Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Внешняя привлекательность



 

Что вы находите (или находили) в своих возлюбленных? Искренность? Красивую внешность? Умение поддерживать разговор? Умные, искушенные люди равнодушны к таким поверхностным качествам, как красивая внешность. Они знают, что «красота лишь на поверхности» и что «нельзя ценить книгу по ее обложке». По крайней мере, они знают, что должны так думать. Цицерон советует:

«Высшая доблесть и главная обязанность мудреца — не пленяться внешностью».

И все же, если мы придем к убеждению, что внешность для нас ничего не значит, мы будем отрицать реальное влияние, испытываемое нами, потому что на данный момент получено множество результатов исследований, доказывающих, что внешность на самом деле имеет большое значение. Постоянство и распространенность воздействия внешности приводит в замешательство. Красивая внешность — очень ценное качество.

 

 

Успех у противоположного пола

 

Нравится вам это или нет, но внешняя привлекательность молодой девушки говорит о том, что ей, скорее всего, очень часто назначают свидания. Привлекательность молодого человека является несколько менее надежным основанием для прогнозирования его успеха у противоположного пола (Berscheid & others, 1971; Krebs & Adinolfi, 1975; Reis & others, 1980, 1982; Walster & others, 1966). Означает ли это, как полагают многие, что женщины более склонны брать себе в качестве девиза слова Цицерона? Или это просто отражает тот факт, что мужчины более инициативны и любвеобильны? Философ Бертран Рассел (Bertrand Rassel, 1930, p. 139) так не считает: «В целом женщины любят мужчин за характер, тогда как мужчины склонны любить женщин за внешность».

Чтобы понять, на самом ли деле мужчины более женщин подвержены влиянию внешности, исследователи давали студентам различные материалы с информацией о представительницах противоположного пола, в том числе и их фотографии, а затем спрашивали, с кем из них студенты хотели бы познакомиться. Или, «случайно» познакомив мужчину и женщину, спустя некоторое время интересовались, не хотелось бы им продолжить знакомство. В этих экспериментах мужчины в большей степени, чем женщины, ценили внешнюю привлекательность (Feingold, 1990, 1991; Sprecher & others, 1994). Возможно, чувствуя это, женщины более, чем мужчины, беспокоятся о своей внешности; они составляют 90 % пациентов косметической хирургии (Crowley, 1996; Dion & others, 1990). Но и женщины не так уж безразличны к внешности мужчин.

Проводя исследование, Элайн Хатфилд (Elaine Hatfield, 1966) и ее сотрудники пригласили на вечер компьютерной танцевальной музыки 752 студента-первокурсника университета Миннесоты.

Исследователи заранее протестировали студентов, выявив их личные качества и способности, а затем наугад сформировали пары. На вечере пары танцевали и разговаривали два с половиной часа, а затем был сделан перерыв, чтобы каждый смог дать оценку своему партнеру. Насколько надежно тесты на способности и личные качества могут предсказывать возникновение влечения? Кто же нравится больше: тот, кто имеет высокую самооценку либо низкий показатель тревожности, или тот, кто отличается от партнера своей исключительной одаренностью? Исследователи проверили длинный список возможных вариантов возникновения предпочтений. Но, насколько они могли определить, только одна вещь действительно имела значение: внешняя привлекательность. Чем привлекательнее была женщина, тем больше она нравилась мужчине и тем больше он хотел встречаться с ней впредь. И чем привлекательнее был мужчина, тем больше он нравился женщине и тем больше она хотела продолжить знакомство. Приятная внешность производит впечатление.

Несмотря на то, что привлекательность действительно имеет важное значение, она далеко не всегда способна заслонить другие человеческие качества. Привлекательность, пожалуй, прежде всего влияет на первое впечатление. Но первые впечатления важны и приобретают все большее значение, по мере того как общество становится более мобильным и урбанизированным и по мере того как общение людей становится все более скоротечным (Berscheid, 1981).

