Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Реакция руководства страны и политиков



Протесты в Москве 4-6 декабря 2011 года

На следующий день после выборов самым крупным событием стала санкционированная акция движения «Солидарность». Она проходила наЧистопрудном бульваре под лозунгами «Выборы — фарс!», «Вернём стране выбор!», «Вернём народу власть!» За счёт распространения информации в LiveJournal, Twitter и Facebook, собрала по разным оценкам от 2 до 10 тысяч участников[36][37]. Большинство источников оценивает численность примерно в шесть-семь тысяч человек. На митинге выступили известные оппозиционеры: Алексей Навальный, Евгения Чирикова, Борис Немцов, Илья Яшин, Артемий Троицкий, Виктор Шендерович, Дмитрий Быков.

По утверждению журналистов изданий «Коммерсантъ» и «Ведомости», это был самый массовый митинг с 1993 года, после которого на Лубянке прошли массовые столкновения протестующих с полицией[38][39].

В результате проведения акции были арестованы более 300 человек[40].

Днём 6 декабря в Москву были введены внутренние войска. «В связи с проведением разрешённых массовых акций и для пресечения попыток возможных несанкционированных акций общее число мобильных резервов увеличено, в том числе за счёт внутренних войск», сообщило ИТАР-ТАСС.[41].

Последующие протесты

Декабрь 2011 года

В декабре прошли многочисленные акции протеста. В акциях участвовали жители большинства крупных городов России.

Одним из крупнейших декабрьских митингов стал митинг в Москве на Болотной площади, прошедший 10 декабря. По разным оценкам он собрал от 25 тысяч до 150 тысяч участников[42][43][15][44].

Среди требований митингующих были назначение перевыборов[45][46][47][48], а также освобождение политзаключённых и отставка главы ЦИК Владимира Чурова[49].

Требуем новых выборов!

Резолюция Общегражданского митинга «За честные выборы», Москва, 10 декабря 2011 года

Участники митинга требуют:

1. Немедленного освобождения всех политзаключённых.

2. Отмены итогов сфальсифицированных выборов.

3. Отставки Чурова и расследование его деятельности, расследования всех фактов нарушений и фальсификаций, наказания виновных.

4. Регистрации оппозиционных партий, принятия демократического законодательства о партиях и выборах.

5. Проведения новых открытых и честных выборов.[50]

Стало известно, что ФСБ предложила гендиректору социальной сети «В контакте» Павлу Дурову заблокировать пять сообществ (четыре из которых содержат в названии словосочетание «против „Единой России“») и две встречи. Дуров отказался это сделать.[51] После этого его повесткой вызвали для дачи объяснений в прокуратуру Санкт-Петербурга.[52].

22 декабря президент России представил послание к Федеральному Собранию о проведении комплексной реформы политической системы в России.

Январь 2012 года

 

Митинг, организованный партией «Яблоко», прошёл в Москве на Чистопрудном бульваре. После окончания митинга сотрудниками полиции были задержаны председатель партии Сергей Митрохин и член партии, а также и организатор митинга, Майя Завьялова[53][54].

Февраль 2012 года

В феврале прошла новая серия массовых акций «За честные выборы». Митинги и шествия прошли в более чем 100 городах России и зарубежья.

4 февраля прошел один из самых крупных митингов против фальсификации выборов - митинг «За честные выборы» на Болотной площади в Москве. По разным оценкам он собрал от 36 тысяч до 120 тысяч участников.[55][56]. Большую роль в организации митинга сыграли социальные сети. Дата 4 февраля была выбрана не случайно - она была приурочена к 22-й годовщине шествия демократических сил, положившего начало массовому протесту граждан страны против социалистического режима.

Март 2012 года

5 и 10 марта в Москве прошли два крупных митинга, каждый из которых собрал, по разным оценкам, от 10 до 30 тыс. человек[57][58]. Среди выступающих были в том числе Владимир Рыжков, Борис Немцов, Сергей Удальцов, Алексей Навальный, Илья Яшин, Ольга Романова, Григорий Явлинский, Михаил Прохоров, Михаил Касьянов, Гарри Каспаров. Митинг на Пушкинской площади был разогнан ОМОНом[59]. Также была разогнана несогласованная акция «Другой России» на Лубянской площади и несанкционированный митинг петербургской оппозиции.

 

17 и 18 марта в Москве прошла серия несанкционированных властями акций, в частности, в защиту политзаключенных и против лжи телеканала НТВ.

