Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

В) Святое таинство Евхаристии (Причащения)



 

Та святая задача, которую христианин получил во святом крещении, наиболее совершенным образом осуществляется в святом таинстве Евхаристии: в нем происходит полное соединение с Богочеловеком Христом. Здесь благодатно переживается все Богочеловеческое домостроительство спасения: от воплощения до Вознесения, как жизнь жизни нашей и душа души нашей. Святая литургия, по словам святого Феодора Студита, есть повторение всего Богочеловеческого домостроительства спасения.

Это особенно подчеркивается в конце литургии св.Василия Великого, где говорятся: "Исполнися и совершися елико по нашей силе, Христе Боже наш, Твоего смотрения таинство". Св. отцы так определяют суть святой литургии; "Бог стал человеком, чтобы человек стал богом". И смиренный причастник перед святым Причастием произносит: "Божественное Тело и обожает мя и питает: обожает дух, ум же питает странно". Какое страшное к исключительно великое таинство! Трепещущий весь от ужаса причастник говорит себе и каждому причастнику: "Боготворящую Кровь ужаснися, человече, зря". И причастник пережинает великое благовестие нба и земли, исполняется всякой полнотой Божией (Еф. 3,1; ср. Кол. 3,10).

Святая Евхаристия - это вершина Богочеловеческой реальности, Воплощением Бога Слова Богочеловек Господь Иисус Христос стал видимой и бессмертной действительностью неба и земли. С нами Христос; с нами Бог - Еммануил, вечно "с нами Бог" (Мф. 1, 23). Самый убедительный свидетель этого есть Церковь, Богочеловеческое Тело Христа. Церковь - Тело Христово, Евхаристия -Тело Христово- Тождество в существе: Церковь в Евхаристии, Евхаристия в Церкви. Где нет Богочеловека, нет и Церкви, а где нет Церкви - нет и Евхаристии. Все вне этого есть ересь, нецерковь, антицерковь, псевдоцерковь. Будучи Телом Христовым, Церковь есть соборное единство, а также единство соборности. Это касается и Евхаристии как Тела Христова. "Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо есе причащаемся от одного хлеба" (1 Кор. 10,17), Да, мы - одно Тело под одной главой - Богочеловеком Христом. Потому-то и в Евхаристии, и в Церкви Богочеловек Христос есть все и вся: "И Он есть прежде всего, и все Им стоит" (Кол. 1,17).

Святые добродетели

 

До воплощения Бога Слова в нашем земном мире добродетели были неосуществимыми замыслами и безжизненными идеями, Таковы они во всех нехристианских религиях, философиях, этиках, социологиях, культурах, цивилизациях. Богочеловек Господь Иисус Христос есть совершенный образец всех святых добродетелей и их совершенного осуществления на земле. Добродетели и Господь Иисус Христос суть одно. Об этом говорит святой Максим Исповедник "Сам Господь наш Иисус Христос и является существом всех добродетелей". В нашем земном мире только Господь Христос положил основание добродетелям, как и Церкви. Но поскольку Господь Иисус Христос весь в Церкви, она - Тело Его, а Он - Глава ее, то и святые добродетели Его живут в Церкви. И члены Церкви, живя в ней, живут во всех этих святых добродетелях и по мере ревности своей достигают своего спасения, обожения, соединяются с Богочеловеком Христом.

В Церкви через святые таинства и святые добродетели Богочеловек Христос вселяется в нас и живет в нас. Святым крещением человек облекается во Христа, а затем утверждается в таком состоянии святыми таинствами и святыми добродетелями в течение всей своей жизни. Понятие о каждой святой добродетели является весьма широким. Во главе святых добродетелей стоит вера - корень и суть всех святых добродетелей. Из нее вытекают вся святые добродетели: молитва, любовь, покаяние, смирение, пост, кротость, милосердие и др. Об этом говорит и святой Апостол: "Прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель'' (2 Петр. 1, 15) - или еще лучше: великую добродетель - Господа Иисуса Христа, ибо вы должны своей жизнью по вере "возвещать совершенства" Господа Иисуса Христа (1 Петр. 2,9), Каждая добродетель необходима для человеческого спасения. Чтобы достигнуть спасения, человеку необходимо подвизаться и подвигом веры, и подвигом любви, и подвигом молитвы, и подвигом поста, и подвигом в каждой евангельской добродетели. Без веры нет спасения, ибо "без веры невозможно угодить Богу" (Евр. 11,6). То же самое и без любви, без молитвы, без поста, без милосердия и остальных святых добродетелей. Это ясно следует из Святого Евангелия Спасителя, которое дано Им Самим и через Его святых благовестников: Апостолов и святых отцов. Богомудрый православный подвижник Никита Стифат, ученик святого Симеона Нового Богослова, в своем "Исповедании веры" говорит: "Верую в необходимость чистой и добродетельной жизни, которая вместе с истинной верой необходима для спасения".

