Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Понятие и признаки нормы права. Проблема структуры нормы права. Нормативное предписание и логическая норма



В современной юридической литературе под нормой права понимается общеобязательное формально-опреде­ленное правило поведения, установленное и обеспеченное обществом и государством, закрепленное и опубликован­ное в официальных актах, направленное на регулирование общественных отношений путем определения прав и обя­занностей их участников.

Можно выделить следующие существенные признаки правовых норм.

1. Норма права есть мера свободы волеизъявления и по­ведения человека.

2. Это форма определения и закрепления прав и обязан­ностей.

3. Норма права представляет собой правила поведения общеобязательного характера, т.е. она: а) указывает, каким образом, в каком направлении, в течение какого времени, на какой территории необходимо действовать тому или ино­му субъекту; б) предписывает правильный с точки зрения общества и потому обязательный для конкретного индивида образ действий; в) носит общий характер, выступает в каче­стве равного, одинакового масштаба для всех и каждого, кто оказывается в сфере ее действия.

4. Это формально-определенное правило поведения. Внутренняя определенность нормы проявляется в содержа­нии, объеме прав и обязанностей, четких указаниях на по­следствия ее нарушения. Внешняя определенность заключа­ется в том, что любая норма закреплена в статье, главе, разделе официального документа — нормативно-правовом акте.

5. Норма права есть правило поведения, гарантирован­ное государством.

6. Она обладает качеством системности, которое прояв­ляется в структурном построении нормы, в специализации и кооперации норм различных отраслей и институтов права.

СТРУКТУРА НОРМЫ ПРАВА

Будучи "клеточкой" права, норма в то же время есть сложное образование, имеющее собственную структуру.

Традиционно считается, что норма права состоит из трех элементов: гипотезы, диспози­ции и санкции.

Гипотеза указывает на конкретные жизненные обстоя­тельства (условия), при наличии или отсутствии которых и реализуется норма. В зависимости от количества обстоятельств, обозначенных в норме, гипотезы бывают простые и сложные. Альтернативной называют гипотезу, которая свя­зывает действия нормы с одним из нескольких перечислен­ных в статье нормативного акта обстоятельств.

Диспозиция содержит само правило поведения, соглас­но которому должны действовать участники правоотноше­ния. По способу изложения диспозиция может быть прямой, альтернативной и бланкетной. Альтернативная диспозиция дает возможность участникам правоотношения варьировать свое поведение в пределах, установленных нормой. Блан­кетная диспозиция содержит правило поведения в самой общей форме, отсылая субъекта реализации к другим пра­вовым нормам.

Санкция указывает на неблагоприятные последствия, возникающие в результате нарушения диспозиции право­вой нормы. По степени определенности санкции подразделя­ются на абсолютно определенные (точно указанный размер штрафа), относительно определенные (лишение свободы на срок от трех до десяти лет), альтернативные (лишение сво­боды на срок до трех лет, или исправительные работы на срок до одного года, или штраф).

Таким образом, структура правовой нормы есть логи­чески согласованное ее внутреннее строение, обусловлен­ное фактическими общественными отношениями, харак­теризуемое наличием взаимосвязанных и взаимодейству­ющих элементов, реально выраженное в нормативно-пра­вовых актах.

Норма-предписание.

Первичным подразделением, живой клеточкой права как институционного образования является норма-предписание.

Это – элементарное, логически завершенное государственно-властное нормативное веление (установление), непосредственно выраженное в тексте нормативного юридического акта.

Нормы-предписания – продукт специализации права. Ведь главная функция первичных подразделений в системе права состоит в том, чтобы обеспечивать в соответствии с назревшими потребностями экономического базиса данного классового общества конкретизированное, детальное, точно определенное регулирование общественных отношений. В связи с этим все большая дифференциация и конкретизация нормативных положений, подчинение их все более специализированным операциям в процессе правового воздействия, усиливающееся разделение труда между ними, возрастающее использование нормативных обобщений приводят к тому, что первичные частицы правовой материи становятся проще, выступают в виде элементарных и в то же время словесно-логически цельных формул. Это и есть нормативные веления, предписания.

