Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Открытие и принятие наследства. Юридические последствия непринятия наследства. Лежачее и выморочное наследство.



Основные понятия наследственного права. Универсальное и сингулярное преемство в наследовании.

(VI.3.1) Понятие и содержание наследства.

Римское наслед­ственное право (т.е. регулирование порядка перехода прав и обязаннос­тей частноправового характера после умершего к другим лицам) самым тесным образом было взаимосвязано с понятием римской семьи и инсти­тутами семейного права. Эта историческая связь была настолько значи­тельной, что позволяла отдельным правоведам делать заключение о том, что все коренные принципы римского наследственного права черпают свое основание не в естественном праве (которое должно побуждать отца обес­печить своих детей и близких после своей смерти), но в публично-право­вых предписаниях, которые, прежде всего, имели бы в виду интересы сохранения семейного организма и взаимных прав и обязанностей чле­нов римской семьи. Общая историческая эволюция принципов римского наследственного права характеризовалась движением от занятия право­вого статуса наследодателя в рамках римской семьи во всем объеме предполагаемых полномочий к восприятию прав в имущественно-правовой сфере. Однако первое начало сохранилось надолго, представляло главную специфическую особенность наследования в римской юридической, традиции и предопределило общее понятие о наследстве и содержании связанных с ним прав, присущее римскому частному праву.

Наследство (hereditas) есть преемство всех прав наследода­теля в частно-правовой сфере. Не подразумевается понятием наслед­ства преемство в сфере публичных прав и публично-правового статуса (хотя первое частично проявлялось: для принятия наследства требова­лось наличие специальной пассивной завещательной способности, в числе элементов которой гражданское равновеликое качество было су­щественным). Не в полной мере наследование означало восприятие прав и обязанностей наследодателя в лично семейной сфере: так, наследник не обязывался к восприятию прав наследодателя как мужа, брата, сына и т.д. Однако вместе с наследством переходили обязанности по опеке и попечительству, которые могли иметь и лично-семейные основания: «Благо наследства влечет обременение опекой». Вместе с тем, наслед­ство включало в себя не только выгоды и возможные обогащения имуще­ственного характера; с наследством неразрывно связывались лежащие на наследодателе обязательства, в том числе и те, о которых он не имел точ­ного представления или даже вовсе не знал. Наследство могло быть пол­ностью обременительным, когда в его содержание входили только иму­щественные долги и иные неисполненные обязательства. Иначе говоря, наследство непременно подразумевало совокупность всех выгод, льгот и обременении, прав и обязанностей в целости и неразрывности; наследник по римскому праву как бы занимал то же правовое положение, что было у наследодателя к моменту его кончины и воспринимал всю сло­жившуюся ситуацию в целом — в этом заключался принцип универсальности наследства, который был главным элементом, определявшим со­держание наследства с точки зрения права.

Вторым, дополнительным элементом, также определявшим со­держание наследства по римскому праву, был принцип нематериально­сти наследства. Наследство не считалось чисто материальным, имуще­ственным понятием. «Наследство — это юридическое понятие, допуска­ющее увеличение и уменьшение; увеличивается оно главным образом за счет доходов». Наследство было реальным, имело юридическое содер­жание, даже если не было предмета материального обладания, который бы переходил по наследству. В случае материальности наследство не об­ладало строгой и неизменной имущественной массой: она могла увели­чиваться или уменьшаться вне зависимости от чьих-то вредных действий или причиняемого ему ущерба (в наследственную массу могли посту­пить выплаты третьих лиц по обязательствам, сад — принести плоды, стадо — потерять в весе и т.п.). Но наследство охватывало своим поня­тием и содержанием все такие возможные приобретения правового ха­рактера, утраты (в том числе неправовые).

Открытием наследства считался момент смерти наследодате­ля — физической или гражданской (вследствие уменьшения правоспо­собности); второй случай не создавал бесповоротности наследопреемства: если наследодатель претерпевал обратное увеличение правоспособнос­ти (выкупался или бежал из рабства, возвращал права гражданства и т.п.), наследство возвращалось обратно наследодателю. В момент открытия его наследство рассматривалось как бы бесхозное имущество — до момента принятия наследства или вступления в действие гарантирующих мер по его сохранению. Присвоение наследства третьим лицом (не имевшим на него право ни по закону, ни по завещанию либо совершающим это присвоение неправовым способом) поэтому расценивалось не как похищение имущества (кража), но как особое преступление чисто уголовного содержания, которым наносился вред публичным интересам и которое преследовалось в порядке частных уголовных обвинений любым заинте­ресованным лицом.

Принятие наследства. Наследование есть преемство в имущественных правах и обязанностях наследодателя, кроме тех, которые (как узуфрукт, штрафные иски из деликтов и некоторые другие) считаются неразрывно связанными с личностью того, для кого они возникли.

Момент, когда преемство признавалось установленным, и порядок этого установления были в римском праве неодинаковы для разных категорий наследников.