"Бог - всесовершенная добродетель" (св. Григорий Нисский) - вот апостольско-святоотеческое учение и Святое Предание Церкви Христовой. "Божественное естество есть источник всякой добродетели". "Цель добродетельной жизни - уподобление Богу". Поэтому: "У добродетели есть одна граница совершенства - не иметь никаких границ" (он же).

Итак, без святых добродетелей нет человеку спасения, обожения, пребывания во Христе, нет рая, нет Царства Небесного. Святые добродетели, несомненно, являются святыми догматами нашей веры и нашего спасения. Без святого крещения нет спасения. Это неизменимый догмат спасения в Богочеловеческой Христовой Церкви. Но и без веры и любви нет спасения. Всякое святое таинство есть догмат и всякая евангельская добродетель есть догмат. И святые таинства, и святые добродетели составляют один неделимый органический подвиг спасения, Богочеловеческий подвиг спасения.

Заповеди Господни во Святом Евангелии являются не чем иным, как этическими догматами, например, каждое блаженство в Нагорной проповеди есть догмат. Без перого блаженства нет спасения, ибо без смирения нет спасения. Точно также: без молитвы, любви, поста - нет спасения. Все это суть евангельские этические догматы, всегда неизменные и необходимые для всех. Каждая Святая добродетель является догматом, а прежде всего - "вера, действующая любовью" (Тал. 5, 6), и все остальные добродетели произрастают из нее. Все этические догматы необходимы для спасения, обожения, становления богочеловеком. Они и являются теми благодатными, животворящими Божественными силами, с помощью которых человек спасается. Они возрастают в человеке и срастаются с его существом посредством святых таинств: покаяния, Причащения и др.

Евангельские добродетели суть Богочеловеческие силы, произливающиеся из Богочеловека Христа и имеющие Богочеловеческую силу. Будучи таковыми, они суть в то же время боготворящие, совершающие обожение силы, которые преображают христианина, делают его богочеловеком.

В этом основная разница между евангельскими Богочеловеческими добродетелями и всеми нехристианскими добродетелями, будь то: философские, религиозные, научные, культурные, политические, общечеловеческие. Во всякой евангельской добродетели совместно трудятся Бог и человек- Богочеловеческое сотрудничество есть основной закон любой евангельской добродетели. Святой Апостол говорит: "Мы соработники у Бога" (I Кор. 3, 9). Богоподобная свобода человека есть основание, на котором осуществляется его богоподобное сотрудничество с Богом. Всякая евангельская добродетель есть благодатно-добровольный подвиг людей, причем Богочеловеческое равновесие в подвигах добродетелей поддерживает Сам Господь Иисус Христос как глава Церкви и всех ее членов, поэтому ни Божественное не осуществляется за счет человеческого, ни человеческое - за счет Божьего.

В подвиге спасения человека Бог проявляет Себя посредством спасительных сил через святые таинства; человек проявляет себя через святые добродетели, первая из которых есть вера, рождающая все остальные. Во всем этом человеку помогают святые Божественные силы через святые таинства. В подвиге спасения святые таинства и святые добродетели составляют одно Богочеловеческое целое. Сотрудничество благодати Божией и богоподобной свободы человека в деле спасения человека развивается по законам Богочеловеческой Личности Христа, действующим в Богочеловеческом Теле Христовом - Церкви и являющимся обязательным для каждого члена Церкви. И благодать Божия и богоподобная свобода человека всегда одинаково деятельны, ибо Бог никого силой не спасает. Если человек не желает добродетелей: веры и др., - нет ему спасения, он мертв, он труп, - то же самое, если он не участвует в святых таинствах. "Не во всех вера" (2 Сол. 3,2).

