Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Специфика и цели Русской многонациональной цивилизации



Когда речь заходит о России, то прежде всего необходимо понимать:

Россия — всего лишь современное название исторически сложившейся государственности, общей всем народам Русской многонациональной цивилизации.

Быть русским — означает не принадлежать кровно к племенной группе великороссов, а обладать определёнными нравственно-этическим качествами, что не заказано представителям и всех прочих этнических групп человечества[106].

Границы Русской многонациональной цивилизации и границы государства российского на протяжении истории не всегда совпадают. Причины этого в том, что:

· Границы всякой региональной цивилизации, характеризуются общностью определённого миропонимания разных по этническому происхождению людей вне зависимости от того, на территории какого государства живут люди. Соответственно, границы региональных цивилизаций «размыты» в том смысле, что существуют переходные зоны со смешанным населением, в которых региональные цивилизации взаимно проникают друг в друга.

· Государство же, это прежде всего, — контролируемая правительством территория, а государственность — система управления на профессиональной основе делами общественной в целом значимости как на местах, так и по отношению к обществу в целом.

В далёком прошлом Русская региональная цивилизация существовала, хотя государственности на территории её распространения ещё не было. Т.е. государственность на Руси — не некий абсолют, которому следует поклоняться, а явление преходящее, обусловленное уровнем развития многонациональной культуры Руси, личностным развитием её населения и внешними обстоятельствами.

Будучи одной из региональных цивилизаций, Русь представляет собой один из действующих вариантов процесса глобализации. Вне зависимости от того, осознаёт этот факт в каком-либо виде её население и зарубежные наблюдатели, либо же нет, — процесс глобализации по-русски идёт уже давно.

Этот процесс глобализации по-русски распространяется и развивается издревле на основе принципов цивилизационного строительства, качественно отличных от библейского проекта порабощения всех, принципы цивилизационного строительства которого были приведены ранее в Отступлении от темы в разделе 5. В настоящее время Русский проект многонациональной глобализации выражается на русском языке в Концепции общественной безопасности (КОБ) — открытой для вхождения в неё и дальнейшего развития.

Первоприоритетной целью Концепции общественной безопасности является преображение жизни человечества в такое качество:

· когда необратимо человечный тип строя психики осознаётся всеми как единственно нормальный для всякого человека, начиная с юности;

· когда необратимо человечный тип строя психики в процессе воспитания и получения образования достигается подавляющим большинством рождённых в подростковом периоде к началу юности[107];

· когда культура общества такова, что необратимо человечный тип строя психики устойчиво воспроизводится в преемственности поколений в качестве господствующей в обществе нормы личностной культуры психической деятельности, являющейся основой для дальнейшего личного и общественного развития.

Диалектика в вере Богу[108] — метод познания Правды-Истины в Жизни в ладу с самую Жизнью — зерно, из которого в Концепции общественной безопасности вырастает всё остальное, и, прежде всего, — Достаточно общая теория управления. Сама Достаточно общая теория управления (ДОТУ) — ствол, непосредственно вырастающий из диалектики и далее разветвляющийся на множество прикладных ветвей ДОТУ в соответствии с потребностями людей в выявлении проблем и решении тех или иных задач своей жизни и жизни общества.

Поскольку изложенные выше исходные принципы КОБ при проведении её в жизнь исключают возможность завершения глобализации по-библейски как наиболее совершенной формы организации глобального фашизма, то представители так называемой «Русской православной церкви» (РПЦ) характеризуют КОБ как идеологию (вероучение) «тоталитарных сект», якобы уже сформировавшихся на идейной основе КОБ.

Хотя некоторое количество людей с успевшей сложиться в прошлом психологией сектантов действительно пытаются приспособить КОБ к своим нуждам, однако не надо подменять причины следствиями, а содержание — формами.

Тем не менее, вопреки этому публикации церковников о КОБ основаны на сплетнях и вымысле и сообщают о КОБ и поддерживающих её людях клеветническую информацию, не соответствующую действительности. И хотя представители РПЦ убеждены в обратном, но на основе КОБ тоталитарные секты, тем более устойчивые в преемственности поколений одних и тех же семей, не могут быть созданы, поскольку главным признаком секты является то, что:

Вероучение и организация секты препятствуют прямо или опосредованно переходу верующего вождям секты к человечному типу строя психики, вследствие того, что иерархия вероучителей становится между человеком и Богом, требуя подчинения себе как Богу.

Осуществлению этого в сектах способствуют, как минимум, пять характерных особенностей, свойственных всем без исключения сектам вне зависимости от их возраста и численности участников:

· наличие эзотерического и экзотерического учения, что по-русски означает: в секте всегда есть учение для толпы и учение для избранных — посвящённых иерархов;

· наличие определённых догматов учения, которые не подлежат обсуждению и должны приниматься адептами учения как истинные без каких-либо сомнений и рассуждений;

· наличие ритуала, который сопровождает всякое собрание представителей секты и фактически является средством зомбирования их психики;

· существование сколь угодно разветвлённой иерархии, вступать в спор с которой по основным догматам учения секты категорически запрещено;

· поскольку учение секты опирается на догматы, не подлежащие обсуждению, то в нём нет и не может быть места формированию личностной культуры освоения нового знания и осмысленного отношения к Жизни по совести.

Свобода же — в русском языке не только слово, обладающее контекстно обусловленным смыслом в жизни и речи, но и аббревиатура, означающая: С(овестью) ВО(дительство) БО(гом) ДА(нное).

Поэтому человек в секте не может быть свободен. А свобода и стремление к ней не могут порождать сект.

КОБ всё отмеченное выше свойственное сектам порицает как неуместное в жизни человеческого общества. И кроме того, КОБ в целом и каждое из высказанных в ней положений можно понять и можно обсуждать по существу по жизни и совести без ссылки на какие-либо догматы.

Но соответственно такому пониманию сути сект сама РПЦ является тоталитарной сектой — издревле прижившейся на Руси, многочисленной, временами господствующей над всем обществом и политикой государства. Вопреки своему самоназванию она является не Церковью Божией, а сектой — общественным институтом, отсекающим людей от Бога.

7. Концепция общественной безопасности — «прожектёрство»?
— либо реальная возможность

Для ответа на этот вопрос можно обратиться к статистике опросов населения России в ходе изучения «общественного мнения». Но имея дело со статистикой такого рода, надо понимать ряд обстоятельств, значимых для соотнесения результатов опросов населения на политические темы с возможностями осуществления той или иной политики, т.е. с политическими перспективами.

· Во-первых, всякая политика всегда выражает ту или иную концепцию организации жизни общества, а иногда — весьма своеобразный «коктейль» из нескольких, подчас не всегда и не во всём совместимых друг с другом концепций.

· Во-вторых, подавляющее большинство населения, включая политиков-профессионалов и политических аналитиков, в наши дни не осознаёт того факта, что текущая политика и всевозможные проекты политических реформ всегда концептуально обусловлены.[109]

· Вследствие первого и второго большинство не осознаёт, что объективно возможны более чем одна генеральная концепция политики:

Ø одна — выражающая Промысле Божий в отношении человечества,

Ø вторая — отрицающая Промысел и подменяющая его чьей-либо отсебятиной,

Ø и обе генеральные концепции имеют множество вариаций, обусловленных историей того или иного конкретного общества, смешиваясь в жизни друг с другом вследствие разнообразного субъективизма людей.

