку; последняя действовала на нее воодушевляющим образом, и она готова была идти вместе с солдатами. Охота и война были ее идеалом. В театре она интересовалась только женскими ролями. Она сознавала, что все ее поведение противоречит женственности, но изменить его она не могла. Надеть мужское платье являлось для нее большим удовольствием. К мужской работе она всегда обнаруживала большую охоту и имела к ней способности, между тем как по отношению к женским занятиям, в особенности к рукоделию, дело обстояло как раз наоборот.

Пациентка любила также табак и спиртные напитки. Под влиянием бреда преследования она неоднократно переодевалась в мужское платье и выдавала себя за мужчину, чтобы таким образом избежать своих воображаемых врагов. Она это делала с такой (может быть, врожденной) ловкостью, что успешно обманывала всех окружающих относительно ее действительного пола.

Документально установлено, что уже в 1884 г. пациентка долгое время ходила то в штатском костюме, то в форме лейтенанта и что в августе 1884 г. она под влиянием идей преследования убежала из Австрии в Швейцарию в костюме лакея из богатого дома. В Швейцарии она нашла должность слуги в семье одного коммерсанта и влюбилась в хозяйскую дочь, «прекрасную Анну», которая со своей стороны тоже влюбилась в красивого молодого человека, не подозревая о его настоящем поле.

Относительно этого эпизода пациентка сделала следующие характерные замечания: «Я сильно влюбилась в Анну. Я не знаю, как это случилось, и не могу себе дать отчета в этой привязанности. В этой фатальной любви нужно искать причину того, что я так долго играла роль мужчины. Никогда еще я не испытывала любви к мужчине и думаю, что моя любовь направлена не на мужской пол, а на женский. Эта моя особенность совершенно непонятна для меня самой».

Из Швейцарии Р. писала письма на родину к своей прежней приятельнице Амалии. Письма эти присоединены к судебному следствию. В них чувствуется страстная любовь, далеко выходящая за пределы простой дружбы. Она дает своей подруге такие эпитеты: «Мой дивный цветок, солнце моего сердца, радость души моей»; она пишет, что видит в ней высшее свое счастье на земле: «сердце мое принадлежит тебе». К родителям подруги она писала: «смотрите за вашим «дивным цветком», ибо если она умрет, то я не перенесу этого».

Для обследования психического состояния Р. была помещена на некоторое время в заведение для душевнобольных. Когда однажды к ней была допущена на свидание Анна, то пламенным объятиям и поцелуям не было конца. При этом Анна откровенно созналась, что и дома они обнимались и целовались так же нежно.

Р. высокого роста, стройна, красива, в общем, имеет женский тип с некоторыми мужскими чертами. Череп нормален, анатомических признаков вырождения нет. Половые органы совершенно нормальны, носят вполне девический характер. Она производит впечатление нравственно неиспорченной и приличной девушки. Все говорит о том, что любовь ее была только платонической; взгляд и внешность выдают в ней невропатическую личность. Тяжелая истерия, временами приступы тонических судорог с галлюцинациями и бредом. Пациентку очень легко загипнотизировать и привести в состояние сомнамбулизма, в котором она легко поддается всякому внушению. (Собственное наблюдение — Friedreichs Blatter fur gerichtliche Median, 1881. H. 1.)

Наблюдение 170. Вирагиния. О., девушка 23 лет. Мать- ее страдала тяжелой конституциональной истеропатией. Дед со стороны матери был душевнобольной, со стороны отца наследственность здоровая.

Отец умер рано от пневмонии. Пациентку привел ко мне опекун по поводу того, что она незадолго перед тем убежала из дому, переодевшись в мужской костюм. Она хотела погулять по свету и сделаться служительницей искусства. У нее, действительно, очень хорошие способности к музыке.

Уже давно девушка стала обращать на себя внимание своими мужскими манерами и своей наклонностью носить мужскую прическу и платье мужского покроя. С 13-летнего возраста она обнаруживала страстную любовь к подругам, которым нередко надоедала своими пылкими объятиями.

Во время консультации пациентка не скрывает, что ощущает страсть к лицам собственного пола. Уже с 13 лет она знает, что может любить только женщин. По отношению к женщинам она всегда чувствует себя мужчиной, думает, что имеет и мужскую внешность, охотно надевает мужское платье.

