Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Биржевые миллионы, кто и как заработал их на российском фондовом рынке.



Макаров Олег

 

 

Группа Компаний «АЛОР» – одна из крупнейших финансовых групп Российской Федерации, сформированная в 1993 году. Компании, входящие в Группу Компаний «АЛОР», являются профессиональным участниками рынка ценных бумаг и обладают всеми необходимыми лицензиями Федеральной Службы по Финансовым Рынкам РФ для работы и оказания услуг на рынке ценных бумаг.

За время своего существования, Группа Компаний приобрела колоссальный опыт работы на фондовом рынке, смогла доказать свою надежность и эффективность в самых сложных рыночных ситуациях. Компании, входящие в Группу, уверенно занимают позиции в ТОП-5 по объему биржевых операций с акциями на ММВБ и являются лидерами рынка по объему сделок на рынке фьючерсов и опционов биржи РТС (FORTS). [1]В настоящее время компании Группы Компаний «АЛОР» предоставляют практически полный спектр услуг на рынке ценных бумаг широкому кругу инвесторов.

В состав Группы Компаний, среди прочих, входят ООО «АЛОР +», ЗАО «АЛОР ИНВЕСТ» и ООО «УК «АГАНА».

ООО «АЛОР +» зарегистрировано в 1997 г. Общество предоставляет полный перечень брокерских услуг на российском фондовом рынке, основной среди которых является интернет-трейдинг. Компания обладает всеми необходимыми лицензиями, в том числе лицензиями профессионального участника рынка ценных бумаг Российской Федерации на осуществление брокерской, дилерской и депозитарной деятельности. Сегодня в арсенале Брокера самые современные продукты и услуги: от программного обеспечения для Интернет-трейдинга до сложных механических торговых систем. Брокерская компания обладает развитой региональной сетью, и сегодня продукты и услуги компании можно оформить более чем в 60 городах Российской Федерации. Каждый клиент ООО «АЛОР +» может подобрать для себя оптимальный тариф брокерского обслуживания, независимо от количества операций на рынке и объемов торговли. Гибкая ценовая политика делает продукты и услуги Брокера доступными и выгодными.

ООО «Управляющая Компания «АГАНА» занимает одну из лидирующих позиций на рынке коллективных инвестиций России, более 10-ти лет предлагая российским и иностранным клиентам комплексные инвестиционные решения в сфере управления капиталом. УК «АГАНА» оказывает следующие услуги частным и корпоративным клиентам: индивидуальное доверительное управление, управление активами открытых и закрытых паевых инвестиционных фондов и управление пенсионными резервами и накоплениями.

В 2011 году УК «АГАНА» награждена «Национальной Лигой Управляющих» в номинации «Управляющая компания – тяжеловес». Победа в данной номинации подтверждает признание экспертным сообществом вклада Компании в 15-летнюю историю развития отрасли коллективного инвестирования в России.

В 2011 Управляющая компания «АГАНА» удостоилась награды от рейтингового агентства «Эксперт РА» за крупнейший в Российской Федерации ЗПИФ художественных ценностей «Собрание. ФотоЭффект» [2]. Паи фонда в настоящее время обращаются на ММВБ, а собрание фонда является одной из значимых коллекций фотографического искусства в мире. Стоимость чистых активов фонда составляет 469 млн. долларов (на 31.10.2011).

Пенсионный портфель «Сбалансированный» занимает первое место по доходности управления пенсионными накоплениями физических лиц в рейтинге портала investfunds.ru за 6 месяцев 2011 года.

ЗАО «АЛОР ИНВЕСТ», созданное в 1993 году, предлагает брокерское обслуживание на товарном биржевом рынке и оказывает полный перечень услуг в сфере корпоративных финансов, в том числе услуги по размещению акций и облигационных займов, а также финансовое консультирование. Биржевой товарный рынок становится все более востребованным и имеет большой потенциал для роста, поэтому работать с одним из ведущих российских товарных брокеров – ЗАО «АЛОР ИНВЕСТ» – перспективно и выгодно. ЗАО «АЛОР ИНВЕСТ», которое стояло у истоков формирования этого рынка, имеет значительный опыт работы и обладает всеми необходимыми инструментами и технологиями для обслуживания и поддержки клиентов. Компания постоянно повышает эффективность операций, расширяет линейку услуг. Общество является создателем одного из первых сертифицированных в Российской Федерации торговых терминалов«АЛОР-Трейд», позволяющих торговать ценными бумагами через сеть Интернет. ЗАО «АЛОР ИНВЕСТ» является листинговым агентом Фондовой Биржи «ММВБ» в Секторе Рынков Инноваций и Инвестиций (РИИ ММВБ), а также является членом Национальной Ассоциации Участников Фондового рынка (НАУФОР), членом Российского биржевого союза и членом Московской Торгово-Промышленной палаты. В декабре 2009 года ЗАО «АЛОР ИНВЕСТ» выступило организатором IPO ОАО «ИСКЧ», таким образом, став первым организатором публичного размещения акций российского эмитента после кризиса 2008 года. Размещение прошло успешно, с переподпиской. Также, ЗАО «АЛОР ИНВЕСТ» выступило организатором размещения ОАО «Фармсинтез» в 2010 году и соорганизатором размещений ОАО «Русские Навигационные Технологии» в 2010 году и ОАО «Платформа Ютинет.ру» в 2011 году.

 

Синергия успеха

Предисловие Генерального директора ООО «АЛОР Групп» Калина Александра Борисовича.

 

 

На седьмом этаже здания биржи РТС на Воздвиженке есть овальный конференц-зал с прекрасным видом на исторический центр столицы. Возможно, Вы бывали в этом здании на мероприятиях, которые биржа устраивает совместно с брокерскими компаниями, такими, как ООО «АЛОР +», входящее в состав нашей Группы Компаний. Если так, то Вы не могли не заметить график индекса биржи РТС, представленный здесь особым образом – он нанесен на стены конференц-зала и фойе. Этот весьма внушительный по масштабам график со всеми его взлетами и падениями, плавными изгибами, резкими изломами по особенному, динамично, зримо проводит нас через всю биржевую историю молодого российского фондового рынка.

Вторая половина девяностых… Всего за два года, начиная с 1995-го, капитализация российских компаний, входящих в индекс, увеличивается в десять раз. Головокружительный рост! Российские инвесторы, имевшие дальновидность и, прямо скажем, отвагу вложить свои средства в акции отечественных эмитентов в те непростые годы, получили сполна свою «награду за смелость».

Однако фондовые рынки отнюдь не место, где можно благостно и расслабленно почивать на лаврах. Драматичное падение акций в 1998 году в очередной раз очень болезненно напомнило об этом всем участникам рынка… Возможно, в самой острой фазе того кризиса «масштаб бедствия» был панически преувеличен. Ведь уже осенью следующего года все, что могло расти на российских площадках, стало неуклонно демонстрировать восходящую динамику. Во второй половине нулевых годов рост порой принимал буквально ураганный характер, и докризисные максимумы были сметены мощно и бескомпромиссно. А затем многократно превышены. Инвесторы, поверившие в это восстановление экономики и фондового рынка, смогли увеличить свои капиталы в десятки раз. Концептуальная идея о существенной недооцененности ведущих российских компаний многие годы была фундаментальным драйвером этого роста.

Лето – осень 2008 года… Вновь болезненная педагогика от мирового финансового сообщества. Когда крупнейшие игроки финансовых рынков недооценили угрозы, таящиеся в глубине сложных производных инструментов, заигрались с избыточной ликвидностью – плохо будет всем, кто имел хоть какую-то кредитную нагрузку на своих балансах.