Протестные митинги прошли также в Ростове-на-Дону, Новосибирске, Омске, Барнауле, Томске, Нижнем Новгороде, Архангельске, Туле, Костроме Воронеже, Екатеринбурге.

Планируемые протесты

В Петербурге 24 марта пройдет марш по маршруту от метро "Горьковская" до Марсова поля, где состоится митинг. 25 марта другая часть оппозиции (в том числе ОГФ) проведет митинг на Конюшенной площади. Обе заявки согласованы правительством Петербурга[60]

В России пройдет акция «Марш миллиона» для выражения протеста против инагурации Владимира Путина. Дата была определена как 6 мая. В социальных сетях Facebook и «В контакте» созданы мероприятия для рассылки приглашений[61].

Освещение событий в СМИ

О протестах опубликованы статьи в ряде крупных российских СМИ, в том числе: Газета.Ru[62], Эхо Москвы[63], Финам[64], Дождь, Коммерсант[65], REGNUM[66].

Центральные российские телевизионные каналы практически не освещали первые массовые митинги протеста, проходившие в Москве[67][68][69], однако последующие, включая митинги 10 декабря, были освещены несколько шире[70], хотя акцент делался на хорошо организованной работе полиции, а требования протестующих описывались неполно[71]. Все митинги в поддержку партии «Единая Россия» были упомянуты в выпусках новостей[69].

Американский телеканал Fox News видеорепортаж с улиц Москвы 7 декабря 2011 года о протестах сопроводил изображением насильственных действий (поджогов, погромов), показав столицу Греции Афины[72][73] во время общенациональных протестов в Греции. После критики в СМИ канал был вынужден признать свою ошибку: вице-президент новостной службы Fox News заявил, что произошла ошибка[74], данный репортаж с сайта канала был удалён, но не сразу[75]. Это вызвало волну критики в России[67][76][77][78].

Результаты

14 декабря 2011 года Европейский парламент принял резолюцию, в которой призвал российские власти организовать новые «свободные и справедливые» выборы депутатов и провести «немедленное и полное» расследование всех сообщений нарушениях. В резолюции отмечается, что существующая в России процедура регистрации новых партий исключила из избирательного процесса несколько оппозиционных движений, что является серьёзным нарушением права на свободу объединений, политической конкуренции и плюрализма. Европарламент призвал Россию провести «новые свободные и справедливые выборы после регистрации всех оппозиционных партий». В резолюции говорится: «Депутаты Европарламента приветствуют демонстрации в России, как выражение стремления российского народа к большей демократии и осуждают подавление полицией мирных демонстраций…Парламент призывает к немедленному и полному расследованию всех сообщений о мошенничестве и запугивании, и наказании всех виновных». Также в резолюции выражается озабоченность по поводу ситуации с правами человека в России и отсутствия верховенства закона и независимости судебной системы.[79] При этом поправку о проведении новых выборов внёс на рассмотрение депутат от немецкой Партии зеленых Вернер Шульц.[80]

15 декабря в ходе своей «прямой линии» председатель Правительства РФ Владимир Путин заявил о возвращении к выборам глав субъектов федерации уже в 2012 году, но по отличающимся от существовавших до 2004 года правилам. Путин описал следующую предлагаемую им схему: сначала все партии, получающие места в органе законодательной власти региона, предлагают президенту России своих кандидатов на должность главы региона, а президент утверждает или отклоняет этих кандидатов (Путин назвал это «президентским фильтром»). После этого жители региона избирают из них главу региона. За президентом России сохраняется право отправить главу региона в отставку.[81]

22 декабря в своём ежегодном послании Федеральному Собранию Президент РФ Дмитрий Медведев сказал: «Я слышу тех, кто говорит о необходимости перемен, и понимаю их». Президент заявил о том, что он предлагает «комплексную реформу нашей политической системы»:

§ переход к выборам руководителей субъектов федерации прямым голосованием жителей регионов;

§ введение упрощенного порядок регистрации политических партий (по заявке от 500 человек, представляющих не менее 50 процентов регионов страны);

§ отмена необходимости собирать подписи для участия в выборах в Государственную Думу и в региональные законодательные органы;

§ сокращение количества подписей избирателей, необходимых для участия в президенствких выборах до 300 тысяч, а для кандидатов от не представленных в Государственной Думе партий — до 100 тысяч;

§ введение пропорционального представительства по 225 округам для депутатов Государственной Думы (однако не предлагалось избрание половины депутатов по мажоритарнымодномандатным округам);

§ изменение порядка формирования Центральной и региональных избирательных комиссий с расширением представительства в них политических партий;

§ перераспределение властных полномочий и бюджетных ресурсов в пользу регионов и муниципалитетов, увеличение источников доходов региональных и местных бюджетов (до 1 трлн рублей);

§ создание общественного телевидения.

