Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

С этим пониманием связаны приоритеты индивидуальных свобод и прав человек, которых не знали традиционные культуры.



В техногенной цивилизации особое место занимает ценность инноваций и прогресса, чего нет в традиционных обществах (существует древнее китайское изречение: самая тяжелая участь – это жить в эпоху перемен).

Наконец, среди ценностных приоритетов техногенной культуры можно выделитьособое понимание власти и силы.Власть здесь рассматривается не только как власть человека над человеком (это есть и в традиционном обществе), но, прежде всего, как власть над объектами. Причем объектами, на которые направлены силовые воздействия с целью господствовать над ними, выступают не только природные, но и социальные объекты. Они также становятся объектами технологического манипулирования.

 

Техногенное общество сразу же после своего возникновения начинают воздействовать на традиционные цивилизации, заставляя их видоизменяться. Эти изменения становятся результатом военного захвата, колонизации, но чаще - итогом процессов догоняющей модернизации, которую вынуждены осуществлять традиционные общества под давлением техногенной цивилизации (так, Япония после реформ Мэйди пришла на путь техногенного развития).

Россия также испытала несколько модернизационных эпох, основанных на трансплантации западного опыта. Это реформы Петра 1 и Александра II. Преобразования после октябрьской революции также надо рассматривать как особый вид догоняющей модернизации. Она была ответом на исторический вызов - провести ускоренную индустриализацию страны, которая потребовала сверхнапряжения общества и решила историческую задачу обеспечения победы в Великой войне, и утвердила последующий статус СССР в качестве великой индустриальной супердержавы.

 

Советский социализм и западный капитализм конкурировал как два различных варианта, две стратегии развития техногенной цивилизации. СССР успешно соперничала с США на этапе индустриального развития и проиграла на подступах к постиндустриальному обществу.

В 70-х гг. XX-го столетия индустриально развитые капиталистические страны Запада и Востока осуществляли научно-техническую революцию, создавшую реальные предпосылки для перехода к постиндустриальному информационному обществу. Советский социализм этих предпосылок создать не смог - сказались недостатки жестко плановой, командной экономики, слабо восприимчивой к «ноу хау», и система идеологического контроля над мыслями. Этот контроль ставил непроходимые барьеры для реализации самой сути информационного общества - свободного обмена информаций с использованием компьютерных сетей.

 

Со вступлением в фазу постиндустриального развития техногенная цивилизацияначала новый цикл свoей экспансии в различные страны и регионы. Техногенный тип развития в значительно большей степени, чем традиционалистский, унифицирует общественную жизнь. Наука, образование, рынок порождают новый образ мышления и жизни, преобразуя традиционные культуры. И то, что мы сегодня называем процессом глобализации, является продуктом экспансии именно техногенной цивилизации.

Техногенная цивилизация дала человечеству множество достижений. Научно-технический прогресс и экономический рост привели к новому качеству жизни.

Вместе с тем именно техногенная революция привело человечество к глобальным кризисам, и человеческое сообщество оказалось на пороге своего самоуничтожения. Экологический кризис, антропологический кризис, изобретение все новых средств массового уничтожения, грозящих гибелью всему человечеству – все это побочные продукты техногенного развития.

Можно ли выйти из этих кризисов, не меняя базисной системы ценностей техногенной культуры? Директор Институт философии РАН, академик РАН Степин считал, что эту систему ценностей придется менять, поскольку преодоление глобальных кризисов потребует изменения целей человеческой деятельности и ее этических регуляторов.

И постиндустриальный этап может стать началом перехода к новому типу цивилизационного развития.

Существую две трактовки постиндустриального общества. В соответствии с первой, его рассматривают как простое продолжение, особую стадию техногенного развития, когда не ставятся проблемы изменения базисных ценностей, а речь идет только о переменах, которые вносят новые технологии в образ жизни, социальные коммуникации.

В русле такого подхода возникла интерпретация устойчивого развития как пролонгация сегодняшнего технологического процесса с некоторыми ограничениями.

Но возможна иная стратегия глобальных цивилизационных перемен. С этой точки зрения постиндустриальное развитие не является простым продолжением техногенной цивилизации. Его можно интерпретировать как начало третьего (по отношению к традиционному и техногенному) типа цивилизационного развития.