Мы, профессионалы рынка, брокеры, консультанты и трейдеры Группы Компаний «АЛОР» всегда честно предупреждаем своих клиентов о рисках, которые несет с собой вложение средств в биржевые активы. Но вместе с тем, указываем и на горизонты потенциальных доходностей. А они пропорциональны именно рискам. И, конечно, классу самого инвестора – чем более он искушен, подкован в области технологий управления вероятностями на труднопредсказуемых и изменчивых биржевых рынках, тем на большее вознаграждение за принятый риск он может рассчитывать. Во всех перипетиях жизни российского фондового рынка специалисты Группы Компаний «АЛОР» всегда были рядом со своими клиентами. Как могли, сглаживали трудные моменты резких коррекций, радовались успехам вместе с удачливыми частными инвесторами, умевшими быть в правильное время в правильном месте. Как например, весной 2009 года, в рынке со своими капиталами – когда акции российских эмитентов, оправившись от кризиса, показали силу, демонстрируя каждый месяц значительные показатели роста. Зная, как важно в биржевой торговле быть осведомленным теоретически и подготовленным к практическим действиям, мы всегда важнейшее внимание уделяли уровню финансовой и инвестиционной грамотности людей, решивших стать инвесторами на отечественном рынке акций. И, думаю, мы преуспели в этом. На страницах этой книги Вы найдете примеры впечатляющих инвестиционных побед, которыми мы гордимся вместе с нашими клиентами. В этом и состоит, по нашему мнению, синергия успеха профессионала фондового рынка, каковым является Группа Компаний «АЛОР», и его клиентов.

Главы, которые предстоит Вам прочесть, приоткроют двери в профессиональную мастерскую инвестиционного бизнеса. Вы узнаете о том, как работает брокер и маркет-мейкер, как арбитражеры стараются свести к минимуму риски рыночной волатильности. Удачливые частные трейдеры поведают о своих методах борьбы с непредсказуемостью краткосрочных движений биржевых котировок. Но все же золотое зерно истины, как всегда, будет сокрыто. По нашему мнению, оно, точно пресловутый биржевой Грааль, прячется в одном простом правиле – на фондовом рынке нужно работать, а не играть! Мы убеждаемся в справедливости этого правила уже более пятнадцати лет.

Желаю Вам большой инвестиционной удачи!

 

Предисловие

 

 

Доктора экономических наук, профессора, Заведующего кафедрой «Финансовые рынки и финансовый инжиниринг» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, Рубцова Б.Б.

 

Можно сказать без всякого преувеличения: фондовый рынок вызывает повышенный интерес у значительной части населения стран, где сложились современные рыночные отношения. Не случайно жанр литературы по инвестированию является одним из самых востребованных в США – стране, где половина жителей владеет акциями различных компаний и взаимных фондов. В Китае уже более 170 млн. людей являются инвесторами в акции и здесь также книги по рынку ценных бумаг относятся к бестселлерам.

В России, хотя число инвесторов в акции весьма скромное (примерно 700 тысяч, что составляет 0,5% населения), интерес к фондовому рынку велик – правда, в основном среди молодого поколения. Могу смело так утверждать, работая в высшей школе и общаясь со студентами не только профильных (финансовых), но и других вузов.

За несколько десятилетий до конца 1980-х годов в СССР было издано всего 2! монографии, специально посвященные фондовому рынку (хотя отдельные вопросы рассматривались в статьях и главах книг, посвященных финансовым системам капиталистических стран).

Сейчас в книжных магазинах в разделах «Рынок ценных бумаг» можно найти самую разнообразную литературу: по фундаментальному и техническому анализу, психологии инвестиционного поведения, институционального устройства и регулирования фондового рынка, тонкостях биржевой торговли и т.д. и т.п. Еще в конце 1990-х я вел учет книг, изданных по этой проблематике, но потом это потеряло смысл, так как в настоящее время каждый год в России выходят десятки книг, в которых в том или ином ракурсе рассматривается фондовый рынок. Среди них как переводы классических западных учебников (У.Шарпа, Ф.Фабоцци, Д.Мэрфи, Д.Халла и др.) и популярных изданий (Р.Тьюлза, Д.Стюарта, М.Льюиса, Д.Сороса и т.д.), так и многочисленные работы российских авторов, которые можно разделить на учебную литературу и специальные исследования и руководства по работе с определенными инструментами [3]. И они в целом востребованы читающей публикой.

А сколько информации сейчас можно найти в русскоязычном Интернете на созданных многочисленными энтузиастами сайтах, в блогах и т.п.! Возьмем хотя бы сайт mirkin.ru!

Данная книга заметно отличается от имеющейся литературы «о фондовом рынке».

Во-первых, эта книга о личностях отечественного фондового рынка, что само по себе внове. Сегодня можно прочитать растиражированные откровения западных гуру, или чудо-трейдеров, за год – два превращающих несколько десятков тысяч долларов в миллион. О спекулянтах, играющих миллиардами на валютных курсах. «Пророки в своём отечестве», как всегда, то ли в тени, то ли в дефиците. И эта книга делает существенный вклад в устранение этого пробела. Ведь рынок – это, прежде всего, люди, работающие на нем. Мы узнаем о том, как и почему герои этих интервью и очерков сделали фондовый рынок своей профессией. Полагаю, что пример таких людей – успешных биржевых профессионалов – крайне важен для мотивации нашего студенчества. Когда молодые люди находятся в самом начале своего профессионального пути, крайне важны все подсказки, ориентиры и векторы движения в жизни, помогающие выбрать свой собственный путь.

Во-вторых, эта книга – серьезное обучающее средство. Главы, посвященные практическим методам инвестирования, незаменимы для человека, решившего разместить свои сбережения на фондовом рынке. И что ценно, автор не уводит читателя в иллюзорный мир идеально подобранных примеров успешного биржевого трейдинга. На страницах книги Вы прочтете честные предупреждения о рисках, которым подвергается непрофессиональный участник рынка. Да что там – и профессиональный тоже! Ведь не будь этих рисков, не разорялись бы такие столпы биржевой индустрии, как американский инвестиционный банк «Lehman Brothers». Его банкротство в сентябре 2008 г. считается кульминацией мирового финансового кризиса, начавшегося годом ранее. А вспомним о том, как в 1995 г. безрассудная игра на фьючерсном рынке в Сингапуре трейдера английского инвестиционного банка Barings Ника Лисона привела к убыткам в 1,3 млрд.долл., что закончилось банкротством этого почтенного финансового института с двухсотлетней историей [4]. Или о схожей и более близкой истории с трейдером французского банка Societe General Жеромом Кервьелем, нанесшем убытки банку в размере 4,9 млрд.евро!

И, в-третьих, эта книга не останется неясной читателю, мало знакомому с языком науки, не утомит обилием формул и таблиц. Написанная в свободной популярной манере, она, тем не менее, станет серьезным подспорьем при первых шагах на пути к грамотному, продуманному инвестированию. Простота и практичность подходов, взятые на вооружение автором, позволят даже самому неискушенному в «высшей математике» фондового рынка частному инвестору совершать грамотные сделки, продиктованные здравым смыслом.

 

Приветствие читателям

 

 

Генерального директора ООО «АЛОР +» Лужбина Александра Анатольевича Фондовый рынок: индивидуальность, эмоции, возможности!

Фондовый рынок – это мир полной свободы и огромных возможностей. Для того, что бы стать инвестором не нужно оканчивать Гарвардский университет, иметь связи, миллион долларов для удачного старта или быть гением. Фондовый рынок – это уникальное место, где имеют равные шансы водители, бизнесмены и домохозяйки. Здесь все зависит только от Вас. Студент из Нижнего Новгорода в торговле акциями может быть успешней столичного бизнесмена. И кем бы Вы ни были, в биржевом трейдинге Вам обеспечена буря эмоций! Ведь рынок как живой организм – постоянно меняется, развивается и растет, удивляя все новыми и новыми возможностями.

Вместе с тем, буду откровенен, не всем начинающим трейдерам удается стабильно получать прибыль на труднопредсказуемом фондовом рынке. После первых торговых опытов остаются те, кто разумно определил свой инвестиционный горизонт. Многие предпочитают спекулятивные операции долгосрочным вложениям, рассчитывают на быстрый доход от незначительного изменения котировок акций, справедливо полагая, что рынок не может расти постоянно, а зарабатывать можно как на росте, так и на падении. Все большим становится пласт трейдеров срочного рынка, торгующих фьючерсными контрактами. Однако этот ежедневный профессиональный труд больше подходит для тех, кто превратил управление собственным счетом в основную работу.