Медведев пообещал незамедлительно внести соотвествующие законопроекты на рассмотрение в Государственную Думу.[82]

23 декабря Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека выразил недоверие главе Центральной избирательной комиссии Владимиру Чурову и предложил ему уйти в отставку.[83]

27 декабря Владислав Сурков, по указу президента был освобождён от должности первого заместителя руководителя Администрации Президента РФ[84] и назначен на должность вице-премьера правительства по модернизации.[85][значимость не указана 52 дня]

Оценки и мнения

Сразу после выборов многие отечественные и зарубежные обозреватели констатировали, что российское общество устало от Путина и его партии[86]. Томас Грув из Reuters писал, что многих уязвила рокировка в тандеме[87].

Кетти Лалли и Уилл Энглунд из The Washington Post считают, что перед выборами власть наделала слишком много ошибок и вокруг Путина стал рассеиваться ореол неуязвимости[88].

Die Welt и The Associated Press также отметили снижение поддержки Путина и Единой России[89][90].

Frankfurter Allgemeine Zeitung заметила, что несмотря на выборы вся внутренняя политика подчиняется Владиславу Суркову[91].

Los Angeles Times отметила огромное количество злоупотреблений власти[92], а Gawker.com съязвило по поводу явки в 146 %[93]. Во многом отмеченное недовольство вылилось на улицы.

По мнению, высказанному в Süddeutsche Zeitung, в статье от 7 декабря, назвать происходящие события «революцией» нельзя: «Пока все это не назовешь русской революцией. Даже десятитысячные демонстрации могут утонуть в городе, который значительно больше Лондона, Парижа и Берлина. В куда меньшей по размерам Грузии даже 200 тыс. человек не смогли добиться смещения президента… Так что Россия стоит не столько на пороге падения режима, сколько в начале длительного периода перемен[94][95]

Подобные взгляды 7 декабря высказывали и в Independent: «Москва — это ещё не вся Россия. Это ещё не площадь Тахрир в Египте, и даже не Украина в 2005 году»[96]. «Демократы не пользуются у россиян большим авторитетом после того урона, который они нанесли демократии во время пребывания у власти. У оппозиции нет лидеров. У Путина нет серьёзных политических конкурентов[96]

Шон Уолкер из The Independent написал 10 декабря: «Масштаб сегодняшних митингов в Москве и других городах России делает 10 декабря крупнейшим днем гражданского протеста с начала путинской эпохи. Но главный вопрос теперь: что дальше? Хотя все участники митингов в России выступают за отмену статус-кво, лишь небольшая их часть готова поддержать маргинальных лидеров оппозиции, таких как Борис Немцов, а у Алексея Навального, единственного человека, который пользуется широкой народной поддержкой, нет никакого политического опыта. Получить разрешение на столь масштабный антиправительственный митинг — дело для России неслыханное. Это означает, что господин Путин пытается продемонстрировать миру, что готов мириться с отдельными, контролируемыми проявлениями инакомыслия. Но в остальном, власти изо всех сил старались помешать проведению митинга, рассылая спам на сайты оппозиционных движений, а участникам угрожая опасностью заражения гриппом и призывом в армию.»[97]

Эндрю Осборн из The Daily Telegraph отметил вечером 10 декабря: «Ещё неделю назад представить себе такое было просто невозможно. Позиции господина Путина казались незыблемыми, а его правящая партия Единая Россия — неуязвимой. Конечно, выступления оппозиции случались в России и раньше, но как правило они были малочисленными, быстро и жестоко подавлялись властями и не причиняли Кремлю никаких мало-мальски значительных неудобств. В этот раз все было иначе. Полиция могла лишь осторожно наблюдать за тем, как люди, ещё недавно не участвовавшие в митингах, да и вообще не интересовавшиеся политикой, выходят на улицы десятками тысяч.»[98]

Дэниел Сандфорд из BBC News заметил: «На общемировом фоне цифры могут показаться незначительными, но для Москвы это очень и очень много. Владимиру Путину никогда не приходилось сталкиваться с народными выступлениями такого масштаба. За годы у власти он привык считать себя самым популярным и самым могущественным политиком в России. Значение момента переоценить невозможно. Может быть, смертельного удара по правительству господина Путина митингующие и не нанесли, но это безусловно самый тревожный звонок, полученный им за 12 лет пребывания у власти.»[99]

Эндрю Уилсон из The Telegraph назвал происходящие события «Славянской зимой»[100]. А в Wiener Zeitung считают, что руководство России скоро получит свой Тахрир[101].