Например, содержание действующего Кодекса о браке и семье РСФСР, в частности института, посвященного правам и обязанностям родителей по воспитанию детей, складывается из комплекса разнообразных нормативных предписаний, каждое из которых решает свою, подчас весьма узкую задачу при регулировании рассматриваемых отношений: в ст. 52 (ч. I) указываются принципы, определяющие содержание обязанности родителей по воспитанию детей, причем особо выделено предписание о том, что родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей (ч. II); в ч. I ст. 53 специально обособлена обязанность родителей защищать права и интересы несовершеннолетних детей, а в ч. II регламентирован статус родителей как законных представителей; в ст. 54 в четырех предписаниях решен ряд вопросов, связанных с равенством прав и обязанностей обоих родителей (ч. I-IV); в ст. 55 предусмотрена такая, казалось бы, "деталь", как место проживания детей при раздельном жительстве родителей; в ст. 56 группой разнообразных с юридической стороны предписаний регламентировано решение

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.39

непростых вопросов, которые связаны с участием отдельно проживающего родителя в воспитании детей, причем указаны четкие права и обязанности обоих родителей, правомочия органов опеки и попечительства, возможность решения спора судом (ч. I-IV), и т.д.

В юридической литературе понятие "нормативное предписание" сформулировано при анализе нормативного акта, т.е. внешней формы права[10]. Вот почему, видимо, сложилось впечатление, что рассматриваемое понятие касается одного лишь словесно-документального изложения в нормативном акте и сообразно этому им охватываются только исходные единицы текста акта (статьи)".

Между тем единство формы и содержания права на первичном уровне его структуры носит настолько глубокий характер, что статьи и другие исходные фрагменты текста акта являются внешним, в самом тексте проявляющимся выражением воли законодателя. В силу этого они, в принципе, соответствуют первичным единицам, из которых складывается само право. Такими первичными единицами, относящимися уже не к словесно-документальному изложению, а к содержанию акта, и являются предписания. Применение термина "предписание" оправдано здесь потому, что он по точному своему смыслу призвана отразить именно выражение воли законодателя с его содержательной стороны (то, что предписано)[11] .

Так что по самому своему существу предписание – это веление, содержательное выражение воли право-творческого органа. Не случайно поэтому те авторы, которые обособляют предписания как элементы текста акта, в процессе конкретизированного анализа нормативного материала все же рассматривают, по сути дела, гами нормативные государственно-властные веления[12]. Плодотворность именно такой, сориентированной на содержательную характеристику трактовки норма-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.40

тивных предписаний находит все более убедительное подтверждение в научных исследованиях[13].

Что же касается нормативного акта к внешней формы права, то здесь иная плоскость: здесь имеется в виду текст акта, словесно-документальное изложение предписаний, и первичными единицами (фрагментами) в данной плоскости должны быть признаны не предписания, а статьи, пункты, параграфы, абзацы, части статьи и даже конкретные фразы текста.

Обращая внимание на соответствие, в принципе, первичных единиц содержания нормативного акта и его текста, надо заметить, что глубокое единство формы и содержания в праве проявляется с наибольшей полнотой именно по отношению к нормативным предписаниям. Через них право и конституируется как внешне объективированное, институционное образование. Через предписания нормативные положения обретают ту юридическую силу, которую имеют источники права, нормативные акты.

Научному положению о соответствии нормативного предписания и первичного фрагмента текста нормативного акта (статьи, пункта, параграфа, части статьи и др.) принадлежит существенное теоретическое и практическое значение[14]. Вместе с тем нормативное предписание и статью или иные подразделения текста нормативного акта нельзя отождествлять. Показательно уже то, что в одной статье закрепляется по большей части несколько нормативных предписаний и каждому предписанию соответствует, как правило, не статья в целом, а ее абзацы, пункты, части или даже отдельные фразы нормативного текста. Главное же заключается в том, что нормативное предписание и статья – явления разноплоскостные. Нормативные предписания – первичные явления развитой правовой системы, образующие самое содержание права. А текст нормативного акта, все его

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.41

подразделения (статьи, пункты, фразы и т.д.) относятся к внешней форме права, представляют собой словес-но-документальное изложение содержания нормативных предписаний.

4. Логическая норма.

Углубляющаяся специализация права, приводящая к тому, что реальные, живые клеточки ткани права выступают в виде простых, элементарных, "усеченных" нормативных положений, не только не устраняет, но и делает более закономерной системность права[15].

Следовательно, специализация права еще в большей мере обусловливает необходимость подчеркнутого внимания к тому, что нормативные предписания функционируют не только как таковые, но и в единстве, в тесном сочетании и прежде всего в виде логических норм. В правовой системе, отличающейся высоким уровнем специализации, правовые предписания в полной мере проявляют свои особенности как юридических феноменов именно в рамках логических норм.

