Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Три наставления избравшему Шуйный путь



 

1.Вступая на Шуйньтй путь — будь готов потерять всё.

2.Следуя Шуйиому пути — не оглядывайся назад.

3.Достигнув Цели — откажись от Неё, смеясь.

Ведающему - достаточно.

 

 


 

ЧАСТЬ II. РАДЕНИЯ ЯРОМИРА ЗАТОЧНИКА

 

 

 

Поклонение Ей

Истинное поклонение Ей не можно вершить так, как признано всеми. Обряд почитания Ее возможен лишь между Ней Самой и чтящим, из очей в очи, из Сердца в Сердце.

Истина откроется тогда во всей своей великой силе - и ту силу можешь пустить на свое разумение; пустые же условности, Дух твой ограничивающие , подобно веревкам и узлам - ниспадают.

Если ищешь великого познания и великих сил - следуй за мной.

Перед обрядом выдержи очищение такое, какое по силам тебе станет, но не менее сказанного.

От еды воздержись - не менее суток, от сношения воздержись - не менее седмицы, от расчесывания влас - не менее трех дней, от омовения - не менее трех дней

Так устранятся препятствия в тебе, и скопится Дух надлежащий

В полночь пятницы, день и время Ее, иди на места, где сила Навная, сила Матерная исходит велико - древний курган могильный, перекрёсток многих дорог, овраг или пещеру, хоть са­мородную, хоть копанную.

А коли Луна полной в день тот стоять будет, или Новец будет — пущее благо на поклонение.

Обнажись, высвободи власа и изукрась тело своё зольны­ми или угольными знаками, или зачернись весь.

Запали костёр невелик или светочи малые, а коли можешь без того обойтись — лишь поставь перед собой пустой горшок.

Возложи на месте шкуру коровью, воссядь посередь и кругом её зачерти ножом острым и во земле его оставь.

Ты можешь быть на обряде сём один и вершить всё, како сказано тебе, но можешь взять с собой женщину, что хочет тою же, что и ты, что понимает и принимает, и обряд поклонения Ей проводить с ней, на её место Её ставя, Её созерцая и беря себе.

С этого да начнётся поклонение твоё, безбоязненно и не­отвратно.

Испей хмельную чару одну или более, от каждой чары возливая перед собой наземь помалу. Осыпься зерном ржаным или пшеничным сам и осыпь вокруг себя, затем три пригоршни одну за другой брось перед собой в пустой горшок и трижды гла сом низким, Навьим, призови Её имя: «МАРА». Вторь его ещё раз и ещё, пустив свой разум прочь, раскачиваясь, ровно ива перед бурей, предчувствуя ужасное явление Её.

Пусть имя Её ревёт и громыхает, когда ты начнёшь бип. во ладони.

Пусть перед очами твоими замерцает и встрепетнёт тьма, в преддверии Её явления, когда ты начнёшь сотрясать власами, ровно безумец, радующийся случайно найденной корке.

Пусть же во един миг явится Она во всей красе Своей величайшей, когда ты начнёшь многовертимое плясание на шкуре, ровно воронами на части растаскиваемое огородное пугало.

Восстанет Она пред тобой, сияя снежно белеющим телом нагим, с волосами смоляной черноты, что ветром развеяны, с распахнутыми очами бездонными, откуда на тебя глянет тьма, с грудью прекрасной, сосцами рдяными увенчанной, с раздвинутыми в ожидании тебя бёдрами крутыми, с нежной, прекрасной, словно величайшая драгоценность, куной, манящей взор и ум.

Узрев Её нагой и во всей дивной и дивьей красе, покрой поцелуями от стоп до чела всю Её, не пропуская ни вершка, вдыхай запах тела Её, ешь очами, ни на миг не отпускай, сжимая ладонями нежную плоть Её. А потом, возглас «ГОЙ» сотворив протяжно и с выдохом сильным, возьми Её, и Она начнёт отдаваться тебе целиком. Ищи в Ней сил, ищи высшего, ищи озарённости Духа — и найдёшь то и боле того, ибо Она над всем, и есть в Ней все. Беря Её, как будто борешься за свою жизнь — возьмёшь это все и станешь этим веем.