Саймон Шустер из журнала «Time» написал 11 декабря: «Наемники, либералы с бороденками, шакалящие у иностранных посольств — как только не называл представителей российской оппозиции Владимир Путин. Но никогда прежде оппозиция не представляла угрозы для его правления. Теперь все может измениться. Отныне Кремль не сможет игнорировать оппозиционеров или просто отмахиваться от них, раздавая хлесткие прозвища и изобретая обидные эпитеты.»[102] Также в Time склонны полагать, что власти попросту хотят дать оппозиционерам возможность выпустить пар. Правящая верхушка РФ, пишет издание, разделилась на два лагеря: представители первого (и наиболее многочисленного из двух) считают, что действенным ответом станет быстрое и решительное подавление выступлений, запрет на новые демонстрации и, при необходимости, их силовой разгон. Есть, однако, и меньшинство, которое надеется, что протестное движение выдохнется само по себе. Из того, как российские власти действовали в ходе митингов 10 декабря, авторы заключают, что возобладал, по крайней мере пока, второй, умеренный подход. Ведь то, что полицейские не применяли силу против митингующих, означает лишь, что такой приказ они получили сверху, а вовсе не то, что «полиция с народом».

Того же мнения придерживаются и авторы колонки в британской The Times, которые отмечают, что госканалы, которые, как и в советские времена, остаются важнейшим политическим инструментом режима, могли показать кадры с митингов только по решению, принятому на самом верху[103].

Мириам Элдер из The Guardian сочла, что митингующие вынудили правительство пойти на ряд уступок. Это выразилось и в том, что власти согласились на многотысячный антиправительственный митинг в центре Москвы, и в том, что этот митинг показали все государственные каналы[104].

Журналисты из Die Welt отмечали, что у многих в России появилось ощущение, что они проснулись в другой стране. Только в Москве на Болотной площади собрались до 100 тысяч человек в знак протеста против фальсификаций на парламентских выборах и против путинского режима. Это была крупнейшая демонстрация за последние 12 лет — и она прошла мирно[105].

София Кишковски из The New York Times, отмечает, что православная церковь, всегда бывшая надежной опорой правительства Владимира Путина и его партии «Единая Россия», неожиданно критически отозвалась о выборах. Патриарх Кирилл призвал к сдержанности, однако признал право людей на протест. Гораздо более резко о власти и выборах отозвались некоторые рядовые клирики церкви[106].

По данным журнала «Эксперт», митинг молодежи, собравшейся 24 декабря, никак не является «гласом народа». Они далеки даже от основного социально-демографического профиля Москвы, не говоря уже о глубинке. Генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов полагает, что диалог с митингующими вести нужно, но идти на поводу нельзя: «Даже если считать, что на этот митинг вышло 60 тыс. человек — это всего лишь одна тысячная от 60 миллионов, что пришли на избирательные участки.» Ввиду того, что среди недовольных много людей состоятельных, которые живут в «разных измерениях» со всей остальной Россией, в протестном движении оформилась группа, которая пренебрежительно относится к большинству населения страны, «некоторые из них выступают с идеями цензов в избирательном процессе». В результате в остальной России протесты могут быть восприняты как «бунт зажравшейся Москвы»[107]

Политический аналитик Андрей Хлебников подвергает сомнению масштаб фальсификаций на выборах 4 декабря. По его мнению, нарушения были самыми низкими за всю историю существования партии власти. Основная причина протеста — не находящие выхода интересы появившегося за период «тучных лет» российского «среднего класса» — в результате имеет место так называемый «фантомный протест». «Поэтому внесистемным силам „энергоэффективнее“ говорить о фальсификациях — тема давно наезженная, а для недовольных, деполитизированных, во многом никогда и не голосовавших людей, по большому счету безразлично, по какому каналу их недовольство будет стравлено.», — отмечает аналитик.

