Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Проявление гнева с другими эмоциями



 

Смешанные выражения, показанные в предыдущих главах, создавались слиянием двух эмоций, отражавшихся в разных областях лица. Даже ограниченная в своем проявлении только одной частью лица, каждая такая эмоция передавалась и в комплексном сообщении, направляемом наблюдателю. Но если речь идет о гневе и выражение гнева не проявляется во всех трех областях лица, тогда передаваемое сообщение становится неоднозначным. Как следствие, при смешанных формах выражения гнева, когда одна или две области лица отражают другую эмоцию, в сообщении о гневе обычно наблюдается доминирование именно другой эмоции (другое следствие этого проявляется в том, что гнев легко маскируется: чтобы снизить однозначность выражения, достаточно контролировать или скрывать только одну область лица)- Мы приведем несколько примеров смешанных эмоций, в которых сообщение об испытываемом гневе практически не заметны. Но существуют два исключения, когда сообщения о гневе остаются хорошо заметными. Во–первых, в случае сочетания отвращений и гнева та часть сообщения, которая передает гнев, сохраняется–Это может произойти потому, что комбинация отвращения и гнева возникает довольно часто, или потому, что существует сходство проявлений на лице и сходство ситуационных контекстов этих двух эмоций. Во–вторых, смесь гнева и отвращения может создаваться другим способом. Создание такой комбинации не обязательно требует, чтобы разные области лица отображали разные эмоции. Это может происходить при смешивании проявлений двух эмоций в каждой из областей лица. Поскольку при создании такой комбинации сообщение о гневе проявляется во всех трех областях лица, то оно никоим образом не затеняется и не подавляется другой эмоцией. Такое сочетание эмоций показано на рис. 38.

Чаще всего гнев дополняется отвращением. На рис. 38В Патрисия демонстрирует гнев с отвращением, при этом обе эмоции смешиваются в каждой из областей лица. Кажется, что она хочет воскликнуть: «Как вы посмели показывать мне такую отвратительную вещь!» На этом рисунке для сравнения показаны также выражения гнева (38А) и отвращения (38Б). Внимательно посмотрите на рот на рис. 38В. Мы видим сомкнутые губы – как и при проявлении гнева, и поднятую верхнюю губу – как при проявлении отвращения. Нос у Патрисии сморщен, что указывает на испытываемое отвращение. Нижние веки слегка напряжены, как при выражении гнева, но мешки и складки под веками, характерные для выражения отвращения, создаются за счет сморщивания носа и подъема щек. Верхние веки опущены и напряжены – это изменение происходит либо при гневе, либо при отвращении. Но опущенные брови занимают промежуточное положение между выражением гнева и выражением страха – они сведены только частично.

На рис. 39 Джон показывает два других смешанных выражения гнева и отвращения. Они проявляются в чистом виде в разных областях лица, а не за счет проявления в каждой из областей. На рис. 39А гнев выражают брови и глаза, а рот – отвращение. На рис. 39Б Джон показывает комбинацию презрения и отвращения: отвращение выражает рот, а гнев – глаза и брови.

В один и тот же момент можно быть и удивленным, и разгневанным. Предположим, что Джон уже был чем–то удивлен, а затем произошло какое–то другое неожиданное событие, провоцирующее гнев. На рис. 40 Джон демонстрирует гнев и удивление, при этом удивление выражает рот, а гнев – брови и глаза. Отметьте, однако, что элемент удивления занимает в сообщении доминирующее положение. У нас нет уверенности в том, что Джон разгневан. Это выражение лица могло бы возникнуть и случае недоуменного удивления (вспомните, что опущенные и сведенные брови могут выражать в том числе и недоумение).

 

 

 

 

Рисунок 38

 

 

Рисунок 39

 

 

Рисунок 40

Страх и гнев могут вызываться разными провоцирующими событиями и угрозами, и эти эмоции иногда смешиваются на какое–то время, пока человек пытается справиться с ситуацией. На рис. 41 мы видим два таких выражения гнева и страха. На рис. 41Б и рис. 41В страх выражает рот, а гнев – брови и глаза. И снова обратите внимание на то, что в общем выражении лица гнев не играет доминирующей роли и проявляется намного слабее, чем страх. Фактически эти два выражения лица (41Б и 41В) могли бы возникнуть при полном отсутствии гнева и быть вызваны страхом и недоумением или же только страхом, на котором человек концентрирует все свое внимание. Лицо Патрисии на рис. 41А показано потому, что оно демонстрирует сочетание элементов страха и гнева (испуганные брови и глаза, разгневанный рот), но это одно из тех лиц, которые вызывают у нас сомнение в том, действительно ли они выражают смесь этих двух эмоций. Более вероятно, что такая комбинация возникла бы в том случае, если бы Патрисия была испугана и пыталась сдержать крик, сжимая крепко губы, чтобы постараться контролировать свой страх.

