Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА РАБОТНОВА



 

«Во время начала мятежа я был в городе Ярославле, и когда начался мятеж, то я записался в белую гвардию по протекции Некрасова, полковника, который меня записал и взял к себе в отряд особого назначения, или, как он еще назывался, «Летучий отряд». Я работал в этом отряде до последнего дня мятежа, Я один раз получал жалованье в комендантском управлении белых и получил триста рублей. На обыски мне приходилось ездить с капитаном Будзило[133]и летчиком Кутейщиком; ездил я на Романовскую улицу, угол Романовской и Любимской улиц (белый дом), и по Власьевской улице, дом против номеров «Париж».

 

Владимирская улица после подавления восстания

 

Здесь в городе Ярославле, сейчас находятся и служат белогвардейцы в конторе кооператива «Единение» – ЮхотниковАвенир Александрович (во время мятежа я его видел с винтовкой на Странецкойулице, и он мне говорил, что был на фронте возле почты);затем Горохов Алексей Михайлович, тоже служит в конторе кооператива «Единение», он говорил мне лично, что был на фронте и сражался возле Волжского моста у завода Жакова. В губернском военном комиссариате сейчас служит некто Анбронов Николай, отчества не знаю; он занимается в комиссариате на должности помощника делопроизводителя в финансовом отделе. В горуездпродкоме служит некто Шкарников Николай, живет он в какой‑то деревнеза Волгой; но я его не видел и не знаю участвовал ли он в мятеже или нет, но думаю, что да, так как он был в школе прапорщиков».

Винтовки которые у меня нашли в количестве 5 штук, я не знаю откуда они появились в доме просвещения, почему они не были внесены в книги. Всех винтовок было 9 штук, но 4 из них взяли в «Поезд Карла Либкнехта», взял их комиссар Никитин, заведующий поездом. Расписок на взятые винтовки в делах тоже не имеется.

Дополнительно опрошенный Николай Николаевич Работнов показал: «Я знаю, в кооперативе в конторе есть еще один белогвардеец Волков Сергей Николаевич, бывший поручик, он участвовал в мятеже, я его видел с винтовкой в руках, и он мне говорил, что был даже назначен начальником милиции 4‑го участка. Затем есть белогвардеец, бывший прапорщик Новиков Борис, он участвовал в мятеже, я его видел. Теперь он уехал на фронт, но его отец живет здесь, в городе Ярославле, и служит управляющим фабрики Вахромеева, проживает при фабрике. Его адрес может дать рабочий комитет. Затем я видел не очень давно Жукова Михаила, участника мятежа; сейчас он, кажется, скрывается, но семья его живет по Рождественской улице в том доме, где кондитерская фабрика Кузнецова. Живут во дворе, в верхнем этаже (в 3‑м и 4‑м). Жукова этого я недавно видел в Ярославле. Отец его знает, где он живет. Больше пока показать ничего не могу. Показание читал и верно.

И. Работнов

Опрос производил заведующий активной частью Губский».

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ГЕРМАНА ИВАНОВИЧА КОМИНА

 

Во время мятежа в городе Ярославле в июле месяце 1918 года я был в городе Ярославле, проживал все время в здании банка, но категорически заявляю, что никакого решительно участия в мятеже не принимал, несмотря на то что ко мне несколько раз подходили с предложениями участвовать в мятеже и даже угрожали оружием, но я все же сумел избежать этого. Добавляю только, что у белых, в бывшей нашей комнате, был продовольственный отдел, куда я и другие служащие ходили просить пищи, и нас заставляли выгружать подвозимые продукты. Я знал участников мятежа: Барковскую, поручика Майорова, Азанчеева, артиста Интимного театра, полковника Николаева, затем были какие‑то женщины, которые были в продовольственном отделе, но я их не знал и не знаю, где они.

Более показать ничего не могу, показание читал и верно.

Герман Иванович Комин

 

Дополнительно показываю, что во время мятежа я служил в штабе Перхурова в продовольственном отделе на должности приемщика продуктов; поступил я на эту должность добровольно и был там до последнего дня мятежа; расписка, имеющаяся в делах ярославского мятежа, была подписана действительно мною, по этой записке я получил три ящика махорки из кладовой, которая находилась в конюшне, то есть под навесом, где раньше стояли лошади.

 

Уборка трупов

 

В Ярославле я знаю белогвардейца Беляева Константина (Пошехонская улица, лавка б. Сальникова, флигель во дворе), он был на фронте у белых; он сейчас в Красной Армии на фронте, был он раньше в 7‑м советском полку; затем знаю Муратова Александра Михайловича, который приходил несколько раз в штаб с винтовкой. Он служит в обществе потребителей «Единение», в конторе. Затем Хватов Леонид (наверное, не знаю имени), он служит в губвоенкоме, дом просвещения (бывший Интимный театр); его я лично не видел во время мятежа, но слыхал от Александра Михайловича Муратова; затем Работнов Николай Николаевич, заведующий домом просвещения при губвоенкоме, об этом говорил тоже А. М. Муратов; Мушников (имени не знаю), он скрылся, и не знаю, где он; затем знаю Холмовского Евгения, бывший кадет; где находится на службе, не знаю, но несколько раз видел в городе недавно; Александровича, бывший ученик, затем знаю Слежинскую (ее же фамилия Гнилокмикина), служит она в кинотеатре «Аквилия», контролершей у белых, служила в продовольственном отделе при штабе Перхурова; затем я знаю бывшего офицера, прапорщика Константина Киселкина, он заведовал в штабе Перхурова выдачей обмундирования и снаряжения и служил в кожевенном комитете; затем знаю, что в штабе Перхурова занимались по гражданской части домовладельцы Лопатин Адольф (по сведениям, в Рязанской губернии), Мешковский.