· Неосознаность всего этого приводит к тому, что в библейской цивилизации — на Западе и отчасти в России — в качестве единственно правильной концепции политики на протяжении исторически продолжительного времени наиболее образованными (а равно — наиболее зомбированными) представителями общества признаются:

Ø Либо клерикализм — жизнь общества в лоне той или иной библейской церкви при тщательном соблюдении её обрядности и истолковании жизни на основе Библии большей частью иерархами церкви (самодеятельность мирян в этой области не поощряется, а то и пресекается: в зависимости от исторических обстоятельств — от выражения неудовольствия священником наедине («святоотеческое» внушение) до организации массовых репрессий в отношении не признающих авторитета господствующей иерархии[110]).

Ø Либо либерализм — жизнь множества индивидов самих по себе, объединяющихся в коллективы и социальные группы соответственно их интересам, образованию, уровню и источникам доходов, но не задумывающихся о жизни общества как своеобразного организма в биосфере Земли. И эти принципы либерализма открывают дорогу проведению в жизнь тех же библейских принципов цивилизационного строительства, которые были представлены в Отступлении от темы в разделе 5, поскольку проведение в жизнь именно этих системообразующих принципов трактуется либерализмом всего лишь как свобода частного предпринимательства, защита прав каких-либо меньшинств и т.п. Такая трактовка жизни либералами — искренними и лицемерами (которые знают, что лгут и знают для чего) — исключает возможность адекватного понимания политики всеми теми миллионами людей, кто некритично соглашается с такой трактовкой.

В таких условиях по отношению к обеим из названных выше генеральных концепций политики и модификаций каждой из них одни и те же вопросы могут обладать разным значением, какие-то вопросы могут представляться «некорректно поставленными» (в том смысле, что на них невозможен ответ типа «да — нет»), какие-то вопросы могут представляться лишёнными смысла, т.е. неадекватными жизни. То же касается и соотношения ответов на разного рода вопросы и концепций, исходя из которых даются ответы на вопросы. При этом в условиях толпо-“элитаризма” вопросы могут проистекать из одних концепций, которым привержены вопрошающие представители правящей “элиты”, а ответы могут даваться, исходя из других концепций, выражающих идеалы подвластных “элите” «респондентов».

Памятуя об этом, обратимся к статистике изучения «общественного мнения» в нынешней «Россионии».

———————

Подборка статистики опросов россиян на политические темы, проведённых ВЦИОМ, опубликована на сайте “Политического журнала” (№ 22 (117) / 19 июня 2006 г.). Это статья “Большое партийное будущее” директора ВЦИОМ по исследованиям Владимира Петухова[111]. В ней сообщается:

«На протяжении последнего года уровень одобрения партийной системы составлял 15 — 20 %, неодобрения — 55 — 60 %. По степени критичности оценок с политическими партиями могут сравниться только такие признанные аутсайдеры общественного мнения, как Госдума (где представлено большинство ведущих партий), правоохранительные органы и профсоюзы. Это, безусловно, не способствует укреплению легитимности и доверия по отношению ко всей политической системе страны»

(http://www.politjournal.ru/preview.php?action=Articles&dirid=149&tek=5854&issue=165 ).

По существу это означает, что реализация в России западного либерального проекта зашла в политический тупик, в котором завоевания либерализма деградируют либо перерождаются во что-то ещё, что либерализму не свойственно.

Последнее подтверждается статистикой этого же опроса:

«В основном поддерживается классическая модель многопартийности, при которой в стране действуют две-три большие, хорошо организованные массовые партии, сменяющие друг друга у власти. Такой модели отдаёт предпочтение почти треть (29 %) россиян. Ещё 17 % считает, что партий должно быть много и разных. Вместе с тем достаточно много (25 %) сторонников однопартийной системы, а также тех, кто полагает, что Россия в настоящий момент вообще не нуждается в партиях и главное для неё — настоящие лидеры, вожди (20 %)[112]. При этом вариант однопартийной системы в основном близок пожилым людям, тогда как молодёжь и респонденты средних возрастов выступают за партийный плюрализм» (там же, в следующем абзаце по тексту).

Такая статистика характерна для периода «разброда и шатания» — «плюрализма мнений», который завершается либо потерей обществом своеобразия, либо его консолидацией на основе какой-то определённой совокупности политических мнений, выражающих общественно признаваемым образом так называемую «национальную идею», актуальную на некоторый исторический период. «Национальная идея» в этом случае ложится в основу политики государства, которую большая часть общества если и не поддерживает инициативно, то хотя бы соблюдает лояльность, активно не противясь ей и не саботируя её.

С этими данными, приводимыми В.Петуховым, надо соотнести и выдержки из материалов ещё одного всероссийского опроса на политические темы, проведённого ВЦИОМ в середине июня 2006 г. среди 1600 респондентов, опубликованные 25 июня 2006 г. сайтом NEWSRU.COM.

«Большинство россиян (67 %) считают, что наша политическая культура самобытна, она сильно отличается от политической культуры других развитых стран. Не согласны с этим 24 % респондентов.

Как утверждают опрошенные Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), для нашей политической культуры характерны пассивность, равнодушие и нежелание людей участвовать в политической жизни (68 %), неумение и нежелание соблюдать законы (56 %), всеобщее неверие в идеалы и принципы (52 %).

В то же время 54 % респондентов считают, что для неё свойственны такие качества как уважение людей к государственным символам, открытость и восприимчивость к опыту других народов (53 %), коллективизм, стремление решать все основные вопросы сообща (51 %).

Причём в представлениях респондентов, ориентация на согласие, кооперацию с другими людьми, поиск компромисса несколько перевешивают склонность к соперничеству, конфликтам, "войне всех со всеми" (45 % против 38 %). А традиция авторитаризма, самодержавия и антидемократические начала в политике чуть более распространены, чем традиция народовластия и демократические начала (44 % против 37 %).

Как показывает опрос, примерно равное число респондентов считают, что нашей политической культуре свойственны консерватизм, высокое влияние традиций, уходящих корнями в прошлое, и — стремление к новизне, отсутствие устоявшихся норм и традиций (45 % и 40 %); самостоятельность людей, опора на собственные силы и — несамостоятельность, ориентация на поддержку государства (46 % и 43 %)» (http://www.newsru.com/russia/25jun2006/polit_print.html ).

Если эти данные соотносить с генеральными концепциями организации жизни общества, о которых речь шала выше[113], то из этих материалов можно понять, что Русь как цивилизация сохранила свою самоидентичность[114], а библейская концепция управления, под властью которой Русь живёт уже более 1000 лет, для большинства по прежнему неприемлема[115] именно потому, что сохранена самоидентичность Руси.

Но вернёмся к статье В.Петухова. Далее он, говоря о роли партий в политической жизни и предпочтениях, выраженных респондентами по отношению к каждой из партий, высказывает следующее мнение:

«В современной России, похоже, реализуется такая модель многопартийности, при которой, как отмечают американские теоретики гражданского общества Д.Коэн и Э.Арато, «формированием интересов и принятием решений ведают сами политические партии, тогда как функция голосования состоит лишь в том, чтобы выбрать одну из претендующих на власть политических элит и принять их лидерство. Голосующие — это потребители, а партии — предприниматели, предлагающие на выбор альтернативные пакеты решений и менеджмент»(выделено жирным нами при цитировании).Именно в этом контексте следует рассматривать колоссальный разрыв между «Единой Россией» и всеми другими партиями, которым сегодня даже «заинтересованному покупателю» предложить практически нечего.