Для преемников и назначенных наследниками по завещанию рабов наследодателя момент открытия наследства (delatio hereditatis) был и моментом возникновения преемства. Более того, по цивильному праву ни преемники, ни рабы не имели права отказаться от открывшегося для них наследства. Они были необходимыми наследниками. Это объяснялось тем, что они, как уже указано, не столько наследовали, по взгляду римлян, сколько вступали в управление своим имуществом. Для рабов это было следствием их общего правового положения: назначение наследником означало и освобождение раба, но освобождение с возложением на раба, по воле господина, положения наследника.

Понятно, что такое обязательное наследование было весьма обременительно для наследника в случаях, когда наследство было переобременено долгами, за которые наследник, в силу римской концепции универсального преемства, отвечал не только имуществом наследственной массы, но и своим имуществом. Ввиду этого претор предоставлял преемникам так называемое право воздержаться от наследства, в силу которого он отказывал в иске против цивильных наследников, фактически не осуществлявших своего права наследования, и предлагал bonorum possessio следующей за ними категории наследников, а если не находилось желающих, объявлял конкурс над имуществом наследодателя для удовлетворения его кредиторов.

Все остальные относились к добровольным (посторонним) наследникам (heredes voluntarii). Для них открытие наследства означало лишь возникновение права на принятие наследства.

Принятие наследства происходило при осуществлении устного торжественного акта, который назывался cretio. Существовала достаточно формализованная форма проведения cretio, на ней произносились установленные фразы, например «вступаю и принимаю». Постепенно форма упростилась, и было достаточно неформального волеизъявления о принятии или фактическом вступлении в наследство. Это процесс стал называться pro herede gestio.

Цивильное право срока для принятия наследства не устанавливало. Но кредиторы наследодателя, заинтересованные в скорейшем удовлетворении их требований, могли потребовать от наследника ответа (an heres sit), т. е. принимает ли он наследство. После этого наследнику по его просьбе мог быть назначен судом срок для решения вопроса о принятии наследства (spatium deliberandi), после истечения которого наследник, не давший ответа, считался: до Юстиниана — отказавшимся, а в праве Юстиниана — принявшим наследство.

Понятно, что правила об автоматическом приобретении наследства некоторыми из цивильных наследников были неприменимы к преторскому праву; она должна была быть испрошена, и притом в установленный срок: родственникам по нисходящей и восходящей линии давался срок в один год со дня открытия наследства, остальным наследникам — в сто дней. При пропуске этого срока наследником, призванным в момент открытия наследства, преторским правом наследство предлагалось принять следующему наследнику в порядке преемства между наследниками.

«Лежачее» наследство. «Лежачее» наследство (hereditas iacens) возникало при отсутствии наследников по завещанию и по закону. Это могло случиться, если наследники еще не объявились или если от наследства отказались наследники (следующая имеющаяся очередь наследниками не признавалась, если от него отказывались все в предыдущей очереди):

— в древнейшем Риме при отсутствии наследников имущество могло быть захвачено любым желающим. Считалось, что «лежачее» наследство никому не принадлежит;

— в классическом периоде «лежачее» наследство считалось числящимся за умершим («хранит в себе личность умершего») без права посягательств на него;

— в период принципата такое наследство поступает государству;

— в постклассический период «лежачее» наследство поступает к государству, но перед ним преимущество имеют муниципальный сенат, церковь, монастырь и другое если наследодатель был их членом (участником).

В тот период, пока наследство считалось «лежачим», завладение им не допускалось. Однако было возможно приобрести его посредством приобретения по давности в качестве наследника (usucapio pro herede). Такое приобретение заключалось в том, что тот, кто владел одной вещью из «лежачего» наследства в течение одного года, приобретал собственность не только на нее, но и на все наследство (т. е. приобретал статус наследника всего имущества). При таком приобретении не выполнялись сроки давности и не учитывалась добрая воля лица. Поэтому в классический период такое приобретение стало считаться недостойным. В собственность стала поступать лишь захваченная во владение вещь.

Правило одного года сохранялось как для движимых, так и для недвижимых вещей вплоть до эпохи Юстиниана, когда стали применяться обычные сроки давности.

Наследственная трансмиссия. Наследственная трансмиссия (transmissio delationis) — это переход права принять наследство к наследникам лица, не успевшего принять назначенное ему наследство вследствие своей смерти.

По древнейшему цивильному праву наследственная трансмиссия была невозможна: если призванный к наследованию наследник по закону не принимал наследства, оно признавалось бесхозяйным. По преторскому праву принять наследство предлагалось в таком случае дальнейшим наследникам. Если же наследства не принимал до своей смерти наследник по завещанию, то открывалось наследование но закону. Таким образом, право принять наследство рассматривалось как личное право наследника, не переходящее к его наследникам.

Из этого общего положения стали, однако, постепенно вводить исключения. Претор допустил, что если наследник умер, не успев без своей вины принять наследство, то по расследовании дела (cognita causa) его наследникам в порядке restitutio in integrum (восстановления в первоначальном положении) может быть предоставлено право принять наследство. В праве Юстиниана это правило обобщено: если смерть наследника последовала в течение года со дня, когда он узнал об открытии для него наследства, или в течение испрошенного им время на размышление, то право принять наследство считается перешедшим к его наследникам, которые и могут осуществить это право в течение срока, еще оста ющегося в силу общих правил на принятие наследства.