Более пока показать ничего не имею, показание читал и верно, но только добавляю, что получил у белых жалованье один раз – двести сорок рублей. Герман Иванович Комин».

 

Зарытие трупов

 

Дополнительно опрошенный гражданин Герман Иванович Комин показал: «Я знаю еще одного участника мятежа, прапорщика Сменцовского Полнена, который участвовал в организации белых с января месяца 1918 года и был во время ярославского мятежа командиром отряда; семья его живет в ограде церкви Варвары Великомученицы, отец Сменцовского поет в хоре архиерейском; самого Сменцовского я видел после мятежа, проживавшего дома у отца, но последнее время я его не видел. Затем я знаю двух братьев Добровольских – одного Сергея и другого «Адю»; во время мятежа они оба приходили в штаб Перхурова за справками и поручениями, что повторялось ежедневно в продолжение 14 дней мятежа; проживают Добровольские у отца по Всехсвятской улице (дома не знаю); Андрей Добровольский служит в Красной Армии, ранен и собирается на Украинский фронт в качестве помощника… Сергей Добровольский служит в отделе по восстановлению города Ярославля. Затем знаю двух прапорщиков Симахиных: одного из них зовут Николаем, другого не знаю; у них есть брат гимназист, младший их брат; у них есть родители, проживают, не знаю где, они участвовали в мятеже, за исключением младшего гимназиста, и сражались на фронте. Одного из прапорщиков Симахиных – Николая – я видел здесь, в городе Ярославле, с месяц тому назад. Знаю также прапорщика Никольского, который у белых был командиром какого‑то артиллерийского взвода; я его видел тоже с месяц тому назад, и он уехал на фронт артиллеристом (на какой фронт, не знаю, но где‑то служит начальником артиллерии). Затем знаю Марию Константиновну Дунаеву, она развозила продукты для белогвардейцев на участки (боевые), живет она где, не знаю, но служит в конторе кооператива «Единение»; возила она продукты на грузовом автомобиле и возвращалась обратно. Бывала часто в штабе Перхурова. Затем знаю еще Павла Николаевича Добротина – штабс‑капитана, который командовал участком белых у завода Жакова; он скрылся, куда – не знаю, и служил раньше в отделении государственного банка. Затем был еще некто прапорщик Котомин, имени я его не знаю; я его видел с винтовкой в руках, ходившего по улицам. Где он в настоящее время, я тоже не знаю. Затем должен сказать, что здесь, в Ярославле, проживает некий Александрович Александр, он бывший реалист, у белых он был караульным при воротах в штабе Перхурова.

Более показать ничего не имею. Читал и верно: Герман Иванович Комин.

К показанному мною выше добавляю: мне известно, что в Конском запасе служит бывший фабрикант Жаков, сын которого был участник мятежа в городе Ярославле, офицер, он находится в настоящее время на Украине в белогвардейских рядах. Потом знаю, что в гублесе служит Сакин, бывший купец, владелец мануфактурного магазина.

Показания читал:

Герман Иванович Комин, 22 сентября 1918 года»

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ВЛАДИМИРА ДМИТРИЕВИЧА МОРОЗОВА, 18 ЛЕТ

 

«Приблизительно в ноябре 1917 года зашел на квартиру к своему товарищу Виталию Шестову (юнкер, в октябре дрался против революционных войск в Москве), проживает по Татаринскому переулку, дом Тогилевского, который и предложил мне вступить в конспиративную организацию, причем сказал, что организация задается целью свержения большевизма; я изъявил согласие и был Шестовым записан. Во главе организации стоял Александр Александрович Кологривов; организация была разбита на пятерки таким образом, каждый знал только пять человек; в нашем «пятке» состояли: Морозов, Плотицкий Иван; Васюнкин Алексей (семинарист), Несогижский Николай (юнкер) и командир Шестов. Занятия у нас происходили за рекой Окой, в сарае. Числа 3–4 июля в Калуге на улице я встретил Ивана Плотицкого, который предложил мне поехать в Ярославль, говоря, что на днях там

 

Винтовки, брошенные белогвардейцами

 

должно быть восстание. Я согласился и получил от него же 750 рублей. Вечером того же дня отправился вместе с Иваном Плотицким в Ярославль. По приезде в Ярославль я встретил знакомых мне по Калуге офицеров – Геяровского, полковника, Ивановского, Кошкарева (офицер), Афончикова (офицер), братьев Клонатских. Я и Геяровский остановились в гостинице на Власьевской улице и на следующий день пошли на бульвар. На бульваре Геяровский меня на некоторое время оставил одного, а по возвращении сообщил, что сегодня в ночь будет выступление, для чего нужно пойти на кладбище. Ночью, придя на кладбище, мы застали там человек 30, где к нам подошел какой‑то человек и сказал: «Подождите, сегодня, может быть, начнется». С кладбища мы скоро ушли на пристань и уехали на Колбу в монастырь, где и пробыли до воскресенья, и, когда приезжающие пассажиры нам сообщили, что в Ярославле переворот, я, Плотицкий и Геяровский поехали в Ярославль. В Ярославле я все время мятежа был в охране на пристани и ходил часто в штаб за продуктами. Геяровский находился в карауле окружного суда. Какую должность занимал Плотицкий, мне неизвестно. Кто из находящихся в Коровниках принимал участие в мятеже, я не знаю. Подписал: Морозов,

В Ярославле получил жалованье триста пятьдесят рублей от командира охраны (полковника). Подписал: Морозов».

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.