Другие участники рассматривают вложения в акции, как инструмент долгосрочного инвестирования, нацеленного на консервативный рост актива. И все эти игроки успешно самореализуются на поле рыночных возможностей.

Примечательно и совершенно новое веяние: на рынке все больше интереса к алгоритмической торговле, к так называемым биржевым роботам, запрограммированным на совершение операций по заложенным стратегиям. Кто-то создает таких роботов самостоятельно, другие же предпочитают купить или взять в аренду готовый алгоритм. И если говорить о будущем интернет-трейдинга, эволюции, которая ожидает участников рынка с такими разными запросами, то, на мой взгляд, технология торговли и дальше будет совершенствоваться. Появится большое разнообразие роботов, которые существенно облегчат жизнь трейдерам в условиях значительных потоков информации. С одной стороны, такие системы будут требовать высоких профессиональных знаний, но в то же время будут разрабатываться и более доступные решения для упрощения работы игроков с начальными знаниями. Если представить идеальную картину, то достаточно будет задать системе желаемый уровень доходности, допустимые риски, и программа сама подберет варианты стратегий – человеку за торговым терминалом останется только нажать кнопку «старт». Это было бы оптимальным решением для тех, кто только начинает торговлю. Поскольку для них сложности терминологии и технического анализа являются фактором, задерживающим начало инвестиционной практики. Также будет развиваться система сопутствующих услуг для тех, кому важна не столько скорость соединения с биржей для мгновенных операций, сколько качественная поддержка при принятии долгосрочных инвестиционных решений. Усилится интеграция с банковской сферой, в результате чего будут создаваться структурные продукты, рассчитанные на различные инвестиционные вкусы и запросы.

…Признаюсь, я немного завидую тем, кто в наши дни стоит на пороге удивительного мира инвестиционных возможностей. Им доступно огромное разнообразие информации об инструментах фондового рынка. Информации, обновляющейся каждое утро на специализированных медиа-ресурсах. Они могут почерпнуть инвестиционные знания со страниц сотен книг, которыми изобилуют полки книжных магазинов.

Когда же начинался мой собственный профессиональный путь на фондовый рынок, приходилось довольствоваться изучением сухой теории зарубежных учебников. Доступных и простых книг этой тематики от российских авторов в те годы не существовало. Также как и самого отечественного фондового рынка. Теоретическая картина инвестиционного мира, которая жила на страницах иностранных изданий, никак не соответствовала российской реальности.

И все же, не смотря на великолепные сегодняшние возможности для тех, кто берется за новое дело, вооружившись лозунгом «Хочу все знать!», я советую Вам поскорее испытать себя в деле. Не задерживаться на одной лишь теории, а перейти к реальным биржевым сделкам. Иначе Вы будете вызывать сочувствие, как при виде голодного посетителя ресторана, занятого лишь чтением меню.

До встречи на фондовом рынке!

 

Клондайк нашего времени Предисловие автора.

 

Замысел книги «Биржевые миллионы» появился этой весной. В апреле автор участвовал в составе московской делегации, приехавшей в Краснодарский край с проектом «Неделя финансовой грамотности». Концепция поездки была такова: группа финансистов, страховщиков, представителей брокеров и бирж, во главе с Президентом российского биржевого союза Анатолием Григорьевичем Гавриленко, должна была привезти инвестиционные знания и навыки управления личными финансами жителям шести кубанских городов, переезжая от Темрюка до Краснодара.

…Темрюк это, по сути дела, лермонтовская Тамань, городок, где Печорин «чуть-чуть не умер с голода, да еще вдобавок его хотели утопить». В местном клубе неспешно собирался народ, послушать московских гостей. Фермеры, хозяева закусочных и торговых ларьков, домовладельцы, дающие туристам кров и стол – публика не слишком любопытная, погруженная в свои мирские заботы. На лицах читалось узнаваемое подозрение – что, мол, эти москвичи хотят нам продать?

Выступал Анатолий Григорьевич. Излагал свою формулу успешности в инвестировании, в бизнесе, да и в жизни вообще. Я оглядывался на зал и замечал немало глаз, в которых читались то ли усталость, то ли равнодушие. Увы, Темрюк, это вам не Рио-де-Жанейро… И я думал, неужели не интересно послушать человека, создавшего срочный биржевой рынок, первую систему интернет-трейдинга. Заработавшего на своих новациях миллионы… Если эта поездка, это выступление нужно ему, то почему оно не нужно им?

Автобусный переезд, и на этот раз уже дом культуры Анапы встречал нас курортным оркестром, наигрывавшим «Strangers in the night». И вновь в зале тут и там сквозило равнодушие. Но в какой-то момент я понял одну вещь – это просто такая финансовая грамотность. Просто жизнь так сложилась – без возможностей узнать лет двадцать назад, что такое инвестирование в акции, небольшие спекуляции на фьючерсах или опционах, формирование личного структурного портфеля… Разумеется, к середине выступлений Анатолия Григорьевича, особенно, если аудитория была молодой, зал с неизбежностью зажигался. И все же я решил, что необходимо ударить по безграмотности и бездорожью не только автопробегом, но и печатным словом.

Тем же, у кого возникает безразличие на лице, когда речь заходит об инвестировании, я хотел бы сообщить следующее. Финансовый рынок это Клондайк нашего времени. Его словно тут и там пронзают золотоносные жилы трендов и ралли, возносящих котировки фондовых инструментов на десятки процентов. Прямо на поверхности мерцают самородки однодневных взлетов акций на многообещающих новостях и позитивных отчетностях. Старатели этого Клондайка, не смыкая глаз, направленных в пульсирующие мониторы, не отрывая рук от клавиатур, перелопачивают тонны гигабайт пустой биржевой породы в поисках благородных пластов потенциальной прибыли.

И это не высокопарный пафос. Я пишу эти строки в конце октября 2011 года. К настоящему моменту акции Сбербанка, к примеру, подорожали с начала месяца на 40%. И это всего лишь движение котировок как таковое. Чтобы получить цифру дохода, на который может рассчитывать рисковый спекулянт, использующий маржинальное кредитование, надо увеличить эту цифру многократно. Покупка же фьючерсных контрактов акций Сбербанка на условиях срочного рынка увеличивает потенциал доходности сделки в десять, а то и в тринадцать раз. Умудрившись купить на дне, когда акции, пережив драматичное падение, только начали восстанавливаться, Вы можете взять на себя максимальный риск и разогнать свой счет за три недели в пять раз! Можно помечтать… Не время ли было к началу октября продать свою хрущевку в спальном районе, вложиться в акции, а уже в ноябре, зафиксировав прибыль, въехать в новостройку бизнес класса с авторским дизайном? Между тем, прежде чем вырасти, акции упали на 30% всего лишь в течение сентября. А на этом также можно было многократно увеличить свой капитал, продав все те же фьючерсные контракты в «короткой» маржинальной позиции. Нет, хрущевку, решительно, надо было продать еще летом – чтобы обеспечить свой биржевой успех ликвидностью с обеих сторон! Только, пожалуйста, не читайте эти строки с серьезным лицом, и уж конечно, не рассматривайте их в виде официальной оферты или рекомендации. Жить надо в собственных квадратных метрах, а торговать только на финансовые излишки.

Как и любой другой Клондайк, финансовый рынок во все времена, неудержимо манит не только работяг с лопатами, кирками и лотками, но и авантюристов в их вечной погоне за легкой и мгновенной наживой. Один такой авантюрист ходит к нам в «Институт биржевой торговли «АЛОР» на занятия по интернет-трейдингу. Но это не типаж вестернов, отнюдь. Это женщина средних лет, владелица нескольких магазинчиков текстиля. Увы, она с трудом запоминает последовательность действий, приводящих к тому, чтобы ее деньги превратились в сотню акций Газпрома, путается в показаниях простейших индикаторов. «Ничего страшного, – говорит ей преподаватель, – у Вас получится. Просто надо немного больше времени. Давайте еще раз». «Нет, – возражает она нетерпеливо, с явным подозрением, что ей только зря морочат голову всем этим теханализом, – у меня нет никакого времени! Я очень устала работать, от магазинов одни убытки. Мне нужно скорее что-нибудь купить, чтобы заработать». И спустя еще одно занятие, она, наконец, выдает свою мечту, заветную мечту героев Джека Лондона и начинающих частных трейдеров: «Скажите, а скоро я смогу сделать из двадцати тысяч миллион?»

