Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Радение о Мёртвой Женщине



Во месте небывалом видел я Женщину Мертвую, великую телом, и если бы Она была жива и встала на ноги Свои, могут- остью, подобные вековечным дубам, то головой Своей, что и во красе, и во ладности, и в величии и сравнить на свете белом не с чем, достигла бы седьмых небес.

Нага Она возлежала, вширь раскинув руки и бедра неясные распахнув, телом прекрасна, черна власами, что окутали Её покровами неткаными и выстлали под Ней ложе самородное, черна очами, что и во смерти заворожат всякого, тайну велику храня.

Груди полные Её были ровно горы величайшие, на кои сколь не взирайся — верхов не достигнешь. Живот Её мягкий был урожайному полю подобен, коим сколь ни иди, ни езжай — края не достигнешь. Лоно Её прекрасное — словно пещера сокровенная и преглубочайшая, в кою сколь пи спускайся — дна не сыщешь.

Тьма тем[61]1 ворон кружились непрестанно над главой Её, во власах гнёзда свиваючи и урывая мясо кусками.

Тьма тем змей клубами посвились на животе Её и на грудях, приникая к сосцам.

Тьма тем волков на дланях Её сидела и выла, пир предвкушая и уход Её оплакивая.

И смежил я очи, дабы изнутри зреть сокрытое и пелены уза наведённые рассеять. Дыхание остановил, сделал поступь свою тяжкой, что путь мои следами глубокими покрылся и встре­пенулась земля, телом превзошел всё, что есть живого, Ей уподобясь, изодрал одежды свои, власы развеял долу и ветру, угольем горящим зачернил тело своё от пят до темени, стаи ворон, и змей, и волков, отпугнув прочь длани мановением, хотением великим, палице Перуновой подобным, и вошёл в Неё и взял всю, сколь есть.

И положил десницу на грудь Её и назвал — Женой. Поло­жил шуйцу на чрево Её и назвал — Единственной. Прильнул к устам Её, запёкшимся и окровавленным, и назвал — Любимой. Взглянул в очи Её замершие и прошептал Её Имя — МАРА!

И разрешились разом все узы и пелены наваждения, что скрывали Истинное. И ожила Она. И встретила хотение моё, врата отворяя шире, и приветила, жаждой любовной объятая. Я же — умер на ней, и не раз.

И был я там, где не всяк бывал, а из тех, кто и бывал, не всяк воротился обратно. И звёзды ходили во небе лишь велением моим, и бел свет мерк и возрождался вновь лишь по слову моему, и народы внимали биению тому, как бьются наши с Ней сердца.

И преисполнился я силы, власти и благости, Она же, полу­чив желаемое, истаяла в моих руках, дабы вновь очутиться в них по следующему радению.

Я же поклонился ночи, отряхнул пепел кострища и поки­нул своё убежище тайное, в тело, в жилище своё воротясь, помня крепко и с горением во душе, что есть место небывалое, где воз­лежит и ждёт меня моя Мертвая Женщина...

Гой, Мара-Ма!

 

Добавление к сему влх. Велеслава

Радугой чудесной над полем Брани Духовной воспари, слово мое вещее — Слово Вещего! Врата Ведания отвори, Сердца готовых для разумения паче разума отверзни!

Бо Слово сие не к живым, по к иным средь живых обращено, к тем, кто Солнцем Неспящих паче разумения человеческого просвещн, в Духе Живом пламенным Кресом воскрешён!

Крес сей — Огнь Сердца Свят, Смага нутряная, иже Жаром радений истых питаема. Сей Крес — и мёртвых воскрешает, и живых пресуществляет, и спящих во плоти во Свет Истины пробуждает.

На плоть мёртвую Соколом Огненным со Небес Златых нис- ходя, Крес сей Гоем Родовым восстаёт, с мёртвым телом яко с же- ною соединяется, так Душу, Спящую в домовине плоти, ото сна смертного пробуждая.

И восстаёт Она — во чёрном рудяна, во рудяном бела — среди мертвых Живая, среди живых Иная.

Так в Пламени Семисвятом Природа-Мать обновляется, Любовью Вещего пробуждена, Светом Самосиянным просветлена, Солнцем Неспящих озарена, Жаром радений опалена...

Ведающий се — ведает, иной же — да убоится речённого, готовый же — вперёд смело да сделает шаг...

 

Слава Роду!

[2007]

 

Венчание

Во сыру-землю. И ложусь не один. Она со мной делит ложе хладное на перинах смерти.

Я перехожу железный мост над огненной рекой. И иду не один. Она ведёт меня под шуйцу, направляя в пути.

