Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Отношения с пострадавшими

Пострадавшим оказывается помощь типа первой и неотложной медицинской помощи. В случае бедствия врач должен оказывать медицинскую помощь каждому пострадавшему без какого-либо отбора, не ожидая просьбы о помощи.

При отборе пациентов, которые могут быть спасены, врач должен руководствоваться только состоянием пациента и должен исключить любые другие соображения, основанные на немедицинских критериях.

Отношения с пострадавшими определяются оказанием первой медицинской помощи и необходимостью защиты высших интересов пациентов, по возможности, путем получения их согласия в критических условиях. Однако врач должен принимать во внимание культурные особенности населения и действовать в соответствии с требованиями ситуации. Он должен руководствоваться концепцией оптимальной помощи, которая включает как техническую помощь, так и эмоциональную поддержку, направленные на спасение максимального числа жизней и сведение к абсолютному минимуму заболеваемости.

Отношения с пострадавшими также включают аспекты, связанные с сопереживанием потери жизни, которые наряду с техническими медицинскими действиями служат признанием и поддержкой в психологических переживаниях пострадавших. Эти аспекты включают уважение достоинства и морали пострадавших и их семей, а также оказание помощи уцелевшим.

Врач должен уважать обычаи, обряды и верования пострадавших и действовать со всей беспристрастностью.

По возможности, пострадавшие должны регистрироваться для последующих медицинских мероприятий.

Отношения с третьими лицами

Врач имеет обязательство перед каждым пациентом проявлять благоразумие и обеспечивать конфиденциальность при контактах со средствами массовой информации и другими третьими лицами, проявлять осторожность и объективность, действовать с достоинством в том, что касается эмоциональной и политической атмосферы, окружающей ситуации бедствия.

Обязанности вспомогательного медицинского персонала

Этические принципы, применимые к врачам, относятся также к персоналу, находящемуся под руководством врача.

Обучение

Всемирная медицинская ассоциация рекомендует, чтобы обучение медицине бедствий было включено в учебные программы университетов и курсы медицинского постдипломного образования.

Ответственность.

Всемирная медицинская ассоциация призывает государства-участники и страховые компании ввести процедуру уменьшенной ответственности или ответственности без неверного исполнения обязанностей, которая компенсировала бы как общественные издержки, так и любой личный ущерб, который может быть нанесен врачам, работающим в чрезвычайных ситуациях или ситуациях бедствия.

Всемирная медицинская ассоциация предлагает правительствам

а) оказывать содействие и поддержку иностранным врачам и принимать их деятельность, их приезд и материальную помощь (например, Красный Крест, Красный Полумесяц) без дискриминации по расовым, религиозным и другим признакам,

б) отдавать предпочтение предоставлению медицинской помощи, а не визитам высокопоставленных лиц.

В чрезвычайных ситуациях этичным является ограничение амбиций, безусловная коллегиальность, субординация. Очень важно взаимодействие в составе врачебно-сестринских бригад.

В условиях чрезвычайных ситуаций, применение и четкая работа врачебно-сестринских бригад (ВСБ), значительно влияет на эффективность оказания своевременной неотложной медицинской помощи массовому количеству пострадавших. Бригады формируются объектами здравоохранения в соответствии с планом-заданием комитета (управления) по здравоохранению, из числа штатных сотрудников. Главным врачам целесообразно перед подписанием приказа о создании ВСБ, подбирать персонал, руководствуясь принципами слаженности, коллективизма и совместимости создаваемого формирования.

Слаженность определяется квалификацией персонала, строгой регламентацией работы, знанием соответствующих инструкций, безусловной субординацией, четким выполнением своих должностных обязанностей, складывающимися в профессиональном и личностном плане взаимоотношениями внутри бригады.

В условиях чрезвычайных ситуаций, как никогда необходим коллектив единомышленников, хорошо знающих сильные и слабые стороны друг друга. Каждый из членов бригады должен быть готов прийти на помощь коллеге, подстраховать его в необходимых случаях. Высокая профессиональная квалификация специалистов, не подкрепленная подобным пониманием, может быть в некоторых случаях не подспорьем, а помехой в интенсивной работе. Поэтому при формировании врачебно-сестринских бригад должны учитываться личные качества и психологическая совместимость сотрудников.

Превентивное психологическое тестирование выявляет высокую степень готовности, чувство ответственности, коммуникабельность, способность принимать ответственные решения в экстремальных условиях. При ЧС принятие решений, как правило, осуществляется в условиях жесточайшего дефицита времени, поэтому тактика должна быть единообразной и определяться общими принципами на этапах медицинской эвакуации. Дискуссии по поводу избрания тактики оказания экстренной медицинской помощи пострадавшему в условиях ЧС недопустимы, даже при наличии у персонала бригады собственных научных взглядов и подходов, уместных и даже необходимых в повседневной лечебной практике.

Полемика и дискуссии дезорганизуют работу, приводят к неоправданной потере времени "золотого часа", угнетают пострадавших. Подробный разбор ошибок и клинических ситуаций возможен, когда необходимая помощь всем пораженным уже оказана. Особое внимание обращается на состояние здоровья персонала бригады. От этого фактора зависит, выносливость, устойчивость к напряженной работе в течение длительного времени, быстрота восстановления физических и психологических сил для дальнейшего проведения неотложных мероприятий. Безусловно, возрастная планка не должна быть абсолютизирована, ибо в ряде случаев недостаток физической формы может компенсироваться большим профессиональным опытом работы, однако этот фактор нужно учитывать по мере необходимости.

Опытный руководитель всегда сможет на месте определить, кто из местных сотрудников может быть использован с наибольшей отдачей и на каком конкретном участке. Из повседневной практики выявляется необходимость ограждения работников врачебно-сестринских формирований от непосредственных контактов с местным населением, чтобы избежать помех в работе, а иногда и прямой агрессии по отношению к медицинскому работнику. Оградить медицинских работников от лишних контактов, призваны силы правопорядка. Акцентируется внимание на психических нарушениях, которые в зависимости от вида и масштаба катастрофы охватывают до 80% населения, и может быть разнообразным: от невротических реакций до реактивных психозов, от истерических неврозов до явных признаков нарушения адаптивного поведения. Нельзя игнорировать также проявления национализма, религиозные и национальные местные особенности. Необходимо подчеркнуть недопустимость различий в обращении с точки зрения расы, политических взглядов, вероисповедания, философских убеждений, национальности, социального или имущественного положения или какими-либо другими соображениями.

 

С другой стороны, особое внимание должно быть уделено наиболее уязвимым категориям: детям, инвалидам, старикам, беременным. В случае необходимости возможно предоставление дополнительной одежды тем, кто не переносит холод. В целом выше означенный принцип должно применять, сообразуясь со здравым смыслом. Особую сторону в деятельности медицинского персонала представляет собой общение с пострадавшими, находящимися, как правило, в состоянии сильнейшего психологического стресса, что может выражаться в тяжелейшей депрессии. Затрудняется сбор анамнеза, осмотр, проведение лечебно-диагностических действий.

