Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Семя, брошенное в землю




На второй день после ареста меня перестали избивать и бросили в камеру при полицейском участке аэропорта. К великому удивлению следователей мой германский паспорт оказался подлинным. В багаже у меня нашли документы " Ассоциации Синим", где говорилось о том, что я был полномочным ее представителем. Тут они поняли, что я и в самом деле христианский пастор, а не шпион!
Письма из " Ассоциации Синим" помогли следователям опознать мою личность, но эти же письма заставили власти Мьянмы поставить китайское посольство в известность о том, что ими задержан один из крупных руководителей китайской церкви. К этому времени о моем аресте узнали многие христиане во всем мире, и тысячи молитв возносились к Господу с просьбой уберечь меня от китайского правительства. Если бы китайцы узнали, что я бежал из тюрьмы в 1997 году, то, как опасались многие, меня вернули бы обратно и казнили.
Несколько дней спустя начальник полицейского отделения сообщил мне о посетителе из германского посольства. Этот чиновник передал мне немного пищи и одежду, а также расспросил о моих делах.
Буквально через день я узнал, что утром следующего дня в десять часов меня собираются посетить представители китайского посольства. Я начал тревожиться и воззвал к Господу в молитве, чтобы исполнилась Его воля.
Когда в тот же день меня посетили бирманские христиане, я рассказал им, что здесь утром на следующий день будут чиновники из китайского посольства. Понимая серьезность положения, мои друзья обратились в германское посольство и уведомили немцев. Они знали о моем прошлом в Китае и понимали, насколько опасно было для меня снова оказаться в руках китайских властей. Сотрудники германского посольства решили прибыть в мою камеру на следующее утро раньше китайских представителей, чтобы уведомить их, что я - гражданин Германии и они уже занялись моим делом.
Когда начальник полиции увидел, какая борьба ведется между германским и китайским посольствами по вопросу о том, кто должен посетить меня, он вызвал китайцев и сообщил, что не может им предоставить визит в настоящее время. Так что китайцам оставалось только просить перенести его на другое время.
В беседе с начальником полиции я дал понять, что мне не хотелось бы встречаться ни с кем из китайского посольства. После этого начальник связался с посольством и поставил их в известность : " Юн благодарит вас за искреннее беспокойство о его благосостоянии, но, будучи теперь гражданином Германии, он предпочитает иметь дело с германским посольством".
Однако китайцы и после этого не успокоились. Когда они узнали, кто я такой, то стали настаивать на своем праве учавствовать в выяснении обстоятельств моего дела. Они предоставили доказательства моей виновности бирманским властям с целью убедить их передать меня им. Бирманцы оказались в пиковом положении. Конечно, им хотелось угодить немцам, но они чувствовали давление со стороны могущественного северного соседа.
В конце концов по милости Божьей китайцам не разрешили встретиться со мной, так что я не встретился ни с одним из них.
Обычно заключенных в камерах портового отделения полиции держат самое большое несколько дней, но бирманские власти не знали, как поступить в моем случае. Так что я оставался там целый месяц. Между тем мне разрешили иметь при себе Библию. Чтобы не терять времени даром, я выучил наизусть книги 1 Царств, Есфирь, Евангелие от Иоанна и Послание к Галатам.
В Мьянме государство не обеспечивает заключенных пайком. Каждый день мы должны были покупать еду у продавцов за стенами тюрьмы. Один раз в четыре дня разрешалось принимать душ, но не более двух минут. Из-за жары и повышенной влажности эти две минуты были всегда долгожданными.
Бирманские друзья сообщили мне, что меня освободят через месяц. Их пророчество, однако, не исполнилось. Через месяц меня не освободили, а перевели в самую большую тюрьму в Мьянме, в центре города Янгон ( прежде - Рангун ). Здесь находилось десять тысяч заключенных. Никакими словами не описать имевшиеся там условия. Большинство заключенных страдали ВИЧ инфекцией. Много было там и прокаженных, лепрозных больных. Запах гниющей плоти проникал во все уголки темного, заброшенного здания, где драгоценные души были оставлены умирать в полном забвении.
Камеры этой тюрьмы были страшно переполнены - в каждой по сто узников. Здесь было так тесно, что ни у кого не было возможности спать на спине. Все спали валетом. Мы были упакованы как сардины в банке. Если кто-то из осужденных ночью беспокойно двигался или неудержимо кашлял, окружающие просто избивали его.