Я рублю Древо Всемирья. И тружусь не один. Она точит лезвие моего топора.

Я заклинаю заклятьем великим всяк живот, что поперёк меня. И возрекаю то не один. Она вплетает Свой Глас в мои речи, научая меня и ведя.

Я тревожу тела усопших, сбирая их кости, иссохшие веками. И на погосте я не один. Она пособляет мне, держа надо мной свечу Луны, дабы зрел я и прозревал.

Я венчаюсь венцом крепкокованным, из болотного железа витым, со женою, что ведает сие деяние ради деяния, устлав ложе наше земляное волохатою шкурою скотьей, пустив вкруг него реку огненную, изголовье сложив из мёртвых костей, одев и себя и сё лишь светом Луны, кровь свою во чаше мешая со кровью её, и реку с ней слово в слово, из уст в уста, с языка на язык Её Имена: «ЯРА МАРА ЧЕРНА ХМАРА ГНЕВНА CMЕPТНА ДИВА СИВА СТУЖА НУЖДА БЕЛА ВЕЛБЯ ЛИХА ТИХА ХУДА РУДА КРОВНА ГРОМНА СВЯТА ЯТА[62] ТЯЖКА ЯЖКА[63] ГЛАДНА ЯДНА!»

И вот Она идёт на тот зов! Она нисходит, Она уже здесь Она есть!

Жена, ведающая деяние ради деяния, растворила Сердце навстречь полнота, раскрыла душу — навстречь Ей, а лоно свое - навстречь мне! Она в ней, и Она со мной! На грудях жены знаки зольные исчертив, взял её, и Её в ней, и их обеих! Я в Ней, а я с Нею. И есть только единение наше во плоти и во Духе, и несть ничего боле и не надо нисколь! Лишь мы! Лишь я и Она\ Лишь биение двух сердец — Сердцем одним, и дыхание — одно из двоих!

И Явь смешалась с Навью, Правда сразилась с кривдой, Ирий переменился с Пеклом, но кто из нас придал тому значение? Когда есть только мы двое! Я и Она\ Она и я! И ушли Боги, и обрушилось небо, и перестало бывшее быть, но кто из нас оторвался хоть на миг друг от друга, чтобы взглянуть на то? И бел свет сгорел, всё миновало, и тьма сомкнулась навек, но кто из нас это заметил? Когда мы — Одно, и это и есть — Всё[9]...

Гой, Мара-Ма!

Толкование сему влх. Велеслава:

Великая Мать — Жизнь Дающая и Жизнь Отнимающая - Един в двух Ликах Своих. Она — лоно матери, коя на бел свет тебя породила, и Она же — Крада погребальная, через которую родишьея во свет не белой, но Иной. Лоно Великой Матери — одновременно лоно материнское (пизда) и лоно земное (могила). Не .случайно слова «мать» и «смерть» — противоположные по смыслу - столь схожи друг с другом.

Согласно славянским сказам, Калинов мост соединяет Явь и Навь, разделённые пылающими Пламенем Растворения чёрными водами ми реки Смородины.

«Она ведёт меня под шуйцу, направляя в пути». Прежде всего, Шуйный путь — это вовсе не путь кривды, лжи и обмана, как полагают иные. Это путь внутреннего делания, в отличие от пути внешнего — Десного. И если на Десном пути человек бо­рет кривду в Яви (борется против несправедливости в обществе и т.п.), то на Шуйном пути он борет кривду внутри себя, в своей собственной душе, преодолевая всевозможные помрачения, обус­ловленности и самообманы, препятствующие его продвижению по пути Прави, или Стезе Духа. (Заметим, что кривда — это всего лишь искажённая, искривлённая Правда, а не что-либо самосу­щее.)

Другой смысл данного высказывания заключается в том, что противоположности, лежащие в основе этого мира Двойственнос­ти, определённым образом пресуществляются друг в друга, меняя свой знак на противоположный.

И третий смысл таков: слева от мужа находится его жена; сле­довательно, Владычица, ведущая радаря под шуйцу (то есть под левую руку), выступает в роли его Божественной Супруги, что на тайном языке волхвов означает раскрытие радарсм Женской сто­роны своей души — интуитивной Мудрости и Духовного Провидения (в отличие от Мужской стороны, связанной с рациональным методом постижения).

Каждый прожитый нами миг — словно удар топора, под­рубающий Мировое Древо — приближает нас к Концу Времён, Ночи Богов, вслед за которой придёт новый День — и будет но­вый Мир, и Великое Коло совершит ещё один оборот в Вечности... Но у этих строк есть и другой смысл. На тайном языке волхвов «рубить Древо Всемирья» означает «разрушать умозрительную картину Мира», освобождая Сознание, Разум от ограниченнос­ти человеческого ума, от обусловленности прошлым, известным, привычным...