Группу пораженных с выраженными признаками дезадаптации необходимо отделить сразу же, но и у остальных пострадавших необходимо учитывать повышенную психическую лабильность. В условиях ЧС возможен самый широкий спектр повреждений, с которыми врачу, находящемуся в очаге поражения приходилось сталкиваться довольно редко, а возможно и никогда. Важно проявлять разумную решительность, не выказывая ни малейшей растерянности, сохранять самообладание, внешнее спокойствие. В условиях экстремальных обстоятельств необходимо уважать волю пострадавшего, который, как и в обычное время, должен дать согласие на проведение операции, лечебной или диагностической манипуляции, если конечно он находится в адекватном физическом и психическом состоянии. Однако если пострадавший находится в бессознательном состоянии, а его жизни угрожает реальная опасность, врач вправе принять самостоятельное решение, взяв на себя всю полноту ответственности.

Следует соблюдать также принципы сохранения врачебной тайны, не разглашая без необходимости посторонним лицам ту или иную информацию о пораженных. В процессе оказания экстренной помощи ведется специальная регистрационная документация, поскольку в условиях ЧС это иногда единственная возможность получить информацию о пострадавших их родственниками и узнать достоверно, живы их близкие или погибли. Это касается и установления личности умерших. В любом случае в каждом медицинском формировании, работающем на месте катастрофы, должны быть достаточно подробные сведения о прошедших через этап медицинской эвакуации пострадавших.

В экстремальных условиях, врач остается один на один с ситуацией, где нет времени на длительное обдумывание, где часто не с кем посоветоваться, и, тем не менее, приходится принимать быстрое и окончательное решение. Становится очевидным, как многократно возрастает ответственность врача за возможную ошибку, одновременно повышается психологическая нагрузка. В данном случае многое зависит от квалификации и самообладания врача. Часто для оказания необходимого объема помощи не хватает медицинского инструментария, медикаментов, перевязочных средств. В этих случаях персонал должен найти замещающие варианты, комбинации лекарственных препаратов, использование подручных средств, словом проявить находчивость и смекалку, поскольку в условиях ЧС под предлогом недостатка инструментария операцию отменить невозможно.

Важно соблюдать принцип разумной достаточности, который заключается в том, что нельзя выходить за рамки того объема медицинской помощи, который определен для данной бригады. Даже самый квалифицированный хирург должен выполнить объем первой медицинской и доврачебной помощи, а не пытаться, к примеру, провести остеосинтез или пластику сосудов, хотя и профессионально владеет этими методами в обычных условиях. Это чревато неоправданной потерей времени, снижением качества выполняемых мероприятий, поскольку для этого нет соответствующих условий и оснащения. Задерживается оказание помощи по жизненным показаниям другим пострадавшим, повышается расход медикаментов, утомление медицинского персонала. Это жестокая действительность при одновременном и массовом появлении пострадавших в условиях катастроф.

8.3 Этические аспекты работы врача с умирающим больным, с его родственниками. Дискуссии об эвтаназии.

Отношение к смерти оказывает влияние на образ жизни. Стоики говорили, что смерть является важнейшим событием в жизни. Св. Августин мыслил сходным образом: "Только перед лицом смерти рождается самость человека". Итак, смерть является фактом жизни. Трудно принять мысль, что смерть может оказывать позитивное влияние на жизнь, потому что мы обычно смотрим на нее как на абсолютное зло. Однако, если хотя бы на мгновенье отказаться от мысли о смерти, жизнь сразу утратит свою интенсивность.

Неизлечимая болезнь неотвратимо приближает реальность смерти. Она существенно изменяет человеческую жизнь, и на этом фоне, как ни парадоксально, нередко появляются признаки "роста личности" (Yalom, 1980). Что же происходит при приближении смерти? В какой-то мере ответ на вопрос мы получаем в беседах с больными раком: заново оцениваются приоритеты жизни — теряют значение всякие мелочи; возникает чувство освобождение — не делается то, чего не хочется делать, т.е. теряют силу долженствования ("обязан", "необходимо" и т.п.); усиливается сиюминутное ощущение жизни; обостряется значимость элементарных жизненных событий (смена времен года, дождь, листопад и т.п.); общение с любимыми людьми становится более глубоким; уменьшается страх быть отвергнутым, возрастает желание рисковать.

Все эти изменения свидетельствуют об увеличении чувствительности неизлечимо больного человека, что предъявляет конкретные требования к тем, кто находится рядом с ним, — к близким, врачам, психологам. У больного возникают очень важные для него вопросы, которые он задает окружающим. Один из таких вопросов — "Скоро ли я умру?". Не существует единственно правильного ответа на этот вопрос, хотя можно говорить о более или менее универсальных принципах. В настоящее время рекомендуется большая ответственность в разговоре с пациентом о смерти. Прежде всего неплохо посоветовать ему привести в порядок жизненные дела (последние желания, завещание и т.п.). Можно не говорить пациенту прямо, что, возможно, он вскоре умрет: "Каждый должен быть готов к самому худшему, особенно тяжелобольной". Некоторые люди не склонны думать о завершении своих земных дел, потому что им кажется, что решение подобных проблем открывает дверь смерти. С ними можно обсудить проблему страха перед смертью.

Вопрос об откровенности с неизлечимо больным представляется одним из самых трудных. Существуют самые разные мнения на этот счет. Одни думают, что пациенту надо сказать всю правду, другие подчеркивают необходимость бережного отношения к тяжелобольному и ничего не говорят ему о приближающейся смерти, третьи считают, что следует вести себя так, как хочет пациент. Конечно, больной имеет право знать правду о своем реальном положении, и никому не позволено узурпировать его право, однако не стоит забывать, что "право знать" отнюдь не тождественно "обязанности знать". Право знания не равносильно выбору знания. Свобода пациента будет реальной только при ориентации на его желание обладать подлинным знанием. Тяжелобольной человек может и не желать знать что-либо конкретное о приближающейся смерти, и окружающие обязаны уважать его выбор. Очень часто знание того, что скоро наступит смерть, не облегчает состояния больного, и тогда даже лучше, если он меньше знает. Когда пациент категорически требует сказать, сколько ему осталось жить, представляя самые разные, нередко достаточно рациональные аргументы, окружающие должны стараться понять, почувствовать, что скрыто за этими словами. Часто безоглядная смелость является мнимой. Требуя высказать все до конца, пациент не очень представляет свою реакцию на жестокую правду. Иногда нетрудно заметить, что его требование носит скорее формальный характер и он вовсе не желает получить точный ответ, поскольку это лишает его надежды.

Последовательность реакций неизлечимо больных людей на приближающуюся смерть описывает модель Kubler-Ross:

Отрицание. При посещении разных врачей пациенты прежде всего надеются на отрицание диагноза. Действительное положение вещей скрывается как от семьи, так и от себя. Отрицание дает возможность увидеть несуществующий шанс, делает человека слепым к любым признакам смертельной опасности.

Злоба. Она чаще всего выражается вопросами: "Почему я?", "Почему это случилось со мной?", "Почему меня не услышал Бог?" и т.п.

Компромисс. На этой стадии стремятся как бы отложить приговор судьбы, изменяя свое поведение, образ жизни, отказываясь от разных удовольствий, и т.п.

Депрессия. Поняв неизбежность своего положения, постепенно теряют интерес к окружающему миру, испытывают грусть, горечь.

Адаптация. Смирение понимается как готовность спокойно встретить смерть.

Удельный вес отдельных стадий у разных людей значительно различается. Следует отметить, что через все эти стадии проходят и члены семьи, узнав о неизлечимой болезни близкого человека.

