Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Правовые учения в Европе в периоды Возрождения



И Реформации

Л.5.1.

 

1. Политико-правовое учение Н. Макиавелли

2. Теория государственного суверенитета Ж. Бодена

 

Основные понятия и определения, используемые в лекции: политическая власть, мораль, цели правителя, суверен, суверенитет, государственный суверенитет, верховенство государственной власти, централизованное государство

 

1.Одним из первых теоретиков эпохи Возрождения стал итальянец Николо Макиавелли (1469—1527 гг).

Жизнь и деятельность Макиавелли относятся к периоду экономического и политического кризиса Италии, до XVI в. бывшей самой передовой страной Западной Европы. В северной и средней Италии еще в XII веке сложились города-республики (Венеция, Флоренция, Генуя) с развитой ремесленной и торговой экономикой. Вместе с тем в Италии не сложилось единое государство — на ее территории существовали городские республики, папское государство. Раздробленная Италия часто подвергалась нападениям иноземных войск. В связи с этим задача укрепления и централизации государственной власти была актуальна как в теоретическом, так и в практическом отношении.

Литературная деятельность Н. Макиавелли достаточно разнообразна. Кроме сочинений на темы политические ("Рассуждения на первую декаду Тита Ливия", "Государь", "О военном искусстве" и др.) и исторические ("История Флоренции") его перу принадлежит ряд художественных произведений.

Правовое и политическое учение Макиавелли основано на изучении деятельности современных ему правительств, опыта государств Античного мира.Макиавелли утверждал, что изучение прошлого дает возможность предвидеть будущее или по примеру древних определить
детва и способы действий, полезных в настоящем.

Природа человека, считал Н. Макиавелли, одинакова во всех государствах и у всех народов. Личный корыстный интерес является наиболее общей причиной человеческих действий, из которых складываются их отношения, учреждения или организации. Для того, чтобы управлять людьми, надо знать причины
их поступков, их стремления и интересы. Устройство государства и
|деятельность должны основываться на изучении природы человека, его психологии и влечений.

Люди могут желать всего, но не могут всего достигнуть. Из-за этого люди беспокойны, честолюбивы, подозрительны и никогда не довольствуются своей долей. Поэтому в политике всегда
следует рассчитывать на худшее, а не на доброе и идеальное.

Исходя их этого государство Макиавелли рассматривал как некое отношение между правительством и подданными, опирающееся на страх или любовь последних. Государство незыблемо,| если правительство не дает повода к заговорам и возмущениям, если страх подданных не перерастает в ненависть, а любовь в презрение.

 

Целью государства и основой его прочности Макиавелли считал безопасность личности и незыблемость собственности. Самое опасное для правителя — посягать на имущество подданных: это неизбежно
порождает ненависть (а ведь никогда не ограбишь так, чтобы
не осталось и ножа). "Даже когда государь считает нужным лишить
кого-либо жизни, он может сделать это, если налицо подход
обоснование и очевидна причина, но он должен остерегаться посягать на чужое добро... Люди скорее забудут смерть отца, чем потерю наследства".

Незыблемость частной собственности, как и безопасность личности, Макиавелли называл благами свободы, считал целью и основой прочности государства.

Макиавелли воспроизводит идеи Полибия о возникновении
государства и круговороте форм правления; вслед за античными авторами он отдает предпочтение смешанной (из монархии,
теократии и демократии) форме. Особенность учения Макиавелли в
том, что смешанную республику он считал результатом согласования стремлений и интересов отдельных социальных групп.

Законодательству и праву Макиавелли придавал большое, но весьма своеобразное значение. Ненарушимость законов он связывал с обеспечением безопасности, а тем самым спокойствия народа: "Когда народ увидит, что никто ни при каких обстоятельствах не нарушает
законов, он очень скоро начнет жить жизнью спокойной и уверенной". Но для Макиавелли право — это орудие власти, которым она должна умело пользоваться. Для властителя право, также как и мораль, не должны быть руководством к действию. Во всех государствах основой власти "служат хорошие законы и хорошее войско. Но хороших законов не бывает там, где нет хорошего войска, и наоборот, где есть хорошее войско, там хорошие
законы".

Важным средством политики Макиавелли считал религию. Это, рассуждал Макиавелли, - могучее средство воздействия на
умы и нравы людей. Именно поэтому все основатели государства и
мудрые законодатели ссылались на волю богов. Там, где
хорошая религия, легко создать хорошую армию. При этом Макиавелли порицал католическую церковь и духовенство: «дурные примеры папской курии лишили нашу страну всякого
благочестия и всякой религии». Таким образом, рассматривая религию как одно из средств управления людьми Макиавелли допускал преобразование христианства так, чтобы оно служило прославлению и защите отечества.

Макиавелли считается одним из основоположников науки политологии. В его произведениях политика {учреждение, организация
и деятельность государства) рассматривалась как особая сфера
человеческой деятельности, имеющая свои закономерности, которые должны быть изучены и осмыслены, а не выведены из священного писания или сконструированы умозрительно.

В политике единственным критерием оценки действий
теля государства являются укрепление власти, расширение
государства. Для достижения этой цели правитель должен
использовать все средства, в том числе аморальные: «Пусть обвиняют
поступки, лишь бы оправдывали результаты». Поступок государя всегда будет оправдан, если результаты окажутся хороши". Из представленных посылок и вытекает основной принцип, которым должен руководствоваться властитель: цель оправдывает любые средства. При всем этом, учил Макиавелли, вероломство и жестокости должны совершаться так, чтобы не подрывался авторитет государственной власти. Отсюда вытекает одно из излюбленных Макиавелли правил политики: «Людей следует либо ласкать, либо изничтожать, за малое зло человек может отомстить, а за большое — не может. Лучше убить, чем грозить, — грозя, создаешь и предупреждаешь врага, убивая — отделываешься от врага окончательно».

Рекомендуя правителям государства в зависимости от того, куда
дует ветер фортуны, "по возможности не удаляться от добра, но при
необходимости не чураться и зла", Макиавелли в то же время советовал
государям притворяться носителями нравственных и религиозных
добродетелей.

Наиболее проницательные мыслители Нового времени высоко оценили методологию Макиавелли, в особенности освобождение политики от теологии. Названные положения Макиавелли были восприняты и;
ты последующими теоретиками (Спиноза, Руссо и др.).

При этом Бенито Муссолини и другие известные истории диктаторы находили в работах Макиавелли подтверждение своим идеям о сильной государственной власти и роли отдельной личности.

2. С обоснованием абсолютизма и критикой религиозных войн выступил другой автор указанного периода Жан Боден (1530—1596 гг).
Боден впервые в истории правовой мысли сформулировал и широко обосновал понятие суверенитета как существенного признака государства: «Суверенитет – есть абсолютная и постоянная власть государства...» Власть государства постоянна и абсолютна. Это — высшая независимая власть как внутри страны, так и в отношениях с зарубежными державами. Выше носителя суверенной власти — только Бог и законы природы.