Молитвенная мудрость Церкви прямо говорит нам; Бог есть "Бог милости", "Бог доброты", "Бог человеколюбия", - словом: Бог всякой добродетели. Таким Богом в нашей земной, человеческой, исторической действительности является только Богочеловек Христос - олицетворение и образец всех святых добродетелей. Будучи любовью, Он есть совершенная доброта; будучи человеколюбием, Он есть совершенное человеколюбие, - словом: Он есть Богочеловеческое совершенство всякой добродетели, всеобъемлющая добродетель. Поэтому святая жизненная задача каждого христианина - облечься во всеобъемлющую добродетель, стать богочеловеком, стать частью Христа, частью Святой Троицы - это именно так, ибо где Сын, там и Отец, там и Дух Святой; Всецелое Неразделимое Триипостасное Божество.

В Богочеловеке Христе всякая добродетель божественно и человечески совершенна, а потому человеку доступна и осуществима. Человек, созданный богоподобным, в самой природе этого богоподобия имеет богоподобные зачатки святых божественных добродетелей. И Господь Иисус Христос, Бог, став человеком, показывает нам в Себе и Своей жизни все эта добродетели в их богочеловеческой полноте и совершенстве. И всякий человек, ведомый и руководимый Богочеловеком Господом Иисусом Христом, может эти добродетели в своем богоподобном естестве развить до совершенства. Если бы человек не был создан богоподобным, то божественные добродетели были бы для его существа неестественными, навязываемыми, противоестественными, механическими. Итак, божественные добродетели для богоподобного человеческого естества естественны, осуществимы и полностью свойственны человеческому существу. Бог, став человеком, убедительно явил нам как Богочеловек в нашей земной действительности эту истину.

Богочеловек есть добродетель, всеобъемлющая добродетель; в Нем, только в Нем и Им человек как богоподобное существо может своим добровольным трудом, при содействии благодати святых таинств, достичь всякой добродетели и жить в ней. В Богочеловеческом Теле Христовом, Церкви, все Христово становится нашим, а значит - и вся Его всеохватывающая добродетель. В этом целиком и полностью заключаются евангельская мораль и этика.

Церковная иерархия

 

По существу, иерархия ведет свое происхождение от "Вечного Архиерея", Богочеловека Господа Иисуса Христа, Второго Лицу Пресвятой Троицы. Поэтому Богочеловечность есть и существо, и мерило иерархии, иерархичности. Она от Него, и Он в ней (Еф. 4,11-13), поэтому Он и отождествляет Себя с ней, благовествуя святым Апостолам: "Слушающий вас, Меня слушает, а отвергающийся вас Меня отвергается.., И се, Я с вами во все дни до скончания века" (Лк 10,16; Мф. 28, 20). Отсюда: где Богочеловек Господь Иисус Христос - Вечный Архиерей, там и иерархия, и вечное священство (Евр. 7, 21-27). Церковь как Богочеловек Иисус Христос и есть единственный владелец и страж вечного Богочеловеческого священства и иерархии, которая соей Богочеловеческой святостью непрестанно изливает через святые таинства Божественные силы, потребные человеческому существу для благочестия - для богочеловеческой жизни на этом и на том свете, дня обожения (ср. 2 Петр. 1, 2-4). Естественно и логично, все это осуществляется в Церкви как в Богочеловеческом теле, организме, в котором беспрерывно действуют Богочеловеческие законы Главы Церкви, Господа Иисуса Христа. Поэтому в святом апостольско-святоотеческом предании существует положение "Епископ в Церкви, и Церковь в епископе" (Св. Киприан). И еще:

"Где Христос, там и Вселенская Церковь" (Св. Игнатий Богоносец Послание к Смирнянам, VII, 2). "Все почитайте диаконов, как заповедь Иисуса Христа; а епископа, как Иисуса Христа, Сына Бога Отца, пресвитеров же, как собрание Божие, как сонм Апостолов. Без них нет Церкви" (он же, послание к Траллийцам, III).

И как организм, и как организация Церковь - это уникальное явление в нашем земном мире. Как организм она есть Богочеловеческий организм, Сам Господь Иисус Христос во всю вечность. И как организация она есть также Богочеловеческая организация: клира и мирян, а также земных учреждений, существующих при них. При этом Богочеловек всегда является верховной ценностью и мерилом, Главой организации Церкви А где Его, Богочеловека, заменяют человеком, хотя бы и "непогрешимым" (например, в католицизме), гам отсекается Глава Богочеловека, и - пропадает Церковь. Исчезает Богочеловеческая апостольская иерархия, тем самым - апостольское преемство и наследие.