Важнейшей стадией преодоления страха смерти Bird (1973) считает отрицание. По его мнению, отрицание действует подобно морфию — не устраняя причины заболевания, оно уменьшает боль. "Отрицание облегчает душевные страдания за счет сокрытия реальности. Действие защитного механизма происходит бессознательно, его интенсивность и характер не у всех одинаковы. Иногда бестолковый доктор пытается бороться с психологической защитой пациентов, высмеивая абсурдность их фантазий (пациенты с неизлечимой болезнью порой усматривают признаки выздоровления, начинают строить далеко идущие планы и т.п.). На самом деле проявляется совершенно естественная и обоснованная реакция умирающего на страх смерти. "Развенчание" искаженной картины болезни уместно при других заболеваниях (например, отрицание болезни при инфаркте миокарда может стоить пациенту жизни).

С помощью отрицания создается иллюзия, что все обстоит хорошо. Однако отрицание ни в коем случае не означает, что пациент действительно не знает о приближении смерти. Скорее можно думать, что он выбирает незнание или, иначе говоря, предпочитает оставаться в неведении. На бессознательном уровне пациент чувствует, какова ситуация в действительности, но склонен игнорировать ее. Следует отметить, что использование отрицания бывает успешным, т.е. выполняет свои функции только тогда, когда никто из окружающих людей не использует этот механизм защиты. Обычно же близкие умирающего, а иногда даже врачи, склонны игнорировать истинное положение дел, потому что тоже испытывают страх перед смертью и не знают, как разговаривать с человеком, которому осталось недолго жить. Тем самым они мешают пациенту воспользоваться механизмом отрицания. Когда окружающие начинают говорить о том, что все будет хорошо и пациент выздоровеет, тревожность у пациентов увеличивается, и часто такие "игры" близких становятся для него признаком полной безнадежности его состояния.

Умирающий человек способен понять свое положение и нередко хочет поговорить о своей болезни и приближении смерти, но только с теми, кто выслушивает его без поверхностных попыток утешить. Поэтому консультанту или врачу следует уметь квалифицированно разобраться в желаниях умирающего и связанных со смертью фантазиях и страхах. Это позволяет не только выслушать пациента, но и помочь ему поделиться мыслями о смерти, собственном негодовании и о том, что он потеряет вместе с жизнью. Консультант, по сути, способен побудить неизлечимо больного человека изведать жизнь до последнего мгновенья.

В заключение перечислим несколько важных принципов, которые следует учитывать консультанту в работе с умирающим человеком:

Очень часто люди умирают в одиночестве. Известное философское изречение: "Человек всегда умирает в одиночку" нередко понимают слишком буквально и оправдывают им защитное отгораживание от умирающего. Но страх смерти и боль становятся еще сильнее, если оставить человека одного. К умирающему нельзя относиться как к уже умершему. Его надо навещать и общаться с ним.

Следует внимательно выслушивать жалобы умирающего и заботливо удовлетворять его потребности.

На благо умирающему должны быть направлены усилия всех окружающих его людей. В общении с ним следует избегать поверхностного оптимизма, который вызывает подозрительность и недоверие.

Умирающие люди предпочитают больше говорить, чем выслушивать посетителей.

Речь умирающих часто бывает символичной. Для лучшего ее понимания необходимо расшифровывать смысл используемых символов. Обычно показательны жесты больного, рассказы и воспоминания, которыми он делится.

Не следует трактовать умирающего человека только как объект забот и сочувствия. Нередко окружающие с самыми лучшими намерениями пытаются решить, что лучше для умирающего. Однако чрезмерное принятие на себя ответственности уменьшает диапазон самостоятельности пациента. Вместо этого следует выслушать его, позволить ему участвовать в принятии решений о лечении, посетителях и т.п.

Самое большее, чем может воспользоваться умирающий человек, — это наша личность. Конечно, мы не представляем собой идеальное средство помощи, но все же наилучшим образом соответствующее данной ситуации. Пребывание с умирающим требует простой человеческой отзывчивости, которую мы обязаны проявить.

Психологам и врачам следует признаться в своих сомнениях, чувстве вины, ущемленном нарциссизме и мыслях о собственной смерти.

Персоналу, работающему с умирающим и его близкими, тоже необходима существенная помощь. С ними прежде всего следует говорить об осознанном смирении с чувствами вины и бессилия. Медикам важно преодолеть унижение профессионального достоинства. Такое чувство довольно часто встречается среди врачей, для которых смерть пациента в определенном смысле является профессиональной катастрофой.

В тесной связи с этическими проблемами, связанными с умиранием Вашего пациента, с необходимостью общаться с тяжело и неизлечимо больными людьми находятся размышления как врачей, так и всего общества о праве человека на смерть. Таковое право мало кем признается на земле. Врачи в большинстве своем не поддерживают разговоры пациентов о смерти, предпочитая вселять в них надежду до последнего их дня. Большинству граждан именно эта позиция импонирует, именно такая модель поведения во всем мире считается благородной. Но вот уже в течение многих десятилетий не утихает дискуссия о праве человека на безболезненный уход из жизни, если он тяжко страдает от болезни. Речь идет об эвтаназии ( варианты написания: эфтаназия, эутоназия – с греческого – «легкая смерть»). Только в одной стране парламент принял закон, разрешающий эвтаназию. Это – Нидерланды.

В Нидерландах под эвтаназией понимается окончание жизни пациента при помощи врача по просьбе пациента. Нидерландские власти не закрывают глаза на факт применения эвтаназии. Вопрос о том, следует ли ограничить наказуемость эвтаназии и если да, то как, уже почти тридцать лет является предметом широкой политической и общественной дискуссии.

Вследствие включения в Уголовный Кодекс специального основания для исключения наказуемости врач, который осуществляет прекращение жизни по просьбе или оказывает помощь при самоубийстве, уже не подлежит наказанию, если им выполнены установленные законом требования должной тщательности, и он уведомил о происшедшей неестественным путем смерти региональную комиссию по эвтаназии.

Главная цель такого подхода к решению существующих проблем - обеспечить максимальную осторожность и тщательность при совершении этого акта путем гласности и единообразного контроля за действиями по окончании жизни медицинскими средствами.

Боли, потеря интереса к жизни и стремление умереть достойным образом - главные мотивы пациентов, обращающихся с просьбой об эвтаназии. Врачи как в Нидерландах, так и в других странах все чаще сталкиваются с вопросами принятия решений, связанных с окончанием жизни. Это связано, в частности, со старением населения, с прогрессом медицинской технологии продления жизни и с увеличением доли смертности от рака. Под эвтаназией не следует понимать отказ от лечения в тех случаях, когда (последующее) лечение не имеет смысла. В этом случае врач в рамках нормальной медицинской практики прекращает лечение и предоставляет природе делать свое дело. Это же относится и к предписанию больному принимать болеутоляющие средства, побочным результатом чего является более быстрое наступление смерти. В Нидерландах проблемы, связанные с оплатой лечения, не являются поводом для обращения с просьбами об эвтаназии. Благодаря системе социального страхования каждому жителю Нидерландов обеспечено медицинское обслуживание.

