Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА



ЛИТЕРАТУРА

 

Перетерский И. С., Крылов С. Б. Международное частное право. — М-, 1959.- С. 5—19; Лунц Л. А. Курс международного частного права. Общая часть.- М-, 1973.- С. 11-60; Лунц Л. Л; Марышева Н. И., Садиков О. Н. Международное частное право. — М., 1984.-С. 3—17; Галенская Л. Н. Международное частное право. — Л., 1983; Международное частное право/Под ред. Г. К. Матвеева. — Киев, 1985.- С. 5- 36; Корецкий В. М. Избранные труды. — Кв. 1.- Киев, 1989.- С. 224- 225; Кн. 2.- С. 4—125; Перетерский И. С. Система международного частного права//Сов. государство и право. — 1946.- № 8-9.- С. 17-30; Садиков О. Н. Развитие советской науки международного частного права//Ученые записки ВНИИСЗ.- Вып. 23.- 1971.- С. 78-90; Международное частное право: Современные проблемы. — Кн. 1-2/ Отв. ред. М. М. Богуславский. — М., 1993; Лебедев С. Н. О природе международного частного права//Сов. ежегодник международного права. 1979.- М., 1980.- С. 61-80; Брагинский М. И. О природе международного частного права//Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ.- 24.- М., 1982.- С. 146—160; Маковский А. Л. Проблема природы международного частного права в советской науке//Труды ВНИИСЗ.-29.- М., 1984.- С. 206-224; Иссад М. Международное частное право/ Пер. с фр, — М., 1989.- С. 24; Чешир Дж.., Норт П. Международное частное право. — М., 1982.- С. 17-30.

 

 

ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

 