Смысл этого речения раскрывается при правильном понима­нии того, что есть «Я» и от имени Кого идёт речь. Мудрый волхв, растворивший свою ложную самость («я», или «эго») в Высшей Самости (Истинном, Духовном Я), говоря о «себе» — говорит о Том, Кто пребывает в Обители его Сердца. Слив свою человечес­кую волю с Волей Рода воедино, он освобождается от всех прояв­лений личной неприязни и противостоит лишь тому, что должно быть повержено по Воле Вышнего. Говоря о «всяком животе», ставшем «поперёк меня», волхв говорит о тех, кто препятствует вершению Воли Рода, а не его личной (человеческой, граничен­ной) воли.

Здесь волхв, используя тайный язык, говорит о раскрытии Родовой Памяти, о соединении Мудрости прошлого, Мудрости Предков, с прозрением настоящего, с личным Духовным опытом самого радеющего.

"Деяние ради деяния» — здесь означает радение о Владычицевсякой корысти, совершаемое лишь ради Неё Самой, а не ради тех Даров, которыми Она награждает Своих преданных.

Всё, о чём говорится в данном речении, имеет как внешний, так и внутренний смысл. То, что описывается как внешний обряд, может быть также истолковано как описание определённых внут- ренних качеств, необходимых радеющему для продвижения по Шуйному пути. Так, например, «волохатая шкура» на тайном язы­ке волхвов означает Велесову Мудрость, которая является Духов- ной основой радения. «Река огненная» символизирует собой реку Смородину, разделяющую Явь и Навь, которая в данном случае является разделяющей межой, отсекающей внешнее от внутренне- го, окружая радеющих стеною Огня Растворения, в котором прогорают их мирские срасти и обусловленности. «Мёртвые кости» означает связь с Иным (Навью), а также обнажение — раскрытие истинной (Духовной) природы всего сущего. В данном случае говорится, что мёртвые кости должны не просто присутствовать на месте радения, а из них должно быть собрано изголовье. Таким образом, волхв говори т о необходимости умертвить заблуждения ума, скрывающие за собой Духовную природу человека. Обнаженность обоих радеющих (говорится, что они одеты «лишь светом Луны») указывает на их свободу от всех покровов — «личин» и "одеяд», которые человек надевает на себя в миру. В данном случае они обнажены не только перед Богами, но также и друг перед другом, то есть Мужское и Женское начала души человека а также правое и левое полушария мозга, связанные с образным- женский и рациональным мужским типами мышления соответственно) более не противостоят друг другу, но действуют в ладу, Что же касается символики Луны, то она столь обширна и многогранна, что требует отдельного рассмотрения (см., напр., наш «Почестник Лунный»), Кровь символизирует собой Жизненную Силу человека. Смешать кровь двух людей в одной чаше и ис­пить из неё — означает стать одним целым, кровно породниться, а на тайном языке волхвов «смешать кровь мужа и жены» означа­ет «преодолеть Двойственность этого мира». Имена Владычицы, повторяемые либо воспеваемые во время радения, символизируют собой разные качества Единой Силы, а также различные свойства души человека и волховские способности, пробуждаемые пос­редством истого радения.

Высшая Цель радения, именуемая на тайном языке Духов­ным Слиянием, не может быть выражена в словах напрямую, поэ­тому волхв говорит о ней иносказательно, используя чувственные образы, которые имею! смысл ровно настолько, насколько могут служить в качестве указателей на То, Что поистине Невыразимо...

Ведающему - достаточно.

 

Слава Роду!

[2007]

 

Погребение

Я мёртв, а ты ещё нет, но я живу Ею, дышу Её Именем, люблю Её всегда и везде, замечая и малейшее Её явление, а ты всё еще влачишь своё бессмысленное и лукавством исполненное существование, ожидая того же, что и так ждёт всех. Смерти... Но у нас с тобой разная смерть. Моя Смерть — прекрасная, вечно юная Дева, страшная во гневе и неистовая в любви, желанная и желания исполняющая, ненасытная, страстная, волшебная. Твоя же смерть — лишь тлен и забвение. Хочешь ли ты того? Коли нет, то изволь — я научу тебя тому, что знаю сам. Я научу тебя любить свою Смерть!