Но, эвтаназия, или окончание жизни по просьбе или помощь при самоубийстве по-прежнему наказуемы, если врач не уведомил о том, что он осуществил эвтаназию или оказал помощь при самоубийстве, или если он не выполнил при этих действиях все требования должной тщательности, сформулированные в законе. Для этого в Уголовный Кодекс включено специальное основание для исключения наказуемости. Действия врача по окончанию жизни пациента проверяются контрольной комиссией (назначаемой Министром юстиции и Министром народного здравоохранения, благосостояния и спорта). При проверке главное внимание уделяется медицинскому аспекту действий врача и тому, каким образом принималось решение о применении эвтаназии. Если врач уведомил о своих действиях по окончанию жизни пациента и контрольная комиссия, изучив досье, пришла к заключению, что действия врача были выполнены с соблюдением должной тщательности, то врач не подлежит преследованию. В этом случае информация в Государственную прокуратуру не поступает. Если же обнаруживается, что действия врача не были достаточно тщательными ввиду того, что он не выполнил существующие требования в отношении надлежащей тщательности, то дело передается в Государственную прокуратуру и в Инспекцию по Здравоохранению. Обе инстанции рассматривают вопрос об привлечении врача к уголовной ответственности (см. В 7).

Цель снятия наказуемости заключается в том, чтобы врачи, которые соблюдают все предписанные правила надлежащей тщательности, не чувствовали себя преступниками при принятии решений и при осуществлении самого акта, а открыто и честно отвечали за свои действия. Предварительные консультация и методика проверки являются важными гарантиями защиты прав пациента, переносящего неизлечимые и невыносимые страдания и обращающегося по собственной воле с просьбой об окончании жизни.

Требования, которые предписаны законом Нидерлдандов, должны с особой тщательностью выполняться. Когда к врачу обращаются с просьбой об эвтаназии, он должен принимать во внимание критерии надлежащей тщательности. Врач должен:

а. быть убежденным в том, что речь идет о сделанной по собственной воле и тщательно взвешенной просьбе пациента;

б. быть убежденным в том, что пациент терпит неизлечимые и невыносимые страдания;

в. информировать пациента о ситуации, в которой он находится, и ожидаемом ее развитии;

г. придти вместе с пациентом к заключению, что в ситуации, в которой он находится, не существует никакого другого разумного решения;

д. провести консультацию по меньшей мере с одним независимым врачом, который должен обследовать пациента и вынести письменное заключение относительно выполнения требований надлежащей тщательности, указанных в первых четырех пунктах;

е. выполнить действия по окончанию жизни пациента или по оказанию помощи при самоубийстве с тщательным соблюдением медицинских норм.

С 1 ноября 1998 года региональные комиссии осуществляют проверку действий врачей в отношении выполнения названых требований. Эти требования включены в статью 2 “Закона о проверке выполнения требований к порядку осуществления окончания жизни по просьбе пациента или оказания помощи при самоубийстве” (см. приложение 1).

Другим важным фундаментальным принципом для правосудия является наличие доверительных отношений между врачом и пациентом. Врач, принимающий решение об эвтаназии, должен быть лечащим врачом пациента. Он должен достаточно хорошо знать пациента, чтобы быть в состоянии сделать заключение о том, действительно ли просьба об эвтаназии представляет собой свободное волеизъявление и глубоко продумана, и действительно ли речь идет о неизлечимых и невыносимых страданиях.

Удовлетворяются ли в Нидерландах все просьбы о применении эвтаназии? Нет, из числа всех просьб об эвтаназии, с которыми обращаются к (участковым) врачам, две трети не удовлетворяются. Часто выход все же находится в лечении, а в некоторых случаях пациент умирает до принятия решения по его просьбе. Кроме того, врачам дали право не откликаться на такие просьбы. То есть, врачи не обязаны удовлетворять просьбу об эвтаназии. . Они могут отказывать в сотрудничестве при осуществлении эвтаназии. Младший и средний медицинский персонал также могут отказываться принимать участие в подготовке эвтаназии. Ни врачи, ни младший и средний медицинский персонал ни при каких условиях не могут привлекаться к ответственности за отказ в удовлетворении просьбы об эвтаназии. Возможность отказать в удовлетворении просьбы об эвтаназии гарантирует врачу то. что он не обязан действовать вопреки собственной системе норм и ценностей. Закон исходит из того, что не существует права пациента на эвтаназию и что врач не обязан применять эвтаназию.Практика показывает, впрочем, что многие пациенты находят успокоение в том, что врач, возможно, готов осуществить эвтаназию, и, в конечном итоге, умирают, не обращаясь к врачу с соответствующей просьбой.

Мы видим, что даже в либеральной Голландии (Нидерландах) право больного на смерть не признается как абсолютное.

Существенным возражением против такого права является, например, возможность обеспечения больному эффективного обезболивания, хорошей системы ухода за больными в терминальной стадии.

Принявшие Закон отвечают на это, что, к сожалению, самое хорошее симптоматическое лечение не всегда позволяет исключить ситуацию, при которой отдельные пациенты в терминальной фазе воспринимают свои страдания как невыносимые и обращаются с настоятельной просьбой к врачу об окончании жизни. В такой ситуации окончание жизни пациента посредством эвтаназии может представлять для пациента достойное завершение симптоматического лечения.

Поскольку, единого мнения у общественности, объединенных наций нет, к опыту Нидерландов относятся с повышенным вниманием. Особенно к собюлюдению всех прав всех сторон этого процесса. Процедура регистрации случаев применения эвтаназии расписана до мельчайших подробностей. Врач обязан ставить в известность муниципального патолога-анатома о каждом случае неестественной смерти. В случае применения эвтаназии или оказания помощи при самоубийстве врач составляет отчет в соответствии образцом формы отчета. Патолог-анатом составляет собственный отчет, в котором им устанавливается факт неестественной смерти пациента. Он направляет свой отчет прокурору, который должен давать разрешение на погребение. В региональную контрольную комиссию поступают как отчет врача, так и отчет патолога-анатома. Контрольная комиссия получает также заключение консультанта и письменное волеизъявление умершего пациента, если таковое имеется. Комиссия проверяет действия врача по критериям должной тщательности. Если комиссия приходит к заключению, что врач действовал с должной тщательностью, то врач преследованию не подлежит.

Если врач, по мнению комиссии, действовал, не выполняя требований должной тщательности, комиссия направляет свое заключение для ознакомления в Государственную прокуратуру и региональному инспектору по здравоохранению. Как Государственная прокуратура, так и региональный инспектор взвешивают, должны ли в отношении данного врача быть предприняты какие-либо меры, и если да, то какие.

Перед тем как принять решение об удовлетворении просьбы об эвтаназии, врач обязан запросить мнение не зависящего от него врача, который не участвовал в лечении данного пациента. Независимый врач (консультант) должен обследовать пациента и сделать заключение о ходе болезни. Консультант оценивает также, является ли просьба об эвтаназии добровольной и тщательно взвешенной, и направляет коллеге свое письменное заключение.

В Нидерландах создана сеть (участковых) врачей, прошедших специальную подготовку для того, чтобы быть в состоянии давать компетентное заключение по тем вопросам, с которыми сталкиваются врачи при необходимости принятия решения относительно окончания жизни пациента (проект SCEN). Желательно, чтобы лечащий врач выбирал в качестве консультанта кого-либо из этой группы подготовленных специалистов.

Официальное признание волеизъявления пациента, согласно всем процессуальным нормам закона, создает для пациента возможность заявить о том, что он хочет окончить жизнь, когда он будет находиться в положении, характеризующемся неизлечимыми и невыносимыми страданиями, но сам уже не в состоянии сообщить свою волю. Закон имеет отношение только к окончанию жизни по просьбе пациента. Это означает, что закон не применяется, когда пациент не в состоянии выразить свою волю. Для этой категории пациентов правительство должно разработать дополнительные законоположения.