1. Международное частное право неразрывно связано с расширением международного торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества. Важную роль в правовом регулировании этого сотрудничества призваны играть нормы международного частного права, значение которого возрастает по мере углубления международных хозяйственных связей, развития новых организационных форм в различных областях международного делового сотрудничества.
На развитие международного частного права оказывают влияние основные факторы современной действительности.
Во-первых, это интернационализация хозяйственной жизни. Объективный процесс интернационализации современного мирового хозяйства требует и нового уровня многосторонних экономических отношений. Характерный пример в этом плане дает развитие Европейского континента. Непосредственным проявлением интернационализации хозяйственной жизни является широкое развитие разностороннего экономического и научно-технического сотрудничества. Если на рубеже XIX и XX веков оно ограничивалось исключительно торговлей, то на рубеже XX и XXI веков — это не только обмен товарами и услугами, это промышленное сотрудничество, включающее в себя совместные предприятия, совместное производство, специализацию и лицензирование, это — широкая гамма научно-технического сотрудничества, проведение совместных исследований и разработок.;
Во-вторых, это резкое усиление миграции населения вследствие войн, всякого рода конфликтов, политических и национальных причин, а также с целью трудоустройства, получения образования.
В-третьих, научно-технический прогресс, с одной стороны, благодаря достижениям в области коммуникаций, транспорта и связи приблизил континенты и страны и тем самым облегчил общечеловеческое общение; развитие радио, телевидения, видеотехники, использование спутников для вещания сделали возможным транснациональное использование информационных данных, достижений науки, техники и культуры, а успехи в освоении космоса — коммерциализацию космоса; с другой стороны, отрицательные последствия научно-технического прогресса, как показали трагедии в Чернобыле и Бхопале, загрязнение окружающей среды не могут быть ограничены пределами территории какого-либо одного государства.
Для международного частного права большую роль играет гуманизация международных отношений. В центре внимания всех государств — участников международного общения должны быть человек, его заботы, права и свободы.
Взаимозависимость государств находит свое выражение в расширении сотрудничества в самых различных сферах, в резко увеличившемся объеме общения, контактов между людьми независимо от их гражданства и места проживания.
В решении задач развития сотрудничества с различными странами важная роль принадлежит праву, правовым методам и средствам.
Специфика международного частного права состоит в том, что при сохранении различия в правовых системах государств именно международное частное право с помощью так называемых коллизионных норм (см. ниже) призвано определить, право какого государства подлежит применению в соответствующих случаях.
2. В конце 80-х — начале 90-х годов в СССР, а затем в России произошли глубокие изменения в правовом регулировании внешнеэкономической деятельности. Предоставление прав внешнеэкономической деятельности промышленным предприятиям, производственным кооперативам, развитие кооперационных отношений с организациями и фирмами других стран, создание совместных предприятий — все это открывало новые перспективы для активного взаимодействия и дальнейшего развития международного сотрудничества на уровне предприятий. В ходе экономической реформы и наши предприятия за рубежом, и иностранные фирмы в РФ получили более широкие возможности для осуществления инвестиционной и коммерческой деятельности, для использования различных форм совместного предпринимательства.
Все это имело принципиальное значение для дальнейшего развития международного частного права, для повышения его роли в деле правового обеспечения экономического, научно-технического сотрудничества между субъектами права различных государств.
Распад Советского Союза, создание и становление независимых государств создали новую ситуацию в нашей стране. Проявление тенденции к сохранению единого экономического пространства, необходимость сохранения хозяйственных связей, обеспечение взаимной защк ты прав граждан государств, бывших субъектов Союза ССР, привели к необходимости решения ряда проблем, относящихся к области международного частного права.
3. В ходе сотрудничества России с другими странами в области экономики, науки и культуры складываются отношения как между государствами, так и между организациями, фирмами и гражданами различных стран. В обоих случаях речь идет об отношениях, возникающих при осуществлении экономического, научно-технического и культурного сотрудничества. Но к сфере международного частного права относятся правовые вопросы отношений между организациями или гражданами, возникающие в международной жизни, в то время как в международном публичном праве речь идет об отношениях между государствами.
В рассматриваемой отрасли права регулируются две основные группы отношений. Первая — это экономические, хозяйственные, научно-технические и культурные связи в той части, которая касается международного частного права. Вторая — это имущественные, трудовые, семейные и иные отношения с участием иностранных граждан. Что касается первой группы отношений, то следует отметить, что экономические связи России других стран СНГ успешно развиваются со многими государствами мира.
Задачей международного частного права является правовое регулирование деловых связей организаций и фирм различных стран.
Вторая группа отношений — это отношения с участием иностранных граждан. И в области общего международного права, и в области международного частного права необходим более полный учет общечеловеческих интересов и интересов личности как таковой. В международном частном праве речь идет об имущественных и личных правах иностранцев, о правах иностранцев в области трудовых, семейных отношений и в ряде других областей. Необходимо создание гарантий в обеспечении указанных прав, особенно это касается смешанных браков, проблем воссоединения семей, в том числе состоящих из граждан разных стран. Нормы международного частного права определяют правовое положение иностранных граждан в России и положение наших граждан за границей. Вторая группа вопросов тесно связана с первой, поскольку развитие сотрудничества в различных областях непосредственно влияет и на регулирование прав иностранцев.