В тех случаях, когда вследствие смерти до принятия наследства или вследствие отказа от наследства отпадал один из нескольких наследников и если притом не было трансмиссии, доля отпавшего наследника прибавлялась к долям остальных, распределялась между ними поровну. Так, если из двух наследников по завещанию один умирал, не приняв наследства и не оставив сам наследников, то его доля переходила не к наследникам наследодателя по закону, а к другому наследнику по завещанию. Точно так же в случае отпадения после открытия наследства одного из наследников по закону.

Правовые последствия принятия наследства. С принятием наследства на наследника переходили все права и обязанности наследователя за исключением личных прав и обязанностей. Кроме того, все наследуемое имущество присоединялось к имуществу наследника.

Слияние beneficium separationis («льготы отделения») было невыгодно разным лицам. Если наследник был обременен долгами, то слияние было невыгодно кредиторам наследодателя, которые должны были при удовлетворении их претензий терпеть конкуренцию кредиторов наследника. Ввиду этого претор стал предоставлять кредиторам особую льготу (beneficium separationis), в силу которой наследственная масса сливалась с имуществом наследника лишь после того, как из нее будут покрыты претензии кредиторов наследодателя. Если наследство было обременено долгами, то слияние могло быть невыгодно кредиторам наследника. Однако претор не давал им подобной льготы, ибо должнику вообще не воспрещается делать новые долги и тем ухудшать положение кредиторов.

Необходимость отвечать своим имуществом по долгам наследодателя могла быть невыгодна для наследника. Для него, после ряда предшествующих мероприятий, также была введена Юстинианом льгота (beneficium inventarii), благодаря которой наследник, начавший в течение 30 дней со дня открытия наследства в присутствии нотариуса и свидетелей составление описи наследственного имущества и окончивший ее составление в следующие 60 дней, отвечал по долгам наследодателя только в пределах описанного наследства (intra vires hereditatis).

При множественности наследников они становились собственниками вещей, принадлежавших на праве собственности наследодателю, каждый в размере своей наследственной доли. Требования и долги, предмет которых был делим, распадались на соответственные доли. Неделимые требования и долги создавали солидарные права и солидарную ответственность наследников.

Множественность наследников обусловливала в некоторых случаях также и обязанность присоединить к наследственной массе некоторые виды имущества самих наследников (collatio bonorum). Такая же обязанность установлена в отношении приданого, полученного дочерью, которая затем наследовала в имуществе отца вместе с братьями и сестрами (collatio dotis). В период империи рядом законов была установлена общая обязанность родственников по нисходящей линии при наследовании после родственников по восходящей линии вносить в состав наследственной массы все имущество, полученное от наследодателя в виде приданого, дарение ввиду брака или для самостоятельного устройства, получения должности и т. п. Это была так называемая обязанность родственников по нисходящей линии.

 

Открытие и принятие наследства. Юридические последствия непринятия наследства. Лежачее и выморочное наследство.

Открытие наследствапроисходило в момент смерти наследодателя.

За время между открытием наследства и его принятием наследниками

наследственное имущество не принадлежало никому и именовалось "ле-

жачее" наследство.

В классическом праве "лежачее" наследство считалось числящимся за

умершим, что позволяло исключить какие-либо посягательства на него.

2* После открытия наследства имущество не переходило автоматически

в собственность наследников. Для этого они должны были принять на-

следство.

Принятие наследства- это одностороннее действие наследника, озна-

чающее его желание вступить в наследство.

Дети умершего становились его наследниками автоматически, и им не

надо было совершать каких-либо действий по принятию наследства.

Существовали два способа принятия наследства:

• прямое волеизъявление наследника;

• фактическое поведение лица, свидетельствующее о принятии им на-

следства.

Например, наследник начинает платить по долгам наследодателя.

Срок для принятия наследства установлен не был. Однако длительная

неопределенность в этом вопросе могла причинить ущерб кредиторам

умершего, поэтому они могли требовать от наследника ответа - прини-

мает ли он наследство или нет. После некоторого периода времени на-

следник должен был дать ответ. Если ответа не последовало, то это рас-

сматривалось как отказ лица от наследства. Позднее, по кодексу

Юстиниана, такое молчание означало согласие лица принять наследство.

Принимая наследство, лицо приобретало не только права, но и стано-

вилось правопреемником по всем долгам умершего. При этом такое пра-

вопреемство носило неограниченный характер и не зависело от размера

наследства, которое получило лицо, то есть наследник отвечал по дол-

гам не в пределах полученного им наследственного имущества, а всем

принадлежащим ему имуществом.

Избежать такой неограниченной ответственности можно было, лишь

отказавшись от наследства.

В эпоху империи было установлено, что лица, не достигшие 25 лет,

всегда отвечают только в пределах полученного ими наследства.

В праве Юстиниана было установлено, что если наследник с участием

нотариуса, оценщика и кредиторов в течение трех месяцев со дня от-

крытия наследства произведет опись и оценку наследственного имуще-

ства, то его ответственность ограничивается размером полученного на-

следства.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.