Иначе говоря, партии — их руководство — как предприниматели предлагают обществу управленческие услуги, а избиратели как потребители выбирают те или иные пакеты услуг соответственно своим ощущениям жизни и миропониманию. Такая оценка роли партий при сложившемся характере взаимоотношений государственности и общества в большинстве стран в современности в целом адекватна, конечно, если вывести из рассмотрения или оставить в умолчаниях вопрос о концептуальной власти и взаимоотношениях с нею руководства и рядовых членов партий.

Если этот вопрос не замалчивать, то, сказав «А», В.Петухову следовало сказать и «Б», а именно:

Управление всегда концептуально обусловлено.

Соответственно, казалось бы альтернативные «пакеты решений» и управление (менедж­мент), предлагаемые разными партиями, в действительности могут выражать одну и ту же концепцию управления.

Поэтому, если концепция управления в целом признаётся обществом в качестве выражающей его интересы[116], то избиратели достаточно активны для того, чтобы государственная власть чувствовала себя легитимной, поскольку избиратели отдают предпочтение тому или иному «пакету управленческих решений» и управленческому персоналу, который заявляет о своей готовности реализовать этот «пакет решений» в политике в русле признаваемой обществом концепции.

А вот если проводимая в жизнь концепция управления не выражает интересы большинства общества и люди это как минимум чувствуют (а как максимум осознают альтернативные концепции и могут мотивировать свою приверженность той или иной альтернативе), то для них нет разницы между казалось бы альтернативными «пакетами решений» и командами управленцев, которые заявляют о своей готовности воплотить в жизнь содержимое этих «пакетов» в жизнь. Кроме того, из истории известно, что упаковка — «пакеты» — это одно, а результат воплощения в жизнь содержимого этих «пакетов решений» — это другое. При таких условиях для избирателя рынок предложения управленческих услуг оказывается пуст, и при всём обилии предложения «пакетов» и команд изрядной доле избирателей на этом “рынке” нечего делать.

Именно такое положение дел имеет место в нынешней «Россионии». И это утверждение подтверждает статистика ответов на другие вопросы, приводимая В.Петуховым:

«Социальные низы теряют интерес к политике, впрочем, как и наиболее обеспеченные россияне. Наибольший же интерес (на уровне 50 — 54 %) демонстрируют средние во всех отношениях группы — как возрастные (35 — 44, 45 — 59 лет), так и выделенные по критерию материальной обеспеченности.[117] (…)

Сегодня среди тех, кто оценивает своё материальное положение как плохое и очень плохое, готовы проголосовать за КПРФ — 12 %, тогда как проголосовать против всех или вовсе не участвовать в выборах — 25 %».

И далее В.Петухов делает вывод:

«Однако списывать партии в архив пока рано — как в Европе, так и в России. Исследования ВЦИОМ показывают, что ресурс мобилизации у современных российских партий есть, и он достаточно велик. Так, на вопрос: «Готовы ли вы участвовать в работе какой-либо политической партии?»[118] 6 % опрошенных ответили согласием, ещё 8 % вступать в партию пока не готовы, но выражают желание стать волонтёром близкой им по убеждениям партии (участвовать в акциях, собирать подписи и т.д.). Наиболее приемлемый для россиян вариант поддержки «своей» партии — голосование на выборах. Такую форму политического участия выбирают более трети опрошенных — 35 %. В целом же поддерживать какую-либо партию в какой-либо форме (от вступления в неё до голосования) готовы 50 % россиян. Впрочем, много и тех (41 %), кто не хочет оказывать партиям никакой поддержки — 14 %, не обнаруживая в партийном пространстве страны организации, которая была бы им по душе, а 27 % вообще не видят смысла в деятельности политических партий в современной России»

(http://www.politjournal.ru/preview.php?action=Articles&dirid=149&tek=5854&issue=165 ).

В этом фрагменте наибольший интерес представляют те 41 %, которые не желают оказывать существующим партиям какой-либо поддержки, — это те, для кого политика в русле библейской доктрины в её светской либеральной модификации неприемлема. Им желательна какая-то иная концепция: либо заведомо не-библейская, либо клерикальная модификация библейской. Но ВЦИОМ, не интересуясь проблематикой концептуальной власти и вопросом о различии генеральных концепций и их вариаций, не имеет об этом представления и потому задаёт некорректные вопросы и получает ответы, которые однозначно трактовать невозможно.

Тем не менее ВЦИОМ вынужден признать:

«В России может произойти то, что имеет место во многих европейских странах, где «постма­тери­альные» антибуржуазные настроения распространяются уже не в рабочей среде, а среди высокообразованной, продвинутой части общества. Идея создания в нашей стране общества, которое не было бы похоже ни на дикий капитализм 90-х, ни на советский социализм, начинает овладевать умами. Эта идея также соотносится с заметно усиливающимися в последнее время антиноменклатурными и антиолигархическими настроениями».

Т.е. страна ждёт политики, проводимой в русле концепции, не имеющей ничего общего с библейской в обеих её (клерикальной и светско-либеральной) модификациях и прочими концепциями толпо-“элитаризма” вообще.

Но вопреки этому, что можно выявить даже на основе статистики ВЦИОМ, В.Петухов завершает свою статью так:

«Несмотря на очевидную привлекательность социал-демократических идей(выделено жирным нами при цитировании), перспективы возникновения в России влиятельной социал-демократической партии весьма туманны. Претензии на занятие социал-демократической ниши партией «Родина» посредством скрещивания социальных и национальных идей практически провалились. Россияне также не верят в возможность создать социал-демократическую партию из фрагментов КПРФ.

Некоторые надежды возлагаются на возможную коалицию партий второго эшелона, которые, судя по апрельскому опросу ВЦИОМ, занимают примерно схожую нишу — несколько левее центра. Однако на этом социал-демократизм таких партий заканчивается. Их потенциальный избиратель отнюдь не молодёжь и продвинутые городские слои, а российская глубинка и старшее поколение. То есть бороться они смогут в лучшем случае за делёж электората КПРФ или же того, что осталось от электората «Родины».

Наиболее перспективной в этом отношении представляется «социализация» разгромленных ныне либералов и соединение их с массовыми объединениями и движениями[119]. А ещё лучше — создание новой социал-демократической партии, не обременённой грузом наследства 90-х(выделено жирным нами при цитировании).Но пока никаких синдромов полевения либеральных партий и их лидеров (может быть, за исключением Хакамады и Ходорковского) не наблюдается. И как следствие, главным социал-демократом в России — впрочем, как и либералом и патриотом — остаётся президент Путин. А «Единая Россия» всё активнее играет по всему полю, имея в своем составе, как когда-то КПСС перестроечной поры, фракции на любой вкус — от самых левых до самых правых.

Наконец, крайне важной, судя по результатам исследований, является проблема партийного лидерства. В фокусе общественного внимания (за исключением президента) на протяжении ряда лет находятся 5 — 8 одних и тех же политиков, имеющих хоть какую-то общественную поддержку. Опросы свидетельствуют о назревшей потребности общества в ротации российской политической и партийной элиты, появлении новых политических фигур, менее идеологизированных и более технократичных, которые могли бы не только рассуждать о социальной справедливости, демократии и величии России, но и предлагать программы и технологии конкретных действий по реализации тех или иных идей»(текст выделен жирным нами при цитировании).