И все-таки есть счастливчики, которым самородки биржевой прибыли так и бросаются под ноги. Я расскажу об этих людях со всеми деталями, которые запас, общаясь с ними. Но в роли первого примера я выбрал вот какой. Несколько дней назад по просьбе клиента, пришедшего со своим ноутбуком, мне пришлось провести консультацию по выставлению специфических торговых заявок. Заглянув в торговый терминал мужчины пожилых лет и отнюдь не трейдерской наружности, я обнаружил на его лимитах значительную дневную прибыль – более 10%. «Как вам это удается, по какой системе торгуете?» – задал я профессиональный вопрос. Ответ клиента словно пришел ко мне из повести Вольтера «Простодушный»: «Никакой особенной стратегии у меня нет, – смутившись, отвечал мужчина, – просто, если я вижу, что акции растут, я их покупаю. А когда начинают падать – продаю. Чаще всего, получается заработать немного. Но изредка выходит так, как сегодня – рост значительный, вот я и в прибыли». Ничего большего к этим словам я добавить не в состоянии.

Макаров Олег

 

Благодарности автора

 

Нетрудно догадаться, кто должен быть адресатом заглавной благодарность от имени автора этой книги. Интервью с этим человеком будет флагманским в сборнике.

Вместе с тем, предпринимателю, создавшему целый сектор отечественного финансового рынка, группу компаний, давшую рабочие места сотням людей, и в силу этих обстоятельств жизни тонко чувствующему лесть, сказать хотелось бы слова искренние и простые. И право, найти их совсем не сложно. Потому что, не знаю, как Вы, но я никогда не видел, чтобы человек его востребованности в столичной деловой жизни, по собственной воле ездил бы из года в год по российской глубинке с миссией инвестиционной и финансовой грамотности населения.

Отечественный инвестор фондового рынка из Темрюка, Переяславль-Залесского, Рыбинска… Вы верите в его реальность? В то, что он своими сбережениями может способствовать устойчивости родного фондового рынка – отцепить наш вагончик российских акций от мирового локомотива горячих спекулятивных капиталов, мотающихся по континентам в поисках сиюминутных прибылей между «пузырями» и крахами. Не слишком? Намекнете, что, мол, кипрская глубинка куда как обильнее на российского инвестора, сбежавшего от бремени налогов… Но, скажу я Вам, в конце девяностых тоже мало кто верил, что можно на том непаханом биржевом поле вырастить полноценный срочный рынок, создать интернет-трейдинг для всех и каждого. А он пришел и сделал. И не фарисействовал при этом об этической и деловой нейтральности, которая в новорусском бизнесменталитете бросает вызов неизбежности двух главных вещей в жизни: налогов и смерти. (При этом отечественный бизнес, похоже, на свой манер пытается решить и саму проблему Фауста – мол, нет, налогов, нет и смерти…)

Так вот именно за эту последовательную и деятельную веру, за абсолютно не пафосную миссию поиска и просвещения российского инвестора я и хочу поблагодарить Анатолия Григорьевича Гавриленко.

Вместе с тем, эта книга состоит не только из записи беседы с ним. В конце концов, он дал уже десятки интервью в прессе, пусть и не таких развернутых. Эта книга написана для всех нас, частных инвесторов. И во многом – именно о нас. И я хочу поблагодарить руководство нашей группы компаний – Александра Борисовича Калина, Александра Анатольевича Лужбина за то, что поддержали этот проект и сделали его возможным.

Слова благодарности хочется адресовать и всем тем, с кем сводила меня преподавательская работа в «Институте биржевой торговли «АЛОР» – инвесторам и трейдерам. Ваш опыт, успехи и неудачи, ошибки и находки послужили неоценимым вкладом в осмысление моей задачи – подготовки грамотного и стабильно прибыльного инвестора.

Должен поблагодарить коллег, приложивших руку к страницам этой книги в качестве профессиональных читателей и критиков, редакторов стиля и грамматики. Ведь как в трейдинге, так и в словесности, небрежность наказуема. Отдельное спасибо Дозорову Александру Алексеевичу, чей опыт преподавания, написания и перевода учебников по инвестированию заслуживает особого уважения.

И спасибо моему сыну Станиславу, консультанту-преподавателю нашего Института, взявшему на себя техническую часть работы над книгой. А кроме этого запрограммировавшего биржевых роботов по тем стратегиям, которые я преподаю в нашем Институте. Одного из роботов мы назвали «Дилетант» в соответствии с главой этой книги, а другого «Фракталус», в дань «Стратегии торговых фракталов» – одного из моих мастер-классов.

Все, что знаю и умею в биржевом трейдинге, я всегда с благодарностью готов передать тем, кто хочет учиться этому интереснейшему делу – инвестированию на фондовом рынке.

Макаров Олег

 

Вальс миллионеров

 

Интервью с Президентом Российского биржевого союза, Председателем Наблюдательного совета Группы Компаний «АЛОР», Председателем Наблюдательного совета НП «САПФИР» Анатолием Григорьевичем Гавриленко

 

В девятнадцатом веке венский вальс был ни чем иным, как простонародной забавой, что само по себе и не дурно, но ничего не прибавляло к славе и престижу столицы Австрийской империи. И так продолжалось, пока не явился Иоганн Штраус. Именно этот композитор, дирижер и страстный танцор сделал венский вальс тем, чем он является сейчас – новой европейской и мировой традицией.

В Москве конца двадцатого века биржевой трейдинг, с нашей сегодняшней точки зрения, также был занятием весьма странным. Московский трейдер, образца девяностых был заложником единственного биржевого шлюза, монитора с телефоном и клерка при нем, едва успевавшего исполнять голосовые заявки купли-продажи. Пока не появился «АЛОР-Трейд», первая в истории российских бирж система персональной интернет торговли на фондовом рынке. Она-то и выпустила на свободу частный биржевой трейдинг.

Мы будем беседовать с человеком, который мог бы чувствовать вкус миссионерства, поскольку принес на зарождавшийся в России биржевой рынок саму эту идею – подключить каждого желающего к торгам. Воплотил ее в программное обеспечение, создал для нее рынок и заработал на этом рынке свои миллионы. Мог бы… Но почему-то называет себя «обычным человеком со средними способностями». Итак, прокатимся в «Роллс-Ройсе» Президента Российского биржевого союза, Председателя Наблюдательного совета Группы Компаний «АЛОР» и обладателя еще не менее сорока должностей Анатолия Григорьевича Гавриленко. А заодно побеседуем.

– Анатолий Григорьевич, мы начинаем интервью, сидя в «Роллс-Ройсе», который обычно возит Вас в офис. Скажите, было ли у Вас стремление в юные годы выделится из той среды, в которой находились? Выделиться, например, тем, чтобы стать богатым человеком, сделать высокую карьеру со всеми присущими атрибутами?

– Будучи молодым человеком, я, знаете ли, никогда не льстил себе какими-то иллюзиями по поводу своих способностей, которые никогда не считал особенно выдающимися, либо мечтами о будущей карьере. Дело в том, что мой отец, занимавший в сталинские времена должность замминистра в Крыму, был репрессирован по 58-й статье. Я вырос «безотцовщиной», и поэтому помочь, направить в жизни было некому. Как обычный молодой человек с непростой биографией, я знал свои возможности в карьерном росте, которые по тем временам были весьма просчитываемы. Тогда в ходу была характерная шутка: «Может ли сын полковника стать полковником? Да. А генералом? Нет. Почему? Так ведь у генерала тоже есть сын». Закончил я институт имени Мориса Тореза по языковому направлению Латинской Америки, и вскоре начались регулярные поездки на Кубу в качестве переводчика. Меня, советского паренька, тогда поразил дух американской роскоши, который еще витал там. Все эти первоклассные американские авто: бьюики, шевролеты, кадиллаки, которые потом еще десятилетиями там ездили… Но тем не менее, я смотрел на все это спокойно. Потому что без всякого пафоса любил свою родину. И понимал, знал, чувствовал, что родина любит меня, не смотря даже на трагическую страницу в истории нашей семьи. Это не помешало мне вырасти, что называется, идейным юношей, ездить в стройотряды на целину. Мои однокурсники подозревали, правда, что я таким способом намерен был вступить в партию и затем продвигаться. Однако по причине репрессированного отца это было заведомо не возможно. Да я и не был карьеристом в принципе.