Хотя люди, проводящие собеседование при приеме на работу, могут отрицать это, именно привлекательность и ухоженность внешности претендентов в значительной степени определяют первое впечатление (Cash & Janda, 1984; Mack & Rainey, 1990; Marvelle & Green, 1980). Это помогает объяснить, почему привлекательные люди имеют более престижную работу, больше зарабатывают и чаще признают себя более счастливыми (Umberson & Hughes, 1987). Патриция Розелл (Patricia Roszell, 1990) и ее коллеги изучали влияние внешней привлекательности на материале общенациональной выборки работающих канадцев, внешность которых при приеме на работу оценивалась по шкале от единицы (непритязательная) до пяти (очень привлекательная). Они обнаружили, что на каждую дополнительную единицу привлекательности люди зарабатывали в среднем дополнительные 1988 долларов ежегодно. Ирен Хансон Фриз (Irene Hanson Frieze, 1991) и ее коллеги провели аналогичный анализ на материале 737 выпускников школы административного управления, после того как оценили их по той же пятибалльной шкале, внимательно изучив студенческие фотоальбомы. На каждую дополнительную единицу привлекательности мужчины зарабатывали дополнительные 2600, женщины — 2150 долларов.

 

 

Феномен «ровни»

 

Не всем достается сногшибательно привлекательный партнер. Так как же двое находят друг друга? Судя по исследованию Бернарда Марстейна (Bernard Murstain & others, 1986), человек чаще всего выбирает партнера, равного ему по привлекательности. Несколько исследований позволили обнаружить строгое соответствие между привлекательностью «половинок» супружеских пар, сексуальных партнеров, не состоящих в браке, и даже членов тесных дружеских компаний (Feingold, 1988). Люди склонны выбирать себе друзей и особенно вступать в брак с теми, кто соответствует им не только по интеллектуальному уровню, но и по уровню привлекательности .

Эксперименты подтверждают этот феномен «ровни».Решаясь к кому-нибудь подойти для знакомства и зная, что другой может ответить «да» или «нет», люди обычно подходят к тому, чья привлекательность примерно соответствует их собственной (Berscheid & others, 1971; Huston, 1973; Stroebe & others, 1971), Близкое соответствие по внешним данным может приводить к хорошим взаимоотношениям, обнаружил Грегори Уайт (Gregory White, 1980), изучая «встречающиеся» пары Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Те партнеры, которые в большей степени соответствовали друг другу по внешней привлекательности, чаще влюблялись друг в друга через девять месяцев еще сильнее.

Итак, у кого же мы можем предполагать большее соответствие во внешних данных — у супружеских пар или пар «встречающихся»? Уайт, как и другие исследователи, обнаружил, что супруги в большей степени соответствуют друг другу.

Возможно, познакомившись с подобными результатами, вы невольно вспомните те счастливые пары, в которых партнеры резко различаются по внешней привлекательности. В таких случаях менее привлекательный человек, как правило, имеет качества, которые компенсируют его недостаточную внешнюю привлекательность. Каждый человек приносит на социальный рынок то, что имеется у него в активе, и, соответственно ценности предложенного, ему подбирается равный партнер. Брачные объявления демонстрируют такой обмен активами (Koestner & Wheeler, 1988; Rajecki & others, 1991). Мужчины обычно предлагают статус и ищут привлекательности; у женщин чаще все наоборот: «Привлекательная, стройная женщина с яркой внешностью, 26 лет, ищет обеспеченного мужчину с надежным заработком». Процесс согласования активов помогает объяснить, почему юные красавицы так часто выходят замуж за солидных обеспеченных мужчин много старше их (Elder, 1969).

 

 

Стереотип внешней привлекательности

 

Только ли в ситуациях, имеющих сексуальную окраску, действует эффект привлекательности? Оказывается, нет. Это обнаружили Вики Хаустон и Рэй Булл (Vicki Houston & Ray Bull, 1994), когда с помощью опытного гримера обезобразили лицо своей ассистентки рубцами, синяками и родимыми пятнами. Эксперимент проходил в пригородных поездах, курсирующих в районе Глазго. Пассажиры обоих полов избегали садиться рядом с девушкой с обезображенным лицом. Кроме того, было замечено, что не только взрослые, но и дети стремятся к общению с более привлекательными сверстниками (Dion, 1973; Dion & Berscheid, 1974; Langlois & Stephan, 1981). Если судить по времени, в течение которого продолжается взаимное разглядывание, даже грудные дети предпочитают более привлекательные лица (Langlois & others, 1987).

