Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Самостоятельная работа. Сделать реферативный обзор по теме: «Интонема — супрасег-ментная единица языка» (по



Сделать реферативный обзор по теме: «Интонема — супрасег-ментная единица языка» (по лингвистическим энциклопедическим словарям).

ОРФОЭПИЯ

Орфоэпия — фонологически детерминированный прикладной раз­дел языкознания, регламентирующий нормы звучащей речи, фоне­тическую реализацию в ней системных единиц.

Центральным понятием орфоэпии является понятие произноси­тельной нормы:

Язык системен, т.е. все его функциональные единицы взаимо­связаны, взаимообусловлены. «Система языка есть система возмож­ностей, координат... Система охватывает идеальные формы реализа­ции определенного языка, то есть технику и эталоны для соответ­ствующей языковой деятельности». Норма же — совокуп­ность социально принятых регулярных реализа­ций возможностей системы1.

Характеризуясь устойчивостью и изменчивостью, являясь одновре­менно узусом* и законом, норма свойственна любой ипостаси языка.

Норма литературного языка отличается от нормы его территори­ально или социально ограниченных разновидностей (диалектов, жаргонов и т.п.) только письменной кодификацией (словари, спра­вочники, учебники, пособия по культуре речи и т.д.) и искусственны­ми формами обучения этой эталонной норме (уроки в шкале, куль­турно-просветительская работа средств массовой информации и т.п.).

При изучении произносительных норм целесообразно противо­поставление двух аспектов: орфоэпии и орфофонии. «Если исходить из понимания фонемы Л.В. Щербой, то орфоэпия — это правила, определяющие нормативный фонемный состав слова, а орфофония --правила произношения оттенков (аллофонов) фонем»2. (Ср. реали­зацию фонем Г, В, О в речи носителей ю.-р. и с.-р. диалектов, в русской речи этнических украинцев и т.п.)

По соотнесенности с фонетической системой современного ли­тературного языка произносительные нормы русской речи можно разделить на следующие группы:

а) основные, безвариантные, базирующиеся на современных фонетических законах языка;


 


1 Брызгунова Е. А Русский язык: Энциклопедия.. С. 96.

2 Бондарко Л. В. Звуковой строй... С. 160.


1 Косериу Э. Синхрония, диахрония и история... М., 1963.

2 Вербицкая Л. А. Давайте говорить правильно. М., 1993. С. 16.


б) узусные*, как правило, вариантные, обусловленные сосуще­
ствованием в речи фонетических подсистем*, имеющие тенденцию
к унификации с основными;

в) единичные произносительные «фразеологизмы»*\ не обуслов­
ленные современными фонетическими законами, не имеющие син­
хронной мотивации и тоже характеризующиеся тенденцией к уни­
фикации с основными.

Основные произносительные нормы современного языка бази­руются на его фонетических законах: 1) закон редукции безударных гласных отражается в «иканье», «аканье»; 2) обязательное произно­шение глухого согласного перед глухим и звонкого перед звонким (произносительные формулы U/dd) обусловлено действием закона регрессивной ассимиляции по глухости-звонкости; 3) звучание только глухого согласного в конце слова — формула (-t) — действием закона оглушения согласного звука абсолютного конца; 4) и-образная диф­тонгизация русских ударных гласных, соседствующих с мягкими со­гласными, переход начального И в Ы после твердых согласных, обязательная мягкость согласных перед гласными переднего ряда — действием закона прогрессивной и регрессивной аккомодации.

Произношение иноязычных слов может сохранять некоторые элементы специфических артикуляций языка-источника и поэтому образует своеобразную орфоэпическую подсистему* с вариативной узусной* нормой, отражающей процесс вхождения данных единиц в систему современного русского языка.

Особенности произношения отдельных слов, форм слов, соче­таний звуков — орфоэпические «фразеологизмы»* — определяет узус (привычка, обычай, сложившийся в языковом коллективе).

Изменение орфоэпических норм, осуществляющееся через сосу­ществование их вариантов в течение определенного времени, во многом тоже обусловлено характером изменений в фонетической системе языка (см. закон Бодуэна де Куртенэ).

Вторая наиболее значимая причина этих изменений — влияние на произношение письма, буквенного облика слова, вследствие чрез­вычайной авторитетности для носителей языка именно письменной его формы.

Нарушения современных письменно кодифицированных норм ли­тературной речи (орфоэпические ошибки)* являются чаще всего следствием: а) этимологизации графического знака («буквенное» произношение); б) интерференции при билингвизме и диглоссии (иносистемный «акцент»).

Для предупреждения орфоэпических ошибок* в речи необходимо:


а) основательное знакомство с письменно кодифицированны­-
ми* произносительными нормами литературного языка;

б) умение прогнозировать* возможные отклонения от нормы,
возникающие под влиянием языкового окружения* (другой язык,
диалект, просторечие), и корректировать* произношение.