После Кубы была длительная командировка в Перу. В те времена, наши руководители горели надеждой, что Перу станет второй Кубой. Но перуанцы оказались умнее и осторожнее. Оттуда я впервые привез профессорские оклады в 500 рублей, что позволило замечательно прожить до следующей загранкомандировки. Мы, переводчики и международные советские чиновники, так и жили – от одной загранкомандировки до другой.

– Не секрет, что в советские времена «выездные» чиновники рассматривали свои служебные поездки как возможность улучшить семейный бюджет за счет небольшой невинной коммерции – на сэкономленные суточные. «Наш человек в Гаване» даже у Грэма Грина имел очень своеобразный менталитет. Что ж говорить о советских путешественниках за океан. У Вас в те годы не просыпалась предпринимательская жилка?

– Я никогда не занимался фарцовкой, даже имея такую возможность. Хотя видел, как люди из загранкомандировок привозили, например, растворимый кофе, потом тихонечко фасовали его в пакетики и продавали. Моя единственная в этом плане попытка состояла в том, что однажды из Чехословакии я привез две женские шубы, с предложением супруге одну оставить, а другую продать. На что она, поразмыслив, ответила, что, пожалуй, оставит себе обе.

Однако некий предпринимательский фитиль во мне все же тлел и тогда. У семьи имелась дача, на которой буйно росла облепиха. Вместе с тем жена нуждалась в дополнительных средствах, чтобы разводить ее любимые цветы. Я сказал: «Хорошо, тогда соберем облепиху и продадим». Дети собрали, и вместе с сыном мы продали пару ведер на рынке. Мне очень понравилось это занятие – общение с покупателями, рассказы о пользе облепихи. Рублей 150 мы выручили, и у жены появились средства на цветы.

– Но от колхозного рынка до фондового, насколько можно представить, отделяла Вас огромная полоса жизни. Пришла «перестройка» Горбачева, пришли перемены. Вы почувствовали, что жизнь в Москве забурлила как-то по-иному?

– Безусловно. Возникло много таких новых косвенных черт повседневности, которые невозможно было не заметить: на улицах появились хорошо одетые люди, открылись первые частные рестораны, где официанты и повара зарабатывали больше министерских чиновников. «Новые русские» раскатывали на импортных авто.

– То есть «наши люди» все-таки начали ездить в булочную на такси…

– И обо всем этом новом в жизни открыто писали. По тем временам единственным деловым изданием для бизнеса была газета «Коммерсант», которая печатала различные истории о первых предпринимателях. И тогда это даже не считалось скрытой рекламой – были в этих статьях телефоны, адреса офисов, перечень товаров, которые предлагались. Я читал вечерами эти статьи, будучи еще чиновником Совета Экономической Взаимопомощи, и попадал под такое впечатление, что не мог заснуть. Оказывалось, что все можно! Открывать предприятия, делать бизнес. Мне тоже хотелось что-то такое самому начать. Возникали собственные проекты в голове. И требовалось их реализовывать.

– В связи с этим хотел бы затронуть такой деликатный вопрос, как возраст. Вам было уже прилично за сорок – но вы все-таки бросили стабильный пост в госструктуре, отплыли в неизвестные моря «бизнеса по-русски» на утлой лодочке надежд… Должно быть в Вас и после сорока оставалось что-то от юноши, то есть человека в том возрасте, когда каждое утро просыпаешься и кажется, что «завтра будет лучше, чем вчера»?

– На самом деле меня мутило от мысли, что придется повторить в моей жизни кондовую министерскую карьеру. Слишком уж насмотрелся к началу девяностых на тех замминистров, кому ради своего места приходилось терпеть хамство начальников: когда взрослого мужчину кроют матом на совещании, возят, что называется, «мордой по столу». Кроме того, у меня никогда не получилось бы на их манер преданно заглядывать в глаза начальнику и красиво принимать позу «чего изволите». Так что возможности молодого российского бизнеса девяностых стали для меня настоящим спасением.

– Анатолий Григорьевич, каким образом можно было преуспеть тогда в девяностых? Кто-то преуспел, благодаря связям, кто-то благодаря воровству бюджетных средств, кто-то преуспел, потому что оказался в нужное время в нужном месте. У Вас был совершенно другой алгоритм?

– Да, у меня алгоритм другой. У каждого человека есть своя дорога. Я все время говорю молодым ребятам, вы должны понять, кто вы есть на самом деле. Не важно, что вас выучили на слесаря или на физика. Если все-таки вы понимаете, что вы певец, то попробуйте стать певцом.

Я не скрою, эту свою дорогу нашел не сразу. Чем только не занимался в бурные девяностые. Однако со временем понял, что мне интересен именно финансовый рынок. Эта сфера больших цифр, мир, где крутятся завораживающие миллиарды долларов. Интересен он тем, что требует постоянной учебы, и там, практически, нет дураков. Люди могут быть хитрыми, изворотливыми, но примитивных в умственном плане персонажей там точно не встретишь.

Кроме того, этот рынок был интересен мне своей интеллектуальной молодостью и энергетикой. На нем находили первое применение самые новые технологии. «Интернет-трейдинг» – это, прежде всего, слова нашего рынка. Потом уже торговые компании начали что-то продавать через интернет. Этот рынок предъявляет много специфических вызовов. В рамках этих вызовов необходимо все время быть информационно в тонусе, постоянно подпитывать себя последними знаниями. Это все делало для меня финансовый рынок чрезвычайно интересным. В нашем бизнесе – внебанковской финансовой сфере – очень важен ты лично, со своими качествами, со своим умом, трудолюбием. И этого бывало вполне достаточно, чтобы преуспеть. Конечно, неплохо было бы при этом еще иметь стартовый капитал. Но он не играл такой большой роли, как если бы вы решили, скажем, открыть ресторан. Потому что, если открывать ресторан, то нужно, как минимум 200-300 тысяч долларов и еще несколько лет ждать, когда эти деньги вернутся. Здесь же можно найти 10 тысяч долларов и из них сделать за год миллион. Такое я тоже видел. У талантливых людей это получалось. Кроме того, это рынок осторожных, внимательных, хорошо считающих, расчетливых людей. Это не могло меня не привлечь. И, конечно, для меня огромным стимулом было то, что моему сыну понравился этот бизнес. Для меня это очень значимо, потому что, если бы вдруг мой сын сказал, ты знаешь, папа, мне этот рынок не нравится, я хочу заниматься, предположим, транспортными перевозками, не исключаю, что у меня сейчас была бы транспортная компания. Ведь я в душе организатор, и база всех моих успехов – это грамотное выстраивание организационной схемы.

– Вы любите акцентировать в разговорах с молодежью, что трудолюбие важнее таланта. С точки зрения успеха в жизни. Талантливые индивидуумы подчас не слишком успешны во внешнем мире, так как слабы, эгоистичны и самовлюбленны. Фантазера и эгоиста со способностями может подсознательно поглотить идея всемогущества, иллюзия, что он может в жизни все – испробовать десяток профессий, везде преуспеть. И это играет с ним злую шутку – он так ничем всерьез в жизни и не займется – будет хвататься за что-то и тут же бросать, когда наскучило или появились первые трудности. В середине жизни, видя отсутствие достижений, он станет обвинять кого угодно в этой неудаче… Откуда или от кого пришло к Вам убеждение во «всемогуществе трудолюбия» в противовес талантам?

