Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Немецкая классическая философия. Философия Канта



Философия Канта

Родоначальником немецкой классической философии был Иммануил Кант (1724-1804). Родился и умер в Кенигсберге. Он был не только философ, но и ученый, специалист в космогонии, физической географии, антропологии. В книге «Всеобщая естественная история и теория неба» (1755) он развил гениальную гипотезу о возникновении Солнечной системы.

В философском развитии Канта выделяют два периода. Первый, до 70-х годов, — докритический, и второй — критический, наступивший после знакомства с взглядами Д. Юма — английского философа. Юм утверждал, что причины, стоящие за потоком впечатлений, непознаваемы.

[— Откуда вы знаете, что Солнце завтра взойдет вновь?
— Оно всходило раньше миллионы раз.
— Откуда вы знаете, что оно взойдет еще раз, есть ли необходимость в этом?
— Нет, необходимости нет, но есть правило.
— Но откуда правило? Из прошлого? Но разве из прошлого можно утверждать о будущем?
— Нет такого логического пути!]

Кант тоже засомневался в способностях разума познать вещи сами по себе. Он отделяет явления (то, что мы видим, осязаем, например цвет, вкус) от вещей самих по себе (то, что производит явления) и считает, что познаваемы только явления (так как они — произведения самого человека), а вещи сами по себе не могут быть даны нам в опыте и поэтому непознаваемы.

Отрицание возможности познания мира называется агностицизмом. Следовательно Кант — агностик.

Свое учение он назвал критикой разума. Его главные произведения: «Критика чистого разума» (1781), «Критика практического разума» (1780), «Критика способности суждения» (1788).

Принципиальная непознаваемость вещей самих по себе не запрещает существования достоверного знания. Но это только знания о тех сторонах вещей, к которым приложимы формы нашего сознания: ощущения, понятия (категории), суждения. Они дают нам знания только о явлениях, о вещах самих по себе знаний они не дают и не могут дать в принципе.

Наши знания выражаются в суждениях, которые бывают аналитические и синтетические. Аналитические суждения (когда одно суждение выводится из другого, — логика, математика). Это дедуктивные суждения, которые, по мнению Р. Декарта, являются достоверным источником знания. По Канту же, они не дают нового знания. Анализ — это разъединение уже известного. Новое знание — это синтез. Синтетические суждения, по Ф. Бэкону получаются в результате индукции достоверных чувственных данных. По Канту, суждения на основе опыта не могут быть достоверными, так как опыт никогда не может быть закончен (если мы встретим тысячу белых лебедей, мы не можем утверждать, что все лебеди белые). Следовательно, если наука построена только на послеопытных суждениях, она недостоверна. Но ведь мы убеждены, что наши естественные науки основаны только на опыте! Значит, либо они имеют другое основание, либо они недостоверны.

По Канту, синтетические суждения (когда новое знание не выводится, а синтезируется) бывают двух видов: «апостериорные» (на основе опыта — в естествознании) и «априорные» (когда суждения не могут быть выведены только из опыта, например, суждение: «Все, что случается, имеет причину».). Достоверными могли бы быть только априорные синтетические суждения. Они дают приращение знания (так как являются синтетическими) и в то же время не опираются на опыт (так как априорны — доопытны). Но как они возможны?

По Канту, априорные синтетические суждения — это те, которые человек придумывает для объяснения каких-либо явлений. Это как бы условия, при которых, по нашему мнению, могут существовать данные явления. Например, для объяснения движения небесных тел человек выдумал закон всемирного тяготения. Есть ли такой закон в природе, мы не знаем и никогда не узнаем, но с его помощью нам удалось объяснить движение небесных тел.

Все априорные синтетические суждения основаны на априорных понятиях и априорных законах. Априорное у Канта можно понимать как нечто врожденное, присущее всем людям. То, в существовании чего люди не сомневаются. Например, в то, что есть пространство, время, мир, душа и т.д.

Точно так же и достоверность для Канта — это не объективная истинность в нашем понимании, а лишь всеобщность, то есть то, что получается у всех людей, в силу сходства априорных знаний.

Кант анализирует чувство, рассудок и разум и находит их априорные формы, которые и обусловливают возможность существования априорных синтетических суждений, а значит, и возможность достоверного знания.

По Канту, математика основана на априорных формах чувственности, которыми являются пространство и время. Геометрия — на созерцании явлений в пространстве, арифметика — на созерцании явлений во времени. Человек не из опыта получил эти формы, мы не задумываемся об их существовании, они для нас всегда есть, и без них существование вещей для нас невозможно. Априорные формы являются синтезаторами нового знания. Они упорядочивают хаос впечатлений, как правила игры в шахматы заставляют перемещать фигуры в определенной последовательности. Правила организуют игру.