Подобные взгляды высказывает и бывший член ЦИК Игорь Борисов: «выборы в целом прошли даже лучше, чем раньше», без серьёзных нарушений, честно с правовой точки зрения и по мнению международных наблюдателей. Причина акций зиждется в улучшившихся средствах коммуникаций и Интернете, который позволяет быстро и широко тиражировать даже немногочисленные нарушения, а недовольным — объединяться, причём гораздо сплочённее, чем это было возможно раньше. Однако к ответу на угрозу со стороны интернет-среды избирательная система России не готова[109].

Профессор политологии из Калифорнийского университета Лос-Анджелеса Даниел Трейсман отмечает одну общую тенденцию, когда авторитарные лидеры, проводящие эффективную экономическую политику, сталкиваются с волнениями взращенного ими среднего класса и становятся жертвами собственного успеха[110]. В России после длившегося десятилетие нефтяного бума с 2000 по 2008 годы зарплаты с поправкой на инфляцию росли в среднем почти на 15 % в год[110], и хотя после мирового финансового кризиса 2008 года темпы роста снизились до 1,3 % в год, сегодня около трети населения считается средним классом. И по мере роста доходов горожане все больше выражают недовольство политической системой[110]:

Это люди с хорошими манерами, повидавшие мир, в модных очках. [...] Короче говоря, это молодые городские профессионалы, группа людей, существенно выигравших от запредельного рынка московской недвижимости и от того нефтяного богатства страны, часть которого досталась и им тоже.

В результате многие наблюдатели сходятся во мнении, что происходящее нельзя назвать ничем иным, как «бунтом сытых и кое-чем довольных» людей[111][112].

При этом не существует какой-либо общей идеи, группирующей в рамках «революции ожиданий» представителей среднего класса вокруг себя. Отсутствуют общие лидеры и общая политическая программа. На митинги приходили «либералы, коммунисты, националисты, анархисты, антифашисты, экологи, регионалисты, социалисты, гомосексуалисты и прочие „представители партий и движений“»[113]. По мнению Тони Хэлпин из The Times, хотя демонстранты и едины в стремлении настоять на справедливых выборах, они не имеют общего мнения относительно того, как должно называться это движение[114].

Самим организаторам уличных акций — Немцову, Каспарову, Касьянову — граждане не доверяют, их рейтинг не превышает статистической погрешности, а открытое недоверие им выражают 58 процентов россиян. Алексей Навальный популярен лишь среди крайне немногочисленной в стране интернет-аудитории. Таким образом, делает вывод «Российская газета», влияние внесистемной оппозиции на митинги сильно преувеличено и к президентским выборам достигнет минимума. Оппозиция крайне деморализована, не имеет харизматичных лидеров и не способна идти дальше декларативных заявлений[115].

По словам вице-президента независимого фонда «Центр политических технологий» Сергея Михеева, протестные настроения используются политиками либерального толка в корыстных целях. Несмотря на то, что в митингах участвуют коммунисты, социалисты и националисты, либералы-западники представляют происходящее как «перестройку № 2». И это несмотря на то, что выборы 4 декабря показали полную несостоятельность в России либерального проекта[116]. Частично протесты вызваны тем, что средства массовой информации готовили население к неуспеху «Единой России» полтора года, проводилась кампания по критике власти и дискредитации партии власти.

The Washington Post отметила, что на митинг 24 декабря 2011 года вышли очень разные люди. Но в то же время это и слабая и сильная сторона движения. Газета привела несколько мнений людей из толпы и отметила, что большинство из них раньше никогда не интересовались политикой. Также издание отметило, что обещанная Дмитрием Медведевым реформа политической системы — это «важная победа» митинга на Болотной[118][119].

La Repubblica также это отметила, написав: «Это самая разнообразная толпа, в которой есть представители мелкой буржуазии, экологи, национал-патриоты, коммунисты, проевропейские демократы, автомобилисты, выступающие против наглости правительственных автомобилей, защитники архитектурного наследия города и прав человека»[120].

Джулиа Йоффе из Foreign Policy отметила, что если на Болотную вышла в основном молодежь, то на проспекте Сахарова было «намного более пестрое сборище»[121]. New Yorker заметил, что «протест был скорее фестивалем классического русского остроумия, чем чем-либо ещё», приведя примеры плакатов протестующих[122].