Я ведаю свою Смерть, я знаю Её тайну, я познал Её, как муж сознаёт жену, я жду и жажду Её, как жених невесту в первую брачную ночь. С Ней каждая ночь — как первая! Ты боишься смерти, и так перепугаешься, когда Она придёт за тобой, что... умрешь. Как умирают почти все. Но не я. И, быть может, ты тоже. Когда Она придёт, я не умру, но пойду с Ней Я буду жить и после смерти! Хочешь ли ты того же? Коли да, то внемли и верши, как речено. Засим — довольно словес праздных, за дело, млад-

Оставь свою тень за волшебным кругом и, отделив так, разруби её на куски. Тогда Она заметит тебя.

Сделай ночь своим днём, сделай чёрное белым, сделай хмель своим питьем, соитие с жёнами — своим служением Ей, сделай сон — путём во Ино, свои речи — безумными, свой разум - бессмысленным. Тогда Она отмстит тебя.

Спой Её Имя и тысячу Её Имён много раз — и прегромко, и молча, и себе, и всем, и даже уже сейчас! Тогда Она услышит тебя

Толкуй Её знаменья и в крике новорожденного ребёнка, и во хрипе умирающего старца, в падении листа и в Солнечном закате, в курганном молчании и в морском прибое. Тогда Она направит Свой взор на тебя.

И пойдёт к тебе Сама.

Замри же и телом, и Духом, и дыханием, и Сердцем, дабы услышать неспешную поступь Её.

Сожги все священные книги, дабы Она поспешила к тебе на свет

Ознаменуй себя ступенями лестниц, со спины же ремней нарежь, из волос же вервей крепких навяжи, дабы легче Ей путь. был к тебе.

Собери мёртвые кости и говори с ними подолгу, ибо мёртвые уже знают Её и многое о том могут поведать

Ослепни, дабы лучше зреть приближение неотвратимое и дабы Ей уподобиться — ведь Той, Которая Ведает Всё, к чему видеть?

Вынь прочь своё сердце, ибо не бьётся Её. А вынув, собакам брось — им оно пригодится, тебе — уже нет.

Обнажись Ей навстречу, как муж на жену, как пест на ступу, как обнажена Она Сама, идущая навстречу тебе.

Все речи оставь, ибо с Ней не надобно слов — Она все знает и так, и читает в тебе, как в раскрытой книге. Пусть женачнётся тайна. Ты — с Ней, а Она — с тобой! Вы — едины!

Умpи же теперь, и сам похорони своё тело и своё естество, а после - спляши в языках погребального пламени и истопчи трепетно угли и золы его.

Помяни себя скромно, пригласив на сорочины лишь близких Духом друзей. Молвя об усопшем, будь краток и правдив — ему бы это понравилось. А когда содеешь тако, ты услышишь и Ее поминальное Слово, к тебе обращённое. И, коли был ты честен растворил сём, коли совладал с Нею и ублажил, не убоялся, но растворил себя навстречь, Она пообещает тебе то же, что обещала мне.

Ты осознал, младший, о чём я? Тогда не медли, времени у тебя не так много. Она жаждет!

Толкование сему влх. Велеслава:

Ср. речение: «Волхв —мёртвый среди живых и живой среди мертвых».

Речь идёт, прежде всею, о многочисленных самообманах, которым подвержен человек, увлечённый мирской маятой.

Если ты отождествляешь себя со своим телом — ты смертен, если же ты познал себя как Дух — ты поистине бессмертен.

Согласно Учению волхвов, люди смертны потому, что... верит в смерть. Смерть властна над нами потому, что мы боимся смерти. Смерть приходит к нам тогда, когда мы утрачиваем способность развиваться в данном теле, в данном месте и в данное время

"Отбросить свою тень» на тайном языке волхвов означает самому стать Светом», раскрыть Источник Самосиянного Света в себе и раствориться в Нём, преодолев Двойственность этого мира. "Разрубание» собственной тени Мечом Истинного Ведания

означает разделение и последующее растворение того, что разде­ляет тебя с Сущим.

Как и многие другие наставления, даваемые волхвами на Шуйном пути, эти слова заключают в себе несколько смысловых уровней. Так, буквальное их прочтение даёт указание ученику из­менить своё поведение с «правильного» (общепринятого) на «вы­вороченное», что позволит ему преодолеть свою зависимость oт внешних форм, выйдя за рамки привычных личин и обществен­ных обусловленностей.

Также ученику даются прямые указания касательно времени проведения некоторых обрядов и таинств («сделай ночь своим днём»), разрешается в определённой мере использовать Священ­ные Яды Вещего Владыки («сделай хмель своим питьём») и со­вершать некоторые радения, связанные с использованием половой силы («сделай... соитие с жёнами — своим служением Ей»). Также ученику предлагается посредством особых радений повышать сте­пень своей осознанности в сновидениях («сделай сон — путём во Ино»), использовать сознательное юродство и скоморошничанье ради преодоления своей ложной самости («сделай... свои речи — безумными»), очищать свой ум от суетных мыслей и учиться уп­равлять им («сделай... свой разум — безмысленным») и т.д.