И тогда формирование постиндустриальной цивилизации связано не только с технологической революции, но и духовной реформацией, пересмотром базисных ценностей техногенной культуры (ее отношение к природе, культу силы как основы преобразующей деятельности, идеалов потребительского общества)

Ответом на вызовы времени являетсяотказ от идеала господства человека над природой. Выдвигается альтернативный идеал: мы не должны относиться с чувством превосходства к животным и растениям, видеть в них только средство нашего жизнеобеспечения.

Сегодня уже предпринимаются попытки расширительного толкования категорического императива Канта, применяя его не только в сфере нравственных отношений, но и в отношениях человека к живой природе.

Рассуждения о новом отношении к природе сопровождается у большинства исследователей, отстаивающих идеи новой этики, ссылками на опыт традиционных восточных культур, на бережное отношение к природе, свойственное традиционным обществам.

Но возврат к традиционалистскому типу развития невозможен. Он мог обеспечить жизненными благами лишь небольшое население земли (в эпоху Ренессанса, когда готовился старт техногенной цивилизации, на земле жило 500 млн.чел. А сейчас более 6 млрд.чел, и без современных технологий невозможно жизнеобеспеченье населения планеты).

 

Кроме того, не следует забывать, что бережное отношение к природе, благоговение перед ней в традиционных культурах сопровождалось определенным пренебрежением к человеку, жизнедеятельность которого в шкале ценностных приоритетов была на вторых ролях.

Поэтому, когда мы говорим о возможностях потенциала восточных культур, отношение к нему должно быть избирательным, а свойственная западной цивилизации приоритетная ценность человека должна не только сохраняться, но и обрести новые измерения.

Будущее отношение к природе не может сводиться к сохранению ее и адаптации к ней. Человек по-прежнему будет видоизменять природу. Преодоление экологического кризиса будет связаноне с сохранением дикой природы в планетарных масштабов, а с расширяющимся окультуриванием природной среды.

В этом процессе важную роль будут играть не только природоохранные меры, но и искусственное создание новых биогеоценозов, обеспечивающих необходимый уровень их разнообразия как условия устойчивости биосферы. В этом благоприятном для человечества сценарии, окружающая нас природная среда будет аналогичной искусственно созданному парку или саду, который уже не может воспроизводиться без целенаправленной деятельности человека.

 

И в этом будет состоять предназначение человека, который так изменил облик планеты, что стал реальной силой, определяющей сохранность биосферы. Эти идеи были развиты в работах русских философов - космистов, которые развивались по двум направлениям:

- религиозные (Н. Федоров);

- научное (П. Циолковский, А. Чижевский, В. Вернадский).

Русские философы писали о возможных катастрофических последствиях развития техногенной цивилизации, предсказывая глобальную экологическую катастрофу задолго до обнаружения реальных признаков экологического кризиса.

Однако в русском космизме проекты будущего не отбрасывали западную традицию - ценность творческой личности, научной рациональности. Идеалом этой философии было объединение человечества в планетарном масштабе, коэволюция человека и природы, управление природой как особым организмом, в который включен человек.

 

Идеи Вернадского о биосфере и ноосфере пересекались как с идеями техногенной цивилизации, так и с идеями восточных культур о связи истины и нравственности, о самоограничении и самовоспитании как условии эффективной деятельности человека.

В системеценностей техногенной культуры человек рассматривается как противостоящий природе, вектор его активности направлен вовне, на преобразование мира.Восточная система ценностей полагает человека включенным в организм природы, и вектор человеческой деятельности ориентирован вовнутрь – на самовоспитание, самоограничение.

Синтез этих двух противоположных представлений будет связан с корреляцией, взаимной зависимостью этих двух векторов. Это будет не западная, и не восточная система ценностей, нечто третье, синтезирующее достижения традиционной и техногенной культур.

Не отрицая ценности идей новой этики, необходимо увязать их с происходящим внутри самого техногенного развития изменениями типа научной рациональности и стратегий технологической деятельности.

 

Эти стратегии связаны с освоением принципиально новых типов объектов, которые представляют собой сложные саморазвивающиеся системы. И среди них главное место занимают человекосоразмерные системы, включающие человека в качестве своего особого компонента.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.