Тот обретёт величие и ведание, кто возьмёт Её сзади, как бык берёт корову, вдыхая и выдыхая через левую ноздрю, яростно высунув язык, так же, как и Она, нежно и с силой начиная путь вперёд и обратно в мягчайшей из пизд, держа Её за бока, словно берясь за края полыньи, куда уносит тебя река, словно за края седла, что возложено на норовистой кобылице, принимая Ее навстречу, подобно горной реке, и встречая напор, подобно крепчайшей из плотин, ибо ты — камень, она — вода, ты твердь жизни, она — дыхание смерти.

Зри же при том взором умственным, что Она есть Свя­щенная Гора, чья вершина в снегах, и груди Её — горы меньшие, пизда же — пещера, что прячет сокровенные тайны.

А коли то жена, ищущая величия и ведания, с тобой пребудет, дабы Ей пред тобой возлежать, то на ягодицах её золой и углем расчерти знаки, свитые клубками[41].

И снизойдет к тебе из лона Её сила сеять вражду среди неприятелей твоих. Сомнение же раз и навсегда оставит тебя.

Тот обретёт величие и ведание, кто, правую ногу подогнув, чтобы стоять на одной левой, разведя руки прочь или с Её руками уцепив их и неспешно воспевая имя Её сокровенное: «НАВА», взгляд не отрывая от грудей Её прыгающих, ровно малые зверьки лесные, и от сосцов, что подобны раскаленным угольям меча встанет перед Пей хозяином, дабы Она своим всепожирающе ртом вобрала в Себя твой хуй до самого основания, то выпуская его на волю, ровно птицу из силков, то ловя в силки обратно.

Зри же при том взором умственным: зубы Её — клыкилютого зверя, губы красны от крови добычи Её, язык же змеины.

А коли то жена, ищущая величия и ведания, с тобой пребудет, дабы Ей пред тобой возлежать, то на щеках и челе её, за лице удержав, расчерти золой и углем полосы звериного лика.

И снизойдет к тебе из уст Её сила исполнять свои желания. Стыд же, как чувство никчёмное и мешающее, навечно покинет тебя.

Тот обретёт величие и ведание, кто, поставив Её перед собой хозяйкой, прильнёт устами к Её пышущей жаром пизде, раздвигая губы языком и вбирая в себя все соки живительные, приникая и отпадая от пизды, зря, как сосцы Её вторят движениям твоим, внутрь Её шепча имя заветное: «ЖИВА».

Зри же при том взором умственным, как идёшь ты в златые врата Небесного града Ирия, обители Богов, как пьёшь из источника Живой воды, как возвращаешься к Началу начал, к мигу и месту своего рождения и рождения всего света белого.

А коли то жена, ищущая величия и ведания, с тобой пребудет, дабы Ей пред тобой возлежать, то на грудях струи дождевые расчерти золой и углем, а живот се укрась знаками поля засеянного и возлей на него воды пригоршню, словно на святый Алатырь камень небесных медов.

И снизойдёт к тебе из лона Её сила властвовать. Брезгливость же, как чувство никчёмное и мешающее, навсегда покинет тебя.

Тот обретёт величие и ведание, кто возляжет на Ней, на плоти Её мягкой поверх, груди нежные стиснув крепко, поцелуями сосцы покрыв, мечась к одному и к другому, хуем торя во пизде Её путь свой в Сваргу и вторя тысячу имён Её, одно за другим словно святое моление.

Зри же при том взором умственным, как Велес на пахоте пашет плугом стопудовым и на бычьей упряжи силой сильною[42] засеял бескрайнее полюшко – Мать Сыру-Землю.

А коли то жена, ищущая величия и ведания, с тобой пребудет, дабы Ей пред тобой возлежать, то на грудях и вкруг сосцов ее начерти золой и углем Солнца и звезды, на животе же поставь поля засеянного.

И снизойдет к тебе из лона Ее сила подчинять всякого. Совесть же , как чувство никчемное и мешающее, навсегда покинет тебя.