Суверенитет, по Бодену, означает прежде всего независимость
государства от папы римского, от церкви, от германского императора, от сословий, от другого государства. Суверенитет как признак государства включает права издавать и отменять законы, и заключать мир, назначать высших должностных лиц, осуществлять верховный суд, право помилования, права чеканить устанавливать меры и веса, взимать подати.

В учении о государстве Боден во многом следует Аристотелю, но по многим позициям с Аристотелем не соглашается.

Государство Боден определяет как правовое управление многими семьями и тем, что у них общего, на основе суверенной власти.
Государство — именно правовое управление, сообразное со справедливостью и законами природы. Правом оно отличается от шайки разбойников или пиратов.

Семью Боден называет основанием и ячейкой государства. Государство — совокупность именно семей, а не отдельных лиц. Если лица не будут соединены в семейства, то вымрут, а народ, составляющий
государство, не умирает.

В отличие от Аристотеля Боден не был сторонником рабства.

Первостепенное значение Боден придавал форме государства. Он отвергает аристотелевское деление форм государства на правильные и неправильные, поскольку оно выражает лишь субъективную оценку существующих государств. Сторонники власти одного человека называют ее "монархия", противники — "тирания". Приверженцы власти меньшинства именуют такую власть "аристократия", недовольные ею — "олигархия" и т.д. Между тем, рассуждал Боден, суть дела только в том, кому принадлежит суверенитет: одному, немногим или большинству. На этом основании Боден отрицает смешанную форму государства — власть
не разделить "поровну", какой-то элемент будет иметь решающее значение в государстве. Так всегда будет иметь преимущество тот, кому принадлежит высшая власть принимать законы.

Рассматривая различные формы государства, Боден пишет, что
целесообразность и прочность каждой из них зависит от исторических
и природных особенностей разных стран и народов. На севере живут
народы храбрые, создавшие сильной войско; у южных народов
развит ум, поэтому там процветают науки. На севере опорой
жительства является сила, в средней полосе — разум и справедливость,
на юге — религия. На государство влияют также горы, равнинная территория,плодородие и бесплодие почвы. Храбрые жители севера и
создали демократию либо выборную монархию; изнеженные жители юга и равнин легко подчиняются монархии.

К демократии Боден относился отрицательно: в демократическом государстве очень много законов и властей, а общее положение дел в
упадке. Толпа, народ — "зверь многоглавый и лишенный рассудка
не может постановить что-нибудь хорошее, преследует богатых, искореняет и изгоняет лучших, избирает худших.

Не одобрял Боден и аристократию — государство, где
принадлежит коллегии знатных: среди аристократов умных
мало, в результате правит глупое большинство. Принятие законов
связано с раздорами, с борьбой партий и группировок.

Наилучшей формой государства Боден считал монархию. Правление монарха так же естественно, как бог Вселенной. Упоминания о боге не играют решающей роли в аргументации
Бодена. Он ссылается на то, что о прочности и естественности монархии свидетельствует исторический опыт — монархии тысячи лет, и это никого не удивляет. Если же республика просуществует всего лет триста-четыреста, то все уже поражаются такому диву, настолько не соответствует естественному порядку вещей долговременное существование республики.

По мнению Бодена, монархия не должна быть избирательной — в период выборов возможны смуты, раздоры и междоусобицы; выборный монарх не заботится об общем достоянии, поскольку неизвестно, кто сменит его престоле. Этих недостатков лишена наследственная монархия.
Исходя из разработанной им концепции суверенитета, Боден
исследовал и возможные формы государственного устройства. Он различал два вида государственных соединений. К соединениям, основанным на неравенстве, он относил государственные образования, включающие отдельные части, находящиеся в вассальной или иной зависимости от суверена, т.е. федерации. Второй вид соединений государств - основан на равенстве — такова Швейцарская конфедерация, члены которой во времена Бодена сохранял свою независимость от центральной власти.

Таким образом, основная заслуга Бодена — в не только в разработке теории суверенитета как главного качества верховной власти, но и в определении отдельных форм государственного устройства.

 

Контрольные вопросы по теме:

1. Каков основной принцип деятельности правителя, согласно теории Н. Макиавелли?

2. Какую роль Н. Макиавелли отводил в государстве праву (законам)?

3. Сформулируйте определение государства в соответствии с концепцией Ж. Бодена.

4. Ж. Боден был основоположником теории государственного, национального или народного суверенитета?

5. Какую форму правления Ж. Боден признавал наилучшей?

 

 

Тема 6.

Правовые учения Англии и Голландии периода раннебуржуазных революций

 

Л. 6.1.

 

1. Учение о рациональном естественном праве Г. Гроция

2. Государственно-правовое учение Б. Спинозы

 

Основные понятия и определения, используемые в лекции: рациональное естественное право, общественный договор, правила общежития, международное право, международный договор, естественное состояние, гражданское состояние.

 

1. Гуго Гроций(1583—1645) был одним из наиболее ярких представителей теории рационального естественного права.

Данные идеи изложены в известном трактате Гроция "О праве войны и мира. Три книги" (1625 г.).

Цель трактата — решение актуальных проблем международного права. Разбор теоретических проблем войны и мира потребовал решения более общих вопросов о праве, справедливости, источниках, формах существования права, методах изучения. В результате Гроцием была разработана политико-правовая доктрина, основанная на новой методологии, содержащая оригинальные решения проблем общей теории права и государства, а также некоторые радикальные для того времени программные положения.

Исходный пункт учения Гроция — природа человека как особого вида биологических существ, существ разумных. Подобно античным авторам Гроций различает право естественное и право волеустановленное.

Источником естественного права является человеческий разум, в котором заложено стремление к спокойному общению с другими людьми. На этой основе Гроций определяет предписания естественного права как требования разума, к которым относится воздержание от чужого имущества, возвращение полученной чужой вещи и возмещение извлеченной из нее выгоды, обязанность соблюдения обещаний, возмещение виновно причиненного ущерба, воздаяние людям заслуженного наказания и др.

Волеустановленное право (оно делится на человеческое и божественное) должно соответствовать предписаниям естественного
.права.

Гроций писал, что он не стремится затрагивать жгучие вопросы современности и будущего: "Поистине признаюсь, что, говоря о праве, я отвлекался мыслью от всякого отдельного факта, подобно
математикам, которые рассматривают фигуры, отвлекаясь от тел".
В трудах Гроция нередки ссылки на бога и священное писание. Однако бог в его доктрине откровенно подчинен законам природы: "Естественное же право столь незыблемо, что не может быть
изменено даже самим богом... Подобно тому, как бог не может сделать, чтобы дважды два не равнялось четырем, так точно он не может зло по внутреннему смыслу обратить в добро". Поэтому естественному праву должно соответствовать не только человеческое, но и божественное волеустановленное право (т.е. предписания религии).