Но возникает другой этический аспект. Каким устанавить, что речь идет о неизлечимых и невыносимых страданиях? На этот счет В Нидерландах существуют те же медицинские нормы, что и везде в мире. Здравоохранение этой страны признает, что невыносимость страданий пациента трудно установить объективно. В каждом конкретном случае контрольная комиссия определяет, мог ли врач придти к справедливому заключению о невыносимости страданий пациента.

Врачом и пациентом должны быть основательно обсуждены все альтернативные методы лечения. До тех пор, пока в распоряжении имеется еще какой-либо реально возможный альтернативный вид лечения, нельзя говорить о неизлечимости с медицинской точки зрения. Невыносимость страданий, в противоположность неизлечимости страданий - понятие в значительной мере субъективное, с трудом поддающееся объективной оценке. Тем не менее, врач в тех случаях, когда страдания не очевидны ни для него самого, ни для близких, ни для лиц, обеспечивающих уход, должен быть в состоянии ощущать и - исходя из своего врачебного опыта - давать оценку ситуации с определенной степенью объективности.

Голландские специалисты, отвечая на вопрос оппонентов, не является ли делом врача сохранение жизни, а не эвтаназия, заявляют: «Да, сохранение жизни пациента является первостепенной задачей каждого врача. Эвтаназия выходит за рамки врачебного долга по уходу за больным. Однако, с другой стороны, долг врача заключается и в том, чтобы сопровождать пациента до достойной человека кончины». В долг врача по уходу за больным входит и то, что он не назначает лечение, лишенное смысла. Если лечение не имеет результата, то обязанностью врача является облегчение страданий пациента.

Как показала практика, удовлетворение просьбы о применении эвтаназии представляет для врача тяжелую эмоциональную нагрузку. Врачи принимают такое решение не без раздумий. Также и с этой точки зрения время, в течение которого пациент находится под наблюдением, играет важную роль для установления личного контакта между пациентом и лечащим врачом.

Может ли с просьбой об эвтаназии обращаться несовершеннолетний? В законе содержится положение относительно обращения несовершеннолетних с просьбой о применении эвтаназии или об оказании помощи при самоубийстве. Это положение согласуется в том, что касается разделения на возрастные категории, с существующими правилами о врачебном уходе для несовершеннолетних. Пациенты от двенадцати до шестнадцати лет могут обращаться с просьбой о применении эвтаназии, однако при этом требуется также согласие родителей или опекуна. Шестнадцати-семнадцатилетние принимают такое решение, в принципе, самостоятельно, но их родители должны участвовать в формировании этого решения. В случаях, когда речь идет о пациентах-подростках, также может иметь место ситуация неизлечимых и невыносимых страданий. При удовлетворении просьбы несовершеннолетнего о применении эвтаназии врач также должен выполнять указанные требования должной тщательности.

Б. На практике выяснилось, что эвтаназия применяется, в первую очередь, к больным раком в терминальной стадии (90%). Также и в случаях обращения несовершеннолетних с просьбами о применении эвтаназии речь идет, большей частью, о серьезно больных подростках, страдающих от рака. В этих очень редких случаях родители или опекун могут присоединиться к такой просьбе. На практике всегда имеет место детальное обсуждение ситуации между лечащим врачом, пациентом и родителями или опекуном. Почти всегда в этих особых случаях удается достичь консенсуса.

Противоречит ли нидерландский закон об эвтаназии международным договорам об охране права на жизнь? Нидерландские власти придерживаются того мнения, что этот закон не противоречит международно-правовому обязательству охранять право на жизнь от посягательств на это право со стороны властей или граждан. Это обязательство изложено, в частности, в статье 6 Декларации ООН о Гражданских и Политических Правах и в статье 2 Европейского Договора о Правах Человека. В основе этих положений лежит уважение феномена жизни. Эти договоры отказывают властям и другим институтам и лицам права лишать кого-либо жизни против его воли (за исключением известных чрезвычайных ситуаций).

Эти положения не ориентированы на сохранение состояния неизлечимых и невыносимых страданий. Они представляют индивидууму защиту от посягательств на его право на жизнь. Ни из текста, ни из предыстории закона не следует наличия неправомерного нарушения этого права. Государства-участники договоров обладают большой степенью свободы для обеспечения охраны жизни в рамках своих собственных правовых систем - таково общепринятое понимание указанных сформулированных в общих выражениях положений. Универсальный запрет применения эвтаназии и оказания помощи при самоубийстве не может быть, таким образом, осуществлен исходя из этих договоров, однако охранный аспект этого закона должен выдерживать проверку на выполнение нормы “уважение жизни”. Закон использует эту норму как исходный пункт. Применение эвтаназии по собственной просьбе пациента не представляет собой какой-либо формы преднамеренного лишения жизни в том смысле, как об этом говорится в вышеуказанных статьях договоров.

В статье 2 Европейского Договора о Правах Человека говорится: Право каждого человека на жизнь охраняется законом. Никто не может быть преднамеренно лишен жизни, за исключением случаев, когда речь идет об исполнении судебного приговора по преступлению, за совершение которого законом предусмотрено наказание в виде смертной казни. Лишение жизни не считается совершенным в противоречии с настоящей статьей, если это произошло вследствие применения насилия, которое было абсолютно необходимым: (а) для защиты того или иного лица от неправомерного насилия; (б) при проведении правомерного ареста.

Данные, полученные в результате независимых исследований, выполненных в 1991 и 1996 годах по заданию правительства Нидерландов для выяснения положения дел в вопросах действия врачей при окончании жизни пациентов, показали, что практика действий вокруг окончания жизни не характеризуется сползанием по наклонной плоскости, а что, напротив, гласность в этих вопросах привела к еще большей тщательности в действиях врачей. Из данных годовых отчетов региональных контрольных комиссий за 1998/1999 и 2000 годы также вытекает, что количество уведомлений врачами о случаях применения эвтаназии возросло.

По сей день Нидерланды остаются единственной страной, где проводятся подобные исследования. Результаты исследования 1996 года были получены, в том числе, путем опроса и проведения анкетирования среди врачей на основе анонимности. Не было обнаружено каких-либо данных, указывающих на рост числа случаев применения действий с целью окончания жизни пациентов из уязвимых групп, либо менее тяжело больных пациентов. Количество случаев окончания жизни при врачебном участии не по просьбе пациента даже уменьшилось (1990-1995 годы). Также не установлено какого-либо непропорционального роста числа случаев применения эвтаназии в период с 1990 по 1995 год. С другой стороны, количество уведомлений о случаях эвтаназии и оказания помощи при самоубийстве выросло в три раза. В рамках процедуры регистрации случаев применения эвтаназии врачи больше, чем до того, консультируются со своими коллегами и излагают процесс принятия решения в письменном виде.

Такова позиция и практика законодателя и системы медицинской помощи Нидерландов в отношении эвтаназии. Как видим, однозначного решения этой чрезвычайно сложной этической проблемы нет.

Врач, призванный своей профессией сохранять жизнь и избавлять человека от телесных и душевных страданий, наделенный правом опредлять путь диагностики и лечения, всегда будет стоять перед трудным нравственным выбором. Даже в отношении вида лечения, не говоря о решении сотрудничать с больным в реализации его желания уйти из жизни. Практически весь мир не готов еще признать правомерным такое желание больного, тем более - признать возможным участие врача в удовлетворении такой просьбы пациента.