Априорность пространства и времени сообщает созерцаниям и, следовательно, и математике безусловную всеобщность и необходимость, то есть достоверность. У всех получается одно и то же, так как у всех одни и те же априорные формы. Мы умеем считать потому, что синтезируем чувственные впечатления — когда мы считаем, то мы соединяем в одно число впечатления, относящиеся к одному выбранному нами времени, складываем их. А умеем измерять, потому что уверены, что пространство есть и есть, что измерять. Следовательно, все математические науки не дедуктивные (не на основе аналитических суждений). Суждения математических наук априорные синтетические. Они дают прирост нового знания.

Все априорные синтетические суждения — всего лишь выдуманные нами условия для объяснения данных опыта. Математические суждения — это условия для любых явлений.

В естествознании априорные синтетические суждения получаются, потому что рассудок подводит всякое содержание чувственных созерцаний под априорные понятия рассудка — категории. Например, под такие как субстанция, причина, следствие, возможность, случайность, необходимость и т.д. Так как эти категории априорны, то выводы о явлениях у всех людей одинаковы, и они их воспринимают как достоверные. Кроме того, единство самосознания обеспечивает единство восприятия предметов в целом, то есть соединяет отдельные ощущения в целостный образ данного предмета.

Рассудок мыслит все предметы и явления подчиненными трем законам: 1) закону сохранения субстанции, 2) закону причинности, 3) закону взаимодействия субстанций.

Эти законы априорны и принадлежат рассудку, а не вещам. Подчиняя явления этим законам, рассудок формулирует законы, которые мы называем законами природы. На самом деле — это законы, которые создал наш рассудок, это выдуманные рассудком условия, при которых возможны данные явления. Отсюда, по Канту, все знания естествознания субъективны. Поэтому и возможно их уточнение и изменение в ходе научного познания. Этот вывод и есть «коперниканский переворот Канта». До него все просветители были убеждены, что человек познает законы самого мира. Кант же считает законы природы вообще непознаваемыми. А то, что мы называем законами природы, — всего лишь изобретение человека. Но так как три априорных закона у всех одинаковы, все люди признают законы физики, химии, биологии и т.д. достоверными.

А как обстоит дело в философии (метафизике)? Есть ли тут достоверное знание?

По Канту, метафизика использует только априорные синтетические суждения. Их возможность обусловлена тем, что разум образует три априорные идеи:

а) о душе (о целостности психических явлений);
б) о мире (о целостности ряда причинно-связанных явлений);
в) о Боге (как безусловной причине всех явлений).

Разум все впечатления подгоняет под эти априорные идеи. Одно и то же явление мы воспринимаем и как относящееся к миру, и как принадлежащее душе, и как имеющее безусловную причину [для верующих это Бог, для атеистов — субстанция]. Суждения разума выступают условиями существования всех явлений, как в математике. Но в отличие от математики (у нее априорные формы чувственности — пространство и время, а у философии априорные идеи — мир, душа, Бог) и от рассудка (который дает только один ответ) разум на все вопросы может дать несколько ответов. Можно доказать, например, что мир не имеет границ и начала во времени, и наоборот. Это означает, что разум по своей природе противоречив. Эти противоречия (антиномии) мнимые, они возникают потому, что разум пытается выйти за пределы явлений и познать мир сам по себе, но это невозможно, так как мир сам по себе непознаваем. Поэтому об одном и том же мире мы имеем столько философских учений, сколько самих философов. Точно так же обстоит дело и с религией.

Человек, по мнению Канта, принадлежит и миру явлений, где он поступает необходимо (как биологическое и физическое существо), и миру вещей самих по себе, где человек свободен, так как он обладает противоречивым разумом.

Как же человек должен поступать, если разум дает противоречивые советы? По мнению Канта, существует априорный нравственный закон — «категорический императив» (безусловное предписание), которым и руководствуется человек. Кант формулирует его так: «Каждый должен поступать так, чтобы правило его поведения могло стать правилом поведения для всех». У этого категорического императива существует и вторая формулировка: «Человек всегда есть цель и никогда — средство».

Нравственность, по мнению Канта, существует, потому что люди не могут ни доказать, ни опровергнуть существование Бога. В первом случае люди боялись бы наказания, во втором — ничего не боялись бы. Но так как они не уверены, что Бог есть или нет, то они испытывают нравственные муки.

Мораль — величайшая загадка для Канта: «Две вещи наполняют душу все новым и возрастающим удивлением и благоговением, чем чаще, чем продолжительнее размышляешь о них — звездное небо надо мной и моральный закон во мне!»

После Канта все философы стали искать априорные условия получения достоверного знания во всех областях знаний. Познать явление означало найти эти априорные условия, делающие выводы о явлении всеобщими и достоверными. В таком понимании познания физика Ньютона уже не формулирует условия всеобщности всех явлений, которые мы наблюдаем в мире. Такие условия, как нам всем кажется, сформулировал Эйнштейн.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.