Предметом регулирования в международном частном праве" являются отношения гражданско-правового характера, возникающие в международной жизни (или, как их иногда называют, международные гражданские отношения). Эта исходная позиция была сформулирована еще на заре советской науки международного частного права И. С. Перетерским.
4. Международное частное право тесно связано с международным публичным правом. Международное публичное право (или общее международное право) — самостоятельная правовая система. Международное частное право, согласно господствующей концепции, это составная часть внутренней правовой системы каждого государства. Нормы международного публичного и международного частного права служат одной и той же цели — созданию правовых условий развития международного сотрудничества в различных областях. Общее состоит в том, что в обоих случаях речь идет о международных отношениях в широком смысле этого -слова, то есть отношениях, "выходящих за пределы одного государства, связанных с двумя или несколькими государствами.
Первое отличие международного частного права от международного публичного права касается самого содержания регулируемых отношений. В международном публичном праве главное место занимают политические взаимоотношения государств — вопросы обеспечения мира и международной безопасности, суверенитета государств, невмешательства, проблемы разоружения. Удельный вес правовых вопросов международной торговли, вопросов урегулирования экономического сотрудничества в международном публичном праве все время возрастает, что позволяет говорить о формировании международного экономического права. Но регламентируемые им отношения носят не гражданско-правовой, а межгосударственный характер. Что же касается международного частного права, то им регулируется именно особая группа гражданско-правовых отношений, которые имеют международный характер. Это прежде всего имущественные отношения. Наряду с имущественными отношениями в международном обороте возникают и связанные с ними неимущественные отношения (например, в области авторского и патентного права), которые также относятся к сфере регулирования международного частного права.
С отличием по предмету регулирования международного публичного и частного права тесно связано второе отличие — по субъектам отношений. Основными субъектами международного публичного права являются государства. Признается также правосубъектность межгосударственных организаций и наций, борющихся за свое освобождение. В международном же частном праве основным субъектом является не государство, хотя государство и может выступать в этом качестве, а отдельные лица — физические и юридические. Физические лица — это граждане, а юридические лица — это государственные организации, частные фирмы, предприятия, научно-исследовательские и иные организации.
Отношения между государствами — сфера международного публичного права, в то время как отношения между юридическими лицами и гражданами государств — сфера международного частного права. Когда государства заключают договоры о торговле и мореплавании, то между ними устанавливаются отношения международного публичного права, а когда наши внешнеторговые организации и иные промышленные предприятия заключают внешнеторговые сделки с фирмами, то возникают уже отношения международного частного права. Говоря об этом, следует вспомнить известное решение Международной палаты правосудия (предшественницы Международного суда ООН) 1929 года по делу о сербских и бразильских займах, в котором, в частности, говорилось, что «всякий договор, если только он не является договором между государствами — субъектами международного права, должен подчиняться какому-либо национальному праву».
Приведем пример, касающийся граждан. Иностранный студент, обучающийся в России, вступает в брак с российской гражданкой. Вступление в брак иностранца с российской гражданкой регулируется международным частным правом.
Таким образом, в международном частном праве сторонами в отношениях могут быть как граждане, так и юридические лица. Бывают случаи, когда и государство как таковое становится субъектом соответствующих отношений, но эти случаи не являются для международного частного права типичными. Если государством выпускается заем или предоставляется концессия, государство непосредственно участвует в этих отношениях. Государство может также явиться наследником имущества, которое осталось за границей. Но в подавляющем большинстве случаев в качестве субъекта международного частного права выступают граждане или юридические лица различных государств.
Имеется и третье отличие международного частного права от международного публичного права. В международном публичном праве роль основного источника регулирования отношений играет международный договор. В международном частном праве международные договоры также имеют большое значение, но их правила будут применяться к субъектам отношений — гражданам и юридическим лицам — не непосредственно, а после того, как это будет в определенной форме санкционировано государством.
Кроме таких норм договорного происхождения существенное значение — и это типично именно для международного частного права — имеют источники чисто внутреннего характера — законодательство, судебная и арбитражная практика.
Международное частное право имеет и другие отличия от международного публичного права, обусловленные в конечном счете неодинаковым характером предмета регулирования (разный порядок рассмотрения споров, применения санкций в случае нарушения прав и т. д.).
Однако эти две правовые системы не отделены друг от друга резкой разграничительной линией. Существует тесная связь между нормами и институтами международного публичного права и международного частного права.