Приведя столь обширное обсуждение данной проблемы, мы хотели еще раз подчеркнуть значение этики в воспитании личности врача, показать. Как тревожен и труден путь профессионала. Но как столь же благороден и необходим!


СИТУАЦИОННЫЕ ЗАДАЧИ

 

 

  1. Пациентка сообщила Вам, что ее муж находится сейчас в местах заключения. Он прислал ей письмо, что в колонии у него обнаружили ВИЧ. Он наркоман, «сидел на игле», сказал, что это и явилось причиной его инфицирования. Она мало знает о СПИДе, кроме того, что это «постыдная болезнь» и такую болезнь надо скрывать от общества. Пациентка говорит, что она страшно подавлена, в ужасе от этой вести. Начните разговор с ней на эту тему
  2. Пациентка сообщила на приеме у врача, что у нее обнаружили ВИЧ. Она не наркоманка, но ее друг когда-то «сидел на игле». Она мало знает о СПИДе, кроме того, что это «постыдная болезнь» и такую болезнь надо скрывать от общества. Врач ответил, что она обратилась не по адресу. Для «таких больных» существует специальный центр, – сказал он пациентке, - а придя на прием в поликлинику, она подвергает опасности всех медработников и обычных пациентов. Оцените действия врача. Предложите свой вариант общения с пациенткой
  3. Вы сообщаете своему больному, что у него обнаружен паразитоз, который необходимо излечить, и приступить к лечению надо незамедлительно. В ответ на это пациент сказал, что диагноз ошибочен и с ним никогда такого не может произойти. Он знает, что у него все врачи упорно ищут паразитоз, но он думает, что все они заблуждаются. Оцените тип реакции пациента и психологический тип его как пациента.
  4. Пациентка: Доктор, здравствуйте, я хотела бы узнать, насколько серьезно то, что у меня нашли сахарный диабет

Врач: О, это совершенно не страшно, не стоит волноваться из-за таких пустяков, сейчас полмира болеет диабетом

Пациентка: Но я читала…

Врач: Не стоит читать всякую ерунду. Слушайте, только врачей и тогда не будете так бояться!

Оцените правильность поведения врача. Появился барьер в общении между ним и его больной?

  1. Больной К.,45 лет, служащий банка. Страдает хроническим гастритом. Обратился за помощью в поликлинику во время обострения заболевания, сразу же предупредив врача, что «больничный» ему не нужен, и он только просит побыстрей назначить ему лекарство. Болеть некогда,- объяснил мужчина,- да и что это за болезнь – гастрит. Пустяки! Главное, это работа. Работа все излечивает. Он бы сутками работал. Потому что на работе он забывает о болезни и только дома, поздним вечером, когда он возвращается из банка, начинает чувствовать желудок. Пропишите мне работу,- бодро говорит он врачу.

Оцените психологический тип пациента.

6. Вы пришли по вызову домой к пациенту. Он раздраженно заметил, что ждет Вас с самого утра. Вид у больного неопрятный, в выдыхаемом воздухе – неприятный запах. Впустив Вас в квартиру, пациент тут же лег в постель и сказал, чтобы вы быстрее выписали ему лекарство от ангины – и больше ему «от вас ничего не нужно»

Как вы начнете разговор с пациентом?

  1. Пациент: Доктор, я вас жду уже полчаса.

Врач: Ждите, если вам это необходимо

Пациент: Что вы себе позволяете?!

Врач: А вы что позволяете себе?! Я вам что? Слуга? И не могу отлучиться по делам?

Пациент: У вас дела в рабочее время – заниматься с больными

Врач: Знаете что? Идите-ка вы… к другому врачу!

Пациент: А я и пойду к другому врачу – к главному! Пусть разберется со своими подчиненными!

Как, используя эмоциональный коррективный подход, исправить ситуацию?

  1. Пациент: Доктор, я вас жду уже полчаса.

Врач: Ждите, если вам это необходимо

Пациент: Что вы себе позволяете?!

Врач: А вы что позволяете себе?! Я вам что? Слуга? И не могу отлучиться по делам?

Пациент: У вас дела в рабочее время – заниматься с больными

Врач: Знаете что? Идите-ка вы… к другому врачу!

Пациент: А я и пойду к другому врачу – к главному! Пусть разберется со своими подчиненными!

На чьей вы стороне в конфликте? Можно ли было не допустить его развития?

  1. Пациент обратился с просьбой к патронажной медсестре прийти к нему для выполнения врачебных назначений только в отсутствие родственников. Потому что он не хотел бы, чтобы кто-то из родных знал о его болезни. На вопрос медсестры, почему он не хочет попросить их помощи, пациент сказал, что чувствует свою вину в болезни. Он добавил, что боится стать обузой для сына и снохи и что его болезнь может стать причиной негативной реакции со стороны жены сына. Да и самому сыну будет неприятно, что его отец «такая развалина». Определите тип отношения пациента к своей болезни.
  2. Вы беседуете с женой пациента и узнаёте от нее, что на самом деле больна она, а не ее муж. Доктор, - говорит супруга больного, - да посмотрите на его румянец и осанку. Он же, как спортсмен. Зато я постоянно болею. Да у меня живого места нет! Дети не понимают меня. Вот дочь вчера жалуется, что у нее бессонница была, а я ведь страдаю этой бессонницей тридцать лет, и никому до меня нет дела. Сын говорит: «У пацана моего температура поднялась, и я его не пустил в школу» А то, что я с температурой и стираю, и готовлю, и к отцу его в больницу бегаю, никто и не заикается.

Какой это тип отношения к своему здоровью?

  1. Приступая к расспросу, врач сообщил свое имя, отчество и фамилию. На просьбу присесть на постель, он сказал пациенту, что это негигиенично и он «лучше постоит». Разговор длился 10 минут и завершился фразой врача: «Ладно, мы не успели все выяснить, я тороплюсь. Завтра продолжим». Какие ошибки в построении медицинского интервью Вы нашли?
  2. При расспросе врач сказал больному, что ему нужно только лишь отвечать на вопросы. Вопросы здесь задаю я, - пошутил врач.- Итак, мои вопросы: «Болит ли у вас голова? У вас плохой или хороший сон? Есть у вас повышенный аппетит? Сколько дней у вас повышена температура?» Дайте оценку ведению интервью

 

Тесты для самопроверки

 

1. Определите, что является барьером для пациента в поведении врача

A. делает заключение о характере болезни, не выслушав больного

B. задает вопросы, нацеливающие больного на суть проблемы

C. смотрит в глаза пациенту

D. подчеркивает свое внимание междометиями

E. не останавливается на деталях в расспросе

2. Вывод о коммуникативной некомпетентности врача можно сделать, если

A. общение не сразу эффективно

B. он учитывает психологические типы пациентов

C. превалируют вербальные средства общения

D. нарушает личную дистанцию пациента

E. он говорит размеренно и негромко

3. К межличностному барьеру общения относится:

A. принадлежность к разным профессиям

B. отсутствие симпатии

C. вероисповедание

D. незнание языка

E. различные уровни материального благосостояния

4. Определите, из-за чего возник барьер в общении врача и пациента

A. пациент каждый раз задает вопросы о своем диагнозе

B. врач приходит в палату только в соответствии с распорядком работы

C. пациент получает ответы на все свои вопросы

D. врач использует при ответе медицинские термины, малознакомые больному

E. эмоционально врач спокоен, а пациент лабилен

  1. Определите, кто виноват в возникновении барьера между врачом и пациентом:

A. пациент, который каждый раз задает вопросы о своем диагнозе

B. врач, поскольку приходит в палату только в соответствии с распорядком работы

C. пациент, так как он хочет получить ответы на все свои вопросы

D. врач, если он использует при ответе медицинские термины, малознакомые больному

E. врач, так как он эмоционально спокоен, а пациент лабилен

6. Выберите правильный вариант преодоления возникшего барьера общения вследствие агрессивности собеседника

A. противопоставление агрессии равного отпора

B. игнорирование собеседника

C. апелляция к правоохранительным органам

D. эмоциональной коррективный ответ

E. применение авторитарного стиля общения

  1. Психологическая несовместимость - это

A. следствие коммуникативной некомпетентности

B. непреодолимый барьер общения

C. различие темпераментов

D. конкуренция

E. нарушение процессов перцепции

8. Поведение, мешающее установлению доверительных отношений с пациентом

A. менторские манеры

B. избыточная опека пациента

C. знакомство с семьей пациента

D. активное слушание при проведении интервью

E. использование молчания как средства общения

9. Отметьте невербальные знаки, помешавшие установить контакт с пациентом

A. открытая в сторону собеседника ладонь

B. кивание головой

C. хмурое выражение лица

D. несильный запах детского мыла

E. взгляд в глаза пациенту

10. Отметьте причину неправильного восприятия пациентом рекомендации врача

A. пациент не доверяет врачу

B. рекомендация не соответствовала желанию пациента

C. пациент невнимательно отнесся к врачебному назначению

D. врач не оценил, как воспринимает информацию пациент

E. все перечисленное

 

11. Помешать врачу понять внутреннюю картину болезни пациента может

A. симпатия к пациенту

B. самоуверенность

C. сострадание

D. активное слушание

E. сосредоточение на ощущениях больного

12. К блокирующему поведению врача относится

A. раскованная, свободная поза

B. открытые вопросы

C. отведение глаз в сторону

D. экономная жестикуляция

E. смысловые паузы в разговоре

13. Отметьте начало диалога, препятствующее эффективному общению с пациентом:

A. «Сейчас я буду задавать вопросы, а Вы должны отвечать по существу»

B. «Скажите, пожалуйста, что Вас беспокоит»

C. «Побеседуем о Ваших проблемах»

D. «Садитесь, пожалуйста, я с Вами сейчас побеседую»

E. «Не стоит так волноваться, мы сейчас с Вами все обсудим»

14. Пациент не стал рассказывать о перенесенной драме, так как врач:

A. не спросил об этом

B. слишком участливо отнесся к нему

C. предоставил возможность рассказать все о своей болезни

D. проявил интерес к его личности

E. отвлекался во время разговора

15. Отметьте ошибку в диалоге с больным, препятствующую эффективному общению:

A. «Доктор, я хотел узнать результаты анализов» - «Я непременно сообщу Вам о них»

B. «И вот именно после того, как моя сестра заметила у меня…» - «Не могли бы Вы опустить эти подробности?»

C. «Я беспокоюсь из-за снижения веса» - «Давайте обсудим это»

D. «Доктор, как я выгляжу» - «Мне нравится сегодня Ваш вид»

E. «Не хочу обследоваться эндоскопически» - «Это Ваше право, но я бы рекомендовал это обследование»

16. Проанализируйте высказывания пациента и определите самый существенный барьер, который необходимо будет преодолеть в общении с ним

A. Я больше люблю слушать докторов, чем говорить сам

B. Я много читал о медицине и знаю, как надо себя вести с врачом

C. Я не так серьезно болен, чтобы надоедать врачу

D. Ничего не знаю о медицине и не верю, что с помощью этой «лампочки» можно найти у меня болячку

E. Думаю, что молодой врач внимательнее пожилого

17. Отметьте, какая из характеристик пациента может стать серьезным барьером в общении с врачом

A. словоохотлив

B. интеллектуально снижен

C. застенчив

D. любопытен

E. высокообразован

18. Свойство личности врача, препятствующее общению с пациентом

A. экстравертивность

B. смешливость

C. интровертивность

D. аналитический склад

E. эмоциональность

19. Претензия пациента, характеризующая возникновение барьера по вине врача

A. Мне выписали не те лекарства, которые я люблю

B. Эти доктора только и знают, что ограничивать меня в еде!

C. Врач слишком молод, он, наверное, мало знает

D. Доктор так много мне наговорил, что я ничего не понял о своей болезни

E. Медики ничем помочь не могут, они же – обыкновенные люди

20. Найдите ошибочное использование вербальных средств, создающее барьер в общении с пациентом

A. Дорогой Алибек, мы сделаем «квантум сатис» и всё будет «леге артис»

B. Дорогой мой, один в поле не воин, давайте вместе бороться с болезнью

C. Не думайте, что медицина бессильна, мы справимся с этим случаем

D. Я хотел бы побеседовать с Вами о результатах исследования

E. Здравствуйте, я Ваш лечащий врач. Давайте познакомимся


Ответы на тесты по теме « Барьеры, препятствующие эффективному общению врача и пациента»:

 

1 A 2 D 3 B 4 D 5 D 6 D 7 B 8 A 9 C 10 E

 

11 B 12 C 13 A 14 E 15 B 16 D 17 B 18 C 19 D 20 A

 


Әдебиеттер:

18 Аверин В. А. Психология в структуре высшего медицинского образования: Автореф. дис. … д-ра психол. наук. СПб., 1997.

18 Аверин В.А., Бухарина Т.Л. Психология медицинского образования: Опыт акмеологического исследования. СПб., 1995.

18 Васюк А.Г. Психологические особенности профессионального становления личности врача: Автореф. Дис. … канд. психол. и пед. наук. М., 1993.

18 Гурвич И.Н. Социальная психология здоровья: Дис. … д-ра психол. Наук. СПб., 1997.

18 Дуброва В.П. Размышления о врачебном искусстве, или Социально-психологические факторы успешности деятельности врача // Медицина.1999. № 3.

18 Емельянов Ю.Н. Теория формирования и практика совершенствования коммуникативной компетентности: Дис. … д-ра психол. Наук. Л., 1990.

18 Ершова Н.Н. Развитие социальной перцептивной компетентности в системе профессионального общения: Дис. … канд. Психол. Наук. М., 1997.

18 Жукова М.И. Социально-психологические факторы успешности деятельности врача: Дис. … канд. Психол. Наук. М., 1990.

18 Лигер С.А. Формирование копинг-поведения студентов медицинского вуза и его влияние на личностно-профессиональное развитие врача: Дис. … канд. Психол. Наук. М., 1997.

18 Любан-Плоцца Б., Пельдингер В., Крегер Ф. Психосоматический больной на приеме у врача. СПб., 1994.

18 Устинова Н.Г. Доверительное общение – основа психотерапии: Дис. … канд. Психол. Наук. М., 1997.

18 Цветкова Л.А. Коммуникативная компетентность врачей-педиатров: Автореф. дис. … канд. Психол. Наук. СПб., 1994.

18 Яковлева Н.В. Психологическая компетентность и ее формирование в процессе обучения в вузе (на материале деятельности врача): Автореф. дис. … канд. Психол. Наук. Ярославль, 1994.