На тайном языке волхвов «сделай ночь своим днём» — озна­чает «постигни Сокрытое», опьянение означает мистическое опьянение Божественным, плотское соитие означает Духовное влияние и соединение с Божественной Силой, безумие — выход за пределы ума, преодоление своих человеческих обусловленностей, освобождение от мирского, а безмыслениое радение — достиже­ние Духовного Безмолвия, постигаемого в Обители Сердца.

Радея о Великой Чёрной Maтери, воспевают или повторяюi многократно:

Священные слоги Владычицы, например: «МА», «МРА». «МА-РА» или «МО-РЕ», а также «МА-РА-НА» и др.;

Священные Имена Владычицы: Морена, Морана, Мори. Мара и др.;

Колославы, например: «МАРА-МА МАРА-МА МАРА МАРА МАРА МА», «ГОЙ-МА МАТИ МА-РА МАТИ» и др.;

 

Моренины возрады, например: «Ходи, Мара-Диве, / Ходи, Мара-Мати, / Во Яви отыди, / А во Нави гряди!» Воспевания бывают четырёх видов: вслух, шёпотом, про себя и в Безмолвии Сердца (в последнем случае уместно говорить не столько о воспевании, сколько о вслушивании в Духовное Звучание Владычицы, рождающихся в Безмолвии Сердца радеющего как бы сами собой, без прилагаемого усилия с его стороны).

Радение такого «замирания» называется помра. Оное включает в себя полное расслабление и последующее пребывание в не- подвижности тела и ума. В радениях, связанных с использованием половой силы, помра осуществляется за счёт удержания семени и задержки дыхания (эта практика относится к разряду тайных).

Буквальный смысл данного речения указывает на второстепенность письменной передачи Учения волхвов (и в особенности той его части, которая предназначена для следующих Шуйным путем) по отношению к прямой передаче — от Сердца к Сердцу, На тайном языке волхвов это речение означает пресуществление книжного знания в Свет Истинного Знания, или Знания Сердцем (Духовного Ведания) — «дабы Она поспешила к тебе на

В сущности, речь здесь идёт о том, чтобы радеющий сам стал Путем для Неё.

Взаимодействие с миром Нави может быть двух видов: Навье видение (созерцание образов Смерти) и Навье хождение (путешествие по миру Нави в тонком теле, именуемое иначе хождением по-за мрое или странствием ведогони). В духовном смысле, собирание мёртвых костей и «разговор» с ними означает постижение бренности всего сущего в Яви и обращении к Тому, Что не подвержено тлену (подробнее о сём - см., напр., нашу «Книгу Обители Владыки Смерти»[64]).

 

Ослепни для мира, дабы Духовным Оком узреть То, Что незримо для плотских очей.

Считается, что плотское сердце определённым образом связано с чувственной природой человека. Поэтому «вынуть" из своей груди сердце — означает выйти за пределы чувственной зависимости (не потерять способность чувствовать вообще - а именно освободиться от зависимости, от обусловленности чувственностью).

На тайном языке волхвов «обнажение» означает «раскрытие». Обнажение «мужа и жены» друг перед другом — означает раскрытие Мужского и Женского — Духовного и Природного начал чал — друг перед другом ради преодоления кажимости Их разобщенности. На самом деле Дух и Материя (Природа) вовсе не противостоят друг другу, как учат иные, а являются двумя составляющими Единого Целого, проявленного в образе Богомирья. Также обнажённость Владычицы символизирует раскрытость Высшее Знания (Духовного Ведания) перед достойным обладать Божественной Мудростью, а обнажённость радеющего — его Духовную открытость, то есть готовность воспринять это Знание.

Умолкни пред Ликом Владычицы, дабы в Безмолвии Сердца на услышать Неслышимый Глас Её.

Иными словами — умри для мирского, дабы возрадоваться для Божественного. Сожги свою мёртвую плоть — оставленные тобой мирские привязанности и обусловленности — к Отцу Истинного Ведания и, уподобившись Самому Вещему Владыке Тому, Кто властвует в Смерти, спляши Пляс Жизни Hecмертной во прахе испепелённых страстей и превзойдённого невежества.