Выделенные нами жирным фрагменты в последней цитате (как и само название статьи “Большое партийное будущее”) — заурядный пример концептуально безвластного «про­же­к­тёрства» (в ироничном значении этого слова) и “элитарно”-по­лити­чес­кого графоман­ства.

Из последнего абзаца приведённой выше цитаты можно подумать, что народ устал от идеологий и потому желает прихода «новых политических фигур, менее идеологизированных и более технократичных». Но подумать так было бы неправильно. Хотя слово «техно­кра­тичных» в прямом своём значении не уместно в этом контексте, но из контекста и жизни можно понять, что народ устал от трёпа и желает эффективного управления в его интересах без трёпа.

Поскольку управление концептуально обусловлено, то и в этом случае директор ВЦИОМ по исследованиям уклонился от проблематики обсуждения концепций, лежащих в основе политических проектов и реализующей эти проекты текущей политики.

Если же говорить о концепциях, то в России “элитарные” слои, разочаровавшись в номенклатурно-бюрократическом социализме на основе идей марксизма, распределились между либерализмом и клерикализмом в форме возрождения многоконфессиональной многонациональной державы под патронатом иерархии РПЦ. Выстоявшие приверженцы марксизма теряют поддержку “электо­рата” и потому перспектив не имеют, вследствие чего вынужденно «прислоняются» к РПЦ. Часть населения (в среде люмпенизированной либералами в 1990‑е гг.) проявляет интерес к национал-фашистским проектам.

Обсуждения же по существу организации общественного самоуправления на основе четырёх названных концепций, унаследованных из прошлого, к тому же внедрившихся (каждая в своё историческое время) с Запада, в СМИ «Россионии» и учебниках её системы образования — нет. Есть только пустой трёп и графоманство на темы либерализма, православного возрождения, «марксизм себя ещё покажет», «Россия для русских». От трёпа люди действительно устали, и количество тех, кто эмоционально отзывался трёпу политиканов разных мастей подобно тому, как это имело место в конце 1980‑х — начале 1990‑х гг., существенно сократилось.

При этом от трёпа устала и некоторая часть “элиты”. Не поддерживая трёп на темы любого из четырёх названных проектов, представители этой части “элиты” в своих выступлениях заявляют о необходимости высказать так называемую «национальную идею» — концепцию организации общественного самоуправления многонационального российского общества в его развитии. Но и это стало разновидностью политиканского трёпа, поскольку кроме общих деклараций о том, что нужна «национальная идея», ни политической “элитой”, ни социологической наукой не производится никаких идей, которые могли бы стать «национальной идей», если общество с ними будет ознакомлено.

Поэтому понравится кому следующее утверждение либо же нет, но:

Исторически так сложилось, что в политической жизни России сейчас есть разно-безобраз­ный трёп на темы: либерализма, клерикализма, марксизма, национализма, склонного к перерождению в нацизм, необходимости «национальной идеи»; и есть Концепция общественной безопасности, факт существования и развития которой замалчивается СМИ, политической и научной “элитой” уже более 10 лет.

И практика показывает, что в отличие от трёпа на политические темы, содержание Концепции общественной безопасности поддаётся однозначному пониманию разными (по характеру полученного ими образования) людьми, хотя её освоение требует интеллектуального труда и неких минимальных навыков мышления. А далее — в зависимости от нравственности конкретного человека: она оказывается либо для него приемлемой, либо не приемлемой. Приведём выдержки из материалов парламентских слушаний по материалам Концепции общественной безопасности, проведённых ещё 28 ноября 1995 г.

Мнение единственного из экспертов[120], который прочитал все три тома первого издания “Мёртвой воды”:

Выступающий:“Я эти книги купил в мэрии по совету моего друга и основательно их проработал. Пришёл к однозначному выводу — я с вами абсолютно согласен. Спасибо вам за ваш гигантский труд. Он помог мне находиться в положении человека, который готов выступать перед любой аудиторией и отвечать на любые вопросы, самые провокационные. Благодаря этой работе я чувствую себя уверенным”.

Председательствующий: “Вас, наверное, (…)[121] попросил выступить? Признайтесь”.

Выступающий: “Нет, ни в коем случае. Я его увидел впервые только здесь”.

Реплика из зала: “Крайне ограниченный тираж[122]. Нужно сделать всё возможное Государственной Думе нынешнего состава, чтобы хотя бы миллионным тиражом издать эти работы за счёт государства. В конце концов концепция работает не на арабов, не на персов, не на мексиканцев, а на русский народ, на Россию”.

В записи есть длинное выступление Владимира Леонидовича Еремеева из Христианской партии с яростной защитой Библии и упрёком всем, что никто по Библии не жил и ни живёт — ни в России, ни в Америке.

Т.е. в ходе парламентских слушаний были и возражения с позиций альтернативных КОБ концепций, но это были возражения не по существу Концепции общественной безопасности, а выступление в смысле «Нет никакой библейской доктрины, просто надо жить по заповедям Божиим».

— По заповедям Божиим, конечно, надо жить, но причём тут Библия и библейская доктрина, отрицающая эти заповеди?

В.Л.Еремееву были даны ответы по существу.

Фрагмент выступления генерал-майора В.П.Дунаевского — руководителя рабочей группы по созданию Совета Безопасности:

“Я полагаю, что концепция родилась прежде всего потому, что в течение 10 лет наше общество находится в состоянии смуты. Многие, утратив ориентиры, разуверившись в авантюристических прожектах, испытав лихую беду, горечь поражений и страданий, впали в растерянность и безысходность. И действительно нужен прорыв, чтобы обществу и России выползти из этого состояния. Надо отдать должное разработчикам — они совершили интеллектуальный подвиг и этот подвиг надо использовать. (...) Предлагаю по этому вопросу подготовить информационную записку Президенту и Правительству, подготовить обращение к парламентам других стран, предлагаю обратиться к народам России, подготовить и провести по этому вопросу в 1996 году Международную конференцию”.

Президент Фонда национальной и международной безопасности, редактор журнала «Безопасность» Л.И.Шершнёв: “Мне многое импонирует в суждениях докладчиков, прежде всего сам методологический подход по ряду позиций, попытка добраться до истоков безопасности, глубинных причин или корней нынешних событий в России. Возможно, авторы концепции имели основание утверждать, что есть главный предиктор — мировое правительство, контролируемое еврейской финансовой мафией, которая одинаково враждебна и русским и евреям… Любая точка зрения имеет право на жизнь, по крайней мере на то, чтобы её выслушали.

Я бы предложил передать представленную нам Концепцию общественной безопасности на рецензию экспертно-консультативному совету Государственной Думы по проблемам безопасности.

А.В.Птушенко, академик, доктор юридических наук: “Принимаю эту концепцию почти целиком. Выслушал все три доклада с большим удовольствием и с очень большой горечью. Удовольствие состояло в том, что я слышал знакомые мне, понятные мне, на понятном языке чётко изложенные вещи, а горечь моя была в том, что вот я вижу, здесь работал мощный коллектив, а я работал как кустарь-одиночка и пришёл к сходным выводам”.

Председатель слушаний депутат ЛДПР Н.В.Кревельская (после выступления представителя коллектива разработчиков КОБ): “Я хочу сказать, что концепция впервые родилась не в правительственных, не в президентских структурах, не за деньги, а родилась в головах учёных, вышла в аудитории и сейчас идёт к практикам, стучится в дверь к законодателям. Такое явление, поверьте мне, впервые в нашей государственности. Чаще всего всё было наоборот”.