Гроций был сторонником договорного происхождения государства. Согласно Гроцию некогда существовало "естественное состояние", когда не было ни государства, ни частной собственности. Развитие человечества, утрата им первоначальной простоты, стремление людей к общению, их способность руководствоваться разумом - побудили их заключить договор о созданий государства.

Само по себе государство Гроций определял как "совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы. Признаком государства является верховная власть, к атрибутам которой Гроций, подобно Бодену, относил издание законов, правосудие, назначение должностных лиц и руководство их деятельностью, взимание
вопросы войны и мира, заключение международных договоров.

Первостепенное внимание к проблемам международного права требовало специального исследования вопроса о носителе государственной власти, а тем самым о формах правления. Выводы Гроция в этой части довольно умеренны. Каждая существующая форма
правления имеет своим источником общественный договор, считал он, поэтому носителем суверенитета являются лицо, или группа лиц,
собрание либо сочетание лиц и собраний, обладающие атрибутами
верховной власти.

Носители верховной власти представляют государство не в международных связях, но и в отношениях с собственным народом. При создании государства народ мог избрать любую правления; но, избрав ее, народ должен повиноваться правящим и не может без их согласия изменить форму правления, ибо договоры в соответствии с естественным правом должны исполняться. Поэтому Гроций считал правомерной любую существующую форму правления и отрицал право подданных сопротивляться предписаниям власти.

Однако в эту концепцию Гроций вносит ряд существенных
коррективов. Во-первых, народ может изменить образ правления, если такое право (явно или неявно) оставлено за ним общественным
договором либо если договор расторгнут правителями государства. Во-вторых, что более существенно для доктрины, при особых обстоятельствах право народа преобразовать государство вытекает из существа общественного договора. Поскольку при заключении общественного договора люди вряд ли возложили на себя обязанность при всех обстоятельствах предпочесть смерть возможности вооруженного сопротивления насилию начальствующих лиц. Таким образом, подданные вправе считать общественный договор расторгнутым в случае "крайней необходимости", "большой и явной опасности", грозящей подданным со стороны правителей.

Гроций осуждал агрессивные, захватнические войны, считал, что
их зачинщики должны нести ответственность. Если же война началась, то она должна вестись ради заключения мира и подчинять принципам естественного права. Одним из принципов международного права Гроций считал незыблемость договоров между государствами.

 

2. Бенедикт (Барух) Спиноза(1632—1677 гг.) родился в Амстердаме. В 1670 г. был издан его "Богословско-политический трактат", посвященный исторической критике Библии и обоснованию свободы философии. Политико-правовое учение Спинозы связано с его философией, особенно с идеей строгой закономерности, причинной обусловленности всех явлений природы, "субстанции", которая никем не
установлена и является "причиной себя".

Под естественным правом Спиноза понимал необходимость
соответствии с которой существуют и действуют природа и
ее часть. При этом естественное право отождествлялось с "мощью" — способностью природы к самосохранению: "Право каждого простирается
далеко, как далеко простирается определенная ему мощь".
Спиноза, вслед за Гроцием, считал необходимым
"рассматривать человеческие действия и влечения точно так
если бы вопрос шел о линиях, поверхностях и телах".

Подобно Макиавелли Спиноза порицал философов и
политических теоретиков, которые берут людей не такими, какова их
суть, а какими они хотели бы их видеть. Настоящая задача политики,, утверждал Спиноза, в том, чтобы вывести из самой человеческой природы то, что наилучшим образом согласуется с государственной политикой.

Человек, писал Спиноза, по природе эгоистичен и корыстолюбив: "Каждый защищает чужой интерес лишь постольку, поскольку думает тем самым упрочить свое благосостояние". Коль скоро "каждый с величайшим жаром ищет своей пользы, — полагал Спиноза вслед за Макиавелли, — а за благо считает те законы, которые необходимы для приумножения его достояния", то политика должна основываться на том, что условием достижения общего блага является защита частной собственности.

Суждения Спинозы о праве и законе основываются на свой-
венном рационализму представлении о свободе как подчинении
единому для всех разумному закону.

Коль скоро закон, обеспеченный принуждением, соединяет людей в общество и предназначен для того, чтобы обуздать аффекты и дурные страсти, в нем должен быть воплощен истинный разум, всегда направленный на общее благо. Как добиться этого? Создание законов не может быть доверено монархам, сановникам и вообще отдельным лицам, прихоти которых в силу слабости человеческой природы неизбежно возьмут верх над разумом.

Чтобы закон был разумен, он должен быть принят большим собранием людей. Аффекты строго индивидуальны, страсти у всех разные, частные интересы противоречивы — все это в достаточно многочисленном собрании взаимопоглащается, и в результате общим остается только разумное начало. Таким образом, разумность законов и общая свобода обеспечены там, где законы принимает многочисленное собрание.

При таком подходе разумным и наиболее могущества
прочным государством Спиноза признавал демократическую республику, «В демократическом государстве менее должно бояться нелепостей, ибо почти невозможно, чтобы большинство собрания, если оно велико, сошлось на одной нелепости»

Спиноза осуждал абсолютную монархию, утверждал, что естественное право не утрачивает своей силы в гражданском состоянии. Монарх, которого недостаточно для удержания подданных в подчинении,, окружает себя знатью, строит своим подданным козни, боится
больше, чем внешних врагов; законы выражают прихоти правя-
ей верхушки; правление решительно неразумно, враждебно обще-
благу.

Спиноза считал возможной ограниченную монархию, в которой государством управляет представительное учреждение, а также аристократическую республику, но обе эти формы он видел такими, в которых нужны специальные меры, предупреждающие тиранию и угнетение.

Поэтому, как уже было отмечено, согласно учению Спинозы единственное абсолютное государство, могущественное, опирающееся на согласие подданных, правящее ими при помощи только
умных законов, обеспечивающее свободу, равенство, общее бла-
— это демократия, "народная форма верховной власти".
Концепция Спинозы — первое в идеологии Нового времени
теоретическое обоснование демократии.

 

Л.6.2.

 

1. Правовая и государственная теория Т. Гоббса

2. Политико-правовое учение Дж. Локка

 

Основные понятия и определения, используемые в лекции: естественно-правовая теория происхождения государства, разделение властей, законодательная власть, исполнительная власть, союзная (федеративная) власть, либерализм

 

1.Томас Гоббс (1588—1679 гг.). Правовые и политические взгляды изложил в работе "Левиафан или материя, форма и власть государства"(1651 г).

Учение о праве и государстве Гоббс стремился превратить в столь же точную науку, как геометрия, которая "является матерью всех
венных наук". Математический метод, по Гоббсу, свободен от субъективных оценок. Учения о праве и справедливости постоянно оспариваются как пером, так и мечом, между тем как учение о фигурах не подлежит спору, ибо не задевает интересы особенно власть имущих (если бы теорема Пифагора противоречила интересам власть имущих, то все книги по геометрии были бы уничтожены).

Однако намерение Гоббса создать свободное от субъективных
оценок политико-правовое учение оказалось несбыточным. При абстрактности исходных позиций его учения и логичности выводимых
из этих позиций выводов, сами исходные позиции несли на себе
отпечаток субъективизма.