Взрослые проявляют те же пристрастия, когда судят о детях. Маргарет Клиффорд и Элайн Хатфидд (Elaine Hatfield, Clifford & Walster, 1973) давали учителям из штата Миссури идентичную информацию о мальчике или девочке, но фотографии при этом прилагались разные: привлекательного и непривлекательного ребенка. Учителя воспринимали привлекательного ребенка как более умного и способного. Представьте теперь себя воспитателем, который должен утихомирить неуправляемого ребенка. Может быть, и вы — так же, как женщины, о которых пишет в своей работе Карен Дайон (Karen Dion, 1972), — проявите меньше доброты и участия к непривлекательному ребенку? Печальная истина состоит в том, что большинство из нас соглашаются с так называемым «эффектом Барта Симпсона», что дети с непритязательной внешностью менее способны и социально сведущи, чем их более красивые ровесники.

Более того, мы искренне считаем, что красивые люди обладают привлекательными для нас чертами характера. Мы полагаем, что при прочих равных условиях более красивые люди счастливей, сексуальней, коммуникабельней, умней и удачливей, правда, не честнее и не заботливее по отношению к другим (Eagly & others, 1995; Feingold, 1920; Jackson & others, 1995). В коллективистской Корее, где забота о других и честность ценятся выше, чем уверенность в себе, именно эти черты ассоциируются с привлекательностью (Wheeler & Kim, 1997). Собранные вместе, эти представления дают стереотип физической привлекательности:что красиво — то и хорошо. Дети усваивают этот стереотип весьма рано. Белоснежка и Золушка красивые — и хорошие. Колдунья и сводные сестры безобразные — и плохие. Как сформулировала одна маленькая девочка из детского сада, когда ее спросили, что значит быть красивой: «Это значит быть как принцесса. Все тебя любят» (Dion, 1979). Вспомните принцессу Диану.

Если физическая привлекательность настолько важна, то необратимое изменение внешности человека должно сказываться на отношении к нему окружающих. Но этично ли изменять чью-либо внешность? Подобные манипуляции выполняются миллионы раз в год специалистами по пластической хирургии и ортодонтами. С выпрямленными зубами и носом, с пересаженными или перекрашенными волосами, подтянутым лицом и увеличенной грудью (более одного миллиона американок), сможет ли теперь прежде неудовлетворенный собой человек найти свое счастье?

Чтобы исследовать эффект подобных изменений, Майкл Калик (Michael Kalick, 1977) попросил гарвардских студентов высказать впечатление, которое производят на них женские лица, изображенные на восьми фотографиях, выполненных в профиль, сделанных до и после косметических операций. Испытуемые высказались за то, что после операций женщины стали не только привлекательнее физически, но и добрей, чувствительней, сексуальней, обаятельней и т. д. Однако Эллен Бершайд (Ellen Berscheid, 1981) утверждает, что, хотя подобные операции могут изменить к лучшему наше представление о самих себе, временами они могут вызывать и не самые приятные переживания:

«Большинство людей — по крайней мере те, у кого нет опыта резкого изменения своего внешнего облика,— могут продолжать верить, что наша внешняя привлекательность играет незначительную роль в том, как относятся к нам окружающие. Однако тем, кто на самом деле имел личный опыт быстрого изменения внешности, труднее отрицать и преуменьшать ту роль, которую в нашей жизни играет внешняя привлекательность, и этот факт может раздражать даже тогда, когда изменения были к лучшему.»

На самом ли деле красивые люди обладают прекрасным характером? Или прав был Лев Толстой, когда написал, что «странное заблуждение думать... будто красота есть добро»? И все же доля истины в этом стереотипе есть. Привлекательные дети и молодые люди отличаются большей раскрепощенностью и общительностью (Feingold, 1992b). Уильям Голдман и Филип Льюис (William Goldman & Philip Lewis, 1977) продемонстрировали этот факт, попросив 60 студентов университета Джорджии созвониться и поговорить в течение пяти минут с тремя девушками, телефонные номера которых с их согласия были розданы студентам. После этого мужчины и женщины оценивали своих невидимых собеседников, и наиболее привлекательные были названы более приятными в общении и обаятельными. Внешне привлекательные люди имеют тенденцию быть более популярными, более общительными, мужчины — более мужественными, а женщины — более женственными (Langlois & others, 1996).

Небольшие средние различия между привлекательными и непривлекательными людьми, возможно, результат сбывшихся пророчеств. Привлекательных людей больше любят и привечают, и в результате многие из них чувствуют себя в обществе более уверенно. Этот анализ приводит нас к мысли о том, что решающим для вашего умения держаться в обществе является не то, как вы выглядите, а то, как люди относятся к вам и как вы сами себя воспринимаете: одобряете ли вы себя, любите ли вы себя, удобно ли вам с собой.

