Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОБУЧЕНИЯ ОРФОЭПИИ И ОРФОГРАФИИ



(Программа спецкурса „ для студентов филологического факультета)

... Мы... ограничимся... некоторыми «проблемами», т.е. предметами трудными, неясными или спорными; ' одним словом — вопросами, допускающими более од­ного ответа, и ответами, допускающими сомнения. По этой причине будет встречаться много такого, по отношению к чему мы должны добавлять знак вопро­са в наших рассуждениях. Хуже того, нам не избе­жать встречи с некоторыми вещами, которые мы должны будем принимать на веру, а время от време­ни даже пускаться в философские спекуляции.

Карл Густав Юнг. Сознание и бессознательное

Актуальность данной проблемы в полном объеме осознается при анализе школьных учебников русского языка (см. лаб. работу № 3), что позволяет констатировать в них:

отсутствие специальных разделов «Орфоэпия» и «Орфогра­фия» с соответствующим терминологическим инвентарем и дефи­нициями;

бессистемное, нарушающее собственно лингвистическую ло­гику и методическую целесообразность изложение наличествующей
информации;

игнорирование при подаче материала идеи фонологической
детерминированности норм устной и письменной речи (для иллюст­рации: расположите в линейной последовательности всю имеющуюся


в школьных учебниках информацию по орфоэпии и орфографии; информацию по орфографии из § 18—19 «Пособия для занятий по русскому языку в старших классах средней школы» Грекова В.Ф. и др., проанализируйте формулировки школьных учебников с точки зрения их научной корректности).

Основная цель обучения языку в школе—обеспечение должного уровня речевой культуры говорящего. Достижение цели возможно лишь через овладение речевыми нормами всех языковых уровней, что для устной формы речи обеспечивается в первую очередь обучением орфоэпии, для письменной—орфографии. Для оптимизации процесса обучения необходимо пересмотреть и обновить языковед­ческий арсенал и отработать приемы работы с ним, т.е. актуализи­ровать полученные ранее знания и автоматизировать приобретен­ные на их основе навыки.

Итак, лингвистический аспект проблемы — актуализация, систе­матизация и обобщение уже имеющейся у нас информации о фоне­тических феноменах современного русского литературного языка; методический аспект — выработка приемов обучения основным нор­мам произношения и письма, руководствуясь идеей их обусловлен­ности звуковым строем языка. Новизна данного методического ас­пекта — в актуализации идеи фонологической детерминированности норм произношения и правописания.

Достижение основной цели предполагает решение следующих задач:

— четко обозначить фонетические феномены, определяющие ре­чевые нормы;

— выработать умение постоянно учитывать коррелятивные связи
между ними;

— систематизировать нормы произношения и правописания на
фонетической основе;

— автоматизировать навык фонетической аргументации выбора
конкретной нормы.

Успешному выполнению работы помогут уже имеющиеся конс­пекты научной и научно-методической литературы по соответству­ющим разделам курса современного русского литературного языка, языковой материал, отобранный к практическим и лабораторным занятиям по фонетике, словари и справочники.

Изучая речевые нормы, студенты должны готовиться и к обуче­нию им, организуя строго определенным образом речевую деятель­ность школьников, контролируя правильность их речевых порожде­ний, т.е. соответствие последних узаконенному образцу, эталону.


 




Язык — это произвольная саморазвивающаяся система символи­зации окружающего мира для оптимальной организации поведен­ческой деятельности биологической популяции с целью жизненно необходимого адекватного взаимодействия с ним.

Первичной ипостасью языка является диалект (Д). Объем его функциональных единиц практически исчерпывается активным за­пасом, их синонимия минимальна, что связано с монофункцио-нальноетъю диалекта и отсутствием письменной фиксации его еди­ниц. Естественной формой кодификации диалектной нормы высту­пает, по нашему мнению, фольклор.

Д -1 коммуникативно достаточная естественная языковая си­стема, практически равная идиолекту его' носителя, с узусной уст­ной нормой и естественными формами овладения ею.

Ядро Д. — этнотерриториалъные (ЭТ) языковые символы, набор которых определен исторической общностью региона обитания, окружающей среды, характера трудовой деятельности и ритуалов как стандартных поведенческих актов социума.

Расширение активного запаса единиц диалектной системы осу­ществляется путем малоинтенсивного образования новых собствен­но диалектных единиц и включения в нее заимствований и проник­новений при диглоссии и билингвизме.

Незначительный по объему пассивный запас представляет собой периферийную систему диалектных единиц, имеющихся в созна­нии носителей традиционной ипостаси диалекта: лексические историзмы и архаизмы, архаичные модели словообразования, сло­воизменения и словосочетания, зафиксированные в фольклоре, яв­ляющемся, как уже было сказано, своеобразной кодификацией диа­лектной нормы.