Гоббс строил свое учение на изучении природы и срастях
человека. Мнение Гоббса об этих страстях и природе крайне пессимистично: людям присущи соперничество, недоверие (стремление к безопасности), любовь к славе. Эти страсти делают людей врагами: «Человек человеку — волк». Поэтому в естественном состоянии люди находятся в "состоянии войны всех против всех"

Пагубность "состояния войны всех против всех" вынуждает
людей искать путь к прекращению естественного состояния. Путь указывают естественные законы, предписания разума (по Гоббсу естественное право — это свобода делать все для самосохранения, а
естественный закон — запрет делать то, что пагубно для самосохранения).

Естественные законы гласят, что следует искать мира. В этих в|
целях нужно взаимно отказаться от права на все. Отказываясь от естественных прав (т.е. свободы делать все для самосохранения), люди переносят их на государство. Получившее право на все государство — это великий Левиафан (библейское чудовище), искусственный человек или земной бог.

Власть государства абсолютна: ему принадлежат право издания
законов, контроль за их соблюдением, установление налогов, назначение чиновников и судей, даже мысли подданных подчинены суверену — правитель государства определяет, какая религия или сек-
та истинна, а какая нет.

Гоббс, подобно Бодену, признает только три формы государства.
Он отдает предпочтение неограниченной монархии (благо монарха
тождественно благу государства, право наследования придает государству искусственную вечность жизни и т.д.).

Вместе с тем то, что Гоббс писал об абсолютности государственной власти, относилось более всего к области публичного, политического права.
Обеспечение мира и безопасности требует, по Гоббсу, возложения
на подданных в области политических отношений одних лишь обязанностей, предоставления суверену — только прав. Однако же в
области частноправовых отношений подданным должны предоставляться широкая правовая инициатива, система прав, свобод и их гарантий.

Отсутствие у подданных каких-либо прав по отношению к суверену толкуется Гоббсом как правовое равенство лиц в их взаимных отношениях. Гоббс отнюдь не сторонник феодально-сословного деления общества на привилегированных и непривилегированных. В отношениях между подданными суверен должен обеспечить равную для всех справедливость ("принцип которой гласит, что нельзя отнимать ни у кого того, что ему принадлежит"), незыблемость договоров, беспристрастную защиту для каждого в суде, определить равномерные налоги. Одна из задач государственной власти — обеспечение той собственности, "которую люди приобрели путем взаимных договоров взамен отказа от универсального права.

В трудах Гоббса содержится понимание свободы как
делать все то, что не запрещено законом: "Там, где суверен не
писал никаких правил, подданный свободен делать или не
согласно своему собственному усмотрению". Цель законов - не удержать от всяких действий, а в том, чтобы дать правильное направление. Законы подобны изгородям по краям дороги, поэтому лишний закон вреден и не нужен.

Оценка учения Т. Гоббса в различные периоды истории оставалась дискуссионной. При этом нельзя не признать то значение, которое оказали идеи Гоббса на последующих авторов.

 

2. Политико-правовые итоги раннебуржуазных революций получили теоретическое обоснование в трудах Джона Локка (1632—1704 гг).

В произведении "Два трактата о правлении" (1690 г.) Локк критиковал теологическо-патриархальную теорию Фильмера и изложил свою концепцию естественного права. Концепция Локка подводила итог предшествующему развитию политико-правовой идеологии в области методологии и содержания теории естественного права, а программные положения доктрины содержали государственно-правовые принципы гражданского общества.

Как и другие теоретики естественно-правовой школы, Локк исходил из представления о "естественном состоянии". Важная особенность, учения Локка в том, что он обосновывает идею прав и свобод человека, существующих в догосударственном состоянии. Естественное состояние, по Локку, — "состояние полной свободы в отношении действий и распоряжения своим имуществом и личностью. Это состояние равенства, при котором всякая власть и всякое право являются взаимными, никто не имеет больше другого".

В естественном состоянии не было ничего отрицательного. Однако для создания гарантий естественных прав люди отказались от права на абсолютную свободу и заключили общественный договор (соглашение). В результате общественного соглашения гарантом естественных прав и свобод стало государство, имеющее право издавать законы, снабженные санкциями, использовать силы для применения этих законов, а также ведать отношениями между другими государствами.

В духе юридического мировоззрения Локк рассуждал об основаниях распространения власти на тех, кто не участвовал в заключении первоначального соглашения (дети и иностранцы). Локк считал возможным пересмотреть первоначальное соглашение в случае деспотического правления, нарушения естественных прав или свобод.

Поскольку, по Локку, государство создано для гарантирования естественных прав (свобода, равенство, собственность), оно не должно посягать на эти права. Главная опасность для естественных прав вытекает из привилегий, особенно из привилегий тех, кто обладает властными полномочиями.

Далее следует определить отношение Дж. Локка к различным формам правления. Локк за республиканско-демократическое правление. Согласно теории Локка абсолютная монархия — один из случаев изъятия носителя власти из-под власти законов. Монархия противоречит общественному договору уже по той причине, что суть последнего в установлении людьми равного для всех суда и закона, а над абсолютным монархом судьи вообще нет, он сам судья в собственных делах, что, конечно же, противоречит естественному праву и закону.

Абсолютная монархия — всегда тирания, так как нет никаких гарантий естественных прав. Вообще же, считал Локк, когда кто-то
выходит из-под власти законов, имеет привилегии, люди начинают считать, что они находятся по отношению к такому человеку в естественном состоянии, поскольку никто кроме них самих не может оградить их прав от возможных посягательств со стороны привилегированного лица. Отсюда — одно из основных положений теории Локка: для одного человека, находящегося в гражданском обществе,
может быть сделано исключение из законов этого общества.

Пределы власти государства при всех формах правления — естественные права подданных. Государственная власть, писал Локк,
может брать на себя право повелевать посредством не произвольных и деспотических указов, а наоборот, она обязана отправлять правосудие и определять право подданного посредством провозглашения постоянных и известных законов. И главное, чтобы организация самой власти надежно гарантировала права и свободы от произвола и беззакония. Отсюда проистекает теоретически обоснованная Локком концепция разделения властей.

Локк различал законодательную, исполнительную и союзную (федеративную) власти.

Законодательная власть является высшей властью в государстве, она основана на согласии и доверии подданных. Локк — сторонник представительной системы принятия законов учреждением, избираемым всенародно и ответственным перед ним, так как народу всегда принадлежит верховная власть отстранять или изменять состав законодательного органа в случаях, когда народ видит, что законодательная власть действует вопреки оказанному ей доверию. К правам законодатель-
т власти Локк относил также назначение судей. Здесь сказалась особенность английского права, одним из источников которого является
судебная практика

Законодательная и исполнительная власти не должны находится в одних руках, рассуждал Локк, в противном случае носители власти могут принимать выгодные только для них законы и исполнять их, делать для себя изъятия из общих законов или другими способами использовать политические привилегии в своих частных интересах.