Недавно она обратилась к одному своему родственнику, служившему при полиции, и настоятельно просила его похлопотать, чтобы ей разрешили ходить в мужском костюме.

Эротические сны вертелись у нее исключительно около сношений с подругами. Никогда у нее не было какого-либо интереса к мужчинам, и ей даже не приходило в голову, чтобы она могла когда-либо выйти замуж.

Пациентка чувствует себя вполне счастливой в своем ненормальном положении и отнюдь не склонна считать себя больной. Она не замечает, что ее половые ощущения противоречат ощущениям других женщин, очень ограничена в умственном отношении и отличается врожденной психической недоразвитостью. Окружность черепа всего 51 см. У пациентки волчья пасть. Скелет вполне женского типа, за исключением необыкновенно больших мужских ног. В движениях и во всей позе, равно как и в походке, много мужского. Голос женский. С 13 лет у пациентки нормальные менструации.

Наблюдение 171. Вирагиния. 5 октября 1898 г. полицейскими властями доставлена в мою клинику В., девушка 36 лет, работница, для обследования ее умственных способностей. Она убедила одну молодую девушку в том, что она мужчина и происходит из знатной семьи, и та согласилась на венчание. Исследование дало классическую картину врожденной паранойи (в 5 лет она считала себя приемышем своих родителей, в 18 лет она утверждала, что происходит из знатной семьи, в 29 лет она наконец нашла своих истинных родителей в лице одного короля и одной герцогини). Череп пациентки имеет окружность в 53 см., с боков несколько выдается вперед. Уши ненормально малы, неравной величины, дегенеративной формы; мочка правого уха незаметно переходит в валик на коже щеки; мочка левого уха развита нормально. Нёбо узкое и крутое, зубы кариозные, по большей части выпали (рахит). Пациентка среднего роста, нежного сложения. Грудная и поясничная кривизна позвоночника выражены резче, чем в норме. Обследование таза, произведенное одним выдающимся гинекологом, дало следующие результаты: «таз нежного строения, слегка сужен во всех размерах, в выходе сужение резче, по форме таз, несомненно, приближается к мужскому типу. Подвздошные кости наклонены несколько меньше нормального, однако их нельзя считать крутыми; то же нужно сказать и относительно крестцовой кости. Таз далек от идеального типа женского таза, однако он не представляет большой редкости у женщин».

Весьма характерно лицо пациентки: своими жесткими линиями, грубыми чертами оно очень напоминает мужской тип. Волосы она носит коротко остриженные. Осанка и походка мужские. Кожа грубая, жировая клетчатка развита слабо, грудные железы атрофированы. Обследование половых органов дает нормальные результаты, девственная плева цела. Пациентка без стеснения говорит о своей половой жизни и сама интересуется объяснением своих половых ощущений, она никогда не испытывала ни малейшего влечения к мужскому полу и, напротив, всегда чувствовала влечение к собственному полу. Не может быть, чтобы ее половая сфера была в порядке. Менструации у нее стали появляться с 16 лет, но очень редко и в скудном количестве. Влечение к собственному полу проснулось в ней в период половой зрелости. Она, однако, никогда не отличалась чувственностью; ее половые представления относились к женскому полу вообще, а не к отдельным женщинам. Так, например, она уже 10 лет живет вместе с одной девушкой одного с нею возраста. Но отношения их совершенно чистые, как между сестрами; никогда дело не доходило до полового акта. По отношению к другим женщинам она чувствует себя в роли мужчины. Мысль о половом сношении с мужчиной вызывает у нее отвращение. Уже с 16 лет она заметила у себя мужские черты характера; впрочем, еще в детстве она любила играть с мальчиками, а если играла с девочками, то брала себе мужские роли, например предводителя разбойников, и выбирала себе в жены какую-либо девушку, которая соглашалась на брак; при этом, однако, она совершенно была чужда каких-либо половых ощущений. Когда ей было 16 лет, ее однажды в монастыре соблазнила на онанизм одна женщина. С тех пор при мастурбации ей часто представлялся образ этой женщины, причем это представление возбуждало в ней половое чувство. Впоследствии в ее воображении появлялись образы других женщин, однако без определенной индивидуальности.