Гнев может также смешиваться с радостью (глава 7) и печалью (глава 8).

 

Краткий обзор

 

Гнев проявляется в каждой из трех областей лица (рис. 42).

 Брови опущены и сведены.

 Между бровями появляются вертикальные морщины.

 Нижние веки напряжены, они могут быть или не быть приподняты.

 Верхние веки напряжены, они могут быть или не быть опущены в результате опускания бровей.

 Глаза глядят пристально и могут быть слегка выкачены наружу.

 Губы могут находиться в двух основных состояниях: плотно сжаты, уголки губ прямые или опущены вниз; либо губы могут быть раздвинуты (образуя прямоугольный рот) и напряжены – как при крике.

 Ноздри могут быть «вразлет», но этот признак не является характерным только для гнева и может проявляться при выражении печали.

 Наблюдается неоднозначность выражения, если гнев не проявляется во всех трех областях лица.

 

 

 

 

Рисунок 41

 

 

Рисунок 42

 

«Конструирование» выражений лица

 

С помощью этих упражнений вы научитесь придавать разгневанным лицам неоднозначные выражения.

1. Наложите часть А на каждое из лиц рис. 42. Вы получите то же лицо, что и на рис. 35, которое может выражать гнев или иметь любое другое обсуждавшееся нами значение.

2. Наложите часть Б на каждое из лиц рис. 42. Вы получите выражение, которого вы не видели прежде – гнев на таком лице выражает только рот. Это может быть слабый или контролируемый гнев; так лицо может выглядеть при напряжении мышц, концентрации внимания, крике или произнесения каких–то слов.

3. Наложите часть В на лица рис. 42. Вы получите то же лицо, что и на рис. 32. И вновь направляемое им сообщение будет неоднозначным: контролируемый или легкий гнев, концентрация внимания, решимость и т. п.

4. Наложите часть Г на лица рис. 42. Вы получите то же лицо, что и на рис. 33; оно также будет иметь неоднозначное выражение с теми же вариантами выбора, которые перечислены в предыдущем пункте.

 

Показ фотографий

 

Прочитайте еще раз инструкцию для выполнения подобного задания в главе 4 (стр. 94). Теперь вы можете добавить лица, выражающие отвращение и гнев и сочетания гнева, отвращения, страха и удивления. Сначала попрактикуйтесь с перечисленными ниже выражениями гнева, отвращения и сочетаниями этих двух эмоций. Когда вы научитесь различать их без ошибок, добавьте к ним выражения страха и удивления. Практикуйтесь до тех пор, пока не станете давать стопроцентно верные ответы.

Список фотографий лиц, предназначенных для показа

Вторая попытка

Номер рисунка Ответ 24А Отвращение на всем лице 24Б Отвращение на всем лице 25А Презрение 25Б Презрение 25В Презрение 27В Комбинация удивления и отвращения или подчеркнутого отвращения 28, левый снимок Неверие 28, правый снимок Неверие 29В Комбинация страха и отвращения ЗЗА, нижний левый снимок Контролируемый, легкий гнев или недоумение ЗЗБ, верхний правый снимок Легкий гнев, контролируемый гнев, концентрация и т. п. 36Б Контролируемый, или легкий, гнев 37, верхний правый снимок Выражение гнева на всем лице 37, нижний левый снимок Выражение гнева на всем лице 38В Комбинация гнева и отвращения 39А Комбинация гнева и отвращения 39Б Комбинация гнева и презрения 41Б Комбинация страха и гнева или недоуменный страх

 

 

ГЛАВА 7. Радость

 

Опыт радости

 

Радость – это та эмоция, которую хотят испытывать большинство людей. Вам нравится быть радостным. Вы чувствуете себя прекрасно. По возможности вы выбираете для себя те ситуации, в которых вы будете чувствовать себя счастливым. Вы можете организовать свою жизнь таким образом, чтобы испытывать радость как можно чаще. Радость – это позитивная эмоция. В отличие от нее страх, гнев, отвращение и печаль являются негативными эмоциями, и большинство людей не испытывают от них удовольствия. Удивление не является ни позитивным, ни негативным. Чтобы понять опыт радости, нам нужно показать ее отличия от двух родственных состояний, которые часто возникают вместе с ней, – удовольствия и возбуждения.