Связь международного публичного права и международного частного права проявляется прежде всего тогда, когда в качестве источника международного частного права применяются нормы, сформулированные первоначально в качестве правил международного договора, а затем трансформированные в нормы внутреннего законодательства. Возьмем в качестве примера международные договоры, содержащие унифицированные материально-правовые нормы, роль и значение которых в области международного частного права все время возрастают. Государства — участники такого договора обязались ввести эти нормы в свое внутреннее законодательство. Тем самым данные нормы следует рассматривать как составную часть содержания международно-правовых обязательств государств. В то же время эти нормы нельзя не признать и нормами гражданско-правовыми, поскольку их назначение — регулировать отношения гражданско-правового характера. И в конечном счете указанные нормы станут регулировать такие отношения субъектов из различных государств — участников международного договора. Таким образом, в двойственной природе подобных унифицированных норм международных договоров, предназначенных для единообразного регулирования имущественных отношений с иностранным (международным) элементом, также проявляется правовая связь между международным публичным и международным частным правом.
В современной доктрине общепризнанным является положение о том, что роль международных договоров как источников международного частного права повышается. Во второй половине XX века число международных договоров, как многосторонних, так и двусторонних, содержащих нормы по вопросам международного частного права, резко возросло. Особенно это проявляется в области международного торгового права. Более того, появилась новая проблема, получившая отражение в литературе, — проблема устранения коллизий, возникающих между этими договорами.
Связь между международным публичным и международным частным правом проявляется и в том, что в международном частном праве используется целый ряд общих начал международного публичного права. Определяющее значение здесь имеют прежде всего принципы суверенитета государств, невмешательства во внутренние дела, недопущения дискриминации (принцип недискриминации). В области международного частного права, нормы которого в значительной степени формируются каждым государством самостоятельно, большое значение имеет принцип соблюдения каждым государством как своих договорных обязательств, так и общеобязательных для всех государств норм и принципов международного права. В нашей литературе на это справедливо обращал внимание С. Н. Лебедев.
Исходные начала международного частного и международного публичного права едины. Целеустремленность обоих, писал И. С. Перетерский, является однородной. Устанавливая нормы по вопросам международного частного права, наше государство исходит из стремления к миру и сотрудничеству. Эта же политика находит свое выражение и в международных договорах, заключаемых Россией.
Применяемые нашим государством нормы как международного частного права, так и международного публичного права направлены на правовое оформление экономических, научно-технических и культурных связей РФ с другими странами, служат развитию широкого международного сотрудничества. В практике международных отношений эти нормы, а также соответствующие методы регулирования часто взаимодействуют, сохраняя при этом свою специфику и самостоятельное значение.
В ряде случаев и международное частное право, и международное публичное право регулируют общий комплекс одних и тех же отношений, но с использованием своих специфических для каждой из этих систем методов. Взаимосвязь норм международного частного права и норм международного публичного права проявляется, в частности, в том, что содержание контрактов, относящихся к области международного частного права, в какой-то его части может быть предопределено теми соглашениями, которые были заключены между правительствами. В то же время каждый контракт имеет самостоятельное юридическое значение. На практике в приведенном нами примере категории международного публичного права и категории международного частного права применяются совместно.
В литературе конца XIX века нередко содержались утверждения, согласно которым в коллизионных принципах lex loci actus (закон места совершения акта) и lex rei sitae (закон местонахождения вещи) или же в принципе автономии воли сторон усматривались нормы международного обычного права.
Выдвинутые крупными юристами-международниками Э. Цительманом и Ф. Каном в конце прошлого века теории такого рода так и остались теоретическими построениями, не получившими подтверждения в международно-правовой практике, поскольку каждое государство устанавливало в своем законодательстве, по каким вопросам должны быть введены коллизионные нормы и каково должно быть содержание таких норм. Швейцарские юристы К. Келлер и К. Сир исходят из того, что такие якобы обычные международно-правовые нормы могут в одностороннем порядке изменяться автономным правом отдельного государства или же вообще не применяться.
Таким образом, нельзя утверждать, что в общем международном праве имеются обязательные императивные нормы (jus cogens), предписывающие какое право подлежит применению к правоотношению с иностранным элементом.
Следует остановиться и на другом вопросе соотношения общего международного права с международным частным правом, ставшем весьма актуальным в последние годы. Речь идет о проблеме экстерриториального применения национального права. В определенных, строго ограниченных случаях с согласия одного государства на его территории могут осуществляться действия органов другого государства, применяться иностранные правовые нормы (например, при исполнении иностранных судебных решений).
Новая ситуация возникла в связи с тем, что экстерриториальное применение картельного, валютного, внешнеэкономического законодательства, в частности законодательства об экспортном контроле одной страны в другой, вступает в конфликт с законодательством этой другой страны. «В результате такой ситуации, — как совершенно справедливо отмечали К. Келлер и К. Сир, — отечественное государство может перестать стать хозяином в собственном доме, в то время как иностранное государство прямым или косвенным образом будет направлять внутреннюю хозяйственную политику». В этих случаях возникает вопрос о нарушении принципа государственного суверенитета и принципа невмешательства во внутренние дела других государств.