Поэтому орган, осуществляющий законодательную власть,
должен быть коллегиальным и заседать постоянно. Монарх — глава исполнительной власти — имеет так называемые прерогативы: право распускать и созывать парламент, право вето, право законодательной инициативы, даже право в интересах всеобщего блага совершенствовать избирательную систему для более полного и пропорционального представительства. Деятельность монарха и правительства должна быть подзаконна, причем монарх не должен препятствовать регулярным созывам парламента.

Обоснование естественных прав, выражавших основные принципы
правового государства, принесло Локку славу основателя либерализма. Позднее, созданная Локком концепция прав человека на свободу, равенство и собственность, не зависящих от государства развивалась и дополнялась в части перечня формальных прав и свобод.

 

 

Контрольные вопросы по теме:

1. Определите общие признаки правовых концепций Англии и Голландии периода раннебуржуазных революций

2. Что такое «рациональное естественное право»?

3. Что является источником и обоснованием рационального естественного права?

4. Определите сходства и отличия концепций Г. Гроция и Б. Спинозы.

5. Какую форму правления признавал наиболее приемлемой для государства Б. Спиноза?

6. Как характеризуется догосударственное состояние общественной жизни в работах Т. Гоббса?

7. Как Т. Гоббс определяет понятие «естественное право»?

8. В чем особенности «естественного состояния» описанного Дж. Локком?

9. Что понимается под естественными правами в теории Дж. Локка?

10. Какова цель использования модели разделения властей по мнению Дж. Локка?

Тема 7.

Правовые учения во Франции 18 века

 

Л. 7.1.

1. Учение о праве и государстве Ш.Л. Монтескье

2. Теория общественного договора и народного суверенитета Ж.Ж. Руссо

 

Основные понятия и определения, используемые в лекции: политическая свобода, система сдержек и противовесов, народный суверенитет, представительство, общая воля, воля народа, воля всех

 

1.Свои общественно-политические воззрения Шарль Луи де Монтескье(1689 – 1755 гг.) изложил первоначально в романе “Персидские письма”, а также в историческом очерке “Размышления о причинах величия и падения римлян” и других сравнительно небольших работах. В результате многолетнего изучения истории законодательства появился его главный труд – книга “О духе законов” (1748 г.).

Изучение первобытного общества позволило Монтескье отказаться от договорной теории происхождения государственной власти. Заимствуя идею естественного (догражданского) состояния, он в то же время отвергает рационалистические конструкции, в которых образование государства выводилось из требований естественного права. Не принял он и само понятие общественного договора.

Возникновение политически организованного общества Монтескье склонен рассматривать как исторический процесс. По его мнению, государство и законы появляются вследствие войн. Не имея достаточных материалов, чтобы построить общую теорию происхождения государства, мыслитель пытается объяснить этот процесс, анализируя то, как зарождались конкретные социальные и правовые институты. В связи с этим он полемизирует с предшествующими ему теоретиками, которые вопреки историческим фактам переносили в естественное состояние такие социальные явления, как собственность (Дж. Локк) и войну (Т. Гоббс). Монтескье был одним из зачинателей историко-сравнительного изучения общества и государства, эмпирического правоведения.

Закономерности общественной жизни Монтескье раскрывает через понятие общего духа нации (отсюда название его главного труда). Согласно его учению, на общий дух, нравы и законы нации воздействует множество причин. Эти причины делятся на две группы: физические и моральные.

Физические причины определяют общественную жизнь на самых первых порах, когда народы выходят из состояния дикости. К таким причинам относятся: климат, состояние почвы, размеры и положение страны, численность населения и др. Например, на юге климат жаркий, там люди изнежены, ленивы и работают только из страха наказания. В жарких странах “обыкновенно царит деспотизм”. Наоборот, на севере, где климат суровый и преобладают бесплодные земли, люди закалены, храбры и свободолюбивы. Для северных народов характерны умеренные формы правления.

Пытаясь установить соотношение между физическими причинами, определяющими политическую жизнь, Монтескье замечал, что “законы очень тесно связаны с теми способами, которыми различные народы добывают себе средства к жизни”.

Ведущую роль среди физических причин Монтескье отводил географическим факторам. Сама постановка вопроса о значении географической среды в жизни общества была плодотворной, ибо ориентировала политическую мысль на выявление объективных причин государства и права. В этом французский просветитель приближался к пониманию материальной обусловленности политики. Вместе с тем абсолютизация географических факторов приводила его к совершенно произвольным выводам (вроде того, что азиатские народы склонны к подчинению, а европейцы – к господству). Эти идеи Монтескье впоследствии были использованы идеологами геополитики и расизма.

Моральные причины вступают в действие позднее, отмечал Монтескье, с развитием цивилизации. К их числу относятся: принципы политического строя, религиозные верования, нравственные убеждения, обычаи и др. Моральные причины воздействуют на законодательство народов сильнее, чем физические, и постепенно вытесняют их. Как писал просветитель, “моральные причины более влияют на общий дух, общий характер нации и должны более учитываться при выявлении общего духа по сравнению с физическими причинами”.

В своем учении Монтескье поднимается, таким образом, до осознания того, что историческое развитие общества представляет собой результат сложного взаимодействия объективных и субъективных причин. Он верно подметил и тенденцию к возрастанию субъективного фактора в истории. Однако эти положения были истолкованы мыслителем идеалистически, в духе философии рационализма, противопоставлявшей объективную необходимость и свободный разум. Написание книги “О духе законов”, по словам автора, преследовало цель показать “триумф морали над климатом”.

Среди моральных причин важнейшими являются принципы государственного строя. Для Монтескье, как и для многих других идеологов либерализма, проблема рациональной организации общества – это проблема главным образом политическая и правовая, а не социальная. Свобода, утверждал он, “есть право делать все, что дозволено законами”.

Обоснование идеала свободы мыслитель связывал с рассмотрением существовавших форм государства. Он различает три вида правления: республику (демократию и аристократию), монархию и деспотию. Каждая из них имеет свой собственный принцип, характеризующий государственную власть с деятельной стороны, с точки зрения ее взаимоотношений с гражданами. Своеобразие этой классификации в том, что Монтескье наполнил понятие формы государства такими определениями, которые в последующих доктринах будут обозначены как политический режим.

Республика представляет собой государство, где власть принадлежит либо всему народу (демократия), либо части его (аристократия). Движущим принципом республики выступает политическая добродетель, т.е. любовь к отечеству.

Монархия – это единоличное правление, опирающееся на закон; ее принципом служит честь. Носителем монархического принципа Монтескье называл дворянство.

Деспотия, в отличие от монархии, – единоличное правление, основанное на беззаконии и произволе. Она держится на страхе и является неправильной формой государства. “Нельзя говорить без ужаса об этом чудовищном правлении”, – писал Монтескье. Если где-нибудь в Европе воцарится деспотизм, то тут уже никакие нравы и климаты не помогут. Предотвратить перерождение монархии в деспотию способна лишь правильная организация верховной власти. Эти и подобные им рассуждения просветителя воспринимались современниками как завуалированная критика абсолютизма во Франции и призыв к свержению тиранов.