В своей полноте Святое Предание Православной Церкви - это сам Богочеловек Господь Иисус Христос. И что могли бы дать и добавить люди к Святому Преданию - Всесовершенному Богочеловеку Христу? По сравнению со Всесодержащим в Себе Богочеловеком все люди всех времен на этой Божией земле и каждый человек в отдельности просто нищие, сироты, которые стали подвержены смерти, отнимающей у них все Божественное, небесное, бессмертно-вечное. А всем обладающий и Всемилостивый Господь Иисус Христос за апостольскую веру в Него дарует каждому человеку все вечные и непреходящие Божественные богатства: Вечную Истину, Вечную Справедливость, Вечную Любовь, Вечную Жизнь и все остальное, что только Бог любви, истинный Человеколюбец, может даровать человеку. Поэтому для человеческого существа на небе и на земле существует только одна истинная радость; Богочеловек Иисус Христос, в котором вся тайна Бога и человека. Великая, сладчайшая тайна нашей веры и благочестия: Бог явился во плоти, в человеке, - это первое в вечной Великой Истине, А второе: человек явился в Боге (ср. 1 Тим. 3, 16). Поэтому чудесный Господь Иисус Христос и есть "едино на потребу" человеческому существу и человеческому роду на небе и на земле (ср. Лк 10,42).

Церковное богослужение и праздники

 

Вся жизнь Церкви - это беспрерывное служение Богу, поэтому каждый день в Церкви - это праздник, ибо каждый день есть Богослужение и воспоминание святых. Потому жизнь в Церкви есть беспрерывное Богослужение и жизнь "со всеми святыми" (Еф. ?, 18). Святые сегодняшнего дня нас передают завтрашним, завтрашние - святым следующего дня и т. д., круглый год без конца. Празднуя память святых, мы молитвенно и действительно переживаем их благодать и святые добродетели по мере нашей веры. ибо святые суть олицетворение и воплощение евангельских добродетелей, бессмертных догматов нашего спасения.

Вечные истины святых добродетелей претворяются в жизнь нашу прежде всего и больше всего молитвой и Богослужением. "Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь" (Ин. 6,63). Богослужение дарует нам благодать по ншей свободе (или в нашей свободе), а соединенные благодать и наша свобода претворяют в жизнь догматические и этические евангельские истины. Церковь как "тело Христово" вся участвует через Евхаристическое Тело, которое есть Святыня над святынями, в нашем земном мире. Все в святом теле Церкви всегда трудятся совместно "со всеми святыми", и мы через Пресвятую Богородицу и всех святых передаем сами себя и друг друга и всю жизнь нашу Христу Богу, Здесь все богочеловечно, все объединяет Бога с человеком, небо с землей, вечность со временем; все земное живет небом, все временное - вечным, весь человек живет Богом. Так происходит беспрерывный Богочеловеческий подвиг спасения, обожения, соединения со Христом, ибо Церковь есть небо на земле, Бог в человеке и человек в Боге.

Свидетели тому - все святые от первого до последего. Святые Богослужебные книги это нам ясно показывают и убедительно доказывают: каждый святой соткан из святых добродетелей, каждый себя созидал и построил с помощью святых добродетелей, каждый переработал и преобразил себя святыми добродетелями. Это касается и Апостолов, и мучеников, и исповедников, и пророков, и преподобных, и бессребников и всех святых вообще. В каждом из них живут возделанные добродетели во главе с верой. Итак, каждая святая добродетель есть добродетельный подвиг нашей богоподобной свободной воли. А наше личное сотрудничество со Спасителем в деле нашего спасения и заключается прежде всего в наших святых добродетелях. Все добродетели составляют одно органическое целое, один организм - Богочеловеческий организм. Они вырастают одна из другой, живут, усиливаются и бессмертно пребывают одна в другой. Всякая добродетель есть в определенном смысле всеобъемлющая добродетель: например, вера, если бы была живым организмом, то должна была бы питать себя любовью, надеждой, постом и др., и так каждая добродетель.

Все Божий святые: священные иерархи, Божественные пророки, сонмы преподобных, святые жены и остальные - прославились, угодив Богу делами добродетелелй. Иерархи Христовы и собор преподобных, пророков и всех праведников вкупе, блистающие красотами добродетелей, достигли небесных селений (В субб. на литург., блаженн. [Глас 4,6. Октоих]).