 


СОДЕРЖАНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

 

1. Наша отечественная доктрина исходит из того, что нормы международного частного права регулируют гражданско-правовые, семейные и трудовые отношения с иностранным, или международным, элементом. Таким образом, речь идет о гражданско-правовых отношениях, понимаемых в широком смысле и выходящих за пределы одного государства. Говоря об имущественных и иных связанных с ними отношениях, необходимо подчеркнуть, что регулирование гражданско-правовых отношений между лицами каких-либо двух государств тесно связано с общим состоянием внешнеполитических отношений между этими государствами.
Прежде всего следует остановиться на том, что понимается под таким иностранным (международным) элементом в имущественных отношениях. Можно привести три основные группы имущественных отношений, для которых характерно наличие такого элемента:
а) имущественные отношения, субъектом которых выступает сторона, по своему характеру являющаяся иностранной. Это могут быть гражданин иностранного государства, иностранная организация или даже иностранное государство. Например, внешнеэкономическое объединение «Союзхимэкспорт» заключает договор с английской фирмой о продаже партии товаров. Иностранным элементом в данном случае будет то, что стороной в таком договоре выступает английская фирма;
б) имущественные отношения, когда все их участники принадлежат к одному государству, но объект (например, наследственное имущество), в связи с которым возникают соответствующие отношения, находится за границей;
в) имущественные отношения, возникновение, изменение или прекращение которых связаны с юридическим фактом, имеющим место за границей (причинение вреда, заключение договора, смерть и т. д.).
Можно привести следующий пример. Группа наших туристов в Париже после прогулки на катере по Сене переходила, для того чтобы высадиться на берег, через баржу. Настил на барже не был закреплен, и 14 человек провалились в трюм с трехметровой высоты и получили серьезные увечья. Возникло обязательство по возмещению вреда.
Отечественная доктрина относит к международному частному праву вопросы так называемого международного гражданского процесса. Она исходит из того, что иностранный элемент в гражданском деле (а к гражданским делам в РФ относятся и семейные, и трудовые дела) порождает определенные процессуальные последствия.
2. Исторически основу международного частного права всегда составляли так называемые коллизионные нормы. Существенной особенностью регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом является то, что в ряде случаев нормы международного частного права н& содержат прямого ответа, прямого предписания о том, как нужно решить тот или иной вопрос. Эти нормы указывают лишь, какое законодательство подлежит применению. Нормы такого рода называются коллизионными (см. гл. 3).
Типичным примером применения коллизионных норм в нашей практике является следующее дело. Всесоюзное объединение «Сов-экспортфильм» заключило договор с английской фирмой «Ромулус филмс лтд.» о прокате в Великобритании советского кинофильма «Спящая красавица». В связи с утратой одной части фильма английская фирма в 1967 году предъявила иск к объединению о возмещении убытков. Вопросы возмещения убытков в контракте определены не были. Возникает, в частности, вопрос о том, должны ли возмещаться положительный ущерб и так называемая упущенная выгода в случае фактической невозможности исполнения, если такая невозможность возникла по вине одной из сторон. Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать, какое право подлежит применению по данному контракту. Поскольку договор был заключен в Лондоне, к нему были применены нормы английского права.
Коллизионные нормы с юридико-технической точки зрения представляют собой наиболее сложные нормы, входящие в область международного частного права. Совокупность таких норм, применяемых каждым государством, составляет коллизионное право. Наша доктрина исходит из того, что международное частное право не может быть сведено только к коллизионному праву. Коллизионное право составляет часть международного частного права, часть наиболее сложную и весьма существенную, но коллизионными вопросами содержание международного частного права отнюдь не исчерпывается.
3. В сферу международного частного права необходимо включить все нормы, регулирующие гражданско-правовые отношения с иностранным элементом. Так следует сделать потому, что определяющее значение имеет сам характер отношений, предмет регулирования, а не метод регулирования. Может применяться несколько методов, при этом один метод не исключает применения другого. Материально-правовой метод и коллизионный метод — это два способа регулирования отношений с иностранным элементом, причем наиболее совершенным является первый способ (см. гл. 3), при котором происходит непосредственное применение материальной нормы без обращения к коллизионной норме. Исходя из такого подхода, к международному частному праву должны быть отнесены материально-правовые нормы, унифицированные путем заключения международных соглашений.