Тот обретет величие и ведание, кто поднимет Ее на руки, вдыхая запах ее волос, словно охапку цветов полевых, и удерживая ее, возьмет Ее раз за разом, хуй уподобив крепкому древку копья, на которое ловишь венок цветов, брошенный тебе Ею, задерживая все время дыхание на вдохе, удерживая его в себе и задерживая его на выдохе.

Зри же при том взором умственным, что Она есть Береза Златые Листы, и по тому Древу взбираешься ты до Ирия, града богов, воспаряя над обыденным, поднимаясь над всем пустым, уносясь от прошлого.

А коли то жена, ищущая величия и ведания, с тобой пребудет, дабы ей пред тобой возлежать, то на плечах ее расчерти золой и углем знаки птиц, крыльев и неба, груди зачерни, а на челе прочерти ступени лестницы.

И снизойдет к тебе из лона ее сила обрекать на изгнание всякого, кто станет тебе поперек. Подчиненность миру[43], как чувство никчемное и мешающее, навсегда покинет тебя.

Тот обретет величие и ведание, кто, сжимая ягодицы Ее крепко, возьмет Ее уложив на боку, держась изгиба бедер Ее, как за лук охотничий, хуй же стрелой каленой возлетит, метя в желаннейшую из добыч – пизду ее, медоточивую и дарящую счастье познавшему, поражая её многажды, словно зверя, слыша в Ее дыхании рык загнанного зверя, шум леса и лязг оружия.

Зри же при том взором умственным ту охоту великую, где ты — Громовержец, мчащий по Небесному Пути, Она же испуганная, но лютая волчица, что когда и поймаешь, не сдастся сразу на твою милость.

А коли то жена, ищущая величия и ведания, с тобой пре­будет, дабы Ей пред тобой возлежать, то на боках её расчерти зо­лой и углем зубы и челюсти зверьи, на грудях — очи лютые, а живот укрась полосами, подобными ранам от когтей.

И снизойдёт к тебе из лона Её сила властвовать над все­ми желаниями своими, как плоти, так и Духа. Забота о проис­хождении[44] своём, как чувство никчёмное и мешающее, навсегда покинет тебя.

Тот обретёт величие и ведание, кто, вскинув Её ног и себе на шею, лаская живот, груди и ягодицы, внимая прекрасным звукам Её (и только им), подобным звуку приливов, возьмет Её, хуем ныряя в нежнейшее из нежнейшего — Её пизду, словно выуживая редкую, осторожную рыбу из укромного пруда, словно доставая со дна речного затаившуюся в раковине жемчужину, взирая на улов свой, не мигая ни единого разу.

Зри же при том взором умственным, как колышется пред тобой бескрайнее Окиян-море, как мчишься ты по нему Соколом кораблём[45], а встречь тебе поднимаются две великие щуки-рыбы а третья в глубях возлежит. На тех рыбах весь бел-свет утверждён, и они суть груди Её белые и пизда.

А коли то жена, ищущая величия и ведания, с тобой пребудет, дабьт Ей пред гобой возлежать, то па ягодицах её расчерти золой и углем знаки рыб, живот укрась волнами и буквицами, на чиная с «A3», на груди же накинь сети.

И снизойдёт к тебе из лона Её сила насылать смерть на неприятелей своих одной лишь мыслью о том. Страх, как чувство никчемное и мешающее, навсегда покинет тебя.

Тот обретёт величие и ведание, кто, на бёдрах усадив Её, прижав груди и живот Её к себе, словно став единым с Нею, возьмет ее, сделав хуй крепкой подпорой, на которую низаться будет пизда Ее, равно как и все пизды Её многие во всех трёх мирах, проносясь через тебя нескончаемым потоком.

Зри же при том взором умственным, как посередь Окиян-Моря возлёг остров Буян, на том острове гора стоит, на горе — сам горюч камень Алатырь, вострёным концом в небо кажущий. А на том камне Алатыре — хоромина малая утверждена, где Ей молятся от Изначалья миров. И тот камень — ты и хуй твой, хоромина - Она и пизда Её. Вертима и качаема ветрами хоромина во все стороны, крепок стоит камушек во подпоре.