В Православной Церкви Богочеловек есть Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний (Откр. 1,8,10,17; 21,6). В ней действуют Богочеловеческие законы. Все, чтo есть человек, управляется и направляется Богом; все, что есть человеческое, управляется и направляется Божественным. В Церкви человек молитвенно всегда предстоит пред Богом. Как Богочеловеческий организм Церковь есть всегда дом молитвы. И как храм она есть дом молитвы. Каждый член Церкви есть богоподобная клеточка в Богочеловеческом теле Церкви. Спасение в действительности есть непрерывное переживание всей молитвенной жизни Церкви. Каждый христианин живет полной Богочеловеческй жизнью Церкви по мере своей веры и ее (Церкви) святых таинства, и святых добродетелей. Каждый верующий есть маленькая Церковь.

Вся Богочеловеческая жизнь и все Богочеловеческие истины Церкви наиболее совершенно ясно и глубоко проявляются в Богослужении, когда происходит молитвенное переживание всего Богочеловеческого, рождающее молитву. Богослужебная жизнь Церкви есть самое надежное Предание Церкви, живое и бессмертное Святое Предание. И в нем весь чудесный Богочеловек, Господь Иисус Христос, и с Ним, и Им, и за Ним все святые, от первого до последнего.

Православное Богослужение есть живая жизнь Церкви, в которой участвует каждый член Церкви через переживание всего Богочеловеческого, всего апостольского и святоотеческого, словом - всего Православного. В этом переживании все Богочеловеческое прошлое Церкви присутствует как реальность наших дней. В Церкви все прошлое является настоящим и все настоящее - прошлым, и более того: существует только беспредельное настоящее. Все здесь бессмертно и свято, все Богочеловечески и апостольски соборно, все в Церкви Вселенское. Каждый принадлежит всем, и все - каждому по благодатной силе святой любви, рождаемой святой Богочеловеческой верой и вечно пребывающей всеми остальными Богочеловеческими добродетелями, и прежде всего молитвой.

Это Богослужебное, молитвенное Предание Церкви сохраняет нам с благочестивым страхом и трепетом самую великую драгоценность неба и земли - Богочеловека Господа Иисуса Христа и все, что суть его. Охраняемый таким образом, Он и является во всецелой полноте Своей Богочеловеческой Личности вечно живым и всесовершенным Святым Преданием Церкви. И в нем, и с ним все Его Евангелие спасения и обожения и все Его истины. Особенно это видно в святой литургии. В заключительной молитве литургии св. Василия Великого говорится: "Исполнися и совершися... Христе Боже наш, Твоего смирения таинство". Наше живое молитвнное участие в этом и составляет наше спасение, обожение, обогочеловечение через Церковь, словом - полноту нашего пребывания в Церкви, что является добровольным благодатно-добродетельным подвигом.

В самом деле, человеческое спасение состоит в соборной жизни "со всеми святыми" (Еф. 3,18) в Богочеловеческом теле Церкви. Эта жизнь непрерывна и проникает каждый наш день, ибо каждый день празднуется память одного или нескольких святых, которые трудятся в деле нашего спасения. Наше молитвенное общение с ними созидает нам спасение, поэтому необходимо празднование всех праздников, без исключения, праздников Господних Богородичных, Ангельских, Апостольских, праздников святых мучеников и всех остальных. Все дневные и ночные Богослужения созидают наше спасение, а во всем этом находится весь Богочеловек Господь Иисус Христос, Глава и Тело Церкви, со всеми святыми и непреходящими истинами и бесконечная Его жизнь со всеми Его вечностями.

В таинственный Богочеловеческий организм Церкви мы врастаем преимущественно молитвой и пребываем в нем молитвой. Молитвенным участием в Богослужениях осуществляется в каждом из нас подвиг обожения, преображения, облечения во Христе и Святую Троицу. И это всегда только "со всеми святыми"; эта жизнь всесторонне лична и всесторонне соборна, с ними мы живем общей молитвой, поэтому молитва является необходимой для каждого христианина. Она каждой добродетели определяет место и дает дыхание и дух; ею всякая добродетель возрастает и развивается, и удерживает свое место среди остальных святых добродетелей, Богочеловечески согласовывая труд святых добродетелей в подвиге спасения.