Важно не просто обратить внимание обучаемого на отличие той или иной его артикуляции* от нормы*, а в прямом смысле показать это отличие (на палатограмме*, осциллограмме*, сагиттальном* разре­зе органов речи) и приступить к постановке нормативного произноше­ния. Например, при постановке взрывного [Г] нужно сопоставить палатограммы звуков [Г, К, X], обратив внимание на тождество двух первых и резкое их отличие от последней, сделать вывод об обязатель­ности плотной смычки задней части языка и неба при [Г] — как при [К] — и начать на специальном языковом материале отрабатывать эту смычку, то включая, то выключая голосовые связки (кот—год, кат-гад, кит—гид...). В слабой позиции при нормативном произноше­нии [Г] обязательно чередуется с [К]: сне[г]а—сне[к];дру[г]а—дру[к|.

При отработке нормативной русской ритмики нужно показать различия в длительности* и амплитуде* ударных и безударных глас­ных, своеобразие их формантных* характеристик, так как простое сообщение, что «иканье» и «аканье» — русская произносительная норма, не решает проблемы. Например, усваивая сам фонологический принцип аканья, иноязычные говорящие не улавливают его фоне­тического своеобразия. Так, при украинском фонетическом субстра­те* усвоенное русское аканье часто бывает гипертрофировано*, т.е. безударное А приобретает фонетические характеристики ударного.

Изучение орфоэпии в широком смысле слова предусматривает и обстоятельное знакомство со спецификой русского словесного уда­рения: не только нефиксированностью его места в слове, но и ха­рактером соотношения физических параметров ударных/безударных слогов, т. е. особенностями русской ритмики*.

Необходима также информация о характерных для русской зву­чащей речи ЙК, практическая работа с ними, коррекция звучания при наличии иноязычных фонетических субстратов.

Терминологический словарик

Система и норма. Стиль произношения. Орфоэпия, орфофония. Орфоэпические нормы, фонетические подсистемы, орфоэпические «фразеологизмы». Орфоэпический вариант и орфоэпическая ошибка. Аканье, еканье, иканье, оканье, яканье, цоканье и т.д. Фонетическая


интерференция, акцент. Фонетическая база постановки и коррек­ции произношения.

Самостоятельная работа

Продемонстрировать изменения в ударении и произношении за­имствованных слов (по орфоэпическим словарям и справочникам).

РУССКАЯ ГРАФИКА

Графика фонологически детерминированный прикладной раз­дел языкознания, устанавливающий систему начертаний и обяза­тельную соотнесенность единиц этой произвольной системы с фо­нологическими единицами языка в позиции их максимальной диф­ференциации (сильной, по МФШ).

Графема — единица графики, являющая инвариантом по отноше­нию к букве как конкретному графическому варианту начертания.

Буква — конкретный начертательный вариант графемы, соотнесен­ный с определенным звукотипом (тип соотнесенности детермини­рован системой и отражает частично свойственные ей модификации).

Алфавит — совокупность расположенных в определенном по­рядке графических знаков данного языка.

Единицей чтения и письма в русской письменности выступает не отдельная буква, а буквосочетание*, графический слог*, минималь­ный сегмент письменного текста, устанавливающий однозначное со­отнесение графической единицы (графемы*) и фонологической еди­ницы языка (фонемы*).

Современный русский алфавит* (азбуку*) возводят к т.н. кирил­лице', алфавиту, созданному миссионерами Константином и Мефо-дием для перевода греческих богослужебных книг на язык, понят­ный славянам (т.н. старославянский — искусственный, интерсла­вянский язык, созданный тогда же и с той же целью)1.

Из всех сосуществующих гипотез создания славянской письмен­ности наиболее убедительной представляется следующая, засвиде­тельствованная памятниками: «грамота русская явилася, богом дана, в Корсуни русину, от нее же научился философ Константин и отгу-ду сложив и написав книгу русским языком»2.

1 Историю создания древнейших славянских азбук см.: Исщин В. А. Развитие
письма. М., 1961.

2 Лавров П. А. Материалы по истории возникновения древнейшей славянской
письменности // «Труды славянской комиссии». Л., 1930. Т, 1. С. 37.


Логично предположить, что славянское жреческое сословие, пред­водительствовавшее на языческих славянских островах, омываемых полноводными морями восточной и западной цивилизации, неодно­кратно предпринимало более или менее успешные попытки созда­ния системы славянского письма (малое количество свидетельств о подобном азбукотворчестве и их невнятность очень хорошо объясня­ется последовательно беспощадной борьбой инквизиции с «ересью»).

О связи славянских праазбук с древнейшими славянскими языче­скими культами* свидетельствуют, на наш взгляд, оригинальные назва­ния букв кириллицы и глаголицы, своеобразие начертаний последней1.

После принятия христианства* (988 г.) одна из славянских аз­бук, названная потомками в честь одного из создателей алфавита кириллицей*, получает распространение на Руси.

Русская письменная традиция сохранила последовательность букв кириллицы, их названия были лишь в 1918 г- заменены на новые, по образцу латинского алфавита.

Начертания букв, тоже по латинскому образцу, появились в на­чале XVIII в. (Петровская реформа графики*). В это же время ис­ключаются из алфавита некоторые буквы: т.н. изначально «ненуж­ные» для передачи фонем славянской речи; и буквы, утратившие фонемные корреляты в процессе развития звуковой системы языка.