Хотя наш язык приписывает практически синонимичные значения словам удовольствие, радость и наслаждение, здесь мы хотели бы ограничить использование слова «удовольствие» применением его только к позитивным физическим ощущениям. Такое удовольствие противоположно физическому ощущению боли. Боль приносит страдание, в то время как удовольствие по своей природе воспринимается как нечто, ощущаемое позитивно или получаемое в качестве вознаграждения. Вы цените и предпочитаете именно позитивные ощущения. Мы не знаем всех способов, с помощью которых можно вызывать ощущения удовольствия. Разумеется, тактильная стимуляция, вкус, звуки и изображения способны вызвать приятные ощущения. Обычно вы чувствуете себя счастливым, когда испытываете приятные ощущения, если только вас за это не наказывают и вы не чувствуете вины за то, каким способом вы их себе доставили. Часто вы испытываете радость в предвкушении события, которое, как вам известно, доставит вам приятные ощущения или сделает вас счастливым в скором будущем. Но вам не обязательно испытывать приятные ощущения, чтобы быть радостным. Есть и другие пути к радости, которые не предусматривают получения приятных ощущений.

Возбуждение рассматривается психологом Сильваном Том–кинсом как первичная эмоция, отличная от удивления, гнева, страха, отвращения, печали и радости, но равная им по значению. Хотя мы согласны с таким утверждением, все же мы решили не обсуждать здесь эту эмоцию по двум причинам. Во–первых, нет достаточных доказательств того что ее возникновение является универсальным (хотя мы уверены, что так и есть на самом деле). Во–вторых, нам было бы трудно показывать возникновение этой эмоции на статичных по своей природе фотографиях, поскольку сигналы, появляющиеся на лице при возбуждении, часто бывают едва уловимыми. Мы опишем возбуждение для того, чтобы иметь возможность отличать его от радости.

Возбуждение противоположно скуке. Вы становитесь возбужденным, когда что–то вызывает ваш интерес. Часто это бывает что–то новое. Вы становитесь внимательным, заинтересованным и увлеченным тем, что вас возбудило. Когда вы испытываете скуку, то ничто не задерживает ваше внимание, вы не видите вокруг себя ничего нового и интересного. Вы можете быть радостны, видя в перспективе для себя что–то возбуждающее, особенно если это должно вывести вас из состояния скуки; вы можете также быть радостны после испытанного возбуждения. Но это только один тип радости, так как вы можете быть радостны и без возбуждения как аккомпанемента. Вполне возможно быть возбужденным и не испытывать радости; вместо этого возбуждение может смешаться со страхом (как это бывает, когда вы оказываетесь в состояний острой тревоги) или гневом (как это бывает во время припадков ярости).

Во время сексуальных отношений вы можете испытывать и обычно испытываете все три состояния: удовольствие от эротических ощущений до и во время оргазма, возбуждение до оргазма и радость в ожидании следующего полового акта и получения нового сексуального удовлетворения от переживаемого возбуждения, возникшего вслед за испытанным оргазмом. Но это лишь возможная комбинация, и она не обязательно является единственной. Эмоцией, возникающей после оргазма, может быть отвращение или печаль. Или же во время фазы возбуждения–удовольствия вы можете испытывать страх или отвращение, и это может привести к прекращению возбуждения и к невозможности полового акта. Или же гнев может возникнуть вместе с сексуальным влечением, возбуждением и получением удовольствия и помешать или не помешать половому акту.

Многие люди думают о радости либо как о возбуждении, либо как об удовольствии, либо как о том и другом одновременно, не понимая различий между этими видами опыта. Удовольствие и возбуждение – это два разных вида опыта, которые часто ассоциируются с радостью и таким образом могут рассматриваться как два возможных пути к его достижению. Каждый из этих путей подразумевает какой–то особым образом окрашенный опыт радости, что дает нам право говорить об удовольствии–радости или о возбуждении–радости. Третий путь – это облегчение–радость.

Когда прекращается боль, вы испытываете радость. Подобным образом вы испытываете радость, когда утоляете голод или жажду. То же самое обычно справедливо и для других негативных эмоций: когда вы перестаете чего–то бояться, когда прекращается ваш гнев, когда вы больше не испытываете отвращения, когда проходит ваша печаль, то вы обычно чувствуете себя радостным. Это и есть радость от облегчения. Она может также включать в себя и радость от достижения результата, если именно за счет собственных усилий вам удалось устранить негативные эмоции или ощущения. Как и в случае с удовольствием и возбуждением, некоторые люди также не могут отличить облегчение от радости. Есть люди, для которых это единственный часто испытываемый тип радости. Их жизнь ориентирована на получение облегчения, а не удовольствия или возбуждения. Облегчение–радость является особым опытом, отличным по ощущениям, образам, вероятным действиям и общим чувствам от удовольствия–радости, возбуждения–радости или радости, достигаемой четвертым путем.