Православное Богослужение есть Святое Евангелие и Святое Предание, вложенное в слова молитв, воспетое в чудесных и животворящих стихирах, тропарях, кондаках, канонах, стихах, песнях, воздыханиях, воплях и слезах. Вся Богочеловеческая Истина, Богочеловеческая Правда, Богочеловеческая Любовь, Богочеловеческая Мудрость, Богочеловеческая Жизнь, Богочеловеческое Бессмертие, Богочеловеческая Вечность даруются нам через молитвы, Святое Причащение, святые заповеди, Святые таинства и святые добродетели. В чем бы мы ни прикоснулись к телу Церкви, обязательно почувствуем живое Святое Предание: его кровообращение, его нервы, его кости, его сердце, его очи, совесть, ум, разум. И когда душа молитвенно впитывает в себя эти Богочеловеческие истины и питается от этой Богочеловеческой жизни, все святые добродетели "растут возрастом Божиим" (Кол. 2, 19)... И душа возрастает в благодатного богочеловека - настоящего христианина. Переживанием Богослужебной жизни Церкви созидается христианская личность: богочеловек по благодати, человек совершенный "в меру полного возраста Христова" (Еф. 4, 13). Это единственный спасительный путь и подвиг. Совершается беспрерывно благодатно-богочеловеческое возрастание через каждую молитву, прошение, слезу, вопль, крик, рыдание, исповедь, причем все святые являются нашими учителями. Они, "очи Церкви Христовой" (Троп. св. мчч. Сергию и Вакху), ведут нас к Богочеловеческой цели нашего человеческого существа.

У православного христианина каждая мысль выливается в молитву и завершается молитвой. Как и каждое чувство, молитва христианина обращена к Господу Иисусу Христу и объемлет его (христианина) самого и мир вокруг него, причем все становится Богочеловеческим и приходит к Богу: мысль преображается в Богомыслие. ибо это Божественный и бессмертный смысл мысли; чувство возрастает в Богоощущение, ибо это Божественный и бессмертный смысл чувства; совесть преобразуется в Божественную совесть, ум - в Божественный ум, воля - в Божественную волю, ибо это их Божественный и бессмертный смысл, словом - человек становится богочеловеком, ибо это и есть Божественный и бессмертный смысл человека.

Снова и снова; в Богочеловеческом Теле Церкви каждый член этого тела, как живая богоподобная его клеточка, живет всецелой Богочеловеческой жизнью Церкви, по мере своей веы и остальных подвигов в добродетелях, Каждый день, каждый миг - "со всеми святыми". Каждый день произливаются и непрестанно действуют многочисленные силы Богочеловеческой жизни через различных святых дня - Апостолов, мучеников, бессребреников, преподобных и т.д., - и через них Христос, Глава Церкви, управляет в Богочеловеческом мире Церкви.

Каждый святой догмат нашей Богочеловеческой веры имеет свой праздник: Боговоплощение - Рождество, Воскресение - Пасха, вера - праздники святых мучеников, - и все остальные святые добродетели - праздники всем остальным святым. Истины святых догматов переживаются каждым верующим в "теле Христовом", Церкви. Каждая догматическая истина переживается как вечная жизнь и органическая часть Вечной Ипостаси Богочеловека: "Я есмь Истина и Жизнь" (Ин. 14. 6). Святые Богослужения являются переживаниями святых вечных догматических истин. Например, догмат о Богочеловечестве Господа Иисуса Христа переживается в Рождестве, Благовещении, Преображении, Воскресении и др. праздниках Господних. Эта вечная истина непрестанно и во всей полноте переживается и так становится нашей ежесекундной жизнью. "Наше же жительство - на небесах, откуда мы и ожидаем Спасителя, Господа нашего, Иисуса Христа" (Флп. 3,20; Кол. 3,3).

О Боге – Судии

 

Вечная евангельская истина о Боге как Судии не насильно навязана сознанию и не является неестественной в святилище Богооткровенных истин. Она есть органическая составная часть Святого Откровения в Богочеловеческом Теле Церкви. Без нее логика Откровения не была бы Божественной, а Богочеловеческое домостроительство спасения не было бы полным. Без нее Божественное Откровение походило бы а свет без неба над ним. Она есть крылья, покрывающая и завершающая драгоценный храм Богочеловеческих истин о человеке и мире. Природа остальных святых догматов является и ее природой, она единосущна с ними, находится в них, как и они в ней; она обладает одинаковой ценностью и жизненной силой с ними, не может отделяться от них, ибо все вкупе составляют один неделимый Богочеловеческий организм. Естественно, что Бог, который есть Творец и Спаситель, и Святитель, является в то же время и Судией. Ибо как Творец Он нас из небытия ввел в бытие, определив нам как цель существования уподобление Богу с помощью Богоподобия дарованной нам души, возрастание возрастом Божиим в мужа совершенна, в меру полного возраста Христова (ср. Кол. 2, 19; Еф. 4, 13); как Спаситель Он нас спас от греха, смерти и диавола, введя в человеческое, грехом умерщвленное естество, принцип и силу воскресения и бессмертия; как Освящающий Он нам в Своем Богочеловеческом Теле - Церкви дал все благодатные средства и все Божественные силы для усвоения

