Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

I. КОЛЛИЗИОННЫЙ И МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ МЕТОДЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ



 

1. Отечественная доктрина исходит из того, что международному частному праву свойственны свои специфические приемы и средства регулирования прав и обязанностей участников гражданских правоотношении международного характера. Речь идет о сочетании и взаимодействии двух методов: коллизионного и материально-правового. Известно, что именно первому методу международное частное право обязано своим возникновением и дальнейшим развитием. В литературе по международному частному праву обычно отмечается, что при правоотношениях с иностранным элементом всегда возникает так называемый коллизионный вопрос: необходимо решить, какой из двух коллидирующих (сталкивающихся) законов подлежит применению — действующий на территории, где находится суд, рассматривающий дело, или иностранный закон, то есть закон той страны, к которой относится иностранный элемент в рассматриваемом деле.
«Коллизия» — латинское слово, означающее столкновение. Этот термин носит условный характер. Образно говорят о коллизии законов и необходимости выбора между ними для объяснения хода рассуждении суда или иного лица, которые должны решить вопрос о применении права к правоотношению с иностранным элементом. Коллизионная проблема — проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению, — типична прежде всего для международного частного права. Если в других отраслях права вопросы коллизии законов имеют второстепенное, подчиненное значение, то здесь именно коллизионная проблема и ее устранение составляют основное содержание этой правовой отрасли, что отразилось, как известно, и в ее названии в ряде стран.
Коллизия может быть устранена путем использования так называемых коллизионных норм, указывающих, какой закон подлежит применению в том или ином случае. Приведем пример из практики.
В Россию приехала французская гражданка на основе соглашения о культурном сотрудничестве между Россией и Францией, француженка училась в одном из наших университетов и вышла замуж за российского гражданина. После этого она вернулась во Францию и прислала оттуда письмо, в котором просила считать ее брак с российским гражданином недействительным, поскольку он был заключен с нарушением французского закона. По французскому закону девушка 18 лет не может вступить в брак без согласия родителей. По российскому же закону девушка может вступить в брак с 18 лет, причем разрешения родителей не требуется.
Можно представить себе и такую ситуацию, когда французская гражданка находится в Польше, вступает там в брак с польским гражданином и также не имеет разрешения на вступление в брак от своих родителей. Возникает вопрос: может ли эта французская студентка вступить в брак в России и может ли она вступить в брак в Польше? Для того чтобы ответить на эти вопросы, нужно обратиться к законодательству России и Польши. В законодательстве каждой из стран имеются специальные коллизионные нормы. В Кодексе законов о браке и семье РФ говорится, что браки иностранцев с российскими гражданами заключаются в РФ по российскому законодательству. Это означает, что к такому браку должно было применяться российское право. Если мы обратимся к польскому законодательству, то установим, что при регистрации брака иностранца применяется законодательство страны его гражданства. В данном случае для регистрации брака французской студентки подлежит применению французское законодательство. Таким образом, установив коллизионную норму, нужно обратиться уже к тому правилу закона, к которому отсылает коллизионная норма.
Вернемся теперь к нашему примеру. Для того чтобы зарегистрировать брак между российским гражданином и французской гражданкой, следует применить советское законодательство и соответственно законодательство России. В нашем законе предусмотрены определенные условия для вступления в брак (достижение определенного возраста и пр.), но не требуется согласия родителей. Таким образом, брак в РФ в рассматриваемом случае может быть зарегистрирован. В польском же законодательстве говорится, как уже указывалось, что нужно обратиться к законодательству страны гражданства иностранца, вступающего в брак с польским гражданином. Поскольку по французскому законодательству требуется согласие родителей, брак не может быть зарегистрирован в Польше при отсутствии такого согласия.
Следовательно, сама коллизионная норма не решает еще по существу вопрос, она отсылает к материальным нормам, предусматривающим соответствующие правила. И вопрос будет решен на основании этих правил.