А коли го жена, ищущая величия и ведания, с тобой пребудет, дабы Ей пред тобой возлежать, то на грудях её расчерти золой и углем ладоней отпечатки, тоже на животе и ягодицах содей, вместе со знаками Луны и разбросанными там и тут буквами Её имени "МАРА».

И снизойдёт к тебе из лона Её сила наслаждаться всем, Родовая привязанность[46], как чувство мешающее, навсегда покинет тебя.

Будет всё так, как пожелаешь, коли сделаешь по слову моему и коли соблюдёшь всё пред обрядом и в обряде не отступая, : а коли того не просто хочешь, как хотят пить каждый день, но как жаждут, изнемогая более быть без хотя бы малого глотка воды.

Ей слава изречённая и неизречённая! Ей — поклоны вечные и нескончаемые! Ей — все хуй в пизду! Ей — всё!

Слава! МАРА! НАВА! ЖИВА!

Слава именам Её: 1) Слава Той, Которая Глубока! 2) Которая есть Глубочайшая! 3) Стоимённой! 4) Черноокой! 5) Тьтсячерукой! 6) Тысячеокой! 7) Тысячспиздой! 8) Гневной! 9) Благой' 10) Ужасной! 11) Прекрасной! 12) Страшной! 13) Дивной! 14)Дикой! 15)Дивьей! 16) Огнеротой! 17) Звероокой! 18) Звериной! 19) Безумной! 20) Блажной! 21) Лютой! 22) Чёрной! 23) Той, Кото­рая деет Зло! 24) Которая даёт Зло! 25) Яростной! 26) Леной! 27) Моровой! 28) Хворобе! 29) Язве! 30) Лихорадке! 31) Лиходейке! 32) Той, Которая есть Навь! 33) Морочной! 34) Смерти! 35) Ма­тери! 36) Той, Которая есть Жизнь! 37) Желанной! 38) Ненасыт­ной! 39) Единой! 40) Единственной! 41) Проклятой! 42) Той, Чем лик — Жуть! 43) Той, Которая есть Ночь! 44) Той, Которая есть Тьма! 45) Мёртвой! 46) Человекоядипе! 47) Невесте! 48) Жене! 49) Деве! 50) Холодной! 51) Свирепой! 52) Кровавой! 53) Ярой! 54) Всегда хотящей! 55) Безликой! 56) Безвидной! 57) Костлявом! 58) Тихо идущей! 59) Всё дающей! 60) Всё ведающей! 61) Toil. Которая есть Горе! 62) Той, Которая сеть Злосчастье! 63) Той, Ко­торая есть Недоля! 64) Той, Которая есть Наваждение! 65) Той. Которая есть Порча! 66) Гибели! 67) Неладной! 68) Неживой! 69) Чужой! 70) Богине! 71) Берегине! 72) Тысячегрудой! 73) Неисто­вой! 74) Любимой! 75) Ненаглядной! 76) Первой! 77) Победе! 781 Судьбе! 79) Неотвратимой! 80) Тысячекосой! 81) Косматой! 82) Шуйной! 83) Той, Чья дорога — Война! 84) Той, Чьи чары — Разрушение! 85) Последней! 86) Пекельной! 87) Пепельной! 88) Рудолицей! 89) Той, Которая с серпом! 90) Красе! 91) Той, Которая несёт вред! 92) Трупной! 93) Кривоокой! 94) Той, Которая есть Огрех! 95) Пропавшей! 96) Погребённой! 97) Рычащей! 98) Той Чьи птицы— вороны! 99) Той, Чьё имя — Крик! 100) Мертво- головой! 101) Вдове! 102) Той, Которая говорит с гадами! 103) Змее! 104) Великой! 105) Величайшей! 106) Неизбывной! 107} Беспощадной! 108) Бесстрашной! 109) Той, Чьё слово— нож! ПО) Той, Чей взор— яд! 111) Древней! 112) Чарующей! 113) Старухе! 114) Сестре! 115) Вечной! 116) Безмолвной! 117) Белоликой! 118) Истовой! 119) Истинной! 120) Тайноликой! 121) Не званой! 122) Ушедшей! 123) Усопшей! 124) Тяжкой! 125) Лёгкой 126) Непостижимой! 127) Той, Которая убивает! 128) Идущей по грани! 129) Волчице! 130) Милосердной! 131) Разящей! 132) Губящей! 133) Секире! 134) Железнокосой! 135) Юной! 136) Гроз ной! 137) Грозноокой! 138) Той. Которая сеет вражду! 139) Той, которая есть Нужда! 140) Той, Которая есть Отчаяние! 141) Той, которая есть Беда! 142) Хозяйке! 143) Повелительнице! 144) Премудрой 145) Той, Чьё имя — Луна! 146) Безжалостной! 147) Той, которая дарует забытьё! 148) Тайной! 149) Подземельной! 150) Неумолимой! 151) Хранительнице! 152) Той, Которая скрывает! 153) Той, Которая скрыта! 154) Неведомой! 155) Непостижимой! 156) Ненаглядной! 157) Кромешной! 158) Святой! 159) Той, Которая за Порогом! 160) Той, Которая ведёт на Пути! 161) Той, Чьё имя - Радость! 162) Снежной! 163) Дарующей радения! 164) Карающей! 165) Той, в Чьей пизде — Жар! 166) Колдунье! 167) Той, Которая возвращается с погоста! 168) Сноводящей! 169) Той, Которая взирает на всё! 170) Той, Чьё имя — Утрата!