В объяснительной записке представителя Венгрии, направленной в 196.5 году Генеральной Ассамблее ООН, по вопросу о мерах, которые должны быть приняты для прогрессивного развития в области международного частного права, отмечалось, что «для целей, имеющихся в виду в настоящее время, под «развитием международного частного права» понимается не столько какое-либо международное соглашение о нормах коллизионного права, применяемых национальными и арбитражными судами, сколько унификация частного права, главным образом в области международной торговли (как, например, унификация правовых норм, касающихся международной продажи товаров или составления контрактов)». Это положение применимо в полной мере и к регулированию отношений в областях научно-технического и культурного сотрудничества, морских, железнодорожных и воздушных перевозок.
На значении унификации норм в порядке международных соглашений следует остановиться более подробно. Процесс интернационализации хозяйственной жизни ускорил процесс унификации материально-правовых норм в областях торговли, транспорта и др. Советский Союз, а затем Россия участвовали в последние годы в разработке ряда проектов конвенций, содержащих материально-правовые нормы.
Материально-правовые нормы, созданные в порядке унификации, содержатся в таких актах, принятых органами Совета Экономической Взаимопомощи, как различные Общие условия, которые не потеряли своего значения и после прекращения деятельности СЭВ. Прежде всего следует назвать Общие условия поставок товаров между организациями стран — членов СЭВ (ОУП СЭВ). Кроме того, были приняты Общие условия монтажа, Общие условия технического обслуживания. Общие условия специализации и кооперирования производства.
Тем самым была осуществлена унификация не только материально-правовых норм, но и норм коллизионных. В одних областях (поставки товаров, отношения по специализации и кооперированию, по перевозке) такие коллизионные нормы дополняли унифицированные материально-правовые нормы, в других имели самостоятельное значение (в семейных, наследственных правоотношениях).' Последнее объясняется тем, что в некоторых областях отношений существенную роль играют исторические, национальные и иные особенности. Поэтому метод унификации материально-правовых норм был бы здесь преждевременным, а унификация коллизионных норм путем заключения двусторонних соглашений (договоров о правовой помощи) оказалась бы эффективной.
Практика показала, что наиболее целесообразным является заключение таких соглашений, направленных на унификацию правового регулирования отношений между хозяйственными организациями различных стран, в которых установление единообразных материально-правовых норм дополняется унифицированными коллизионными нормами, отсылающими к национальному законодательству, подлежащему применению по вопросам, не урегулированным такими нормами. Применительно к сфере торгового мореплавания в нашей. литературе отмечалось, что материально-правовая унификация должна касаться основных вопросов регулирования в сочетании с другими методами регулирования, в том числе с решением в тех же международных соглашениях относительно менее важных вопросов путем установления унифицированных коллизионных норм.
Возникает вопрос, относятся ли к области международного частного права внутренние материальные нормы, то есть нормы внутреннего законодательства, которые непосредственно, без применения коллизионной нормы, регулируют отношения с иностранным элементом. Одни советские авторы (И. С. Перетерский) относили эти нормы к международному частному праву, другие (Л. А. Лунц) — нет. Согласно точке зрения Л. А. Лунца, включение в состав международного частного права материально-правовых норм, непосредственно регулирующих отношения с иностранным элементом, может привести к тому, что граница международного частного права с гражданским правом была бы вовсе стерта. По нашему мнению, исходя из характера регулируемых правом отношений, эти нормы также следует включить в состав международного частного права. Речь при этом идет не об общих нормах нашего гражданского законодательства, подлежащих применению к правоотношениям с иностранным элементом в силу отсылки к ним коллизионных норм, а о специальных нормах, непосредственно установленных государством для регулирования внешнеэкономических отношений или отношений по научно-техническому, культурному сотрудничеству.
Специфика правового регулирования в области международного частного права определяется тем, что государство принимает специальное законодательство по вопросам внешних экономических связей, нормы которого не сливаются с другими нормами внутренней системы права, а носят обособленный характер. Эти нормы приняты исключительно для регулирования отношений с иностранным элементом.
Специфика этих правил состоит в том, что они решают тот или иной вопрос по существу, содержат прямые материально-правовые нормы, не используя коллизионный метод.
Таким образом, в состав международного частного права входят как коллизионные, так и материально-правовые нормы, регулирующие гражданско-правовые отношения с иностранным элементом, которые возникают в областях международного экономического, научно-технического и культурного сотрудничества, а также нормы, определяющие гражданские, семейные, трудовые и процессуальные права иностранцев. Тем самым, включая унифицированные нормы в состав международного частного права, подлежащего применению в силу коллизионных норм, мы с учетом специфических особенностей права придерживаемся широкой концепции международного частного права.
4. В доктрине международного частного права различных государств вопрос о предмете этой отрасли права решается неодинаково.