Согласно славянским верованиям, на сорочины (или сороковины, т.е. сороковой день после смерти) душа усопшего окончательно покидает Земную Явь (подробнее о сём — см., напр., «Видение о "3", "9" и "40"»). На тайном языке волхвов "празднование сороковин» означает окончательное освобождение Духа от обусловленности кажимостью материального существования переход из состояния временной озарённости к устойчивому пребывания в сущности Сердца, растворение в Самосиянном Свете Высшей Самости (Божественного Духа). «Близкие Духом», которые будут праздновать вместе с тобой, поминая умершего – того, кого ты еще совсем недавно называл «я», - это твои Божественные Предки, те Великие Души, которые прошли Стезёю Мудрых до тебя.

Ведающему – достаточно.

 

Слава Роду!

[2007]

 

Стояние

Харю вздев косматую, речь людскую стратив, разум отпустив прочь, стоит радеющий Маре на полночи, на встрече дорог, лицом на закат обратившись, на левой ноге крепко.

Уносят его враны на крылах своих во Ино, рвут железными когтями лютые звери, гложут нутро змеи бесчисленные. Но стоит он и слушает Её песнь.

Ветра северные треплют космы нечёсаные, мороз реже! кожу в лоскутье, голод немилостивый трясёт плоть измождённую. Но стоит он и внемлет Ее премудрым заповеданиям.

Избегают его люди, плюют вслед, и смехом покрывают, и мусором забрасывают. Его гнушаются даже нищие, что пиру км средь вонючих отбросов. Его гонят кнутами, освистывают на яр­марках, псами травят. У него нет ни родни, ни сотоварища,нидаже того, с кем бы хоть словом перемолвиться. И он стоит, разговаривая с Нею.

Звёзды на небе светят не ему, ибо сомкнуты его очи. Вели кий бор шумит не для него, ибо слух его внутрь обращён. Даже дороги, где восстал он, проложены не для него, ибо его Путь инаков. И он стоит, всем существом своим к Ней обратясь.

Она же примет его такого, каков есть, такого, каким он cтал ради Неё, такого, какой лишь и достоин Её лицезреть, какой в силах обрести Её дары, не сломившись под их тяжестью. Она при мет и вознаградит награждением великим — покрова Свои сняв и стояние то прервавши...

 

Слава Роду!

[2007]

 

Как узреть ее?

Для этого не ходи в полночь глухую на росстани[65], не забирайся на сметища[66] и не устраивайся в болотах, не восседай на кладбищах и местах сожжения тел умерших, не сиди у мёртвых в гостях и не говори на их языке.

Не истязай плоть свою воздержанием от пищи и пития, от речи, от сна и от радости любви, от мытья и от движения. Не истязай плоть свою крюками и колючками, ножами и плетьми, веригами и огнём.

Не прячься в ямах, про валищах[67], урочищах и пещерах, что тво­рены Природой или руками, не ищи уединения в высоких горах и дре­мучих борах, не реки проклятий у пропасти, не вертись безудержно в радении Духа.

Не топчи горячие угли, не ходи по воде и не стремись подняться в воздух велением мысли, не надевай на чело личин, не проникайся безу­мием, не плачь, когда смешно, и не смейся, когда случится горе.

Не срывай с себя одежд и не рядись ни в обрывки её, ни в звериные кожи и шкуры, не носи одни лишь чёрные, как ночь одежды, не мажь тело сажей и нечистотами, не посыпай голову пеплом, не украшай себя костями и не поклоняйся им, не играй на них песни смерти.

Не стой на одной ноге многие часы и дни, не высовывай яростно язык, не бей тысячи тысяч поклонов поясных и земных, не возлежи бездвижно, изображая усопшего, не висни на древе или верёвке, ровно мудрый повешенный.

Не уподобляйся ни собаке, что ко всему безразлична и стыда не ведает, ни волку, что на всё лют и движим лишь ярью, не бей неистово в бубны, не возливай в тёмные ямы хмельное и кровь, не черти на землеволшебные знаки, не восседай на коже скотьей среди них и не жги в ночи чёрные светочи.

Не воспевай дивьим[68] голосом Её имена, не изучай язык птиц и зве­рей, не вяжи на себя знаки Её владычества, не изображай их на теле своём, не используй их нигде и никогда, не твори моление задом наперёд.

Не лишай себя части своей плоти или членов, не учись путешест­вовать во сне, не погружайся в дым чародейных трав, не смущай душу хмельным радением, не удерживай дыхание в себе и не останавливай волей сердце.

Не закапывайся в землю, не погружайся в воды надолго, дабы познать сокрытое внутри тебя, не восседай меж огней, не открывай Ве- лесово Око[69], не проникай в чужие мысли, не переворачивай свой мир и мир вокруг себя.

Не остригайся наголо и не отпускай волосы чрезмерно, не ходи в морозы босой и обнажённый, а в жару одевшись во всё тёплое, не отмечай Луну полную и новую, не жертвуй Ей мясо и хмель, семя и волосы.