Le Figaro указало на популярный в России вопрос отсутствия альтернативы Владимиру Путину. «Кредо „нет альтернативы“ — это оплот путинской крепости. Но на улицах стали верить в обратное», — пишет газета[123].

Time со ссылкой на источники в «Единой России» пишет, что власти намерены создать новые марионеточные партии для того, чтобы отвлечь оппозицию. При этом их будет возглавлять «старая лояльная Путину гвардия».

С этим согласна и The Independent[124]. Также Time пишет о том, почему протесты в России отличаются от Арабской весны[125].

Die Welt заметила, что «Дети перестройки не хотят нового Брежнева»[126].

The Wall Street Journal по поводу протестов заметила: «Это больше похоже на уличную вечеринку, чем на революцию»[127].

Однако Le Soir и La Stampa пишут о том, что в России возможна новая революция[128][129].

В целом СМИ стали осторожнее в своих высказываниях и прогнозах[130].

В связи с тем, что в России протестная волна не спала с декабря по февраль, аналитики несколько охладели к протестам. Материалы стали менее подробными[131]. Тони Хэлпин из The Times отметил, что судьба нового срока Путина стала решаться на митингах на улицах Москвы[132]. Бенджамин Биддер и Анастасия Оффенберг из Der Spiegel отметили, что несмотря на суровый мороз тысячи протестующих вышли на улицы городов 4 февраля[133][134]. Эллен Барри из The New York Times заметила, что Антиоранжевый митинг стал результатом работы властей: «В этот раз российская власть подготовилась, организовав одновременный и тоже многочисленный митинг в защиту мистера Путина». В The New York Times, как и ранее в Der Spiegel, отметили слова Кургиняна о том, что протесты в России результат назначения нового посла США[135]. El Pais сокрушается, что у оппозиции за время протестов так и не появился лидер[136]. Аллан Куллисон из The Wall Street Journal замечает, что Кремль в борьбе с протестующими активно разыгрывает образ внешнего врага, в частности Америки[137]. Линн Берри изTime рассказывает об Екатерине, сотруднице почты, которую заставили прийти на пропутинский митинг[138]. Юлия Йоффе в The New Yorker пишет: «Там были, как и ожидалось, люди, которым заплатили за участие; люди, которые пришли „по инициативе“ своих работодателей; люди, которые плохо говорят по-русски; и люди, которые были не совсем трезвы. Но там было и много людей, действительно поддерживающих Путина — потому, что они не видят ему альтернативы, или потому, что он им правда нравится». Однако по большей части данный митинг кажется ей фальшивым. Отвечая таким образом на протест власть только дискредитирует себя[139]. Та же Йоффе в Foreign Policy удивляется «апокалиптическим» образам в речах с Поклонной горы (например, высказыванию Максима Шевченко о том, что оппозиция хочет утопить страну в крови), ведь протестующие настроены исключительно мирно. По её мнению, это указывает на то, что власть боится и не понимает оппозиционеров[140]. Шон Уолкер из The Independent заметил, что атмосфера на антипутинском митинге была намного более спонтанной, чем на Поклонной горе, и плакаты были в основном нарисованы самими участниками — в то время как на провластной акции власти и плакаты участникам централизованно раздавали[141]. La Repubblica[142], Il Giornale[143], Le Figaro[144], The Guardian[145], The Daily Telegraph[146], Fatto Quotidiano[147] вообще не заметили провластные уличные акции. А Corriere della Sera назвала протестующих «народом Навального»[148].

 

Реакция руководства страны и политиков

 

15 декабря 2011 г. во время прямой телевизионной трансляции «Разговор с Владимиром Путиным» премьер-министр Владимир Путинответил на вопросы о протестных митингах[149]. Он в частности сказал:

«Там были разные люди, и я радовался тому, что увидел свежие, интеллигентные, здоровые, энергичные лица людей, которые активно высказывают свою позицию. Ещё раз могу повторить, что, если это результат путинского режима, меня это радует, радует, что появляются такие люди».