Парламентские слушания длились более 6 часов. Выдержки из них приведены по изданию “Думский вестник”, № 1 (16) (Издание Государственной Думы, 1996 г.). Как и положено, была вынесена резолюция. Пункт 1 “Рекомендаций парламентских слушаний” по вопросу Концепции общественной безопасности гласит следующее:

«1. Рекомендовать Президенту Российской Федерации, Правительству Российской Федерации, Парламенту Российской Федерации, общественным объединениям ознакомиться с предложенной концепцией общественной безопасности России и начать её гласное обсуждение в средствах массовой информации, в аудиториях».

Но эти слова так и остались только на бумаге, не имея никакого продолжения ни в политике «россионской» государственности, ни в информационной политике её “независимых” СМИ[123].

Эти парламентские слушания состоялись, скорее всего, по недосмотру тогдашних руководителей Госдумы, которые не вникали в существо всех предлагаемых к обсуждению материалов. Читать толстые книги им некогда[124]: законотворчество в русле библейской доктрины, банкеты и борьба за место у кормушки съедают всё время. Тем, кто хочет возразить, следует знать, что в буфетах и кафе Думы наличествует алкоголь и табак[125], на основании чего возникает нравственное право обвинить Думу в том, что она законотворчествует под непрестанным угнетением её коллективной психики алкогольно-табачном дурманом. В результате такого рода специфики думской деятельности и самих думцев тогдашний председатель Думы Иван Рыбкин подмахнул повестку дня тех парламентских слушаний если и не «не глядя», то не вдаваясь в существо каждого из вопросов.

Это утверждение о недосмотре, в результате которого:

Концепция общественной безопасности в Богодержавии стала в России единственной легитимной концепцией, оппозиционной библейской доктрине порабощения человечества,

— подтверждается всей последующей деятельностью Государственной Думы РФ и её комитетов, которые к материалам Концепции после этого явного недосмотра больше не обращались, т.е. проигнорировали даже рекомендации парламента предшествующего созыва.

Т.е. факты жизни показывают, что различие Японии и России в аспекте проектирования приемлемого для себя и человечества в целом будущего весьма существенно. Начнём его характеристику с того, что носители человечного типа строя психики в правящих “элитах” обоих государств редки, и не они определяют «лицо» каждой из “элит”. При этой оговорке различие состоит в том, что:

· В Японии правящая “элита” обеспокоена будущим Японии и человечества, вследствие чего на протяжении десятилетий поддерживает содержательные исследования в области социологии с целью выработки взаимно дополняющих друг друга глобальной, внутренней и внешней политики Японского государства. При этом, судя по всему, японская “элита” включает в себя носителей типа строя психики зомби, руководимых (или вдохновляемых) носителями демонического типа строя психики.

· В «Россионии» правящая “элита” в нравственно-интеллектуальном отношении раздавлена Библией, вследствие чего может только демонстрировать на словах обеспокоенность судьбами страны и её народов, но для того, чтобы что-то сделать в этом направлении, на это у неё нет ни желания, ни воли. В её составе изрядная доля носителей скотского типа строя психики[126] (что явно выразилось в её обогащении в разоряющейся стране в 1990‑е гг.), много зомби и небольшое количество демонических личностей. Поэтому скоты и зомби в её составе способны только к разно-безобразному трёпу и наукообразному графоманству (под эгидой РАН и разного рода частных фондов) на политические темы, включая и ни к чему не обязывающий “элиту” трёп о том, что «России нужна национальная идея». Упоённые собственным трёпом и графоманством, ориентированным на получение учёных степеней и званий, они ждут, что некто посторонний — хозяин (для скотов) и программист (для зомби) — выработает необходимые ИМ политические решения, вдохновит простонародное «быдло» некой «национальной идеей», воплощением которой в жизнь они будут руководить, вдохновляя «быдло» на трудовые подвиги, а «быдло» будет ишачить на них, поддерживая их многократно преимущественный по отношению к остальному обществу потребительский статус.

Примерно такова была и “элита” «Россионской империи» до 1917 г. И имперская “элита” дождалась — пришли В.И.Ленин (Ульянов-Бланк) и Л.Д.Троцкий (Бронштейн) — вдохновили, убедили и организовали… Т.е. «россионская» “элита” за прошедшие 100 лет по своему характеру не изменилась.

Но за прошедшие 100 лет (а тем более за 1000)[127] качественно изменилось простонародье Руси.

В частности:

Если до 1917 г. простонародье качественно уступало “элите” по образовательному уровню и кругозору, то сейчас образовательный уровень простонародья и “элиты” качественно один и тот же:

Представители “элиты” учились в тех же вузах, что и представители «простонародья», хотя количественно образовательный уровень некоторых подгрупп “элиты” может быть и выше, чем уровень образования простонародья, поскольку в силу сложившейся статистики распределения профессий по «престижности» и того факта, что диплом о высшем образовании (а тем более, аттестаты о присвоении учёных степеней и званий) — один из «пропусков» в “элиту”.

Поскольку, как заметил ещё Ф.Бэкон «Knowledge itself is power» — «Знание по сути своей есть власть», в течение советского периода истории на Руси если не произошло перетекание государственной власти от “элиты” к простонародью, то предпосылки к этому, которые носят психический, нравственно-этический характер, — назревают.

Соответственно, если в начале ХХ века простонародье внимало представителям более образованной правящей “элиты” и представителям не менее образованной и начитанной революционной “элиты”, отзываясь чувственно-эмоционально на их призывы и лозунги, либо отказывая им в поддержке, то в начале XXI века положение дел изменилось.

Е.Т.Гайдар и многие другие ему подобные конечно обладают в сложившейся после краха государственности СССР системе внутриобщественных взаимоотношений “элитарным” статусом, но в среде так называемого простонародья есть достаточное количество людей, которые жизненно состоятельно и научно обоснованно объяснят таким как Е.Т.Гайдар и остальному обществу, в чём проявляется дурость и порочность нравственности Е.Т.Гайдара и ему подобных. В том числе есть люди, которые способны проделать это и в прямом эфире радио и телевидения, заодно указав многим ведущим ток-шоу на их истинное положение в толпо-“элитарном” обществе[128].

Именно вследствие того, что простонародье качественно изменилось, ещё в бытность СССР — в порядке осуществления самодеятельной общественной инициативы — была выработана Концепция общественной безопасности, являющаяся продолжением русского многонационального большевизма прошлых эпох.

По сути это означает, что российское общество с начала 1990‑х гг. управляется по схеме предиктор-корректор не стихийно-бессознательно (как Япония), а осознанно — на основе действия простонародной (а не “элитарной”) многонациональной концептуальной власти.

Это — необратимо качественный рубеж общественно-исторического развития Руси и процесса глобализации.

И поэтому, хотя либералы за годы реформ смогли люмпенизировать изрядную долю населения страны, выдавить миллионы людей в опущенный и в скотский типы строя психики, вследствие чего проявления скотства в России бросаются ныне в глаза в изобилии во всех сферах жизни, но не нынешнее распространение скотства определяет будущее Русской многонациональной цивилизации и Русского проекта глобализации.