Его Богочеловеческого подвига спасения и постижения цели нашего существования; как Судия Он оценивает, судит и выносит приговор согласно тому, как мы относились к Нему как к Творцу и к себе как к богоподобному творению; к Нему как к Спасителю и к себе как к предмету спасения; к Нему как к Богочеловеку - Церкви - Освящающему и к себе как к предмету освящения и обожения. В этой деятельности Своей Бог ''совершает все по изволению воли Своей" (Еф. 1.11), то есть по предвечному Своему плану о мире и человеке, с целью "все небесное и земное соединить под главою Христом" (Еф. 1,10; ср. Кол 1,16-17, 20).

Бог в тесто человеческого существа положил закваску пламенного стремления ко Христу, чтобы и человек, а за ним и вся тварь, стремились ко Христу, Поэтому тварь по существу своему стремится ко Христу, как к своему естественному и вечному центру и цели (ср. Рим. 8,19-23; Кол. 1, 16-17; Еф. 1,4-5). Тогда как в Своей теорческой, спасительной и освящающей деятельности Бог является оратаем, сеятелем и вскормителем, - в Своей как Судии деятельности Он является жнецом и веятелем. Естественно, что Небесный Сеятель, изобильно посеявший семя вечных Божественных истин на земле человеческой души, придет и посмотрит, сколько от того семени изгнило в грязи сластей, сколько заглушено в тернии страстей, сколько завяло в пламени грехолюбия, а сколько уродилось Божественным плодом. И тогда Он пожнет и провеет зрелые колосья, ибо так как Он есть оратай, сеятель и вскормитель, Он имеет право сыть жнецом и веятелем, ибо так как Он даровал людям все средства, необходимые для достижения жизненной цели, то Он имеет право быть Судией. Было бы несправедливостью и тиранией, если бы Бог пришел как Судия, не явившись перед тем как Спаситель и Освящающий. Не имел бы права судить человека и человечество тот бог, который бы не открыл людям путь в вечную жизнь и не благовествовал бы им Вечную Истину, и не дал бы им средств для спасения от греха, смерти и диавола, словом - бог, который не желал бы стать Спасителем. Такому богу - тирану человечество имело бы право единодушно сказать в глаза то, что сказал злой слуга своему господину в притче о талантах (Мф. 25,24-25).

Если бы Христос был таким богом, то не следовало бы веровать в Него, ибо в таком случае Он не был бы настоящим Богом, но был бы одним из немощных самозванцев - богов из числа человеческих идолов.

Но так как Богочеловек Господь Иисус Христос явился Спасителем человека и человечества и по несказанному человеколюбию Своему совершил великий и скорбный подвиг спасения, и дал людям все дары неба, которые только Бог любви может дать, Он имеет право судить человека и мир.

Разумеется, поскольку Господь Иисус Христос имеет одно существо с Богом Отцом и Богом Духом Святым, постольку суд над человечеством есть дело всей Святой Троицы. Но чтобы мятежный человек, по богоборческой греховности своей, не протестовал и не сказал, что Бог, который не был во плоти человеческой и не страдал как человек человеческим страданием (Бог-Отец), - не имеет права судить людей, то Бог-Отец "весь суд отдал Сыну" (Ин. 5,22) и "будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых" (Деян.17,31).

Назначив Человека Иисуса, воплощенного Бога Слово, судить мир, Бог сотворил человечеству конечную справедливость, человеколюбиво замкнув круг Своей небесной справедливости на земле, поэтому люди не могут иметь оправдания за протест или бунт против суда Божия. Богочеловек Господь Иисус Христос есть не только "основатель веры", но и "совершитель веры" нашей; Он есть причина и исполнитель всего плана Божия о мире и человеке (Евр. 12,2;ср. 2.10).