Другой пример. Всесоюзное объединение «Станкоимпорт» еще до начала второй мировой войны заключило с швейцарской фирмой договор о поставке станков. Однако вследствие начала военных действий поставка станков не состоялась, и возник вопрос о возврате авансов, которые были выданы советской организацией швейцарской фирме. Прошло много времени, и исковая давность истекла. Можно ли и каким образом восстановить срок давности и предъявить иск о возврате авансов? В самом договоре ничего по этому вопросу не говорилось, и ответить на него можно лишь на основании норм законодательства какой-либо определенной страны. Спор рассматривался во Внешнеторговой арбитражной комиссии в Москве (решение от 27 октября 1950 г.). Ответчик (швейцарская фирма «Свисстул») угверждал, что должно быть применено швейцарское право. Объединение «Станкоимпорт» настаивало на применении советского права. Нужно было прежде всего установить, какое законодательство подлежит применению, а затем уже на основе норм этого законодательства решить дело по существу. Из правил советского законодательства, действовавшего в то время (ст. 7 VIIК РСФСР), следовало, что к обязательствам по внешнеторговым сделкам должно применяться законодательство места заключения договора. Договор был заключен в Советском Союзе, поэтому в случае применения советской коллизионной нормы к делу должно быть применено советское право.
В швейцарском же праве соответствующая коллизионная норма предусматривала, что должно применяться законодательство места исполнения договора. Поскольку в данном случае договор подлежал исполнению в Швейцарии, с точки зрения швейцарской коллизионной нормы необходимо применить швейцарское право. Таким образом, коллизионные нормы советского и швейцарского законодательства не совпадают, и конкретное решение дела зависит прежде всего от того, коллизионные нормы какой страны будут применены судом или арбитражем. При рассмотрении дела Арбитражная комиссия в Москве исходила при решении этого вопроса из советского законодательства и применила к сделке советское право.
2. Коллизионная норма — это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соответствующему правоотношению.
Поскольку коллизионная норма — это норма отсылочного характера, ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, то есть нормами законодательства, решающими вопрос по существу. Хотя коллизионная норма указывает лишь, законы какой страны должны быть применены, ее нельзя рассматривать как имеющую те же функции, что выполняет справочное бюро на вокзале, сообщающее пассажирам, в каком окошечке они могут купить билет и с какого пути отправляется их поезд. Вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, коллизионная норма выражает определенное правило поведения для участников гражданского оборота.
Наша доктрина не ограничивает содержание международного частного права только коллизионными нормами. Еще в 1940 году И. С. Перетерский и С. Б. Крылов в своем учебнике международного частного права писали, что «рассматривать международное частное право лишь как «коллизионное», то есть посвященное лишь «разграничению» различных законодательств, — это значит „суживать... действительный характер международного частного права"».
Объединение в составе международного частного права коллизионных и материально-правовых норм основывается на необходимости двумя различными методами регулировать однородные по своему характеру отношения.
Помимо материально-правовых норм международных соглашений международное частное право включает и материально-правовые нормы внутреннего законодательства, специально предназначенные для регулирования гражданских отношений с иностранным элементом. К таким нормам, в частности, относятся: а) нормы, регулирующие внешнеэкономическую деятельность; б) нормы, определяющие правовое положение различных предприятий с иностранными инвестициями, учрежденных на территории России; в) нормы, касающиеся режима инвестиций, инвестиционной деятельности российских организаций; г) нормы, определяющие статус граждан России за рубежом; д) нормы, определяющие права и обязанности иностранных граждан и организаций в России в сфере гражданского, семейного, трудового и процессуального права.
В этих и других аналогичных нормах содержится прямое предписание, непосредственно определяющее права и обязанности участников правоотношений с иностранным элементом.
Что же касается материально-правовых норм международных соглашений, трансформированных в наше законодательство, то число таких норм возрастает. Иногда в литературе по международному частному праву применяются в этих случаях термины «прямые нормы», «прямой метод регулирования». Указанные термины употребляются исключительно для противопоставления терминам «коллизионная норма», «коллизионный метод». Значение прямых норм особенно велико, поскольку благодаря им устанавливаются единые для государств — их участников правила, единообразно решающие те или иные конкретные вопросы.





Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.