Но красота приносит не только радость. Элайн Хетфилд и Сьюзан Спречер (Elaine Hatfield & Susan Sprecher, 1986), занимающиеся изучением того, как возникает влечение между людьми, сообщают о красоте горькую истину. Исключительно привлекательные люди чаще страдают от сексуальных домогательств и от неприязни представителей своего пола. Нередко их не покидают сомнения, что окружающие ценят не их внутренние качества, а только привлекательную внешность, которая со временем потускнеет. Кроме того, если их внешность высоко оценивается, они могут быть менее мотивированы развивать свою личность в иных направлениях. Эллен Бершайд (Ellen Berscheid) хотелось бы знать, не пришлось ли бы нам по-прежнему освещать наши дома с помощью свечей, если бы внешне невзрачный и чрезвычайно низкорослый гений электротехники Чарлз Штейнмец подвергался тем же социальным соблазнам, с которыми сталкивается Том Круз.

 

 

Кто привлекателен?

 

Я описывал привлекательность, как если бы она была объективным параметром, подобно росту, который у кого-то больше, у кого-то меньше. Строго говоря, привлекательность — это то, что люди в данном месте и в данное время находят привлекательным. Конечно, их мнения различаются. Стандарты, по которым выбирают королеву красоты, вряд ли устраивают всю планету. Но даже в одном и том же месте и в одно и то же время люди (к счастью) расходятся во мнениях относительно того, кто привлекателен, а кто — нет (Mors & Grusen, 1976).

В общем и целом «привлекательные» фигура и лицо не так уж отличаются от среднестатистических (Beck & others, 1976; Graziano & others; Symons, 1981). Люди воспринимают те носы, ноги и фигуры, которые не являются чрезмерно маленькими или большими, как относительно привлекательные. Джудит Ланглуа и Лори Роггман (Judith Langlois & Lord Roggman, 1990; 1994) продемонстрировали это, когда заложили в компьютер изображение лиц 32 студентов колледжа и путем наложения вывели нечто усредненное. Студенты оценили усредненное лицо как более привлекательное по сравнению с 96 % индивидуальных лиц (рис. 25-2). Лица, появляющиеся на экране компьютера, имеют тенденцию быть совершенно симметричными — еще одна характеристика людей, производящих хорошее впечатление (Gangestad & Thornhill, 1997; Grammer & Thornhill, 1994; Shackelford & Larsen, 1997). Так что в некоторых отношениях безупречная «усредненная» внешность довольно привлекательна.

 

Рис. 25-2. Какое из этих лиц привлекательнее? Повсюду люди согласятся, что симметричное лицо справа (скомбинированное из 32 мужских лиц) выглядит лучше, заметила Джудит Ланглуа и ее коллеги (1996). По мнению психологов-эволюционистов, такое согласие предполагает существование некоторых универсальных стандартов красоты, корни которых можно отыскать в далеком прошлом.

 

 

Эволюция и привлекательность

 

Психологи-эволюционисты объясняют гендерные различия в терминах репродуктивной стратегии. Они утверждают, что красивые черты лица и красивая фигура предоставляют очень важные биологические сведения: о хорошем здоровье, юности и способности к воспроизведению потомства. Всюду мужчины предпочитают более молодых женщин, а не тех, кто лучше подходит им по возрасту. Женщин же, в свою очередь, привлекают мужчины, которые, по их мнению, будут хорошими добытчиками и защитниками. И это, в чем уверен Дэвид Басс (David Buss, 1989), объясняет, почему опрошенные им мужчины, принадлежащие к 37 самым разным культурам — от Австралии до Замбии, на самом деле предпочитали те женские качества, которые подразумевали репродуктивную способность. Это также объясняет, почему физически привлекательные женщины стремятся выйти замуж за мужчин, имеющих высокий социальный статус, и почему мужчины конкурируют между собой, стремясь достигнуть славы и успеха.

В любой культуре «бизнес красоты» — это большой бизнес, в котором нет признаков слабости. Мы, как предполагают психологи-эволюционисты, движимы примитивными побуждениями. Природой нам даны не только потребности дышать и есть, но и более причудливая потребность — испытывать друг к другу влечение и стремиться обладать друг другом.

 

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.