Его определяют те, кто осознанно или бессознательно, но последовательно продвигается к необратимо человечному типу строя психики в исторически складывающихся обстоятельствах, начиная на основе этой психической подоплёки оказывать разностороннее воздействие на формирование будущих обстоятельств. С появлением КОБ и распространением её материалов в обществе этот процесс обретает всё более осознаваемый характер, тем самым структурируя волю множества людей и придавая определённую направленность освоению потенциала личностного развития ещё большего множества людей, пока безвольных и невежественных в вопросах социологии и внефизиологического смысла собственной жизни.

Внутренний Предиктор СССР
2 — 28 июня 2006 г.
Уточнения и исправления:
14 — 22 июля 2006 г.


[1] “НГ” сообщает об авторе следующее: «Сергей Переслегин — писатель, эксперт ЦСР “Северо-Запад”, президент Фонда “Энциклопедия”».

Кроме того, он соучаствует в работе Санкт-Петербургской Школы Сценирования: как можно понять из публикации в интернете, это — семинар, действующий на основе инициативы его участников.

«На 1 июня 2004 года в СПбШС прошло 22 семинара по следующим темам: “Базовый сценарий развития России”, “Германский постиндустриальный проект”, “Полистратегичность. Информационные объекты-0”, “Инфор­мационный объект — русская национальная идея”, ролевая игра “Русская национальная идея”, “Сургут. Пространственное развитие-1”, “Армения. Стратегирование. Сценирование” — закрытый семинар штаба, “О вреде благоденствия (застойная бедность - 0)” — закрытый семинар штаба, “Информационные объекты-1” — закрытый семинар штаба, “Информационные объекты. Динамические сюжеты. Древние боги. Диалектика. Эволюция”, “Японский когнитивный проект - 1”, “Поэтика российских идей”, “Проблема застойной бедности - 1”, “Рефлексия семейной игры - 2004”, “Делать язык”, “Сайт СПб ШС. Структура” — закрытый семинар штаба, “Застойная бедность - 2” — закрытый семинар штаба по заказу “Русского Архипелага”, “Японский когнитивный проект - 2”, “Транспортная связность”, “О госдокументации” — закрытый семинар штаба. “Пространственное развитие - 2”, “Когнитивный космос вместо космоса индустриального”, “Религия и политика. Соотношение сил” — закрытый семинар штаба.

Цели СПбШС, как обычно подразделяются на внешние и внутренние. К внутренним целям относятся познание и выстраивание деятельностной коммуникации. К внешним — позиционирование участников семинара, их творческого опыта, получение заказов на аналитическую и экспертную деятельность, издание учебно-методических и научно-популярных книг с использованием материалов семинара», — сообщается на сайте СПБШС (http://www.tigerschool.org/item_1.html ).

На этом же сайте сообщается, что С.Б.Переслегин написал книгу “Самоучитель игры на мировой шахматной доске”, название которой подразумевает ответ бывшему госсекретарю США З.Бжезинскому — автору книги “Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы”. — М.: Международные отношения. 1998. (Brzezinski Z. «The Grand Chessboard. American Primacy and Its Geostrategic Imperatives». Basic Books).

Пояснение:

«Когнитúвность (лат. cognitio, «познание, изучение, осознание») — термин, используемый в нескольких, довольно сильно друг от друга отличающихся, контекстах, обозначающий способность к умственному восприятию и переработке внешней информации. В психологии это понятие ссылается на психические процессы личности и особенно на изучение и понимание так называемых «психических состояний» (т.е. убеждений, желаний и намерений) в терминах обработки информации. Особенно часто этот термин употребляется в контексте изучения так называемого «контекстного знания» (т.е. абстрактизации и конкретизации), а также в тех областях, где рассматриваются такие понятия, как знание, умение или обучение.

Термин «когнитивность» также используется в более широком смысле, обозначая сам «акт» познания или само знание. В этом контексте он может быть интерпретирован в культурно-социальном смысле как обозначающий появление и «становление» знания и концепций, связанных с этим знанием, выражающих себя как в мысли, так и в действии» (по материалам сайта “Википедия. Свободная энциклопедия”:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%B3%D0%BD%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C — в одно слово без пробелов, по состоянию на начало июня 2006 г.).

[2] Полная функция управления — понятие достаточно общей теории управления. Полная функция управления (как и концепция упра­в­ления) — иерархически упорядоченная последовательность разнокачественных действий, включающая в себя:

1. Опознавание факторов среды (объективных явлений), с которыми сталкивается интеллект, во всём многообразии процессов Мироздания.

2. Формирование стереотипа (навыка) распознавания фактора на будущее.

3. Формирование вектора целей управления в отношении данного фактора и внесение этого вектора целей в общий вектор целей своего поведения (самоуправления) на основе решения задачи об устойчивости объекта управления в смысле предсказуемости его поведения в среде с учётом этого фактора.

4. Формирование концепции управления и частных целевых функций управления, составляющих в совокупности концепцию, на основе решения задачи об устойчивости в смысле предсказуемости поведения в среде(предсказу­е­мос­ти в той мере, какой требует управление с заданным уровнем качества).

5. Организация и реорганизация целесообразных управляющих структур, несущих целевые функции управления.

6. Контроль (наблюдение) за деятельностью структур в процессе управления, осуществляемого ими и координация взаимодействия разных структур.

7. Ликвидация существующих структур в случае ненадобности или поддержание их в работоспособном состоянии до следующего использования.

Пункты « 1 » и « 7 » всегда присутствуют. Промежуточные между ними можно в той или иной степени объединить или разбить ещё более детально.

[3] Но от обсуждения вопроса об обусловленности будущего такими факторами, как Божие Предопределение и отношение людей к Божиему Промыслу С.Б.Переслегин в публикации в “НГ” уклонился.

[4] Прожект — 1. План на будущее. 2. То же что проект (в 3‑ем значении иронически).

Прожектёр — человек, который занимается прожектёрством, склонен к прожектёрству.

Прожектёрство — увлечение несбыточными проектами.

Так эти термины толкует “Словарь русского языка” С.И.Ожегова (изд. 20‑е, исправленное, Москва, «Русский язык», 1991 г., стр. 608).

Можно заметить, что ироничное значение — не изначальное, а исторически приобретённое, что заставляет вспомнить слова из басни «про зелен виноград»: в том смысле, что российской интеллигенции оказалось слабó прожектировать и воплощать прожекты в жизнь. Отсюда и возникло ироничное отношение к «прожек­тёр­ству». Это подтверждает и “Словарь живого великорусского языка” В.И.Даля (1801 — 1874), который жил на столетие раньше С.И.Ожегова (1900 — 1964):

«Проект м. лат., прожект фрн. план, предположенье, предначертанье; задуманное, предложенное дело, и самое изложенье его на письме или в чертеже. Проектный, прожектный, к сему относящийся. Прожектировать что, фрн., задумать, загадать, сообразить и предположить к исполнению; составлять для сего записку, чертёж. (…) Прожектированье действие по глаголу. Прожектёр, -рка, охотник до проектов, у кого много предположений, задач для исполненья; затейщик, выдумщик» (“Словарь живого великорусского языка” В.И.Даля, т. 3).

Как видите, никакой иронии. Ирония в отношении к прожектёрству появилась потом — во времена, когда В.И.Даль уже ушёл в мир иной, а С.И.Ожегов ещё не приступил к составлению своего “Словаря”. В ироничном же отношении к прожектёрству выразилось скептическое самодовольство и неумение прожектировать и воплощать прожекты в жизнь, свойственное российской, потом советской, и нынешней «россионской» интеллигенции.