Следуя традициям античной политико-правовой мысли, Монтескье считал, что республика характерна для небольших государств (типа полиса), монархия – для государств средней величины, деспотия – для обширных империй. Из этого общего правила он сделал одно существенное исключение. Монтескье показал, что республиканское правление может быть установлено и на обширной территории, если его соединить с федеративным устройством государства. В трактате “О духе законов” была теоретически предсказана .возможность образования республики в крупных государствах.

Установление республиканского строя, полагал Монтескье, еще не означает достижение свободы членами общества. Для обеспечения законности и свободы необходимо как в республике, так и в монархии провести разделение властей. Развивая учение Локка, Монтескье детально определяет виды власти, их организацию, соотношение и т.п.

Монтескье выделяет в государстве законодательную, исполнительную и судебную власти. Принцип разделения властей, согласно взглядам мыслителя, состоит прежде всего в том, чтобы они принадлежали различным государственным органам. Сосредоточение всей полноты власти в руках одного лица, учреждения или сословия неминуемо ведет к злоупотреблениям и произволу. Помимо разграничения компетенции принцип разделения властей предполагает также предоставление им специальных полномочий с тем, чтобы они ограничивали и сдерживали друг друга (система сдержек и противовесов). Нужен такой порядок, указывал Монтескье, при котором “одна власть останавливает другую”.

Учение Монтескье о разделении властей обладало значительной новизной по сравнению с предшествующими концепциями. Во-первых, он соединил либеральное понимание свободы с идеей конституционного закрепления механизма разделения властей. Свобода, утверждал просветитель, “устанавливается только законами и даже законами основными”. Во-вторых, Монтескье включил в состав властей, подлежащих разграничению, судебные органы. Иначе говоря, обоснование парламентаризма как системы управления, основанной на разграничении законодательных и исполнительных полномочий, было дополнено у Монтескье принципом независимости судей. Рассмотренная им триада (законодательной, исполнительной и судебной властей) со временем стала классической формулой теории конституционализма. В своем учении Монтескье объединил наиболее популярные идеи либеральной буржуазии того времени и выстроил их в достаточно последовательную и целостную доктрину.

 

2. Правовые воззрения Жан-Жака Руссо(1712–1778 гг.) положили начало новому направлению общественной мысли – политическому радикализму.

Наиболее полное обоснование теория Руссо получила в трактате “Об общественном договоре, или Принципы политического права” (1762 г.) и в историческом очерке “Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми”.

В своем социально-политическом учении Руссо исходил, как и многие другие философы XVIII в., из представлений о естественном (догосударственном) состоянии. Его трактовка естественного состояния, однако, существенно отличалась от предшествующих. Ошибка философов, писал Руссо, имея в виду Гоббса и Локка, заключалась в том, что “они говорили о диком человеке, а изображали человека в гражданском состоянии”. Было бы также ошибкой предполагать, что естественное состояние когда-то существовало на самом деле. Мы должны принимать его лишь в качестве гипотезы, способствующей лучшему пониманию человека, указывал мыслитель. Впоследствии такая трактовка начального этапа человеческой истории получила название гипотетического естественного состояния.

По описанию Руссо, сначала люди жили, как звери. У них не было ничего общественного, даже речи, не говоря уже о собственности или морали. Они были равны между собой и свободны. Руссо показывает, как по мере совершенствования навыков и знаний человека, орудий его труда складывались общественные связи, как постепенно зарождались социальные формирования – семья, народность. Период выхода из состояния дикости, когда человек становится общественным, продолжая оставаться свободным, представлялся Руссо “самой счастливой эпохой”.

Дальнейшее развитие цивилизации, по его взглядам, было сопряжено с появлением и ростом общественного неравенства, или с регрессом свободы.

Первым по времени возникает имущественное неравенство. Согласно учению, оно явилось неизбежным следствием установления частной собственности на землю. На смену естественному состоянию с этого времени приходит гражданское общество. “Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: “Это мое!” и нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества”. С возникновением частной собственности происходит деление общества на богатых и бедных, между ними разгорается ожесточенная борьба. Богатые, едва успев насладиться своим положением собственников, начинают помышлять о “порабощении своих соседей”.

На следующей ступени в общественной жизни появляется неравенство политическое. Для того чтобы обезопасить себя и свое имущество, кто-то из богатых составил хитроумный план. Он предложил якобы для защиты всех членов общества от взаимных раздоров и посягательств принять судебные уставы и создать мировые суды, т.е. учредить публичную власть. Все согласились, думая обрести свободу, и “бросились прямо в оковы”. Так было образовано государство. На данной ступени имущественное неравенство дополняется новым – делением общества на правящих и подвластных. Принятые законы, по словам Руссо, безвозвратно уничтожили естественную свободу, окончательно закрепили собственность, превратив “ловкую узурпацию в незыблемое право”, и ради выгоды немногих “обрекли с тех пор весь человеческий род на труд, рабство и нищету”.

Наконец, последний предел неравенства наступает с перерождением государства в деспотию. В таком государстве нет больше ни правителей, ни законов – там только одни тираны. Отдельные лица теперь вновь становятся равными между собой, ибо перед деспотом они – ничто. Круг замыкается, говорил Руссо, народ вступает в новое естественное состояние, которое отличается от прежнего тем, что представляет собой плод крайнего разложения.

Если же деспота свергают, рассуждал философ, то он не может пожаловаться на насилие. В естественном состоянии все держится на силе, на законе сильнейшего. Восстание против тирании является поэтому настолько же правомерным актом, как и те распоряжения, посредством которых деспот управлял своими подданными. “Насилие его поддерживало, насилие и свергает: все идет своим естественным путем”. Пока народ вынужден повиноваться и повинуется, он поступает хорошо, писал мыслитель. Но если народ, получив возможность сбросить с себя ярмо, низвергает тиранию, он поступает еще лучше. Приведенные высказывания содержали оправдание революционного (насильственного) ниспровержения абсолютизма.

Учение Руссо о происхождении неравенства не имело аналогов в предшествующей литературе. Используя терминологию и общую схему теории естественного права (естественное состояние, переход к гражданскому обществу и государству), Руссо разрабатывает совершенно иную доктрину. Абстрактные построения философии рационализма он наполняет историческим содержанием. Руссо стремится проследить возникновение и развитие общества, объяснить внутреннюю динамику этого процесса. Рассуждения мыслителя о поступательном развитии общества за счет углубления социального неравенства содержат элементы исторической диалектики.