Четвертый тип радости затрагивает представление о самом себе, Я–концепцию. Время от времени в жизни происходит что–то такое, что развивает ваше представление о самом себе, что подтверждает или укрепляет благоприятное отношение к собственному Я. Если вы обнаруживаете, что кому–то понравились, то можете почувствовать радость – не от ожиданий того, что человек доставит вам приятные физические ощущения или сексуальное возбуждение, а потому, что когда вы нравитесь другим, это позволяет вам лучше думать о себе. Если кто–то хвалит вас за хорошо выполненную работу, вы испытываете радость. Похвала, дружба, уважение других людей воспринимаются как награда и дают возможность почувствовать себя счастливым. Это не тот тип радости, при котором вы обычно смеетесь. Это более содержательная, «улыбающаяся» радость. Этот тип радости первоначально возникает из опыта, при котором люди, которые оказывали вам поддержку (например, родители), также ласкали вас, кормили и облегчали боль. По мере развития ребенка общественное одобрение становится вознаграждением само по себе. Как и при других типах радости, к которым человек приходит иными путями, воспоминание или предвкушение того, что улучшится ваше представление о самом себе, вызывает радостные чувства.

Если вы задумаетесь о ситуациях и событиях, которые позволили вам испытать радость, то вы, вероятно, обнаружите, что они возникали на каком–то (не обязательно одном) из описанных нами четырех путей. Например, удовольствие, испытываемое вами при участии в спортивном мероприятии, может включать в себя возбуждение–радость от участия в соревновании, удовольствие–радость от движений и напряжения мышц, радость от осознания собственного Я, обусловленную вашим хорошим выступлением, и облегчение–радость, возникающую потому, что вы не подвели команду, не получили травму и т. п. Мы не собираемся утверждать, что перечислили все пути к радости – их гораздо больше, но мы уверены в том, что эти четыре являются наиболее распространенными и важными, а их описание должно сделать ясным то, что мы понимаем под опытом радости.

Радость различается не только по типам, о чем мы только что говорили, но и по интенсивности. Вы можете быть умеренно радостны, испытывать веселье или восторг. Радость может проявляться беззвучно и громко. Она может варьировать от полуулыбки до широкой улыбки во весь рот, на каких–то этапах это может быть хихиканье, на каких–то – хохот, в наиболее резкой форме это может быть смех со слезами. Присутствие смеха или хихиканья не является показателем интенсивности радости. Вы можете быть очень радостны и не смеяться; хохот и хихиканье возникают вместе с особыми типами переживаемой радости. Различные виды игр (как детских, так и взрослых), способные вызвать достаточное возбуждение, часто сопровождаются смехом радостных участников. Некоторые шутки вызывают радостный смех.

Улыбка, являющаяся одной из составляющих выражения радости на лице, зачастую возникает, когда человек не испытывает счастья. Вы можете улыбаться, чтобы замаскировать другие чувства или смягчить их. Улыбка может выражать отношение к другой проявленной эмоции: например, улыбка после выражения страха на лице покажет медсестре, что хотя вы и боитесь, но не убежите и позволите ей закончить болезненную для вас процедуру. Улыбка может указывать на покорное отношение к чему–то неприятному, а не только на готовность вытерпеть боль. Улыбка может быть реакцией на агрессию со стороны другого человека и помочь отвести или остановить его нападение. Улыбка может использоваться для того, чтобы разрядить острую ситуацию и сделать ее более комфортной; улыбаясь, вы можете заставить другого человека улыбнуться вам в ответ, потому что подавить в себе желание ответить улыбкой на улыбку довольно непросто. Мы поговорим об этих выражениях радости на лице в главе 10.

Радость может сочетаться с любыми другими эмоциями. Далее мы проанализируем, как выглядит смесь радости с удивлением, гневом, отвращением, презрением и страхом. В следующей главе будут показаны различные сочетания радости и печали.

При обсуждении каждой из эмоций мы полагали, что события детства оставляют свой отпечаток, что личности может быть показано то, как именно должна переживаться каждая из эмоций, еще малом возрасте. Мы полагали, что люди отличаются друг от друга тем, насколько они могут наслаждаться, терпеть или вообще допускать чувства удивления, страха, отвращения или гнева (и печали, о чем мы узнаем в следующей главе). То же самое справедливо и для радости. Каждый чувствует себя радостным по–своему. Не все четыре пути – приятного ощущения, возбуждения, облегчения и улучшения Я–концепции – доступны каждому. Один путь может использоваться больше других из–за особенностей личности. Другой путь может блокироваться, поскольку человек не способен испытывать радость таким способом. Здесь мы можем привести лишь несколько примеров.