[5] За этим высказыванием С.И.Щеглова следует реплика другого участника интернет-форума:

«Щеглову

>>P.S. Надо бы Грефу подсказать идею — создать “Комиссию по целям России”...

Гм. Вы, Щеглов, тайный иезуит. После этого от Грефа останется мокрое место» — На этом дискуссия на сайте по теме «Японский проект» обрывается: во всяком случае, нам продолжение найти не удалось. Пояснение на тему, почему предлагается именно «Грефу подсказать идею»:

Г.О.Греф с 2000 г. входит в руководство “Центра стратегических разработок” (http://www.csr.ru/ ).

На сайте “Мировой экономический кризис” в личном разделе С.И.Щеглова (http://worldcrisis.ru/crisis/schegloff ) приведён список его публикаций, среди которых есть работа, имеющая отношение к вопросам общественного управления: “От племени к нейросоцу. Введение в теорию социальных систем управления” (http://worldcrisis.ru/crisis/147694 ).

[6] А так же и развивающееся на его основе прикладное: техническое, медицинское, сельскохозяйственное и т.п..

[7] В наши дни оно весьма редкое, поскольку интегрировано с инженерно-строительным, которое раздавило архитектурное образование как овладение искусством архитектуры — определённым во многом не формализуемым делом.

[8] Писатель Владлен Бахнов в повести-памфлете, высмеивающей возомнивший о себе тоталитаризм, “КАК ПОГАСЛО СОЛНЦЕ, или ИСТОРИЯ ТЫСЯЧЕЛЕТНЕЙ ДИКТАТОРИИ ОГОГОНДИИ, КОТОРАЯ СУЩЕСТВОВАЛА 13 лет 5 месяцев 7 дней”, пользуется термином не «гуманитарии», а «гуманитологи», созвучным с никем не употребляемым публично термином «гуманитОЛУХИ». Благодаря изящному юмору эта повесть легко и с удовольствием читается, многое проясняя при этом в жизни. С нею можно ознакомиться в интернете по адресу:

http://www.oldsf.ru/BACHNOV/Bachnv11.htm (гиперссылка по состоянию на начало июня 2006 г.).

[9] Непосредственно созиданием потребляемых благ занимаются не гуманитарии, а другие, но социальные институты перераспределяют производимое обществом, и потому «гуманитологи» живут на всём готовом, и, как показывает история, часто лучше, чем те, кто всё это производит.

[10] Хотя и в них при мафиозно-корпоративном характере организации деятельности, сложившемся c начала ХХ века, тоже многие «выдающиеся деятели» — вовсе не выдающиеся учёные, инженеры, врачи и т.п., а наиболее преуспевшие прохиндеи с некоторыми организаторскими способностями, которые вкупе с прохиндейством и позволили им обрести свой статус.

[11] Из нынешних можно назвать Г.О.Грефа. — В 1990 г. окончил юридический факультет Омского государственного университета. В 1994 г. окончил аспирантуру юридического факультета С-Петербургского государственного университета. — Это не то образование, которое позволяет действительно руководить по существу дела Министерством экономического РАЗВИТИЯ и торговли, поскольку при полном незнании высшей математики, при неумении пользоваться аппаратом линейной алгебры и математической статистики, не зная теории управления, невозможно иметь адекватных представлений о макроэкономических процессах и способности предприятий микроуровня вписываться в макроэкономическую политику государства; невозможно мотивированно и ответственно формировать макроэкономическую стратегию государства, реализуемую в политике; невозможно связать макроэкономическую стратегию и практическую политику.

В этих вопросах Г.О.Греф обречён быть заложником подчинённых ему по должности специалистов и может полагаться только на свою нравственно обусловленную интуицию. Хотя при этом он может быть неплохим бюрократом-адми­ни­стра­то­ром, управляющим специалистами, которые что-то знают о макроэкономической системе государства и управлении ею (вопрос только в том, что они знают и что именно умеют при общей неадекватности и управленческой несостоятельности экономической науки западного типа).

[12] Сапёр на разминировании ошибается только один раз.

Реформы либо удаются и приводят к желаемому результату либо терпят крах, порождая результаты, прямо противоположные заявленным при их начале, и тем самым усугубляют проблемы.

Многие памятники архитектуры прошлого — произведения технологий, требующих безошибочности и виртуозности, не допускающих достижение результатов методом последовательных приближений: фрески (живо­пись по не успевшей высохнуть штукатурке), резьба по камню стен и других несущих конструкций — всё это должно делаться с первого «приближения» и виртуозно для того, чтобы получился шедевр архитектуры.

[13] Примером тому создание атомной бомбы: для того, чтобы ядерный заряд взорвался, необходимо, чтобы была превышена критическая масса делящегося изотопа. И это не единственный такого рода пример.

Известны и масштабные эффекты ещё более жёсткие. Как шутят те, кто знаком с проблематикой построения магнито-гидродинамических электрогенераторов: уменьшенная модель МГД-генератора — увеличенная модель его недостатков.

Пояснение.

МГД-генератор — один из технически возможных прямых преобразователей тепловой энергии в электрическую.

Если поток электропроводящей среды оказывается в магнитном поле, то возникает электродвижущая сила — ЭДС (например в струе пламени между противоположными полюсами магнитов возникает ЭДС). Это широко известное положение физики. При реализации этого принципа в МГД-генераторе не нужен двигатель, который вращает вал ротора обычного электрогенератора, не нужен сам обычный электрогенератор с обмотками ротора и статора. Вопрос только в том, как реализовать возникающую таким путём электродвижущую силу в техническом устройстве: чем горячее поток плазмы на входе и чем её больше — тем МГД-генератор мощнее и эффективнее, но, чем горячее плазма, — тем сложнее защитить МГД-генератор и его узлы от перегрева и разрушения; а в малых установках — мало плазмы, она быстро отдаёт тепловую энергию в окружающую среду, не успевая породить большую ЭДС, КПД и мощность установка оказываются настолько малыми, что говорить о промышленном применении не приходится.

В экономике в каждой отрасли есть свой критический порог, только по превышении которого некая сумма денег может стать инвестиционным капиталом и породить новое предприятие. Меньшая сумма денег может стать капиталом в указанном смысле только на основе принципиально новых технологий и организации работ, разработка которых, в свою очередь, может потребовать оплаты, которая ляжет вкладом в величину порога капитализации денег в этих отраслях на основе новых технологий.

В медицине в силу специфических различий биохимии организма человека и биохимии лабораторных животных (различие в наборе и составе ферментов, особенности строения крови и т.п.) фармакологические эксперименты на животных могут давать неадекватные задаче результаты: лекарства, пригодные для лечения людей, в некоторых случаях могут ошибочно браковаться, не доходя до стадии клинических испытаний на людях; а непригодные — будут выявляться только в ходе их применения на людях в клинических испытаниях или в клинической практике после успешно проведённых фармакологических экспериментов на животных.

[14] Иными словами их решение может потребовать в некотором конкретном смысле пойти «ва-банк», т.е. действовать по принципу «пан — либо пропал»: так выигрываются и проигрываются войны на уничтожение и порабощение.

[15] Крещение Руси имело место в 988 г.