Через все свои изменения и перемены тварь спешит к своему концу. Через все дни и ночи все люди, а за ними и вся тварь, спешат к последнему дню, в котором совершится тайна этого -мира и истории человеческой. Все, что жило и живет в клетке времени, должно будет вступить в свой последний день, и нет существа и твари, которых бы поток времени не снес в этот последний день. В день тот время закончит свое существование, поэтому он называется в Откровении - "последним днем" (Ин. 6, 39; 40,44; 11, 24; 12, 48), "великим днем" (Деян. 2,20; Иуд. 6), а поскольку это Богом определенный день, в который Он будет судить вселенную (Деян. 17, 31), то он называется "днем суда" (Мф. 10, 15; 11, 22, 24; 12, 36; 2 Петр. 2, 9; 3, 7; 1 Ин. 4, 17), "днем гнева и откровения праведного суда Божия" (Рим. 2, 5). Но так как весь суд отдан Сыну (Ин. 5, 22), и Он в последний день явится как Судия во славе, то этот день на-зывается еще: днем Сына Человеческого (Лк. 17, 22, 24, 26), днем Господним (2 Петр. 3,10; 1 Сод 5,2; ср. Иез. 15, 5; Ис. 2,12; Иоил. 2, 31; Соф. 1,14; Малах. 4, 1), днем Христовым (2 Сол. 2. 2; Флп. 1,10; 2,16), днем Господа нашего Иисуса Христа (2 Кор. 1,14; 1 Кор. 1,8; 5,5), днем суда и погибели безбожных людей (2 Петр. 3,7; 2,9).

В тот многозначительный день Богочеловек Господь Иисус Христос изречет Свой заключительный приговор о всей истории мира и человека, о всех людях вкупе и о каждом человеке отдельно. И как по окончании создания мира Он произвел осмотр всех созданных тварей и существ и о всем произнес Свой суд, что "хорошо весьма" (Быт. 1,31), - так Господь в последний день тоже произведет осмотр всех тварей и существ по окончании их пути через историю и изречет Свой суд о всех и каждом. Тогда Он окончательно отделит добро от зла - проведет между ними непроходимую границу; тогда Он о всех человеческих ценностях произнесет Свой непогрешимый приговор; тогда Он на абсолютно точных и чувствительных весах Правды и Любви Своей измерит все человеческие дела, мысли, чувства, желания, слова, тогда "совершится тайна Божия" (Откр. 10,7) о человеке, о твари, о мире и о вселенной; тогда все добрые и все доброе унаследуют вечное блаженство, вечный рай во пресладостном, Царстве Сладчайшего Господа Иисуса Христа, а все злые и все злое - вечную муку, вечный ад в горьком царстве злых и падших ангелов.

 

 

Часть 2. Экуменизм

 

 

Экуменизм

 

Исторический Богочеловек, Господь Иисус Христос всесторонне показал, что Он для человеческого существа является всем и вся на небе и на земле: и сущностью, и существом, и жизнью, и умом, и разумом, и сердцем, и совестью, и добром, и добродетелью, и любовью, и светом, и путем, и истиной, и правдой, и радостью, и спасением, и воскресением, и вознесением, и вечностью, и раем. И всем этим Он является через Богочеловечность, через Богочеловеческое Тело Свое — Церковь всесвятую, Церковь Апостольскую, Церковь Святоотеческую, Церковь Святого Предания — Церковь Православную,

А вне Церкви, вне Тела Богочеловека, существует человек со всеми своими слабостями и в нем, и вокруг него: грех, смерть, диавол, а в них и с ними: всякое зло, ад, болезнь, порок, мука, недостаток. И человек всею своей деятельностью мучается и пытается спасти и освободить себя от мук, зла и ужаса; старается через науку и через веру, и через философию, и через культуру, и через искусство, и через земледелие, и через промышленность, технику... И постоянно человек является мучеником на крестах, которые сам себе постоянно изготовляет и на которых сам себя распинает. Понапридумал человек разных суррогатов спасения от различных мук, которыми изобилует человеческая жизнь на земле: понапридумал и разных "гуманистических" теорий: как себя самого собой спасти и осчастливить. Но вся история констатирует: все напрасно. Он и впредь остается рабом различных мук и зол, и, что самое страшное, — рабом смерти. Это касается каждого человека на земле Божией и особенно европейца. Потому-то и необходимо, и весьма целесообразно проследить развитие человека на главных путях его "гуманистических" теорий.

 

Гуманистический и богочеловеческий прогресс

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.