– Разумеется, от людей, с которыми сводила меня жизнь. Хотя, как я уже говорил, в начале девяностых приходилось иметь дело с очень разнообразным «человеческим материалом». Эпоха реформ у нас ведь началась с расцвета «посредничества». Примерно этим же занялся и я в самом начале своей предпринимательской дороги. Как это было тогда? Представьте, к нам, коммерсантам на ниве посреднических и консультационных услуг целыми днями поступали всевозможные проекты. И казались весьма привлекательными: как же, ни за что, ни про что заработать кучу денег! Типичный проект выглядел так: к тебе приходят шесть человек с просьбой найти покупателя на такой-то товар, и пять из них – посредники. Они все каким-то образом нашли друг друга и теперь ходят и внимательно следят, чтобы их посреднические 10% никуда не ушли. Меньше 10% они опускаться не хотели, и поэтому конечная стоимость товара возрастала раза в два, а то и в три. Словом, сделка в результате становилась совершенно бессмысленной. А перейти на непосредственное общение с хозяином этого товара было невозможно. Деловая среда тех лет была совершенно дикой. И я тогда уже тяготился всем этим и вольно или невольно искал такую нишу, где посредничества можно было избежать. Фондовый рынок в этом смысле идеальное место: на торгах между покупателем и продавцом только два профучастника – биржа и брокер.

У нас тогда были в большом ходу разговоры про «лимоны» и «арбузы». Имелся у меня один друг, который «лимоны» даже не рассматривал. А я в свою очередь принципиально с «арбузами» не связывался. Мне было понятно: никто тебе кусок от миллиарда просто так не отдаст. И такие «арбузные» сделки часто превращались в некий «отстрельный» вариант.

От примитивного посредничества я ушел достаточно скоро – получил от знакомого чиновника из СЭВ предложение представлять одну польскую компанию в России. Мне положили 750 долларов зарплаты, и по тем временам это были гигантские деньги. На них я умудрялся снимать офис, нанять людей, платить налоги, и при этом семья жила «в шоколаде». Такие вот в 1991 году были жизненные ценности и стоимости. Помню, поставил себе первый факс и всякий раз был в восторге, вроде индейца-аборигена, когда из него появлялась какая-то бумажка. Правда, связь работала плохо, факсы доходили редко, но тем большим был восторг. Три года я проработал на эту компанию, и надо признать, поляки благодаря мне не обогатились. Они пытались каким-то образом получить доступ к нашему газу. Готовы были давать взятки, налаживать отношения. Но я от таких моментов старался дистанцироваться – не потому что был каким-то святым или не от мира сего… А потому что не верил в долгосрочность таких «взяточных» отношений. Все это выглядело неустойчиво и некрасиво, и мне не хотелось в этом участвовать, поскольку я понимал, что наши чиновники поляков в любой момент кинут – возьмут деньги и кинут: это происходило сплошь и рядом. Мне же не хотелось, чтобы такой вот болезненный инцидент потом как-то связывали со мной. За годы работы с поляками, я все же оброс многочисленными клиентами по консалтингу. И моим любимым клиентом стала одна венгерская компания, занимавшаяся продажей рабочей спецодежды. По тем временам это был совершенно утопический бизнес из страны Утопии. Получил я этого клиента только лишь потому, что честно сказал на первой же встрече: «У вас, господа, ничего не получится, потому что стоимость вашей одежды равняется месячной зарплате рабочего, которому вы хотите ее продать, и который, как вы предполагаете, будет ее носить». Тогда мне эти венгры и сказали: «Вы первый человек в Москве, кто нам вот так откровенно это говорит. И именно поэтому мы хотим быть вашими клиентами». Тогда я начал понимать, что при всем беспределе, который тогда творился, быть честным оказывалось все-таки выгодно.

Помимо того, у меня оставались друзья из посольств стран Латинской Америки, которые в свободное от службы время пытались делать какой-то бизнес и обращались ко мне. На меня, скажем, могли буквально с неба свалиться два самолета ананасов, которые я должен был, как друг и бывший сослуживец, реализовать и поделиться прибылью. Или партия рома, который разливали в бутылки «Пшеничной». Деньги от всей этой коммерции появлялись. Однако мне вся эта деятельность не нравилась, так как постоянно была сопряжена с криминалитетом… Рынок чувствовал себя очень неуверенно. Ведь тогда, в начале девяностых, правоохранители практически самоустранились с поля регулирования отношений между субъектами рынка. И на их место пришли обычные бандиты, которые быстро и эффективно тут же нашу милицию собой заменили. А она лишь пыталась догонять совсем уж отмороженные банды.

В те годы помимо коммерческих проектов я старался участвовать в близких мне по духу общественных формациях. Была, например, такая организация «Круглый стол бизнеса России». Я стал членом президиума, в который входили известные люди: Рубен Варданян, Гусинский, Ходорковский, Кивелиди, руководители больших банков. Помню, на одном из президиумов с критикой «Круглого стола» от имени малого бизнеса выступил Владимир Соловьев, ныне телеведущий. Он тогда был малым бизнесменом. А я оказался первым, кто его поддержал, сказав, что он прав. Хотя он признавался мне, как боялся в тот момент, что его «заклюют». Мы его поддержали, включили в организацию, показав, что можно не боясь критиковать, и это не обязательно приводит к роли отщепенца, гонимого. Тот «Круглый стол» был его первой публичной трибуной. Надо признать, эта общественная организация была для того времени интеллектуальным конгломератом. Нас приглашал к тесному сотрудничеству Ельцин. Но с этой фигурой я не хотел близко работать: мне слишком хорошо было известно, что он лихо «рубит с плеча» – в том числе и в кадровых вопросах, лихо пьет водку. От таких неуправляемых импульсивных людей лучше дистанцироваться – таков всегда был мой принцип. И вокруг Горбачева, и позже вокруг Ельцина крутилось много человеческой «пены» далеко не самого чистого свойства. В силу этого обстоятельства много в действиях этих лидеров было противоречивого, некомпетентного. Но вот в чем состоит интересное наблюдение с позиций нынешних рыночных реалий: и Ельцин, и Горбачев были вынуждены покинуть свои посты, когда цена на нефть падала до критических минимумов. Таким вот образом рынок все расставлял по своим местам. Со временем все же начинался подъем цен на сырье, и наши правители, уже новые, вели себя ровно так, как ведут себя обычные обыватели, у которых «завелись деньжата» – никого не слушают, ничьим мнением не интересуются. Их чиновники в таких обстоятельствах даже и не воруют, а просто делят – кому сколько дать. Когда же денег становится меньше, во власть приходят думающие люди. И такие люди, которые прежде находились в каком-то непонятном политическим лидерам рыночном пространстве, обязательно рано или поздно придут и в нынешнюю власть.

– Видимо, такое добровольное принятие на себя «общественной работы» было для Вас в те годы одним из составляющих алгоритма успеха. Должно быть, в душе Вы оставались все тем же комсомольским лидером, для которого «общественные нагрузки» – неотъемлемая часть жизни. Но в новой обстановке все это стало приносить связи и контакты в деловом и властном мире. Одновременно хочется спросить Вас об отношениях, так сказать, не вполне общественно одобряемых. То есть – с криминалом.

– Тогда по порядку. Во времена моей работы с польской компанией в СЭВ прошли большие сокращения, высвободились целые этажи офисов. И я, не без некоторого внутреннего удовольствия, стал арендовать огромный кабинет своего бывшего начальника. Мои прежние сослуживцы бегали ко мне посмотреть на все это, выпить кофе или даже коньяку, страшно завидовали. Потом эта зависть пошла выше по начальству, и меня стали гонять с этажа на этаж, переселять в разные кабинеты, под всевозможными предлогами, чтобы только досадить. В определенный момент мне это надоело, и я попросил друзей помочь найти более стабильное место. Тогда-то меня и познакомили с Вадимом Ивановичем Тумановым. Он был первым кооператором в России, первым артельщиком и вообще личностью легендарной. У него уже были налажены замечательные отношения и с московскими властями, и с Ельциным. Недалеко от «небоскреба-книжки» СЭВ был его особнячок. Ему тогда требовался в команду человек, который возглавил бы все его торговые направления. Наши общие друзья меня спросили: пойдешь? Я согласился, но с условиями. Первое: я тоже хотел быть акционером в этой компании. Второе: я заявил, что работаю до тех пор, пока вы все дружите. Если вы перестаете дружить, то я считаю себя освобожденным от обязательств. Так я встретился с Тумановым. Не знаю, с кем его сегодня можно сравнить. Он построил часть новой московской кольцевой дороги, добывал золото, открыл первый частный асфальто-бетонный завод. Туманов мне сразу сказал, что в торговле ничего не понимает.