Логическая норма – это выявляемое логическим путем общее правило, которое воплощает органические связи между нормативными предписаниями и обладает полным набором свойств, раскрывающих их государственно-властную, регулятивную природу.

Именно логическая норма воплощает классическую композицию нормативного материала. Как раз к ней применима высказанная в литературе мысль о том, что "норма права является композицией классического нормативного обобщения, аккумулирующего в себе все типические черты нормативного указателя", "все основные свойства советского права, все основные способы воздействия на поведение людей"[16])

Хотя логическая норма выявляется логическим путем[17], она – не искусственное, произвольно конструируемое построение, а реальное образование, выражающее первичные связи в структуре права. Но логическая нор-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.42

ма не представлена в тексте нормативного акта в виде одного, цельного фрагмента (единицы). В силу специализации права ее содержание, ее элементы "разбросаны", воплощены в ряде нормативных предписаний и в соответствии с этим расположены в различных статьях и других подразделениях текста акта или даже нескольких актов. Нужна логическая операция, включающая анализ и синтез, для того чтобы, рассматривая ряд фрагментов текста, собрать из нескольких предписаний логическую норму, увидеть ее. Невозможность скомпоновать из действующего нормативного материала такого рода норму – свидетельство неполноценности правового регулирования по тому или иному вопросу, просчета (а в эксплуататорском обществе нередко и намеренного действия) законодателя, который при формулировании нормативных предписаний не придал им необходимых юридических качеств.

Таким образом, нормативность правовых систем, отличающихся высокой степенью специализации, раскрывается в двух взаимосвязанных понятиях – в норме-предписании и в логической норму. Разумеется, наиболее широким понятием, синтезирующим свойства права на уровне первичного звена системы права, остается общее понятие нормы, которое охватывает в различных своих ракурсах и норму-предписание и логическую норму (а также следует добавить – общие начала и принципы правовой системы)[18]. В то же время при детализированном анализе нормативного материала необходимо иметь в виду ракурс, в котором "работает" общее понятие нормы: обозначает ли оно элементарную, живую частицу правовой ткани (норму-предписание) или же первичные связи между предписаниями, выявляющими их государственно-властную природу (логическую норму)[19]. В дальнейшем термин "норма права" (если при

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.43

этом отсутствует слово "логическая") используется для обозначения именно начальных, элементарных частиц данной национальной правовой системы, т.е. норм-предписаний.

Использование двух понятий (нормы-предписания и логической нормы) при конкретизированном анализе нормативного материала дает значительный познавательный, теоретико-прикладной выигрыш.

При освещении содержания нормативных актов под углом зрения норм-предписаний оказывается возможным дать полное, исчерпывающее освещение всех сторон, деталей, тонкостей нормативного регулирования, всей суммы разнообразных частиц правовой ткани, отражающих данный уровень ее специализации. Например, в 15 статьях гл. 8 Кодекса о браке и семье РСФСР (ст.ст. 52-66) содержится около 40 различных предписаний, посвященных разным сторонам прав и обязанностей родителей по воспитанию детей. Ориентировка при анализе указанных статей на конкретные предписания дает возможность раскрыть все весьма важные при решении практических вопросов стороны и тонкости регулирования: и общий принцип (ст. 52), и порядок решения вопроса о месте проживания детей при раздельном жительстве родителей (ст. 55), и об участии отдельно проживающего родителя в воспитании детей (ст. 56), и права деда и бабушки на общение с внуками (ст. 57), и возможность отобрания ребенка без лишения родителей – родительских прав (ст. 64) и др.

При рассмотрении же нормативного материала под углом зрения логических норм в полной мере устанавливается правовой характер нормативных положений. Возьмем, к примеру, те же предписания, содержащиеся в гл. 8 Кодекса о браке и семье РСФСР. Каждое из этих предписаний (ст. 52 – предписания об обязан-

Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т., Т. 2. — М.: «Юридическая литература», 1982. С.44

ности родителей по воспитанию детей, ст. 54 – предписания о равенстве прав и обязанностей обоих родителей и т.д.) является логически законченным положением. Но правовой характер каждого из них в полной мере проявляется лишь во всей системе предписаний гл. 8, в том числе предписаний ст.ст. 59-66 о лишении родительских прав, последствиях лишения родительских прав и др.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.