Не отвращайся от людей вокруг и не отвергай их законы, говоря, что твой путь — иной, не прикасайся к нечистому, не ищи встречи с теми, кто говорит о Ней, кто говорит с Ней, кто делает всё то, что здесь запрещено.

Не делай ничего этого! И Она Сама придёт к тебе в свой черёд. Жди — и узришь Её во всей страшной красе и безумном величии. Жди — и сможешь взглянуть Ей в очи. Жди — и Она заговорит с тобой, позовёт следом и уведёт ТУДА, ОТКУДА ЗАХОЧЕШЬ ЛИ ЕЩЁ ВЕРНУТЬСЯ...

Толкование сему влх. Велеслава:

Радеющий о Силе Тёмной Матери Морены — Той, Которая вла­дычествует в Смерти — вершит порой то, о чём другие даже и не по­мышляют. Что иным хулою на Богов зачтётся — то радарю ЧёрнойВладычицы, следующему Шуйным путём, вехами на Стезе его станет, как речено волхвами: «Возошедший в Обитель Сердца стезёю Ужаса, страх свой отринув и Светочем Ведания Истого путь свой во мраке не­вежества высветив — сыном возлюбленным Её наречётся и смерти ни- колиже[70] предан не будет, бо за личиной Гнева Лик Благой Её поистине узрит».

Радения сии, вершимые радарями Владычицы на Шуйном пути, столь же отличны от радений, совершаемых на Десном пути, сколь ра­дения Десного пути отличны от деяний невегласей[71], творимых оными всуе. Но ведомо мудрым, что выше сих радений есть радения большие, пред коими сии малыми нарекутся, яко люди пред Великими Богами, яко деяния человеческие пред Богодеяниями Несказанными.

Врата великих радений поистине отверсты для всех, но не все спо­собны узреть их, из узревших не все дерзают возойти внутрь, а из взо­шедших не все способны выдержать увиденное по ту сторону. Потому для невегласей тех радений будто бы и вовсе нет, для начинающих Путь они страшны хуже смерти, а прошедшим Путь до конца уже некому рассказать об увиденном, ибо нет у них попутчиков на Стезе сей кроме Самого Вещего Бога да тех немногих, кто прошёл по ней раньше их, во Свете Самосиянном сам светом паче света сего навеки стал.

Каковы суть малые радения на Шуйном пути — о том здесь сказа­но, насколько о сём можно сказать в широком кругу. Вершат их, волю свою должным образом направив, чувства и помыслы свои ко Влады­чице устремив, силою Духа своего немощи тела превознемогая. И Ве­ликая Чёрная Мать, внемля призывам Сердца радеющего, приходит и Пламенной Милостью Своей касается чела, обращённого к Ней, отвер­зая касанием Своим Велесово Око Мудрости.

Но на этом этапе Пути Присутствие Её не постоянно, Дары Её хотя и велики, но нет среди них Высшего Дара — Её Самой, и мгновения высочайшего Духовного подъёма сменяются долгими часами, днями и даже годами пребывания на краю бездны отчаяния.

И вот, когда все человеческие способы обрести Её испробованы, радарь Морены совершает высшее своё радение — отсекает Мечом Ведания свою голову, свою ложную самость, отбрасывая всё то, к чему был привязан в жизни сей и во многих жизнях допреж сего, высвобож­дая так Самосиянный Свет своей Высшей Самости, лучащийся изнутри Обители Сердца.

Неготовые на сём этапе пути теряют не только жизнь, но и душу, и разум свой. Готовые же — облекаются в Несмертное, пресуществляясь телесно и Духовно, яко во Тьме возгорает Свет, и Мара Гневная обра­щается Марой Всеблагою. На тайном языке волхвов сие деяние называ­ется: «победить смерть».

Держащиеся за своё человеческое «я», за свою ложную самость — лишь издали видят Сияние Владычицы, сколь бы сил ни отдавали они радениям. Ибо то, что вершится силой — питает ложную самость, как вода питает корни древа. А пока в радеющем есть «я» — в его Сердце нет места для Неё. Лишь отверзшие Мечом Ведания Врата пред Входя­щей поистине узрят Её как Сущность своего Сердца, как Источник не вовне, но внутри себя.

Свободные от чувства «я», обезглавленные во Имя Её, принесшие Ей в требу свою голову (ложную самость) и власы (человеческую па­мять, привязанности к прошлому), радари Чёрной Матери творят раде­ния свои, не делая, и Она Сама приходит к ним — но не раньше, чем они будут готовы выйти за пределы себя и даже своих радений...

Ведающему — достаточно.