Мне приходилось отбывать срок во многих заведениях Китая, но ни одно из них и близко не соответствует ужасным условиям существования в этом месте.

Климат в Янгоне - один из наиболее жарких и влажных в мире. Каждый день температура колебалась у отметки в тридцать градусов по Цельсию, при влажности воздуха в 81-90 %. В этой отвратительной влажной атмосфере мы непрерывно потели. Ко всем прочим неприятностям этой тюрьмы, мне не разрешили держать при себе Библию.
Здесь можно усмотреть противоречие : меня арестовали из-за непослушания Господу, но это был Его план - употребить меня в этой тюрьме в качестве свидетеля Иисуса Христа перед отчаявшимися преступниками. Именно для этого Господь отправил меня в это безнадежное место.
Перед тем как мне оставить Китай в 1997 году, Господь говорил мне : " Я пошлю тебя в другое место. Ты не будешть понимать их языка". Именно здесь теперь я и оказался. В бирманской тюрьме я не мог общаться с другими осужденными и это было самым тяжким бременем для меня. В моей камере было много неисправимых, безнадежных людей. Один из преступников, осужденный за контрабанду наркотиков, получил триста восемьдесят лет тюремного заключения! Другие имели больше ста шестидесяти. Бирманцы, будучи буддистской нацией, верят в реинкарнацию ( перевоплощение). Такие необычные приговоры выносились не только с целью наказания преступников в их нынешней жизни, но и в последующих!
В углу нашей камеры располагалась буддистская святыня с жертвенником и идолами. Заключенные узнали, что я христианский пастор, и, не видя разницы между Живым Богом и идолом, заставили меня спать под буддистской святыней, полагая, что я лучше их знаю, как исполнять религиозные обязанности.
Три раза в день, между пятью и шестью часами утра, затем с полудня до часу дня и , наконец, между семью и восьмью вечера, все заключенные должны были садиться в буддистской позе лотоса и молиться, медитируя перед идолом в своей камере. Правительство Мьянмы считало, что молитва преступников перед Буддой является лучшим методом перевоспитания. Если кто-то из осужденных во время подобных медитаций засыпал, охранники жестоко избивали его.
С помощью одного заключеного, который немного говорил по-китайски, я настойчиво возражал охранникам : " Я не могу молиться как вы. Я христианский пастор. Даже если вы свяжете меня и станете избивать перед этими идолами, я не поклонюсь им и молиться перед ними не буду! "
Однажды, когда другие заключенные молились и медитировали перед Буддой, Святой Дух внушил мне одну простую мелодию :

Хвалите Господа, хвалите Господа! Аллилуйя!
Хвалите Господа, хвалите Господа! Аллилуйя!
Я пел и пел, а сердце мое становилось свободным как птица! Большая радость переполняла мою душу. Господь касался не только меня, но и смягчал сердца других осужденных. Осужденные присоединялись к пению, хотя совершенно не понимали слов. Вскоре все радостно улыбались. Простая песня принесла радость и мир в камеры ожесточенных грешников.
Тут же прибыл тюремный надзиратель : " В тюрьме пение запрещено. Немедленно прекратите пение! "
Я ответил : " Я христианский пастор. Иисус любит слышать, как люди поют о Нем. Поэтому, пожалуйста, войдите в мое положение, позвольте мне исповедовать свою веру так, как требует от меня мой Бог"
Милостью Божьей, моя просьба показалась этому человеку обоснованной, и он исполнил мою просьбу.
Вскоре в пении " Аллилуйя! стали учавствовать все осужденные. Каждый день на несколько часов их мрачные лица просветлялись, а страдания облегчались. Атмосфера в камере менялась в корне. Осужденные видели, что со мной Иисус, и стали почитать за человека, знающего Бога.
На территории тюрьмы находилась небольшая часовня. Мне разрешали ходить туда, когда другие заключенные молились Будде. Там я встретил бирманских христиан, оказавшихся в этой тюрьме по разным причинам. Я поразился тому, что многие мои сокамерники, включая буддистского монаха, стали приходить со мной в часовею каждый день, чтобы послушать пение. Что-то необычное во мне привлекало их внимание, и они хотели разобраться, что это. Когда я вставал на колени, чтобы помолиться, эти люди тоже становились на колени рядом со мной в надежде получить благословение от моего Бога! Вседствие языкового барьера я не мог свободно разговаритвать с этими людьми, но я знаю, что Господь в Свое время найдет, как утолить их духовный голод.