Когда на 33-м году жизни у нее развилась тяжелая неврастения, она надолго отказалась от своего порока и благодаря этому вскоре освободилась от неврастенических расстройств. Она очень сожалеет, что родилась женщиной, так как чувствует себя мужчиной и терпеть не может наряды и женские тряпки. Охотнее всего она была бы солдатом. Она презирает конфеты, с удовольствием курит, если ей предложить сигару. Личность вполне интеллигентная. Гортань и голос вполне женские. Пациентка соглашается, что она не может жениться на особе женского пола. Она обещает в будущем подавить в себе свои превратные половые ощущения. Через некоторое время она была выписана из клиники.

Наблюдение 172. Гинандрия. X., девушка 38 лет, явилась ко мне на прием в конце осени 1881 г. по поводу симптомов сильного раздражения спинного мозга и упорной бессонницы, из-за которых пациентка привыкла к морфию и хлоралгидрату. Мать и сестра были нервнобольными, остальная семья, по-видимому, здорова. Причиной болезни пациентка считает падение на спину, которое имело место в 1872 г. и сопровождалось сильнейшим испугом; впрочем, еще раньше она страдала судорогами мышц и истерическими явлениями. После паде ния развился неврастенически-истерический невроз с преобладанием явлений спинномозгового раздражения и с бессонницей. Временами истерическая параплегия продолжительностью до 8 месяцев и припадки истерического галлюцинаторного бреда с судорогами. К этому со временем присоединились еще симптомы морфинизма. Многомесячное пребывание в клинике устранило эти симптомы и значительно ослабило неврастенический невроз. Особенно хорошее действие оказала на больную общая фарадизация.

Уже при первой встрече больная производила странное впечатление своей одеждой, чертами лица и поведением. Она носила мужскую шляпу, коротко остриженные волосы, пенсне, мужской галстук, длинное, похожее на сюртук пальто мужского покроя, сапоги с каблуками. Черты лица грубые, мужские, голос низкий. Если исключить бюст и женский таз, то пациентка во всем остальном производила впечатление мужчины, переодетого в женское платье.

За все то долгое время, что больная находилась под наблюдением в клинике, она ни разу не обнаружила признаков эротизма. Странности в одежде она объясняла тем, что, по ее мнению, такая одежда ей больше всего к лицу. Постепенно удалось узнать у нее, что она уже ребенком обнаруживала страсть к лошадям и мужским занятиям и никогда никакого интереса не проявляла к женским работам. Впоследствии она стала много читать и хотела избрать себе призвание учительницы. Она не любила танцевать, ей это всегда казалось бессмыслицей. Даже балет никогда не интересовал ее. Наибольшее удовольствие доставлял ей цирк. До ее болезни, то есть до 1872 г., она не чувствовала влечения ни к мужчинам, ни к лицам собственного пола. Но со времени болезни у нее стала появляться странная для нее самой симпатия к женщинам, преимущественно к молодым; у нее появилось желание носить мужские шляпы и пальто мужского покроя. Кроме того, она уже с 1869 г. носила коротко остриженные, по мужскому зачесанные волосы. В ее отношениях к женщинам не было, по ее словам, чувственного элемента; симпатичные дамы вызывали в ней чувство безграничной дружбы и готовности на всякую жертву, между тем как мужчины и мужское общество стали с этого времени возбуждать в ней отталкивающее чувство.

Родственники пациентки сообщают, что незадолго перед 1872 г. ей было сделано предложение, которое она, однако, отклонила, и что в 1874 г. после поездки на воды она вернулась с изменившейся половой организацией, так что даже однажды заявила, что не считает себя существом женского пола.

С этого времени она вращалась исключительно в кругу женщин, всегда имела роман то с той, то с другой из своих приятельниц и нередко даже говорила, что чувствует себя мужчиной. Привязанность ее к женщинам, несомненно, далеко заходила за пределы простой дружбы, сопровождалась слезами, ревностью и т. д. В 1874 г. во время пребывания пациентки на курорте в нее влюбилась одна молодая дама, которая приняла ее за переодетого мужчину. Когда эта дама впоследствии вышла замуж, то пациентка долгое время находилась в угнетенном настроении и жаловалась на неверность. Даже родственники больной обратили внимание на развившуюся в ней после болезни страсть к мужскому костюму, мужским манерам и неохоту к женским занятиям, между тем как раньше они не замечали в ней ничего ненормального, по крайней мере в половом отношении. Из дальнейших расспросов выяснилось, что пациентка находится в любовной связи, и притом, во всяком случае, не чисто платонической, с одной дамой, описанной у нас выше в наблюдении 166. Она пишет ей нежные письма, какие пишут любовники своим возлюбленным. В 1887 г. я снова видел пациентку в одном лечебном заведении, куда она поступила по поводу истероэпилептических приступов, раздражения спинного мозга и морфинизма. Превратное половое влечение оставалось в прежнем виде, так что только благодаря бдительному надзору удалось предупреждать непристойные выходки с ее стороны по отношению к другим пациенткам.