Объем единиц пассивного запаса и единиц синонимическото ряда — пожалуй, главное, что противопоставляет диалект идиолек­ту, исключая тем самым их абсолютное тождество.

Диалект (~ идиолект носителя)

1-— статичное этнотерриториальное ядро
(«традиционная» ипостась говора).

2— периферийный пассивный (фольклорный) минимум.

3— пульсации диалектного инвентаря в ; результате центробежных и центростремительных языковых процессов в условиях язы­кового контакта и социопсихологических модификаций.

Литературная ипостась языка (ЛЯ) — искусственная, изобилую­щая, идеальная формальная система, функционирующая только на уровне группового сознательного, система социолектов*.

Социолект—это уже не модификация, а скорее мутация диалек­та (« идиолекта), возникающая в условиях огосударствления обще­ственного строя. Социолект можно представить графически в виде эллипса, первый, основной фокус которого койнезированные, генетически общие с определенными диалектами (» идиолектами) системы языковых символов, а второй, державносоццальный фойуе — системы, определяемые характером трудовой деятельности и уров­нем образования группы тесно контактирующих индивидов, их про­фессиональной принадлежностью, социальным статусом, кругом и регистром общения и т. д. Иными словами, первый, основной, ста­тичный фокус — это языковые архетипы, второй, динамичный, модифицирующийся — это неотипы на уровне группового созна­тельного.

На собственно лингвистическом уровне основа литературного языка — койне, естественное супердиалектное образование на базе центростремительных языковых процессов: устранения узколокаль­ных особенностей контактирующих близкородственных языковых систем, активизации исконно-общего пласта единиц, создания еди­ного набора из различающихся иносистемных единиц, их своеоб­разных компромиссных контаминации (напр.: в среднерусских го­ворах аканье — по южному типу, реализация фонем <В> и <Г> — по северному и т.п.).

Лингвистический аспект в этих языковых процессах, очевидно, никогда не первенствовал «в светлом пункте сознания» носителей языка, уступая социальному, а затем и вовсе зазвучал под сурдинку рядом с мощным крещендо экстралингвистических факторов: воз­никновение государства, создание жесткой системы государствен­ных учреждений для принудительной регламентации поведенческой деятельности индивидов, в том числе иречевой.

Таким образом, ЛЯ — в отличие от естественных диалектов и койне — в значительной степени искусственное образование, воз­никающее на основе центробежных процессов, представляющее со­бой коммуникативно избыточную, изобилующую систему социолек­тов, пассивная часть которой на несколько порядков превышает ак­тивную на уровне идиолекта, т.е. преобладающая часть системы воз­можностей сложноразветвленного литературного языка остается не­востребованной рядовым его носителем (см. рис. на с. 76).


 


Литературный язык

— социолект как новая форма «группового сознательного».

— основной фокус, этнотерриториальное диалектное ядро (ЭТ).

— державносоциальное ядро (ДС).

_ – центростремительные языковые процессы, образование

супердиалектного койне.

— центробежные процессы усиления социально-функцио­нальной дифференциации социолектов.

1модификации ЭТ.

2 — модификации ДС.

хситуация языкового контакта.

------- —- эллипсоиды, являющиеся результатом:

а) диахронических модификаций внутрисистемного характера;

б) и/или языкового контактирования.


Литературная речевая норма как одна из составляющих систе­мы литературного языка формируется только с возникновением го­сударственных образований, т.к. изначально требует наличия госу­дарственных учреждений для обеспечения ее фиксации и письменной кодификации, искусственного обучения ей, жесткого контроля за ее соблюдением, четко разработанной системы поощрениям наказания за ее соблюдение / несоблюдение и т.п., т.е. предполагает проведе­ние определенной языковой политики, регламентирующей языко­вую деятельность говорящих.

Речевая норма (по Косериу) — это социально одобренные регу­лярные реализации некоторых из возможностей системы; она свой­ственна любой ипостаси языка. Литературная же норма, исходя из вышесказанного, должна будет отличатся от диалектной, жаргон­ной и просторечной, на наш взгляд, следующим:

— отсутствием однозначной территориально-социальной соотне­енности и ретронаправленностью;

— искусственной письменной кодификацией ее через систему
социальных государственных учреждений;

государственной же системой контроля за ее соблюдением
{школа, издательства и т.п.);

— обязательностью специальных, искусственных фары обучения
данной норме; ■

— письменно кодифицированной государственной системой мер
поощрения и наказания за соблюдение/несоблюдение эталонной нормы.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.