Иностранных заключенных переодически вызывали на допрос в центральное полицейское управление. На обратном пути в тюрьму нам разрешали зайти в магазин, чтобы сделать закупки для бирманских заключенных. Однажды я на свои деньги купил больше сорока зубных щеток, много мыла и несколько пакетов с продуктами для сокамерников. Для некоторых заключенных, умиравших голодной смертью, это было единственное пропитание, которое они могли иметь.
Тем временем информация о моем деле была весьма запутаной. Мне не предъявляли никакого объвинения. Несколько раз мои бирманские друзья уверяли меня, что вскоре меня освободят, но дни сменялись днями, а все оставалось по-прежнему. Вскоре я понял, что помочь мне в этой ситуации может только Бог. Я знал, что меня освободят из тюрьмы, как только мое служение в этом месте закончится, но не раньше и не позже.
Девятого апреля 2001 года я написал письмо всем христианам мира. Я знал, что тысячи верующих каждый день молятся обо мне и написал следующее :


Дорогие братья и сестры во Христе!
Благодарю за вашу заботу и молитву обо мне. Мое положение в Мьянме зависит только от Господа, и я полностью предаю себя Его воле. Я глубоко верю, что у моего Господа на все имеется Свое время и Он хранит мое будущее в Своих руках, поскольку Он мой Господь и Спаситель.
В этой стране нельзя надеяться на адвокатов и судей, поскольку их взгляды переменчивы как ветер. Я же полностью предоставил свое дело Богу. Только Он знает завтрашний день.
Условия существования здесь намного хуже, чем в китайских тюрьмах, но я имею возможность каждый день свободно молиться и петь моему Господу. Я знаю, что Господь Иисус проведет меня даже там, где пройти невозможно.
Слава Богу,я приобрел здесь для Христа две души из числа заключенных. Мы вместе молились молитвой покаяния. В моей камере находится приблизительно около сотни осужденных и я среди них единственный иностранец. Они все знают, что я христианский пастор.
Пожалуйста, пошлите мои лучшие пожелания моему семейству, и всем братьям и сестрам, которые заботятся обо мне. Продолжайте молиться и верить, поскольку молитва творит чудеса!
Итак, мои дорогие друзья, пусть Господь даст вам радость и мир. Надеюсь вскоре увидеть вас!
Да пребудет Бог со всеми нами! Брат Юн.

В условиях жары и повышенной влажности болезнетворные бактерии распространялись очень быстро. В нашей камере около ста человек вынуждены были пользоваться одним туалетом. В результате возникла вспышка ужасной чумы, от которой умерло много заключенных. Инфекция проникала через задний проход и половые органы. Чума свирепствовала несколько недель, унося каждый день десятки жизней. Болезнь проявлялась болями в животе. Перед кончиной пораженный чумой корчился в страшных муках.

Заразился этой ужасной болезнью и я. Целый месяц я не мог переваривать густой пищи. Все, на что я был способен в то время, это вместе с другими заключенными лежать и целый день чесаться. Паразиты свирепствовали в моем теле. Иногда я разглядывал свой живот и видел своими собстенными глазами, как под моей кожей шевелятся черви.
Это был жуткий период, но я пытался не унывать в Господе. Болезнь поразила 80% осужденных. В конце концов из-за этой болезни я потерял сознание. Это состояние длилось около пяти дней. Я пришел в себя уже в тюремной больнице.
Наконец, через несколько месяцев заключения, наступил день суда. Мои бирманские друзья были уверены, что меня освободят из зала суда, возможно, даже оправдают и вышлют из Мьянмы. У меня такой уверенности не было, но я знал, что моя жизнь в руках Господа.
Меня привезли из больницы в наручниках. Судья рассмотрел мое дело, затем бесстрастно объявил : " Семь лет".
Мои бирманские друзья и адвокат просто остолбенели. Никто не ожидал такого оборота дела. Онемев от изумления, они смотрели на меня и плакали. Но я был тверд в вере, ибо знал, что Всемогущий Бог со мной, каким бы ни был мой приговор. Склонив голову перд судьей, я сказал через переводчика : " Хочу поблагодарить вас, ваша честь, за то, что вы предоставили мне визу на семилетнее пребывание в вашей стране".