В работах английских (А. Дайси, Дж. Чешир, П. Норт) и американских (Д. Биль, Г. Гудрич) авторов рассматриваются как коллизионные вопросы, вопросы выбора права (choice of law), так и вопросы подсудности (juridiction), то есть правила о том, какие споры по правоотношениям с «иностранным элементом» должны рассматриваться местными судами, а какие — судами других государств. Такой процессуальный подход к проблемам международного частного права приводит в ряде случаев к ограничению применения иностранных законов и соответственно к расширению сферы действия внутреннего права.
Во Франции доктрина (А. Батиффоль, П. Саватье) относит к международному частному праву прежде всего нормы о гражданстве, имея в виду правила о французском гражданстве (nationalite). В курсах и учебниках традиционно рассматривается правовое положение во Франции иностранцев (condition des etrangers), то есть правила внутреннего материального права по широкому кругу вопросов (въезд, пребывание иностранцев, их имущественные и иные права), и только после рассмотрения этих двух комплексов изучаются вопросы коллизии законов (conflit des lois) и международной подсудности (conflit de juridiction).
Более широкий подход характерен для работ И. Лу-суарна и П. Бореля (Франция), П. Лалива (Швейцария) и др.
Германские юристы Л. Раапе, Г. Кегель сводят международное частное право к коллизионному праву. Правда, Г. Кегель включил в свой учебник (хотя и в виде приложения) вопросы международного гражданского процесса, международного «права экспроприации», международного валютного права и права картелей, оговорив публично-правовой характер этой проблематики. По мнению М. Иссада (Алжир), в современных условиях международное частное право не может быть ограничено коллизионным правом. В более широком смысле, считает он, «международное частное право — это право, регулирующее международные отношения независимо от применяемых методов. Методов может быть множество, и один не должен исключать другой».
Чехословацкий юрист П. Каленский относит к этой области и коллизионные, и материально-правовые нормы. Такой же подход характерен для юристов Болгарии:
В. Кутикова — автора учебника, И. Алтынова, написавшего книгу о системе международного частного права. Прямо противоположную позицию занимает другой болгарский юрист — Ж. Сталев, отстаивающий в своей работе концепцию международного частного права как права исключительно коллизионного.
Китайская доктрина (Ияо Хуанг, Рен Лишенг, Лью Динг), как правило, исходит из широкого подхода к международному частному праву, относя к нему все случаи регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом (китайская теория «большого международного частного права»), однако Ли Хао Пей рассматривает международное частное право как исключительно коллизионное право (теория «маленького международного частного права»).
Польские авторы К. Пшибыловский, М. Сосьняк, В. Валашек обычно сводят международное частное право к коллизионному праву с добавлением вопросов так называемого международного гражданского процесса. Аналогичным образом поступают венгерские теоретики (в учебнике Л. Рецеи, в многочисленных работах И. Саси).
5. С вопросом о предмете международного частного права непосредственно связан и вопрос о наименовании этой отрасли права и отрасли правоведения (правовой науки). Нынешнее название (private international law) было впервые предложено американским автором Дж. Стори в 1834 году. В англо-американской доктрине это название применяется в XX веке наряду с ранее употреблявшимся термином «конфликтное право» (conflict of law). В государствах Европы указанное название стало повсеместно применяться начиная с 40-х годов XIX в. (droit international prive, Internationales Rrivatrecht, diritto internazionale pri-vato, derecho international privado).
Одним и тем же термином «международное частное право» обозначаются и система норм (отрасль права), и отрасль правоведения. По сравнению с наименованиями всех других отраслей права это наименование наименее общепризнано.
Все три элемента данного названия часто оспариваются. Одни авторы утверждают, что это не международное право, а внутреннее право (см. § 3), другие указывают, что это не частное право, и, наконец, находятся даже такие, которые считают, что это вообще не право, а какие-то чисто технические правила о выборе законодательства. Последнее утверждение, в отличие от первых двух, не имеет какой-либо серьезной основы (см. гл. 3).
Приведем в качестве примера высказывание по поводу этого наименования из учебника Г. Кегеля: «Название «международное частное право» явно неточно. Речь идет не о международном, а о национальном (внутригосударственном) праве, и не о материальном частном праве, а о праве коллизионном. Однако сущность это название выражает достаточным образом». В западной литературе было предложено более 20 других названий, но все они не привились (например, межгосударственное частное право, внешнее частное право, пограничное право).
В прошлом в советской юридической литературе также были высказаны возражения против термина «международное частное право» со ссылкой на отсутствие деления всего права на публичное и частное.
Однако, несмотря на несоответствие названия «международное частное право» тем отношениям, которые оно регулировало в СССР, этот термин неизменно сохранялся и применялся и в учебной, и в научной литературе-В настоящее время это название общепринято в России и других государствах, ранее входивших в состав СССР.





Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.