В работах, посвященных кириллице, отмечается, как правило, ее «крупный недостаток» (Истрин, 1961 и др.), объясняемый чаще всего «только следованием греческой традиции» (Горшков,1963): на­личие в азбуке 7 греческих букв «ненужных» для передачи фонем славянской речи, с чем, на наш взгляд, нельзя согласиться.

Если алфавит — эталонизированная фонемная интерпретация зву­кового потока данного языка, то ни один знак в нем не может быть совершенно случайным, он мотивирован — и мотивирован, как нам кажется, в рассматриваемом случае с точки зрения немонолингвистического сознания. В таком контексте утвержде­ние о «крупном недостатке» кириллицы выглядит не совсем кор­ректно и представляется игнорированием важности некоторых лин­гвистических и социальных задач, стоящих перед создателями азбу­ки, а также и недооценкой их социолингвистического уровня.

Социальным заказом авторам алфавита было создание искусст­венной коммуникативной системы для нужд богослужения у сла­вян, в языке которых отсутствовали специфические лексические единицы, этот культ обеспечивающие. Выполнение этой задачи по-

1 Северьянова А. А. Две веры — две азбуки? // Кирилло-Мефодиевские тради­ции на Нижней Волге. Вып. 2. Волгоград, 1995.


требовало единовременного введения реципиенту* очень большого числа иноязычных лексем, предназначенных функционировать на предельно высоком регистре общения*, подразумевающем обеспе­чение должной речевой культуры адресантов*.

Другими словами, лексике «высокого штиля» богослужения не­обходимо было соответствующее фонетическое оформление, и Ки­рилл и Мефодий, на наш взгляд, находят оптимальное решение за­дачи; они выделяют подсистему иноязычных слов ввиду их очень большой смысловой нагрузки фонетически, вводя специальные зна­ки для заимствованных фонем, предполагая при этом их звуковую реализацию, приближающуюся к греческим образцам. Это представ­ляется закономерным, так как первоначально в качестве адресантов в коммуникации выступали только немонолингвы*, каковыми явля­лись создатели алфавита и их ближайшие последователи.

Итак, «ненужные» буквы — специфический императив* соблю­дения орфоэпических норм в подсистеме" многочисленной и чрез­вычайно значимой социально группы культовой лексики нового, искусственно созданного международного языка, языка богослуже­ния. Влияние буквы не стоит преуменьшать, т.к. заданная фоноло­гическая интерпретация звуков на определенном этапе соответство­вала внутриязыковым тенденциям1.

Добавлены были в алфавит более чем за 1000-летнюю историю его функционирования на Руси всего 3 буквы (хотя это скорее кор­рекция начертаний уже имеющихся Б нем букв — И, €).

Графика устанавливает соотношение букв алфавита с фонемами языка.

Алфавитные' (главные, основные) значения букв — их исконные. Первоначальные звуковые значения, относящиеся ко времени со­здания алфавита, установленные, как правило, еще его создателями.

Неалфавитные* (второстепенные, заместительные) значения — рождены действием фонетических законов исторического, письмен­ного периода развития уже русского языка: редукции*, ассимиля­ции*, диссимиляции*, оглушения согласных* абсолютного конца*.

Буквы алфавита предназначались его создателями для передачи на письме одного звукотипа или двух, т.е. по числу своих алфавитных значений они бывают однозначными и двузначными (ср. буквы А и Б).

Подавляющее большинство букв русского алфавита двузначно, но в конкретном слове каждая из букв выступает лишь в каком-то одном из своих алфавитных значений: М → [м]ы — [м’]и.

1 Северъянова А. А. О специфике немонолингвистического сознания // Ки-рилло-Мефодиевские традиции на Нижней Волге. Вып. 1. Волгоград, 1991.


Из букв, не имеющих звуковых значений в современном языке, одна (Ь) — графически двузначна, другая (Ъ) — однозначна.

Буквы Я, Ю, Е, Ё, (И) в определенных позициях в слове (абсо­лютное начало слова, положение после гласной и разделительных знаков) могут обозначать единовременно в слове два звука: Й + соот­ветствующий гласный (буква И обозначает два звука лишь после Ь: семьи, соловьи).

Очень важным для осмысления специфики русской графики является понятие графического слога как буквосочетания, органи­зующего оптимальную передачу звуковой информации на письме (напр., в сочетании ЛЯ кроме основной информации об обозначае­мых ими звуках буквы несут взаимную информацию друг о друге: Л — обозначает звук [л] и то, что Я — обозначает один звук. Я — обозначает звук ['а] и то, что Л обозначает мягкий согласный звук).

С помощью этого, так называемого, слогового (буквосочетатель-ного) принципа графики мы 1) обозначаем на письме твердость/ мягкость согласных звуков и 2) передаем звук Й в положении перед гласным в русских словах.

Написания, нарушающие требования слогового принципа гра­фики, регламентируются уже не графикой, а орфографией.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.