Тут нужно учитывать один факт: он почти двадцать лет отсидел. И как я понимаю, за что-то, что натворил по молодости и глупости… Однако в колониях он не пошел по воровской дорожке, а с годами превратился в думающего, креативного и с большой энергетикой лидера. Одной из его инициатив было создание свободной артели по добыче золота. В те годы золото добывали под конвоем. А он предложил: освободите нас в артели от конвоя, а мы добудем в два раза больше. И после того, как это сработало в виде эксперимента, такую форму предпринимательства узаконили. К Туманову начали проситься воровские «авторитеты». И, конечно, со своим интересом. Смысл был следующий: они говорили Туманову, мол, мы сами работать не будем, но те люди, которых мы пришлем вместо себя, будут работать, как часы. Мы понимаем, это не на дядю, это на свободу, на себя, поэтому можешь не сомневаться. После всего этого у Вадима Ивановича завязывались отношения с этими «авторитетами». Хотя сам он был человеком далеким от воровского мира, и говорил мне всегда только одно: «Ворам верить нельзя».

В этом его особнячке я просидел со своим офисом лет восемь. Там я пережил переворот 1993 года, обстрел Белого Дома. Меня там грабили, когда приходили то «белые», то «красные» во время этого переворота. Пытались взламывать сейф. В окрестностях моего офиса я видел тогда все: Ельцина на броне танка, снайперов, которых стаскивали с крыш. Лежал на мостовой, когда вокруг щелкали пули. Наблюдал хамство, грубость, глупость тех событий…

Бандиты в любой коммерции тогда были обычной реалией времени, вроде как нынешние котировки биржевых индексов. Но Туманов мне все время повторял: «Анатолий Григорьевич, если что пойдет не так, мы своих ребят пошлем, они разберутся». И вот однажды «пошло не так» – у меня случился инцидент с крупной партией товара, за которую контрагенты никак не хотели возвращать деньги. Тогда же, в ответ на очередную фразу Туманова, мол, «а давай мы пошлем», я сказал, мол, хорошо, давай попробуем. И Туманов послал своих. Вернулись они вскоре и заявили, что во всем виноват я сам, потому что, оказывается, отдал этот товар вроде как «за крышу». Из этого сюжета я понял следующее: все это ерунда и пустые хлопоты, все эти крыши…

Туманов, сам в торговле не разбирался и разбираться не хотел. Он говорил: «Когда я слышу слово «торговля», то вспоминаю наш тюремный ларек на зоне, где стояла этакая бабища с грязными руками, и вот она меня спрашивала, когда я заходил: «Чего тебе, Туман?» Я говорю: «А что есть?» «Конфеты!» Берет она эти подушечки, взвешивает и кидает мне: «Бери!» Я хватаю и иду счастливый. Вот что такое для меня торговля».

С Тумановым я прошел тогда все: и палаточную коммерцию и оптовую, и ресторанный бизнес. В те годы, не смотря ни на что, я старался максимально использовать интеллектуальный ресурс. Тогда как некомпетентность в то время процветала и превратилась, наверное, в приговор тем временам и тем лидерам. Помню, я умудрился купить очередную торговую палатку, и в документах мне написали, что я приобрел не только палатку, но еще и два квадратных метра земли под ней. Я ужасно гордился, что при отсутствии закона московская мэрия продала мне два квадратных метра столичной земли. Когда я позже демонстрировал чиновникам этот документ, они хватались за головы. А я говорил: «Вот видите, два квадратных метра города Москвы у меня в собственности!».

На ресторанном бизнесе мне вновь пришлось столкнуться с бандитами. Понятно, что Туманов и его авторитетные друзья там часто столовались, но чаще все-таки «авторитеты», которые предпочитали расписываться на счетах, по которым кто-то должен был позже расплатиться. Однако оплаты за их банкеты приходили очень не регулярно. В результате, ресторан скоро ушел в чистые убытки. Поняв, что у меня попросту крадут деньги, я решил ресторан сворачивать. Тут же появились личности, которые с этого питались, и стали мне говорить, ну, как же, Анатолий Григорьевич, вы начали такое выгодное дело, и вдруг закрывать… Играли ножами, крутили финками. Меня стали приглашать на «стрелки», чтобы разъяснить ситуацию. И поскольку запахло «жареным», я обратился на этот раз не к Туманову, а к своим друзьям из тогдашнего КГБ. Поскольку мне много времени пришлось провести за рубежом, у меня волей-неволей сложились дружеские отношения с кадровыми сотрудниками, которые разрабатывали различных зарубежных товарищей. А мы, переводчики, неизбежно с ними контактировали. Там работали умные, грамотные ребята, и когда я начал заниматься бизнесом, они были в курсе, и часто говорили, мол, если что-то пойдет не так, ты скажи, мы тебя всегда поддержим. При этом никто из них никогда денег с меня за «крышу» не требовал. Я к ним обратился, сказав, что у меня осложняются отношения с определенной «бригадой». Мне отвечают, мол, не вопрос, мы сейчас их быстренько приструним! Но, как ни странно, ничего у них не получилось. Пришли они ко мне через пару дней извиняться – не в наших, мол, силах тебе помочь. Оказывается, лидер этой группировки был ни кем иным, как сыном генерала… начальника моих друзей. Я помню этого парня: рубаха нараспашку, крест огромный висит… Нравилось ему из себя изображать крутого-блатного с папой генералом КГБ. Это для меня, конечно, было удивление жуткое.

В общем, с большими трудами я из этих проблем выпутался и сказал: все, ресторан это был последний эксперимент. Хватит с меня всех этих воровских «авторитетов», «крыш», бандитов, генералов КГБ с детьми-бандитами. Мне нужно заниматься тем, до чего наши бандиты еще не дошли и не скоро дойдут. То есть фондовым рынком. Если я сам полгода пытался понять что такое фьючерс на доллар, с моими двумя высшими образованиями, то, думалось мне, бандиту потребуется еще пару жизней, чтобы с этим разобраться.

Тогда же моя компания начала работать на Московской товарной бирже. И главный принцип, который тогда, да и впредь был поставлен в основе нашей работы – это быть первыми, делать что-то новое, за что другие не берутся. Так мы стали первыми специалистами по торговле ваучерами.

Мы проводили значительные сделки по их купле и продаже. Ваучерная коммерция в те годы была огромным сектором. Люди со всей страны приезжали с чемоданами, мешками ваучеров, которые скупались в регионах. Ваучер стоил по всей стране совершенно по-разному. И если в Москве за него давали, скажем, 10 акций Газпрома, то где-то в Перми могли дать сотню. На этой дельте и держалась такая коммерция. Вспоминая те времена, я всегда возражаю, когда обвиняют Чубайса: мол, где его обещание, что можно будет за ваучер купить «Волгу»? Можно было. Все зависело от того, где ты этот ваучер превратил в акции и в какие? Люди в регионах к ваучерам относились очень скептически, и стать акционером предприятия для них было процессом совершенно непонятным. А вот, скажем, получить три рубля от посредников, которые ползали по всем регионам и скупали ваучеры, это было понятно и реально. Кроме того, ваучеры покупались теми бизнесменами, кто участвовал в приватизационных аукционах.