По жесту судьи охранники надели на меня наручники и увезли обратно в тюремную больницу. Когда я рассказал одному сокамернику о своем сроке заключения, тот порадовался за меня, чем помог мне взглянуть на свой приговор с другой точки зрения. Сам он отбывал срок в сто пятьдесят лет.
В глубине души я уповал на то, что Бог освободит меня сразу же, как только я усвою урок, преподанный мне за мое непослушание. Я никогда не думал, что получу такой большой срок. И я жаловался Господу : " Отец Небесный, моя жена и дети ждут меня. Прости меня за непослушание, но теперь не угодно ли Тебе проявить ко мне милость и отправить домой?"
Сегодня, оглядываясь назад, я понимаю, что время, проведенное мной в бирманской тюрьме,действительно было для меня миссионерским поручением от Господа. И вовсе не случайно Бог послал меня в это мрачное место, ибо здесь было множество отчаявшихся душ, которые должны были познать Иисуса.
До меня дошли сведения о том, что в этой тюрьме находилось пятеро китайцев из Сингапура, каждый из которых получил пожизненный срок заключения плюс пятьдесят лет за контрабанду наркотиков. Это совсем еще молодые люди, лет около тридцати, провели в тюрьме уже несколько лет. Еще один китаец, лет сорока, был из Тайваня. Сверх пожизненного заключения он получил еще сто лет. Эти люди говорили по-китайски, и я очень хотел познакомиться с ними, чтобы рассказать им о Благой Вести в их безнадежной ситуации.
Приговоренных к пожизненному заключению держали в одиночных камерах - маленьких помещениях, где почти не было естественного освещения и вентиляции. Связаться с ними мне было крайне трудно, по причине их изоляции от остальной части тюрьмы.
Однако, провидением Божиим, не только я услышал об этих китайских заключенных, но и они узнали, что в тюрьме есть некий " китайский пастор, который любит Иисуса". Так что и они желали встретится со мной так же, как и я с ними.
Они узнали, что я лежу в тюремной больнице. Эти люди во что бы то ни стало желали встретиться со мной и составили следующий план. Каждый из них должен был притвориться больным, чтобы заставить охрану отправить их в больницу на медицинский осмотр.
Стоило мне увидеть этих людей, как мое сердце переполнилось состраданием от Господа. Падшие духом и утратившие всякий смысл существования, они были похожи на раненых животных. Я не мог сдержаться и обнял их. И вот что я сказал им : " Дорогие братья, вы благословенны! Величайшее прощение снизошло на вас свыше! "
Мои слова удивили их : им показалось, что их приговор пересмотрен бирманскими властями. Они подумали, что какой-то международный суд содействовал их освобождению.
Но я продолжал со слезами на глазах : " Братья, мне ничего неизвестно о ваших отношениях с земными властями, но я здесь для того, чтобы рассказать вам о Христе Иисусе, Судье истинном и вечном. Он положил за вас Свою душу. Это Господь, любящий прощать тех, кто ищет прощения".
Они ответили мне : " Все мы выросли в семьях, исповедующих буддистскую религию, но Будда никогда не помогал нам. Как нам уверовать в Иисуса? "
Проповедуя им, я сказал : " После смерти вы уже не будете страдать : вы получите вечную жизнь в Иисусе. Только Иисус может спасти вас! "
Один из китайцев упал на колени и схватил меня за ноги. В очаянии он закричал во весь голос : " О пастор, пожалуйста, научи меня, как спастись!"
В этот момент нам помешала больничная охрана. Полицейские закричали : " Здесь запрещено говорить о религии! "
Китайцам пришлось выйти из моей палаты.
Я тогда сильно расстроился. Ведь этим людям так хотелось поговорить со мной и мне так хотелось рассказать им о Христе. Я умолял Бога предоставить нам еще одну возможность встретиться.
Все приговоренные к пожизненному заключению носили арестанскую одежду красного цвета. Я попросил своего адвоката принести мне на следующее свидание красную рубашку. Я подумал, если надеть одежду красного цвета, как у тех китайцев, то на очередной встрече с ними охранники не будут так тщательно следить за нами.