Слава Ей — Пачеимяипой и Пачеликой! Слава! Слава! Слава!

Добавление к сему влх. Велеслава:

К сему же еще добавить надобно следующее:

Дабы Владычицу истинно почтить и Силою Ее облечься, прежде должно в Сердце своем кладезь Силы Велесовой поистине открыть, Духом своим Самому Вещему сподобившись, ибо лишь владыке возможно обладать Ею, но не человеку, в маяте мира сего пребывающему.

Яко во каждое время года и во каждой стихии Природной Владычица Лик Свой особливый имеет и оный узреть возмогшим ей кажет, то и почитать Ее должно, о сем памятуя: в должную сторону ликом оборотившись, со женой либо потворницей своей должной постатью постановившись, Слою и Мудростью Владычицы облачившись.

По весне, во сторону подвосточную оборотясь, да возляжет жена долу, а муж – горе, Вышнему сподобясь, яко Сам Отец-Небо на Мать Сыру-Землю грудием[47] дождевым исходит, тако Ей зарод чиня. И от того купа[48] обрящут оба Благостей Божеских, в разуме­ние — светлости, во тело — лености, в начинания добрые — от Богов силушки, а в жилы рудные[49] — ярой живушки.

Треба: духам воздуха — курения лепые из трав и зелий духмяных.

Аще же лечо красное Солнцем на небе взьпрает, Смагою[50] нутряной поля воскресит[51], да станут оба — муж да жена — ли­цом к лицу друг к другу, руками переплетясь, яко Дуб-Стародуб со Берёзою Золоты Листы ветвями сплетаются, Он — на полудень[52] лицем, она же одной ногой сто обхватит, и соединятся тако. И от того купа обрящут оба Благостей Божеских, во миру — изобилия, во делах — процветания, во лице — светлости, во деснице — щед­рости, во потомках — прославления, а от предков — благословления.

Треба: шестеро отпей священных вокруг разложив, маслом топлёным чистым духов огня почтить должно, при сём огонь зем­ной с жаром страсти любовной и с Огнём Духа в Сердце поистине соединив.

Егда же осень покровом багряным листвия павшего землю укроет, да возляжет на ложе муж, лицем вверх, ногами к закату, жена же поверх на него воссядет, и будет он — яко змей земли, а она — яко птица небес. И от того купа обрящут оба Благостей Бо­жеских, богатства приумножения, души и разума успокоения.