 


Глоссарий дисциплины

Абазия(от греч. а – отрицат. частица, basis – ходьба) – нарушение способности ходить при сохранности других движений ног; встречается чаще при диссоциативном расстройстве (истерия)

Абулия (от греч. аbulia – нерешительность) – психопатологический синдром, характеризующийся вялостью, отсутствием инициативы и побуждений к деятельности, ослаблением воли. Тяжелая А. – существенный признак кататонической формы шизофрении, циркулярного психоза

Агнозия (от греч. а – отрицат. частица и gnosis – знание) – нарушение различных видов восприятия, возникающее при поражении коры головного мозга и ближайших подкорковых структур

Анамнез психологический (от греч. воспоминание) – совокупность сведений о человеке, полученных различными методами с целью организации с ним эффективной работы

Антиципация (от лат. аnticipation – предвосхищаю) – понятие, означающее представление о предмете, явлении, результате действия, возникающее еще до того, как они будут реально восприняты и осуществлены

Апраксия (от греч. а – отрицат. частица и praxis – действие) – нарушение произвольных целенаправленных движений и действий, возникающее при поражении коры головного мозга

Астазия (от греч. а – отрицат. частица и stasis – стояние) – потеря способности стоять, которая вызывается нарушением координации мышц тела

Аутизм (от греч. auto – сам) – термин для обозначения крайних форм нарушения контактов, ухода от реальности в мир собственных переживаний, где аутистическое мышление подчинено аффективным потребностям, его произвольная организация нарушена. А. традиционно связывается с психическими нарушениями при шизофрении

Афазия (от греч. а – отрицат. частица, phasis – высказывание) – нарушения речи, возникающие при локальных поражениях коры левого полушария (у правшей) и представляющие собой системное расстройство различных видов речевой деятельности

Аффекты (от лат. affectus – душевное волнение, страсть) – сильные и относительно кратковременные эмоциональные переживания, сопровождаемые резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями. А. развиваются в критических условиях при неспособности субъекта найти адекватный выход из опасных, чаще всего неожиданно возникающих ситуаций. Содержание и характер А. человека могут изменяться под влиянием воспитания. Диагностика А. является одной из характерных задач, решаемых в практике клинической психологии

Аффилиация (от англ. affiliation – соединение, связь) – потребность (мотивация) в общении, эмоциональных контактах, дружбе, любви. Блокирование потребности в А. порождает чувство одиночества, бессилия и вызывает состояние фрустрации

Бессознательное – 1) в широком смысле – те содержания психической жизни, о наличии которых человек либо не подозревает в данный момент, либо не знает о них в течение длительного времени, либо вообще никогда не знал. Выделяют два вида так понимаемого Б.: предсознательное и собственно Б.; 2) в более строгом смысле Б. может быть названо только то, осознание чего, в отличие от предсознательного, требует значительных усилий или же вообще невозможно.Б. может быть, по Фрейду, как самое «низкое» (сексуальные и агрессивные влечения Оно), так и самое «высокое» в душевной жизни (деятельность сверх-Я)

Блоки мозга – структурно-функциональная модель мозговой организации высших психических функций человека (по Лурия А.Р.); включает: 1) блок регуляции уровня активации мозга; 2) блок приема, переработки и хранения информации; 3) блок программирования, регуляции и контроля за протеканием психической функции

Влечение– первичное эмоциональное проявление потребности человека в чем-либо, побуждение, еще не опосредованное сознательным целеполаганием

Внутренняя картина болезни (синоним – субъективная концепция болезни) – отражение в психике больного своей болезни. Понятие «В. к. б.» ввел в клиническую медицину Р.А. Лурия, выделяя в ее структуре сенситивный и интеллектуальный уровни

Глубинная психология – ряд направлений в психологии и психиатрии, в основе которых лежит положение о ведущей роли бессознательных, иррациональных, аффективно-эмоциональных, инстинктивных и интуитивных процессов, побуждений, мотивов, стремлений в психической жизни и деятельности человека, в формировании его личности

Девиантное (отклоняющееся) поведение –действия, не соответствующие официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе (социальной группе) нормам и ожиданиям и приводящие нарушителя к изоляции, лечению, исправлению или наказанию

Деменция(от лат. dementia – безумие) – приобретенное слабоумие, которое проявляется в ослаблении познавательной способности, обеднении чувства, изменении поведения, крайнем затруднении при использовании знаний прошлого опыта

Депрессивный синдром – при Д. синдроме заторможена психическая деятельность, нарушена аффективная сфера. Крайним выражением заторможенности является депрессивный ступор

Дереализация(от лат. de – отсутствие чего-либо, realis – действительный) – нарушение восприятия, при котором окружающее представляется нереальным, внешний мир воспринимается отдаленным, бесцветным

Диссимуляция(от лат. dissimulatio – сокрытие) – сознательное стремление человека скрыть свои болезненные расстройства, симптомы психических заболеваний

Задержка психического развития – особый тип аномалии психического развития ребенка. З. п. р. – парциальное недоразвитие ВПФ, носящее временный характер и преодолеваемое в детском или подростковом возрасте.

Защита психологическая – система регуляторных механизмов, которые направлены на устранение или сведение к минимуму негативных, травмирующих личность переживаний, сопряженных с внутренними или внешними конфликтами, состояниями тревоги и дискомфорта

Клиническая психология (от греч. kline – постель, больничная койка) – термин, получивший распространение в психологии, обозначающий достаточно широкую область прикладной психологии, имеющий дело с диагностикой отклонений в психическом и личностном развитии, коррекцией и психотерапией, психопрофилактикой и социально-психологической реабилитацией лиц с широким спектром психических расстройств

Латерализация функций головного мозга – процесс формирования межполушарной организации психических процессов, специфического вклада каждого полушария в осуществление психической деятельности

Личности нарушения– нарушения структуры и динамики отношения человека к окружающему миру и самому себе, наблюдающиеся при психических заболеваниях и локальных поражениях головного мозга. Выражаются в изменениях поведения: снижение активности, критичности, изменение направленности и перестройка структуры мотивационной сферы, нарушение самооценки

Неврозы – группа «пограничных» функциональных нервно-психических расстройств, проявляющихся в специфических клинических феноменах при отсутствии психотических явлений

Нозологическая форма – абстрактное, обобщенное описание идеальной модели болезни

Умственная отсталость – стойкое, необратимое, обусловленное Ц. н. с. нарушение психического развития, в первую очередь интеллектуального

Эндогенные расстройства – род психических расстройств, патогенез которых обусловлен в основном изначально внутренними механизмами, сформированными генетически

Экзогенные расстройства – род психических расстройств, при которых этиологический фактор, действуя из внешней материальной среды, при взаимодействии с организмом вызывает его повреждения, которые и формируют патогенез болезни и ее клинику

 

 


СОДЕРЖАНИЕ

 

Предисловие 3 стр
Раздел 1. Коммуникативный процесс. Коммуникативная компетентность врача   4 стр
Раздел 2. Методы эффективного общения. Средства общения   15 стр
Раздел 3. Планирование и проведение медицинского интервью   28 стр
Раздел 4. Психологические типы отношения пациентов к болезни. Барьеры, препятствующие эффективному общению врача и пациента   46 стр
Раздел 5. Общение с пациентами, имеющими, имеющими особенности в поведении. Работа врача с асоциальными личностями   59 стр
Раздел 6. Врач и трудный больной. Общение с пациентами, имеющими психические отклонения.   70 стр
Раздел 7



©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.