[16] И в оболванивании детей в России реформаторы за последние 15 лет достигли большого успеха:

«Около трети выпускников российских школ — двоечники по математике. Об этом заявил сегодня министр образования и науки Андрей Фурсенко. Такое положение дел он назвал катастрофическим. “Необходимо укрепить педагогическое образование”, — подчеркнул министр. Он считает, что надо изменить стандарты подготовки педагогов и разработать новые учебники» (публикация на сайте http://www.utro.ru/news/2006/06/09/555647.shtml 09.06.2006 г.).

Конечно, в советской школе имела место и показуха, и выводиловка-натяжка оценок, вследствие чего некоторое количество учеников не получали вполне заслуженные ими двойки, а некоторое количество отличников получили не заслуженные ими пятёрки и даже получили золотые медали. Но такого рода случаи носили единичный характер, т.е. их можно было исключить из общей статистической массы. В годы же реформ выводиловка-натяжка оценок обрела характер массового явления: были случаи, когда в некоторых школах до 1/3 выпуска становились золотыми и серебряными медалистами. Потом появился ЕГЭ (Единый Государственный Экзамен), который и выявил, что от 20 до 40 процентов выпускников не в состоянии пройти тест по математике даже по упрощённой в годы реформ программе обучения математике в школе.

«С тех пор, как в России начался эксперимент с ЕГЭ, статистика результатов выпускных экзаменов по математике отравляет жизнь чиновникам Министерства образования и науки. В течение последних пяти лет от 20 % до 40 % одиннадцатиклассников сдавали этот тест на двойку. Что с этим делать, в министерстве долгое время не знали. Чиновники то обвиняли директоров школ в завышении отметок на традиционных экзаменах, которые почему-то давались выпускникам намного легче, то пытались изменить школьные программы, упростив стандарты по математике. Министерству даже пришлось пойти на своеобразный подлог — позволить руководству школ выставлять в аттестаты «округлённые» отметки: например, если ребенок получал двойку на ЕГЭ, но в году учителя ставили ему тройку, в свидетельство об окончании разрешено было заносить лучшую отметку.

И вот наконец ведомство Андрея Фурсенко решило покончить с проблемой раз и навсегда. С этого учебного года экзамен можно будет не сдавать. Вместо него желающим предложат зачёт. Не приходится сомневаться, что новой системе аттестации отдадут предпочтение огромное число выпускников. Глава Федеральной службы по надзору в сфере образования Виктор Болотов, которого считают идеологом ЕГЭ, уверен, что нововведение позволит избежать «школьного вранья и завышения отметок, предоставив учащимся выбор, получать отметку по математике или нет». Идею проведения зачётов поддержали и в Мосгордуме. В комиссии по образованию считают, что зачётная система проще, чем оценочная, в ситуации, когда выпускник собирается поступать в гуманитарные вузы, где не важна отметка по математике. В прошлом году депутаты городской Думы уже вносили предложение разработать два варианта тестовых заданий: обычный — для школьников, которым математика в будущем не понадобится, и усложненный — для тех, в чьей вузовской специальности этот предмет станет профильным. Впрочем, тогда этот проект был отложен, поскольку судьба самого оставалась до недавнего времени неопределенной. Теперь же, когда министр образования и науки Андрей Фурсенко объявил, что законопроект о ЕГЭ уже в нынешнюю сессию будет рассмотрен Госдумой, с “проблемной” дисциплиной нужно было срочно что-то делать» (публикация 10 октября 2005 г. “Двоечникам разрешат не сдавать математику” на сайте “Московский городской сервер”: http://www.moscow2000.com/news/view2.asp?Id=81544&IdType=5 ).

В нашем же понимании от 20 до 40 % двоечников по математике (при многократно упрощённой учебной программе по отношению ко временам застоя, а тем более — по отношению ко временам сталинизма) среди выпускников школ — это не показатель того, что так сильно деградировали новые поколения (хотя они во многом действительно деградировали — массовое недоедание, оболванивающие телевидение и школа), а показатель того, что реформаторы за 1990‑е гг. разрушили систему преподавания математики в общеобразовательных школах. А математика — одна из необходимых составляющих для получения высшего естественнонаучного образования и высшего прикладного образования.

Иными словами, либерал-реформаторы, “гуманисты” преуспели в продвижении в Россию системы противоестественного образования.

[17] Об этом в материалах Концепции общественной безопасности см. работу ВП СССР “Нам нужна иная школа”. Эта и другие работы ВП СССР опубликованы в интернете на сайтах www.vodaspb.ru , www.globalmatrix.ru , а также распространяются на компакт-дисках в составе Информационной базы ВП СССР.

[18] Отказ от политики изоляционизма во второй половине XIX века произошёл под угрозой силового вмешательства государств Запада во внутренние дела Японии. По завершении второй мировой войны ХХ века Конституция Японии была продиктована победителями и в первое десятилетие своего существования она фактически была протекторатом США.

[19] В публикациях в интернете название документа переведено иначе и, на наш взгляд, — более точно и содержательно: «Внутренняя граница: развитие личностей и лучшее управление в двадцать первом веке» (Комиссия по целям Японии в 21 веке. Япония, 2000) в переводе на русский язык Мовилы В.В. и Желтова А.В. под общей редакцией Л.В.

Перевод опубликован в двух вариантах:

http://www.tigerschool.org/files/item_39/japan.doc — первая версия перевода;

http://www.intelros.ru/lib/doklady/japan2.html — вторая версия на сайте “Интелрос” — “Интеллектуальная Россия”.

[20] Примером тому ещё одно забытое эпохальное высказывание бывшего премьера России В.С.Черномырдина: «Я бы с удовольствием доложил программу действий до 3000‑го года (редкие хлопки в зале), но сначала надо решить, что делать сейчас».

Это из его выступления 27 марта 1993 г. на девятом внеочередном съезде народных депутатов РСФСР — том самом, на котором Б.Н.Ельцин появился на трибуне то ли выпивши, то ли провокационно изобразив пьяного, по какому вопросу А.В.Коржаков не внёс ясности в своих воспоминаниях о совместной его с Б.Н. деятельности.

Но для того, чтобы адекватно решить «что делать сейчас», надо иметь программу если не до 3000-го года, то хотя бы до 2150‑го.

Ещё один пример недееспособности отечественной политической “элиты” к эффективному прожектёрству и осуществлению прожектов из более ранней истории. В СССР Институт США и Канады в 1990‑м году завершил научно-исследовательскую работу “Разработка концепции стратегической стабильности и динамики развития сценариев возможного взаимодействия при условии сохранения паритета перспективных стратегий мировых держав на период до 2005 года” (Техническое задание на эту НИР подписал тогдашний зам. директора этого института А.Кокошин, в последствие замминистра обороны России, продолжающий и ныне быть активным политиком). В 2006 г. после всего происшедшего даже само название этой темы воспринимается как послание из сумасшедшего дома, а ведь это — продукт одного из ведущих социологических институтов АН СССР (впоследствии РАН); и по тематике такого рода в разных институтах был написан (и пишутся ныне) не один довольно толстый отчёт…

И есть основания полагать, что «прожектёрство» японских аналогичных по целям и задачам их деятельности институтов более жизненно состоятельно, нежели прожектёрство социологических институтов РАН и разного рода отечественных политизированных “элитарных” фондов. При этом полезно обратить внимание на то, что в Японии нет так называемой «Академии наук», и вопреки этому страна в целом успешно развивается на протяжении последних полутора столетий.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.