Вместе с тем, я понимал, что перекидка ваучеров из регионов московским заказчикам – дело временное, на нем не построишь будущего компании. И тогда я разработал для себя следующую стратегию: я участвую во всех вновь создаваемых биржевых площадках. Во всех общественных организациях, которые объединяют предпринимателей фондового рынка, – тоже. Я понимал, что придет время, и акция одной из создававшихся тогда бирж будет стоить миллион долларов. Если акция Нью-йоркской биржи, например, стоит миллион долларов, то и мы придем к этому. И я взял за правило покупать хотя бы одну акцию каждой создаваемой биржи. В основном я хотел, чтобы у меня было 2% в капитале каждой биржи, дабы можно было подавать свою кандидатуру в совет директоров. Поэтому я тогда уже был довольно известной креатурой: всегда подавал себя в совет, выступал на всех биржевых собраниях, был членом всех биржевых тусовок.

И это сработало! Недавно я продал свои несколько процентов акций биржи РТС за сумму, превышающую двадцать миллионов долларов. Всего за несколько лет стоимость этих акций выросла более чем в сто двадцать раз. Моя стратегия сработала. Но не все было так просто. Я покупал и терял деньги на акциях бирж, покупал и терял.

– Вы говорили, что фондовый рынок Вас привлек изначально тем, что это стихия людей умных.

– На финансовом рынке делают деньги из идей. Например, у нас на Российской бирже в девяностые придумали фьючерс на президента. Ввели этот инструмент, он стал активно торговаться, и на первом месте шел Ельцин.

– В роли базового актива…

– Да, и как только этот фьючерс на президента ввели, сразу пошел серьезный пиар, подключились информагентства. Немедленно появились посланники от различных лидеров с предложениями сотрудничества, дабы у них тоже появились шансы на высокие места на этом биржевом предвыборном шоу. Кто-то подсуетился, начали им помогать, увеличивать их рейтинги. Соответственно, на этом зарабатывать. Вот такие были истории… Люди придумывали новые инструменты, новые площадки и богатели на этом. Сейчас много разговоров о том, что состоятельные люди украли деньги, которыми владеют. Я очень горжусь тем, что наш рынок создан теми, кто ни у кого ничего не воровал. Мы на пустом месте создали новую услугу, эта услуга оказалось финансовой, она оказалась востребованной. И вот в рамках этой востребованной услуги, предприниматели начали зарабатывать деньги, создавать рабочие места и, логично, сами становились миллионерами. Я считаю, что это как раз один из таких примеров инновационного способа заработать деньги, когда с помощью креативности можно сделать честные, порядочные, чистые деньги.

Применяя интеллект, можно было в те годы зарабатывать совершенно легально на таких казусах, как скажем, пирамида Мавроди «МММ». Открою одну коммерческую схему тех лет. Дело в том, что там все было заведомо очень соблазнительно устроено: два раза в неделю, по вторникам и четвергам, менялся курс этих пресловутых билетов «МММ», или «мавродиков», как их называли. Соответственно, в среду утром все, кто купил в понедельник и на прошлой неделе, получали ровно на 2% больше. Несложно прокалькулировать, что если каждый раз поднимался курс на 2 или 3 процента, то в месяц выходил очень неплохой сложный процент. И я придумал простую схему. Каждый вечер в понедельник из дружественного нашей компании банка выезжал броневик в обменный пункт этих «мавродиков». Надо понимать, что к вечеру в банке всегда скапливалась какая-то наличность, которую вполне легально можно было использовать на финансовые операции. Соответственно, мы эту наличность и меняли вечером на «мавродики». И на следующее утро, во вторник, этот же броневик приезжал к открытию обменного пункта, и мы получали на два или три процента больше. Всего лишь за одну ночь такая прибыль.

– Шикарно!

– Да, шикарно. К тому времени, как мы заработали сто процентов прибыли на этой немудреной схеме, я заявил всем, так сказать, действующим лицам – со стороны банка, в частности, мол, давайте заканчивать. Я это все организовал и, конечно, чувствовал свою ответственность за сохранность чужих денег в этой игре и за нашу общую безопасность.

– Действительно, играть с финансовыми пирамидами это все равно, что испытывать судьбу в «русской рулетке»: когда спускаешь крючок уже пять раз, а в пустом шестизарядном барабане один-то патрон все равно есть…

– Однако мои партнеры отвечали мне, мол, давай еще раз. Жадность человеческая… И, разумеется, мы едва не потеряли все. Ведь неизбежно наступил момент, когда Мавроди со своей пирамидой завалился. Мне чудом удалось вытащить наши деньги, буквально уже из-под обломков этой пирамиды. Дело в том, что когда я строил эту схему, то постарался учесть интересы всех. Интересы охранного агентства Мавроди, в частности. Поэтому нам доставались не все эти два-три процента прибыли за ночь, а наполовину меньше. Но когда наступил час Х, я господам заинтересованным сказал, мол, вот теперь надо отработать. И они отработали. Две ночи я провел около обменного пункта на Варшавском шоссе и насмотрелся там всякого: истерики, вопли, рыдания… Люди приходили с чемоданами, приезжали с полными багажниками «мавродиков», и очередь была на 100 человек. Места в этой очереди продавались и стоили от десяти тысяч долларов, а по тем временам это были очень большие деньги. У меня никакой очереди не было, я просто стоял и ждал. Чего именно мы все там ждали, никто определенно сказать не мог – как будто бы чуда какого-то. Но чудо случается, когда ты сделал предоплату, да и то не каждый раз… И вот все гадали, откроется утром обменный пункт или не откроется. Я же всего лишь ждал сигнала от людей, которые были моими гарантами. На третий день этого кошмарного ожидания они мне позвонили и сказали, куда я должен подъехать. Вместе с водителем мы стали ждать на определенном углу двух улиц. И вот, в назначенное время мимо нас проскакивает инкассаторский броневик, тормозит, и охранник выбрасывает прямо на мостовую мешок с деньгами. Броневик летит дальше…

Это и был мой обмен на последнюю партию «мавродиков» – таким вот голливудским образом. Вокруг, понимаете ли, народ запросто ходит, а мы подхватываем этот мешок, в котором шестьсот миллионов рублей, и даже не дышим от счастья. Затолкали мы этот мешок в багажник и после всех бессонных ночей поехали обратно в банк. Хотя, наверное, могли бы и не ехать, ведь никто же обратно не получал денег… Из той сотенной очереди, как мне потом сказали, и десять человек не получили обратно деньги. Но, видимо, так авторитет и создается, так репутация складывается. Тут не обманул, там вернул, не зажилил, тут выполнил то, что обещал… Так вот, я пришел в банк к управляющему и этот инкассаторский мешок выложил ему на стол для совещаний, большущий такой стол… И тот руководитель, крепкий, видавший виды мужик, при виде этих денег, за которые по тем временам могли запросто и голову снять, просто расплакался…

– Однажды Гарсиа Маркеса, уже издававшего свои книги миллионными тиражами по всему миру, спросили: «Каково это, быть богатым человеком?» На что он ответил: «Чтобы чувствовать себя богатым, им нужно родиться. Я же – всего лишь обычный человек, у которого завелись деньги». Когда и как Вы почувствовали себя богатым? Как изменились ваши привычки, круг общения, интересов, досуг. Кружило ли это ощущение Вам голову, накатывала ли «звездная болезнь»?

– На биржевой деятельности я долго не мог увидеть свободных денег. До 1996 года мы жили в основном ожиданиями – что начнут расти акции бирж, в которые мы вкладывали деньги. Но ничего не росло. Все что мы зарабатывали, мы тут же вкладывали – в новые проекты, направления развития, в новых людей, помещения. До 1995 года я вообще на «Запорожце» ездил. Потом, помню, ко мне уже подошли наши сотрудники и сказали: «Анатолий Григорьевич, ну, просто, неудобно уже как-то. Наверное, у Вас есть возможность купить хотя бы «Жигули». Начал ездить на «Жигулях», поддерживал российского производителя, говорил, что это правильно. Потом, до 2000 года ездил на нашей российской «Волге».

– То есть личные потребности у Вас не опережающе росли?

– Ни в коем случае. Я всегда считал, что быть порядочным человеком, – это значит честно выплачивать зарплату, а не как-то конвертами. Не ездить на каких-то дорогих автомобилях. Чтобы люди, которые тебя окружают, видели: ты имеешь примерно те же материальные блага, что и они. В компании у меня всегда было т




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.