 

Слава Роду!

[2007]

 

Твоё Имя

В яростном горении своего Сердца сжёг я священные кии ги, ибо не нашел в них Твоего Имени!

В пылании своего разума обратил во пепел книги видений, ибо не ведали они истину о Тебе и об Имени Твоём!

В гневном огне очей своих спалил дотла вещания древних, ибо убоялись древние Тебя и звучания Имени Твоего!

В радении огненном истребил я свитки с законами, ибо Ты превыше законов, а Имени Твоего звук — единственный Закон мне!

Я начертал на бересте своё имя и сжёг его — ибо что значит оно, когда звучит Твоё Имя?

Я на земле изобразил Троемирье, сложил на том месте Краду и запалил её, с белым светом прощаясь, ибо Ты — во всех трёх мирах, Ты — превыше трёх миров. А тогда зачем они, когда есть. Ты, и звучит Твоё Имя?

Тому, кто видел хотя бы край Твоих одежд, есть ли дело до забот земных, кроме желания узреть Тебя Саму и молвить Твое Имя?

Я бросал чёрные жребии на белый плат, и они сложились и Твоё Имя! Ты зовёшь меня?

Обглоданные ветви мёртвых дерев, ветром носимые, переплелись и сложили Твоё Имя! Ты искала меня?

Лист красного клёна сорвался и пал во огнь, но прежде чем сгореть, в призрачных прожилках его начерталось на миг Твое Имя! Ты шлёшь мне весть?

Мороз на слюде оконной узоры навёл — дивие леса и снеж­ные горы, студёные ручьи, извивы змей, волчьи следы, врановы крыла и Твоё Имя! Ты манишь меня?

Я ходил середь курганов, грел дыханьем своим могильные кам ни — и трещины на них совпали в Твоё Имя! Ты ждёшь меня?

Я читал черты на ладонях своих — и там стояло Твоё Имя! Ты

избрала меня?

Я иду! Я иду и шепчу Твоё Имя! Я пою Твоё Имя тьму тем Я громко предрекаю Твоё Имя всем, кто слышит меня! Я иду и несу Твое Имя! ТВОЁ ИМЯ, МАТЬ МАРА!

Гой, Мара-Ма!

 

Слава Роду!

[2007]

 

Последнее радение

Когда обрушится небосвод вниз дождём каменным, когда земля железной содеется, когда реки с озёрами и морями огнем злым полыхнут, когда леса иссохнут на корню, когда горы в песок перемелются, когда жизнь всякая пресечена будет, а свет белый тьмою кромешною обернётся — куда деваться Мару чтущему?

Когда Чернобог оборвёт цепи и восстанет из подземелья, когда Волк о железных клыках загрызёт Волов, что Воз Небесный волокут, и сломится Ост Всемирья, когда Боги сойдутся в смертельной битве — куда деваться Мару чтущему?

Когда сгинет на дне морском остров Буян, когда бел-горюч камень Алатырь почернеет и треснет, когда рухнет Дуб-Стародуб, в труху осыпавшись, когда всплывёт кверху брюхом Великая Щука — куда деваться Мару чтущему?

Куда как не к Ней — пристанища искать? Под груди Её полные, укрыться от доли злейшей. В космах Её смоляных сокрыться, что и не сыскать беде. В куне Её желанной затвориться семи десятью семью замками. В устах Её нежных забыться. Слиться с Ней, на костях всех, кто некогда жил, в последнем радении, когда весь мир вокруг станет погребальным костром, и копоть его покроет наши тела.

И будет рассвет Черной Луны, и будет вершиться неистовое последнее радение, и буду я жить вечно, ибо радение наше не окончится никогда...

Гой, Мара-Ма!

Добавление к сему влх. Велеслава (величание Владычицы):

Солнцем Мёртвых восходящая в Ночи Мира— величайся!

Белой Птицей над белопенными Водами летящая — величайся!

Самосияиным Светом во тьме сияющая — величайся!

Чёрным Пламенем Растворения повелевающая— величайся!

Стезёю Вещего Бога, звездной дорогой грядущая — величайся!

На Серебряной Ладье плывущая — величайся!

С Нвьими Дедами из одной чары пьющая — величайся!

Лунным Серпом колосья Живы секущая — величайся!

Маятой мира сего чарующая — величайся!

Прозрение Духа готовым дарующая — величайся!

Принимающая требы в виде отрубленных голов — величайся!

Предстающая в образе Огненной Крови в чаше из черепа — величайся!

Почитаемая в Безмолвии Сердца — величайся, величайся, величайся!

Гой, Черна Mamul Гой-Ма!

Слава Роду!

[2007]

 





©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.