На следующий раз я спросил этих китайцев : " Верите ли вы, что Иисус действительно умер за вас на кресте? "
" Да, веруем ! " - твердо ответили они.
Тогда я спросил : " Готовы ли вы раз и навсегда отречься от идолов и признать Иисуса своим Господом и Спасителем? Веруете ли вы в то, что Его Кровь способна очистить вас от всякого греха? "
" Да, веруем! " - снова ответили они в один голос.
Мы помолились вместе. Это стало их обращением ко Христу. Они перешли от смерти в жизнь. Отдавая себе отчет в том, что время дорого, я тут же отвел их в ванную комнату, где был кран и слив. Я попросил новообращенных наклониться и сунуть голову под кран. Так я крестил их во имя Отца, Сына и Святого Духа. Я сказал им : " Есть люди, которые пользуются свободой в этой жизни, чтобы затем оказаться в вечном заключении а аду. Вы же в этой жизни находитесь в тюрьме, но отныне ваши имена записаны в Небесной книге жизни и вы свободны! "
Я еще не закончил водного крещения новообращенных, как в ванную примчался надзиратель. Он закричал : " Что это вы тут делаете? "
" Не волнуйтесь! Я знаю, что делаю! Я служу Всевышнему Богу! " - ответил я ему.
Надзиратель застыл, как вкопанный и онемел.
И тут я сказал четырем новообращенным : " С этого времени вы имеете власть молиться о других заключенных и свидетельствовать им о чудесном спасении, которое получили сами ".
Милостью Божьей я смог привести к Иисусу двенадцать осужденных, в том числе и Ю Мин- Ю, одного китайца из Тайваня, отбывавшего пожизненный срок плюс сто лет за контрабанду наркотиков. Ю рассказал, как евангельское семя было посеяно в его сердце служением группы евангелистов, посещавших места заключения, когда он отбывал срок в Тайване.
Я использовал любую возможность, чтобы преподать новообращенным библейские основы и научить их молиться. Из-за своей болезни я оставался в тюремной больнице почти два месяца.
После заражения страшной чумой, которая распространилась по всей тюрьме, я пролежал в больнице без сознания пять дней. Но даже поправляясь, я страдал от переодической лихорадки, головных болей высокого кровяного давления и сильных болей в животе. Только потом мне открылось, для чего понадобилось Богу допустить мою болезнь. Во-первых, это давало мне возможность благовествовать заключенным китайской национальности. Во-вторых, если бы меня не положили в тюремную больницу, то немедленно отправили бы в исправительно -трудовую колонию в сельской местности, где я должен был отбывать свое семилетнее наказание.
Врачи несколько раз осматривали меня, чтобы решить, можно ли выписать меня из больницы. Накануне врачебных осмотров я чувствовал себя хорошо, а на осмотре у меня вдруг повышалось артериальное давление, появлялись боли в животе или поднималась высокая температура!
По милости Божьей новообращенные в тюрьме духовно возрастали. Через пение я учил своих новых братьев во Христе многим библейским истинам. Поскольку мы говорили и пели по-китайски, охранники не догадывались, что мы разбираем Слово Божье.

Похоже, что охранникам и врачам пение наше даже нравилось. Жизнь этих заключенных изменилась коренным образом, что может сделать только Иисус. Сердца, преисполненные прежде гнева и ненависти, теперь были полны любви и милосердия. Они проповедывали в больнице умирающим. Не жалея собственных средств, покупали им дополнительное питание и как могли утешали. Они молилмсь за больных и делелали все возможное, чтобы поделится с ними Благой Вестью. Новообращенные горячо молились о родных в Сингапуре и на Тайване, умоляя Бога помиловать их.
Они говорили мне, что молятся каждый день о моем освобождении из тюрьмы, чтобы я мог продолжать свое служение на свободе.
Всякий раз, когда я вспоминаю об этих людях и о том, как милость Божья нашла их в отчаянной ситуации, я не могу сдержать слез. Мы сблизились очень скоро, и между нами установились поистине братские отношения. Я перепробовал все возможное, чтобы братьям разрешили передать в тюрьму Библии, но пока все мои усилия не имеют успеха. Я до сих пор продолжаю молиться Богу, чтобы мои братья в бирманской тюрьме имели Слово Божье.