Вместе с тем, Путин заявил, что некоторые люди вышедшие на митинг, делали это за деньги, а символ протеста — белую ленточку — он сравнил со средствами контрацепции:

«Если говорить откровенно, я, когда увидел на экране что-то такое у некоторых на груди, честно вам скажу, неприлично, но, тем не менее, я решил, что это пропаганда борьбы со СПИДом, что это такие, пардон, контрацептивы повесили. Думаю, зачем развернули только, непонятно. Но потом присмотрелся - вроде нет. Но, в принципе, первая мысль была такая, что, хорошо, борются за здоровый образ жизни.»[150]

Этот комментарий вызвал массу возмущения в либеральных изданиях. Данная смелая реплика Путина так же нашла оклик и в народном фольклоре. К примеру, ролик ВДВ с припевом «Цвет ленты свободы для всех позитив — и лишь для тебя…» посмотрело более миллиона человек[151].[значимость не указана 52 дня]

13 декабря 2011 г. на встрече лидеров парламентских партий с Президентом Д. Медведевым лидер фракции ЛДПР в Госдуме Игорь Лебедев заявил, что «волнения на Болотной площади» — происки американских спецслужб. Также Игорь Лебедев заявил, что на этой встрече лидер КПРФ Г. Зюганов якобы назвал митинг на Болотной площади «оранжевой проказой».[152] Член президиума КПРФ Обухов опроверг утверждения И. Лебедева, сообщив, что сказанная Зюгановым фраза была вырвана из контекста, и относилась вовсе не к участникам митинга (среди которых были и представители КПРФ), а к некоторым из выступавших — таким как Немцов и Касьянов.[153] По словам Геннадия Зюганова, он «всей душой с теми, кто нашел в себе мужество и вышел на митинг сказать „нет“ этой власти».[154]

Медведев заявил, что он не согласен с лозунгами митинга на Болотной площади в Москве и других акций протеста, прошедших 10 декабря во многих городах России[155]. Позднее он назвал митинги «пеной», однако сказал, что необходимо реформировать политическую систему[156]:

У нас, очевидно, будет новая стадия развития политической системы. И на это не надо закрывать глаза, она началась уже. И началась она не в результате каких-то митингов, это лишь внешне, пена, если хотите, это проявление человеческого недовольства. А началась она, потому, что старая модель, которая верой и правдой служила нашему государству в последние годы, неплохо служила, и мы все её защищал - она себя во многом исчерпала. И поэтому мы как ответственная сила, как сила, которая сегодня взяла на себя бразды правления, должны первые об этом сказать. Модель нужно менять, и только в этом случае у нашей страны будет динамичное развитие.

В своём интервью газете Известия 22 декабря зам. главы Администрации Президента В. Ю. Сурков заявил

— Многие усматривают в уличных акциях протеста признаки «оранжевой революции». Так ли это и что с этим делать власти? Вы как идеолог охранительства должны быть обеспокоены.

— Что есть желающие конвертировать протест в цветную революцию — это точно. Они действуют буквально по книжкам Шарпа и новейшим революционным методикам. Настолько буквально, что даже скучно. Хочется посоветовать этим господам хоть немного отклониться от инструкции, пофантазировать.

Но дело не в этих жуликах. Дело в абсолютной реальности и естественности протеста. Лучшая часть нашего общества, или, вернее, наиболее продуктивная его часть требует уважения к себе.[157]

Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка выразил мнение, что митинги в декабре 2011 года оплачены из-за рубежа[158]. Журналисты поинтересовались у Юрия Чайки на каких фактах прокурор базирует свои слова[159].

Хиллари Клинтон заявила, что власти США не санкционировали и не провоцировали массовые протесты в России[160].

Глава Чечни Рамзан Кадыров 23 января 2012 г. заявил, что организаторы митингов протеста — это «враги России» и «если бы моя воля была, я бы посадил тех людей, которые организуют эти митинги».[161]

3 февраля 2012 г. в Интернете появилось видеобращение эмира (амира) виртуального государства Кавказский Эмират (Имарат Кавказ) Доку Умарова, в котором он заявил, что отдал приказ свом подчиненным избегать атак на гражданские цели в России в связи с тем, что «в стране начались процессы гражданского протеста, и население более не приемлет политики Путина».[162]

6 февраля В. Путин заявил, что в России нет людей, сидящих «по политическим соображениям». Премьер-министр лишь признал, что некоторых активистов «забирали на 15 суток, но они уже давно на свободе». Он сказал: «Я не очень понимаю, что понимается под политической амнистией. У нас, по-моему, политических заключенных нет, и слава богу. Хотя об этом и говорят, не называя фамилий. Хотя бы показали хоть одного человека, кто сидит по политическим соображениям».[163]




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.