Состояние больной осталось приблизительно без изменения до 1889 г., когда болезнь стала прогрессировать. В августе этого года больная умерла от «истощения».

Вскрытие обнаружило в соматической сфере: амилоидное перерождение почек, фиброму матки, кисту левого яичника. Лобная кость сильно утолщена, с внутренней стороны неровна, усеяна многочисленными экзостозами; твердая оболочка сращена с черепной крышей.

Продольный диаметр черепа 175, поперечный — 148 мм. Несколько отечный и неатрофированный мозг весит 1175 г. Мозговые оболочки нежны, легко отделимы. Мозговая кора бледна. Мозговые извилины широки, недостаточно многочисленны, правильно расположены. В мозжечке и больших ганглиях ничего ненормального.

Наблюдение 173. Гинандрия. Анамнез. 4 ноября 1889 г. тесть некоего графа В. сделал заявление, что этот последний выманил у него 800 флоринов под тем предлогом, что ему в качестве секретаря одного акционерного общества необходимо внести туда залог. Кроме того, выяснилось, что этот субъект, по имени Сандор, подделал контракт, сделал ложное сообщение о состоявшемся у него будто бы весной 1889 г. венчании, а главное, что он вовсе не мужчина, а женщина, переодетая в мужское платье, и что зовут его графиня Сарольта (Шарлотта) В.

С. был арестован по обвинению в подлоге и подделке официальных документов. На первом допросе он показал, что он женщина, католического вероисповедания и что он занимался литературой под именем графа В. Родилась 6 декабря 1866 г.

Жизнеописание этого двуполого существа заключает в себе следующие интересные факты, подтвержденные также и другими источниками.

С. происходит из старинной аристократической семьи, в которой эксцентричность составляла фамильную черту. Одна сестра бабки с материнской стороны была истеричкой, страдала сомнамбулизмом и пролежала в постели 17 лет вследствие воображаемого паралича. Другая сестра провела в постели 7 лет, считая себя смертельно больной, что, впрочем, не мешало ей давать в это время балы. Третья сестра была одержима странной идеей, что один из консолей в ее салоне заколдован. Если на этот консоль клали какой-нибудь предмет, она приходила в сильнейшее возбуждение, кричала «заколдован, заколдован!» и поспешно уносила этот предмет в особую комнату, которую она называла «черной комнатой» и ключ от которой она никогда не выпускала из своих рук. После ее смерти в «черной комнате» нашли массу безделушек, чашек, банкнот и т. д. Четвертая сестра бабки в продолжение двух лет не позволяла мести своей комнаты, не умывалась и не чесала волос. Только через два года она снова пришла в сознание. При всем том все эти женщины были талантливы, образованны, привлекательны.

Мать С. была нервна и не выносила лунного света.

По отцовской линии некоторые родственники занимались спиритизмом. Два родственника с отцовской стороны застрелились. Большинство мужчин были необыкновенно талантливы. Женщины, напротив, представляли ограниченные, пустые существа. Отец С. занимал очень высокое место, которое, однако, он принужден был оставить вследствие своей эксцентричности и вследствие произведенной растраты (он растратил более полутора миллионов).

По капризу отца С. воспитывалась как мальчик, ездила верхом, охотилась, правила лошадьми, отец поддерживал в ней энергию мужчины и дал ей мужское имя Сандор (Шандор).

В то же время этот неразумный отец воспитывал своего сына, как девочку, и заставлял его ходить в женском платье.

Этот фарс прекратился лишь тогда, когда сыну минуло 15 лет и когда он поступил в высшее учебное заведение.