Некоторые всю жизнь проводят на свободе, но в сердце остаются заключенными, порабощенными греху. Эти же люди влачат в тюрьме самое жалкое существование, но внутренне свободны как птицы, парящие в облаках! Они любят Иисуса всем сердцем. " А потому сказываю тебе : прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит" ( Лк. 7 : 4-7 ).
Что за удивительные это были дни, наполненные присутстствием Божьим! Честно говоря, я даже не чувствовал, что нахожусь в тюрьме. Я почти не думал о своем семилетнем сроке, поскольку каждый день в тюрьме был полон радости и жизни. Эти семь лет заключения напомнили мне семь лет ожидания Иаковым Рахили. " И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, поскольку он любил ее " ( Быт. 29 : 20 ).
Моя семья в Германии была теперь в безопасности. Вот что я писал своей дочери Юйлинь : " Как жаль, что я не могу быть с вами прямо сейчас, но твой папа теперь в Мьянме по особому поручению Господа. Как только я закончу здесь служение, которое мне поручил мне Господь, мы обязательно встретимся".
Узнав приговор, я решил не сообщать родным, по крайней мере, некоторое время, на какой срок меня осудили. Я знал, что на Западе им было очень трудно без меня, и мне не хотелось сокрушать их сердца новостью о том, что мы увидимся только через шесть с половиной лет.
Ранее, примерно через месяц после моего ареста в Мьянме, Господь положил мне на сердце следующий отрывок из Писания : " Истинно, истинно говорю вам : если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем , сохранит ее в жизнь вечную " ( Иоанна 12 : 24-25 ).
Размышляя над этими стихами, я задумался о времени, проведеном на ферме в Хэнане, и о том, что семя, брошенное в землю, прорастает примерно через семь месяцев. И тогда я понял, что Господь предупреждает меня через это, что я буду в тюрьме семь месяцев, после чего Он избавит меня.
Иисус преподал мне множество уроков, когда я был семенем, попавшим на тюремную почву. Я понял, что плоть противится духу. Когда малое семя попадает в землю, ему там очень неуютно. Оно находится в полной изоляции во тьме в течение многих месяцев, страдая от морозов зимой и от жары летом, да еще его сверху присыпают зловонным удобрением и компостом. И только потом, когда семя безмолвно перенесет все эти испытания, оно будет готово весной ожить и осенью принести урожай, который накормит многих.
Семя, брошенное в землю, не имеет выбора, кроме того, как терпеливо ожидать, когда Богу будет угодно воскресить его к жизни. И я понял, что совершенно бессмысленно надеяться на человеческие усилия вызволить меня из тюрьмы. Я не верил, что активисты из различных организаций, выступающих в защиту прав человека, могут освободить меня, потому что мое будущее полностью зависит от Бога, и выйду я из тюрьмы лишь тогда, когда исполнится Его время.
И вот однажды ко мне явился начальник тюрьмы со словами : " Вас ожидает представитель германского посольства. Оденьтесь и подойдите к воротам тюрьмы".
Когда я подошел к воротам, где в ожидании свидания с заключенными толпились посетители, знакомая мне фрау из германского посольства увидела меня и закричала : " Сегодня у меня для вас хорошие новости! Вас освобождают! Как только вы подпишите это прошение об освобождении, вы - на свободе. Вам придеться подождать немного в тюремной больнице, пока будут оформлены необходимые документы, чтобы забрать вас в аэропорт, но уже с этого момента вы - свободный человек! "
Я подписал прошение и вернулся в тюремную больницу, ликуя от радости. Не успев добраться до своей палаты, я сбросил с себя арестанскую одежду. Охранник, не знавший о моем освобождении, стал угрожать мне наказанием. Я рассмеялся и сказал ему : " Я больше не преступник! Меня освободили! "
Мне так жаль, что многие христиане живут в неволе, хотя Иисус подписал их прошение о помиловании Своей Кровью. Если вы свободны, действуйте сообразно этой свободе!
Как потом выяснилось, после того, как меня приговорили к семи годам тюремного заключения, германское посольство обратилось к правительству Мьянмы с просьбой помиловать меня и выслать из их страны. Германские власти обязались принять на себя ответственость за мое возвращение в Германию, где меня ожидала семья.
Милостью Божьей это ходотайство было удовлетворено.