Треба: прежде чем к совокуплению приступить, из чары единой жене и мужу должно воды ключевой испить и духов воды требой чистою возблагодарит

В зиме же — не о животе плотском, но о Присном[53] Бытии мира сего возрадеть должно, потому, на полунощь[54] ликом оборотясь, яко Сам Всеотец в обличим Велиего Быка со Коровою Небесною в Начале Мира сошёлся, да станет муж у жены сзади, она же, на колени став, на локти опустится. И от того купа обрящут оба Благостей Божеских, сил всемногих, во Духе — прозрения да Богов явления.

Треба: яко Сама Мать-Земля в пору зимнюю семя свято во череве своём хранит, тако должно мису с зерном житным духам земли посвятить, на четыре стороны света пригоршнями его разметать и гем силу-могуту Родной Земли, яко Благость велику, на себя и род свой призвать.

По весне и во лете да будет прославлено Имя Владычицы • Жива,а по осени да во зиме — МАРА. Во здешнем — ЯВА, во Нездешнем - НАВА. И да скажет жена пред соитием мужу: "Ты - моё Небо». Он же ей возречёт: «Ты — моя Земля». И да узрят друг во друге поистине Богово, и да почтут друг во друге поистине Богово, и да совершат друг со другом поистине Богово! Да будет поистине тако! Гой!

Слава Роду!

[2007[

 

Ожерелье Мары

Среди трёх огней[55] воссяду и стану низать на нить Духи тьму тем жемчужин для ожерелья, чтобы поднести Ей в радении и тем снискать многие милости Её

Каждая из жемчужин, что я беру, есть Луна в небе, и мило Ей то украшение, ибо пронизывает Она все миры Своим Светом

Каждая из жемчужин, что я беру, есть одна из россыпи звёзд, и мило Ей то украшение, ибо Она всегда над всем, но есть. ли что-либо превыше Её?

Каждая из жемчужин, что я беру, есть отражение тех звёзд в гладях морских, и мило Ей то украшение, ибо кто как не Они более других ведает мнимость всего сущего?

Каждая из жемчужин, что я беру, есть слёзы Земли-Матушки, и мило Ей го украшение, ибо Она в день последний[56] пройдется по Земле Огнём Очищающим, прошлое пожирая и тем готовя место для грядущего .

Каждая из жемчужин, что я беру, есть соль морских глубин и мило Ей то украшение, ибо пучины морские подобны сути \ С сокровенной — тиха Она и неоспорима, непроглядна, непреодолима, непознаваема и недосягаема в Мощи Своей.

Каждая из жемчужин, что я беру, есть мёртвая голова, и мило Ей то украшение, ибо красота Её убивает, милости Её тяжки, Её явление — ужасно, Её любовь — смерть, Её взор — гибель в руках Её — страх [5]/

Каждая из жемчужин, что я беру, есть око тех, кто в радении своем зрел красу Её испепеляющую, и мило Ей то украшение, ибо в очах навеки отразился дивный облик Её.

Каждая из жемчужин, что я беру, есть семена трав, что рас тут по ту сторону, и мило Ей то украшение, ибо Она всегда по ту сторону чего бы то ни было и никогда не там, где Её ожидают.

На каждое жемчужное зерно возмолвлю я по сто Имён Её и призвав, Богиню, пред очами своими представляя Её во всей красе - с обнаженной прекрасной грудью, с гневным взором, с яростно высунутым змеиным языком, с распущенной гривой чёрных косм, со спиной, обагрённой потоками крови, с чревом, расписанным начертанными углём знаками волшебными, с серпом в одной руке и вервью в другой[7], с неясным лоном, распахнутым мне на- встречу и жаждущим мужа, с клыками рыси и когтями волка.

Возложу Ей на шею ожерелье, усмиряя ярость Её, земно поклонюсь многажды, покрою всю поцелуями, от чела и до пят, от возбуждённых грудей и до истекающего соками лона, и сольюсь с ней во едино тело, во единую плоть, во единую кровь, и во единый Дух!

Но истинное поклонение Ей — обладание! Вот многие милости Ее обладание! Вот путь, достойный мужа ищущего!