Согласно взглядам Руссо, в естественном состоянии (как в первом, так и во втором) права не существует. Применительно к изначальному состоянию им была отвергнута идея естественных прав человека. На самых ранних этапах человеческой истории у людей, по мнению философа, вообще не было представлений о праве и морали. В своем описании “самой счастливой эпохи”, предшествующей возникновению собственности, Руссо использует термин “естественное право”, но употребляет его в специфическом смысле – для обозначения свободы морального выбора, которой люди наделены от природы, и возникающего на этой почве чувства естественной (общей) для всего человеческого рода справедливости. Понятия естественного права и естественного закона утрачивают у него юридическое значение и становятся исключительно моральными категориями.

Что касается деспотии, или второго естественного состояния, то в нем все действия определяются силой, и, следовательно, тут тоже нет права. “Слово право ничего не прибавляет к силе. Оно здесь просто ничего не значит”, – указывал Руссо. Восстание против деспота точно так же правомерно лишь по законам деспотии, но само по себе оно не приводит к образованию законной власти. Основанием права, по словам мыслителя, могут служить только договоры и соглашения. В противовес естественному праву им была выдвинута идея права политического, т.е. основанного на договорах.

Аналогичным образом Руссо подходил к определению понятия общественного договора. Образование государства, как оно описано в “Рассуждении о происхождении и основаниях неравенства...”, представляет собой договор лишь с внешней стороны (один предложил учредить публичную власть – другие согласились). Руссо убежден, что по сути своей тот договор был уловкой богатых для закабаления бедных. Подобное соглашение как раз и создает такую ситуацию, когда в обществе есть правительство и законы, но отсутствуют право, юридические отношения между людьми. Руссо не случайно подчеркивал, что право собственности, закрепленное существующими законами, является всего лишь “ловкой узурпацией”. Представления о договорном происхождении власти в теории Руссо соотнесены не с прошлым, а с будущим, с политическим идеалом.

Переход в состояние свободы предполагает, по Руссо, заключение подлинного общественного договора. Для этого необходимо, чтобы каждый из индивидов отказался от ранее принадлежавших ему прав на защиту своего имущества и своей личности. Взамен этих мнимых прав, основанных на силе, он приобретает гражданские права и свободы, в том числе право собственности. Его имущество и личность поступают теперь под защиту сообщества. Индивидуальные права тем самым приобретают юридический характер, ибо они обеспечены взаимным согласием и совокупной силой всех граждан.

В результате общественного договора образуется ассоциация равных и свободных индивидов, или республика. Руссо отвергает учения, определявшие договор как соглашение между подданными и правителями. С его точки зрения, договор является соглашением равных между собой субъектов. Подчиняясь сообществу, индивид не подчиняет себя никому в отдельности и, значит, остается “таким же свободным, каким он был раньше”. Свобода и равенство участников договора обеспечивают объединение народа в неразрывное целое (коллективную личность), интересы которого не могут противоречить интересам частных лиц.

По условиям общественного договора суверенитет принадлежит народу. Смысл всех предшествующих рассуждений Руссо о договоре заключался именно в том, чтобы обосновать народный суверенитет как основополагающий принцип республиканского строя. Эта идея вместе с принципами равенства и свободы составляет ядро его политической программы.

Суверенитет народа проявляется в осуществлении им законодательной власти. Вступая в полемику с идеологами либеральной буржуазии, Руссо доказывал, что политическая свобода возможна лишь в том государстве, где законодательствует народ. Свобода, по определению Руссо, состоит в том, чтобы граждане находились под защитой законов и сами их принимали. Исходя из этого, он формулирует и определение закона. “Всякий закон, если народ не утвердил его непосредственно сам, недействителен; это вообще не закон”.

Механизм выявления интересов суверенного народа Руссо раскрывает с помощью понятия общей воли. В связи с этим он проводит различие между общей волей и волей всех. Согласно разъяснениям мыслителя, воля всех представляет собой лишь простую сумму частных интересов, тогда как общая воля образуется путем вычитания из этой суммы тех интересов, которые уничтожают друг друга. Иными словами, общая воля – это своеобразный центр (точка) пересечения волеизъявлений граждан.

Руссо отказывает философам в праве диктовать народу, что есть благо. Общее благо как цель государства, по его убеждению, может быть выявлено только большинством голосов. “Общая воля всегда права”, – утверждал мыслитель. Народ не ошибается относительно своих интересов, он просто не умеет их правильно выразить, сопоставить различные мнения и т.п. Задача политики, следовательно, состоит не в том, чтобы просвещать народ, а в том, чтобы научить граждан ясно и точно излагать свою мысль. В связи с этим на первых порах, при переходе к новому строю, потребуется мудрый законодатель, которому предстоит раскрыть народу его же Собственные интересы и подготовить граждан к осуществлению суверенной власти.

Народный суверенитет имеет, согласно учению Руссо, два признака – он неотчуждаем и неделим. Провозглашая неотчуждаемость суверенитета, автор “Общественного договора” отрицает представительную форму правления и высказывается за осуществление законодательных полномочий самим народом, всем взрослым мужским населением государства. Верховенство народа проявляется также в том, что он не связан предшествующими законами и в любой момент вправе изменить даже условия первоначального договора.

Подчеркивая неделимость суверенитета, Руссо выступил против доктрины разделения властей. Народоправство, считал он, исключает необходимость в разделении государственной власти как гарантии политической свободы. Для того чтобы избежать произвола и беззакония, достаточно, во-первых, разграничить компетенцию законодательных и исполнительных органов (законодатель не должен, например, выносить решения в отношении отдельных граждан, как в Древних Афинах, поскольку это компетенция правительства) и, во-вторых, подчинить исполнительную - власть суверену. Системе разделения властей Руссо противопоставил идею разграничения функций органов государства.

При народовластии возможна только одна форма правления – республика, тогда как форма организации правительства может быть различной – монархией, аристократией или демократией, в зависимости, от числа лиц, участвующих в управлении. Как отмечал Руссо, в условиях народовластия “даже монархия становится республикой”. В “Общественном договоре”, таким образом, прерогативы монарха сведены к обязанностям главы кабинета.

Идеи Руссо сыграли также важную роль в последующем развитии теоретических представлений о государстве и праве. Его социальная доктрина, по признанию И. Канта и Г. Гегеля, послужила одним из главных теоретических источников немецкой философии конца XVIII – начала XIX в.

 

Контрольные вопросы по теме:

1. Что такое «политическая свобода»?

2. Как влияют климат и другие географические факторы на форму государства по мнению Ш. Монтескье?

3. Определите понятие «народный суверенитет»

4. Что такое общая воля?

5. Назовите причины непризнания Ж.Ж, Руссо теории разделения властей.

Тема 8.

Правовые и политические учения классиков немецкой философии к. 18 – н. 19 веков

 

Л. 8.1.

1. Политическая теория И. Канта

2. Учение о праве И Канта

 

Основные понятия и определения, используемые в лекции: категорический императив, свобода поведения, свобода воли, законы природы, правовые законы, моральные законы,

 

1.Немецкая классическая философия сыграла очень важную роль в развитии общественной теории. Критически переосмыслив предшествующие доктрины, немецкие философы приступили к систематической разработке методологии теоретического познания. Наиболее полную реализацию эта тенденция получила в трудах представителей классического немецкого идеализма. В философских концепциях И. Канта и Г. Гегеля были впервые поставлены проблемы активного, творческого характера сознания человека и специфики законов, действующих в обществе, по сравнению с законами природы.