Три дня спустя, в одиннадцать часов утра восемнадцатого сентября 2001 года, представители иммиграционной службы доставили меня в наручниках в янгонский международный аэропорт. Они были очень любезны, что резко контрастировало с тем, как они обращались со мной вначале, после моего ареста!
В аэропорту меня приветствовали представители германского посольства и бирманские друзья. Одного из них звали Динь Кай. В бирманской тюрьме Динь Кай был одним из моих сокамерников. Я свидетельствовал ему о Христе, но он тогда еще не уверовал в Него. Динь Кая освободили вскоре после того, как я познакомился с ним. И вот что он сказал мне тогда : " Если твой Бог поможет тебе выйти из этой тюрьмы, я последую за Ним в тот самый день, когда тебя освободят".
Узнав о моем освобождении, мои бирманские друзья позвонили Динь Каю и поделились этой новостью. Не успел я прибыть в аэропорт, как он подбежал ко мне и обнял. Мы встали на колени и вместе помолились о нем, чтобы он признал в Иисусе своего Господа. За последние несколько дней в Мьянме я привел ко Христу по милости Божьей еще троих.
Я поднялся на борт самолета, вылетавшего в Бангкок, Таиланд. Новость о моем освобождении уже дошла до христиан Таиланда, и они собрались в Бангкоке, чтобы встретить меня. При встрече я сказал им следующие слова : " Мое служение в тюрьме завершилось, и Христос вывел меня оттуда. Он послал меня туда благовествовать тем, кто никогда не слышал о Нем, и многие спаслись".
Мы встали в круг и, взявшись за руки, склонив головы, возблагодрили Господа за Его благость и милость.
Воистину, наш Бог - Живой Бог!
Многие богословы считают, что число семь символизирует Божье совершенство. Меня приговорили к семи годам тюремного заключения, однако, Господь не согласился с этим человеческим определением. Согласно Его совершенному замыслу, меня освободили через семь месяцев и семь дней после ареста.
В полете из Бангкока во Франкфурт меня сопровождал один друг, который прибыл в Таиланд специально для того, чтобы встретить меня из тюрьмы. Во время полета, который продолжался несколько часов, этот друг спросил меня : " Брат Юн, ты хотел бы послушать новости - что произошло в мире, пока ты был в тюрьме? "
" Сейчас нет! - ответил я.
" Ну, тогда взгляни на кое-что", - сказал он мне.
И передал мне несколько китайских газет недельной давности. Сначала я ничего не понял. Это были снимки самолета, врезавшегося в небоскреб.
Я прочел статьи и узнал, что ровно за неделю до моего освобождения, 11 сентября 2001 года, ужасный террористический акт переменил мир коренным образом.

 

Делинь : Летели дни, недели и месяцы, но никаких указаний об освобождении моего мужа не поступало. Моя вера уменьшалась и слабела, а я расстраивалась все больше и больше.
Я мечтала о том дне, когда Юн встретит нас в Германии и повезет по стране, которая приняла его четыре года назад. Пока мы были в Мьянме, он ожидал нас почти два года. Я и подумать не могла о том, что теперь, когда мы оказались в Германии, нам придеться ждать его : ждать, когда его освободят из тюрьмы в Мьянме.
В Германии поначалу нам было тяжело, хотя местные христиане делали все возможное, чтобы помочь адаптироваться к новой культуре. Никто из нас не говорил по-немецки ни слова. Пища и культура были для нас совершенно чуждыми. Раньше я никогда не получала денег из банкомата, поместив в него пластикоаую карточку и набрав соответствующий код. Все это было крайне необычно для меня.
Шли месяцы, и я постепенно уходила в глубокую депрессию. Я умоляла Господа ответить мне.
Однажды ночью мне было видение. Я увидела несколько чисел и освобождение Юна из тюрьмы. При сложении этих чисел получалось восемнадцать. Я записала число " 18 " в своем дневнике и сказала детям, что я ожидаю освобождения их отца восемнадцатого числа.
Однажды утром раздался звонок и мне сообщили, что Юна освободят 18 сентября! За время его заключения в бирманской тюрьме было столько ложных надежд и разочарований, что мне, несмотря на видение, которое послал Господь, не верилось этому до тех пор, пока я не убедилась, что Юн на свободе.
А восемнадцатого числа мне позвонил мой муж. Он звонил из Бангкокского международного аэропорта перед вылетом в Германию. Милостив Господь!

 

************************************************** ****

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.