Сарольта-Сандор оставалась под влиянием отца до 12 лет. Затем она была помещена у своей эксцентричной бабушки, жившей в Дрездене. Когда увлечение мужским спортом у девочки стало уже чрезмерным, бабушка отдала ее в институт и одела в женское платье.

Там — 13 лет от роду — она завела любовные сношения с одной англичанкой, перед которой выдала себя за мальчика и которую она в конце концов увезла.

Затем она вернулась к матери, но та ничего не могла с ней сделать и должна была смотреть сквозь пальцы, как ее дочь снова сделалась Сандором, снова стала носить мужской костюм и как она ежегодно заводила по меньшей мере одну любовную связь с лицами собственного пола. В то же время ей давали весьма приличное воспитание; отец брал ее с собой в далекие путешествия — конечно, в «костюме молодого человека; она рано эмансипировалась, посещала кафе и сомнительной репутации трактиры и однажды даже прославилась в одном публичном доме тем, что уселась между колен женщины1. С. бывала часто в нетрезвом виде, страстно предавалась мужскому спорту и искусно фехтовала. Большое влечение она чувствовала к актрисам и вообще к самостоятельным и по возможности не очень молодым женщинам. Она утверждает, что никогда не испытывала влечения ни к одному молодому человеку и что с течением времени у нее развилось даже нерасположение к мужчинам, которое с каждым годом усиливалось. «В женском обществе я охотнее всего появлялась в сопровождении некрасивых и малозаметных мужчин, для того чтобы они не оставляли меня в тени. Если я замечала, что кто-нибудь из них вызывал симпатию у дам, то начинала чувствовать ревность. Из дам я предпочитала таких, которые отличались умом и красотой. Толстых, а в особенности мужчинообразных женщин я не выносила. Мне нравилось, если страсть женщины скрывалась под поэтической дымкой. Всякое проявление бесстыдства у женщины вызывало во мне отвращение. У меня была невыразимая идиосинкразия к женскому платью, да и вообще ко всему женскому, но лишь постольку, поскольку это касалось меня, напротив, других женщин я обожала».

Уже около 10 лет, как С. живет постоянно вдали от своих родных и выдает себя за мужчину. За это время она имела массу связей с дамами, совершала с ними путешествия, растратила много денег, наделала долгов.

Между прочим, она занималась литературой и считалась ценным работником в двух солидных столичных изданиях.

Ее страсть к женщинам отличалась непостоянством. Стойкости в любви она не проявляла.

Только одна ее связь длилась 3 года. Это было уже давно; С. познакомилась в замке Г. с одной дамой, Эммой Е., которая была на 10 лет ее старше. Она влюбилась в нее, заключила с нею брачный договор и прожила с нею в столице 3 года как муж с женой.

Но новая любовь, которой суждено было сыграть в ее жизни роковую роль, побудила ее порвать «брачный союз» с Е. Только ценой тяжелых жертв удалось С. купить свою свободу от Е. Последняя, по слухам, считает себя разведенной женой и до сих пор выдает себя за графиню В.! То, что С. могла и у других женщин возбуждать любовь, видно из следующего эпизода, имевшего место еще до «брака» с Е. Некая Д., девица, с которой С. прокутила несколько тысяч гульденов и которая ей в конце концов надоела, угрожала застрелить ее, если она не останется ей верна.

Летом 1887 г. во время пребывания на одном курорте С. познакомилась с семьей одного высокопоставленного чиновника. Она тотчас же влюбилась в его дочь Марию и встретила с ее стороны взаимность. Мать и кузина Марии старались помешать этой любви, но безуспешно. Всю зиму обе возлюбленные ревностно переписывались друг с другом. В апреле 1889 г. «граф С.» приехал погостить, а в мае 1889 г. он достиг цели своих стремлений. Мария, бросившая за это время место учительницы, была повенчана с ним каким-то лжепастором в Венгрии. Венчание происходило в загородном доме в присутствии одного из друзей С. Свидетельство о венчании было подделано С. и его другом. Молодые жили в мире и согласии, и если бы не донесение злокозненного тестя, то этот фиктивный брак, вероятно, продолжался бы еще долго. Примечательно, что за все то сравнительно долгое время, что С. был женихом, ему удалось совершенно скрыть свой истинный пол от родных своей невесты.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.