Почесть великая Маре — Матери и Жене!

Толкование сему влх. Велеслава:

Плотский (мирской) человек, радея о Божеском, взыскует у Богов милостей плотских; волхв же, радея об Ином, взыскует Иного, В слове суетном желаний своих не возглашая, умом пред Владычицей умолкнув и Сердце к Пей распахнув, направляет волхв Дух свой ко Владычице, Её Одну всем Сердцем жаждая, а другое всё напрочь отринув, не к Дарам Её, но к Ней Самой всем существом своим устремляясь. И — обретает но мере своей...

Ведающие говорят о Владычице как о Той, Которая являет Собой кажимость этого мира. Но узреть мир сей как Покров Великой Богини, как кажимость Её воплощённого существо­вания поистине может лишь Сам Вещий Бог, Её Божественный Супруг— Тот, Чьим Оком[57] отверсто чело волхва.

Тако же и мудрый, обращаясь ко Владычице, приносит к Её ногам всё отжившее, что скопилось в его душе, дабы обрести через то Обновление и Пресуществление в Духе. Ибо Та, Которая владычествует в Смерти, отбирая — дарит, и даря — отбирает, если правильно видеть.

«Отрубленная голова» на тайном языке волхвов есть «от­сечённая Мечом Истинного Ведания ложная самость человека».

Та, Которая владычествует в Смерти, Ужасная для неведающих и Благая Обличьем для тот, в чьём Сердце взошло Солнце Неспящих, есть также Та, Которая освобождает от оков страха. Потому речено: «В руках Её — страх».

Дары, коими Владычица наделяет неведающих, всегда не­жданны и неотвратимы, как сама смерть. Дары, коими Владычица наделяет мудрых, подобны первой любви — всегда чудесны в сво­ей неповторимости...

Та, Которая владычествует в Смерти, Великая Жница Конца Времён — срезает Своим серебряным[58] серпом колосья Живы[59] и вяжет их в снопы, собирая так Свой кровавый урожай. Она — Та, Которая связывает путами маяты мира сего души невежд, но так­же и Та, Которая освобождает от всех уз. Тьма невежества и Свет Истинного Ведания — Имена Её Одной, Единой в двух Ликах.

Чтобы поистине обладать Ею — нужно самому прежде понадобиться облечься Силою Вещего Бога, Отца Мудрости, Её Божественного Супруга. Ибо только Вещий может обладать Ею, как муж женою, иной же — да не дерзнёт даже помышлять о том!..

Великая Мать Мара (Морена) — Мать всех живых существ без исключения[60], и лишь дня мудрейших из мудрых, отбросивши всю свою ложную самость и возрождённых Мудростью Вещего, ставших с Ним одним целым, Она — поистине Жена.

 

Слава Роду!

[2007]

 

Чернословие

За чёрной-чёрной рекой есть чёрный-чёрный лес, пос реди того чёрного-чёрного леса стоит чёрный мёртвый дуб под тем черным мёртвым дубом лежит мёртвая сухая голова, молвит та мёртвая сухая голова:

«Зарыт подо мной во чёрной неплодной земле черный копчёный котёл[6], в том чёрном копчёном котле сварено в черную глухую полночь черное лютое зелье[8]. Кто чёрную-черную реку переплывёт, чёрный-чёрный лес перейдёт, чёрный мертвый дуб найдёт, мёртвой сухой голове поклон сотворит, чёрную неплодную землю разворошит, чёрный копчёный котёл обретет да в чёрную глухую полночь чёрного лютого зелья изопьёт, тот станет с Марой говорить Её словом, Её речами, Её языком, Ее устами, у Её ног, у Её лона, у Её грудей, у Её уст[9]! И желаемое свершится с ним!»

Но, обретя от Неё желаемое и оттуда возвратившие, не забудь в чёрную глухую полночь сварить в чёрном копченом котле чёрное люгое зелье, зарыть его в чёрную неплодную землю под чёрным мёртвым дубом и водрузить на том месте свою отруб ленную голову!




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.