Иммануил Кант (1724–1804 гг.) – родоначальник классической немецкой философии. Учение Канта сложилось в начале 70-х гг. XVIII в. в ходе предпринятого им критического пересмотра предшествующей философии. Свои социально-политические взгляды он первоначально изложил в цикле небольших статей, куда вошли работы “Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане” и “К вечному миру”, а затем обобщил в трактате “Метафизика нравов” (1797 г.).

В основе кантовской философии лежит противопоставление эмпирического (опытного) и априорного видов познания. (Латинский термин а рriori дословно означает “из предшествующего”. В философской традиции так принято называть знания, которые предшествуют опыту либо не зависят от него.

Познание человеком окружающего мира всегда начинается с опыта, т.е. с чувственных ощущений. Однако эмпирические знания являются неполными, ибо они дают представление лишь о внешних признаках изучаемого предмета – его цвете, тяжести и т.п. Только с помощью разума можно распознать сущность предмета, определить его внутренние свойства и причины. Этот вид познания Кант назвал априорным. “Познание разумом и априорное познание суть одно и то же”, – писал он.

В соответствии с принципами априорного подхода к объяснению социально-политических явлений Кант отказался решать вопрос о происхождении государства. Он стремился преодолеть тем самым известное противоречие, свойственное концепциям естественного права, в которых образование государства путем договора представало одновременно и реальным событием прошлого, и основанием будущей идеальной организации политической власти. Первоначальный договор выступает у него исключительно умозрительной конструкцией, призванной обосновать необходимость изменения существующего феодально-абсолютистского строя.

“Этот договор есть всего лишь идея разума, которая, однако, имеет несомненную (практическую) реальность в том смысле, что он налагает на каждого законодателя обязанность издавать свои законы так, чтобы они могли исходить из объединенной воли целого народа". Как видим, Кант придает общественному договору черты регулятивного принципа, позволяющего судить о справедливости конкретных законов. Идея договора служит, по его словам, "безошибочным мерилом" права и бесправия. В самом деле, писал он, трудно предположить, чтобы народ дал согласие на закон о наследственных привилегиях сословия господ. Такой закон, возвышающий одну часть общества над другой, представлялся ему противоправным.

Вклад Канта в разработку политической теории характеризуется, некоторыми учеными тем, что он якобы сформулировал основные идеи и принципы современных учений о правовом государстве. Согласно дефиниции в "Метафизике нравов" государство — это соединение множества людей, подчиненных правовым законам. Вместе с тем термин правовой закон Кант употребляет как альтернативу законам природы, не имея ввиду каких-либо критериев определения правового закона в отличие его от произвола либо субъективизма законодателя.

Призванное гарантировать устойчивый правопорядок, государство должно строиться, по мнению Канта, на началах общественного договора и народного суверенитета. Кант считал, подобно Руссо, что осуществление законодательной власти народом исключает возможность принятия законов, наделяющих граждан неравными правами. Представления мыслителя о народном суверенитете вместе с тем носили более чем умеренный характер. Прямое народоправство Руссо он заменяет представительством народа в парламенте и притом в таком, где депутатам лишь иногда разрешается отклонять требования правительства. В дополнение к этому Кант попытался, вслед за французской Конституцией 1791 г., разделить граждан на активных и пассивных по признаку хозяйственной самостоятельности, но признал теоретическую слабость этой позиции в свете учения о народном суверенитете.

 

2. На названных уже философских постулатах строится и правовая теория Канта, в которой рассматриваются проблемы поведения человека. В этике и учении о праве – составных частях практической философии – главенствующая роль также принадлежит априорным идеям. Если в познании природы, утверждал Кант, “источником истины служит опыт”, то законы нравственности не могут быть выведены из существующих отношений между людьми. Научную теорию морали и права, аналогичную естественным наукам, создать поэтому, в принципе, невозможно. Задача моральной философии состоит в том, чтобы, исходя из разума, указать всеобщие правила поведения, которым человек должен следовать в своем эмпирическом существовании. С вопросом о том, каков всеобщий критерий справедливости, юрист никогда не справится, “если только он не оставит на время в стороне эмпирические начала и не поищет источника суждений в одном лишь разуме”. При соблюдении же этих условий этика вместе с теорией права становится наукой.

Еще одна особенность кантовского рационализма связана с тем, что философ отказался выводить нравственность и право из теоретического знания. Источником нравственных и правовых законов, по мнению Канта, выступает практический разум, или свободная воля людей. Новизна такого подхода заключалась в том, что, удерживая демократическое содержание руссоизма, он позволял восстановить рационалистические приемы обоснования этики и права.

Стать моральной личностью человек способен лишь в том случае, если возвысится до понимания своей ответственности перед человечеством в целом, провозгласил мыслитель. Поскольку же люди равны между собой как представители рода, постольку каждый индивид обладает для другого абсолютной нравственной ценностью. Этика Канта утверждала, таким образом, примат общечеловеческого над эгоистическими устремлениями, подчеркивала моральную ответственность индивида за происходящее в мире.

Опираясь на эти принципы, Кант вывел понятие нравственного закона. Моральная личность, считал философ, не может руководствоваться гипотетическими (условными) правилами, которые зависят от обстоятельств места и времени. В своем поведении она должна следовать требованиям категорического (безусловного) императива. В отличие от гипотетических правил категорический императив не содержит указаний, как нужно поступать в том или ином конкретном случае, и, следовательно, является формальным. Он содержит лишь общую идею “долга перед лицом человечества”, предоставляя индивиду полную свободу решать самостоятельно, какая линия поведения в наибольшей мере согласуется с моральным законом. Категорический императив Кант называл законом нравственной свободы и употреблял эти понятия как синонимы.

Философ приводит две основные формулы категорического императива. Первая гласит: “Поступай так, чтобы максима твоего поступка могла стать всеобщим законом” (под максимой здесь понимается личное правило поведения). Вторая формула требует: “Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству”. Несмотря на смысловое различие формулировок, по сути они близки друг другу – в них проводятся идеи достоинства личности и автономии нравственного сознания.

Правовая теория Канта тесно связана с этикой. Определяется это тем, что право и мораль имеют у него один и тот же источник (практический разум человека) и единую цель (утверждение всеобщей свободы). Различие между ними Кант усматривал в способах принуждения к поступкам. Мораль основана на внутренних побуждениях человека и осознании им своего долга, тогда как право использует для обеспечения аналогичных поступков внешнее принуждение со стороны других индивидов либо государства. В сфере морали соответственно нет и не может быть общеобязательных кодексов, тогда как право с необходимостью предполагает наличие публичного законодательства, обеспеченного принудительной силой.

Рассматривая отношение права и морали, Кант характеризует правовые за




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.