Если ребенок воспитывался в условиях острой критики его действий или пренебрежения к его достоинству, то, став взрослым.

он будет испытывать голод на похвалу, одобрение и дружбу. Продвижение по пути осознания собственного Я, возможно, будет для него наиболее трудным, но он может оказаться неспособным испытывать радость подолгу. Получаемые им похвалы всегда будут казаться ему недостаточными, или же он не будет верить в их искренность. Такое же детство, не позволяющее выработать Я–концепцию, у другого человека сформирует совершенно иную программу. Он может быть настолько угнетен и разочарован в своих силах, что путь осознания ценности своего Я не будет использоваться им вовсе. Он может замкнуться в себе, будучи неспособным наслаждаться дружбой, и не станет стремиться к получению похвал и наград за свои достижения.

Много было написано о людях, испытавших во взрослом возрасте трудности в достижении радости в интимных отношениях. Некоторые родители приучают детей презирать «плотские удовольствия». Став взрослыми и вступая в интимные отношения, эти люди могут испытывать беспокойство или вину, а не удовольствие. Подобным образом иные виды чувственного опыта могут быть лишены для них удовольствия или переживаться ими только ценой последующего раскаяния и стыда. Ребенку могут с ранних лет внушать мысль о том, как опасно испытывать возбуждение – потому что оно может не нравиться другим и зачастую не поддается контролю. Для такого человека радость – нежелательное переживание, или наоборот – человек может начать испытывать патологическую зависимость от возбуждения: стремиться к новым острым ощущениям и пытаться найти радость в возбуждении.

Мы будем рассматривать только те проявления радости на лице, которые не сопровождаются смехом, потому что когда человек смеется, определить, что он радостен, совсем нетрудно. Даже при безмолвном выражении радости распознать такое состояние довольно легко за исключением, возможно, тех случаев, когда на лице выражается смесь эмоций. Простота распознавания выражений радости была продемонстрирована в исследованиях, проведенных в самых разных культурах.

Веки и нижняя часть лица имеют характерный внешний вид» в то время как брови – лоб не обязательно участвуют в создания выражения радости. На рис. 43 Патрисия показывает три выражения радости на лице. В каждом случае утолки ее рта оттянуты назад и слегка приподняты. Губы в улыбке могут оставаться сом–кнутыми (А), губы могут размыкаться при сомкнутых челюстях и зубах (Б) или же рот может быть приоткрыт (В). При улыбке во весь рот могут показываться только верхние зубы или же одновременно верхние и нижние, могут обнажаться также и верхние и/или нижние десны. У шимпанзе эти три типа улыбок могут иметь разные, но родственные значения, но пока что нет доказательств того, что у людей имеются какие–то универсальные различия в значениях разных улыбок.

У Патрисии также видны морщины, идущие от крыльев носа к области, находящейся за уголками рта. Эти носогубные складки возникают отчасти в результате оттягивания назад и поднятия вверх уголков рта и являются характерным признаком выражения радости на лице. Кроме того, при явно выраженной улыбке щеки приподнимаются, что делает носогубные складки более отчетливыми. Кожа под нижними веками подтягивается кверху, и на ней под глазами появляются морщинки. Морщинки, называемые «гусиными лапками», образуются и у внешних уголков глаз. Такие морщинки появляются не у каждого, они становятся более заметными с возрастом. На фотографии Патрисии они скрыты под ее волосами. Чем сильнее улыбка, тем отчетливее будут носогубные складки, выше поднимутся щеки, будут заметнее «гусиные лапки» и морщинки под глазами. При улыбке во весь рот (рис. 43В) щеки могут приподниматься достаточно высоко, сужая глаза.

 

Интенсивность

 

Интенсивность выражения радости определяется главным образом положением губ, но положение губ обычно дополняется углублением носогубных складок и появлением более отчетливых морщинок под нижними веками. На рис. 43В Патрисия выражает более сильную радость, чем на рис. 43Б, – ее улыбка шире, носогубные складки отчетливее, глаза уже, а число морщинок под ними больше. Выражение радости на рис. 43А чуть слабее, чем на рис. 43Б. Это происходит не потому, что на рис. 43Б ее рот открыт, а на рис. 43А закрыт, а потому, что на рис. 43Б уголки ее рта оттянуты назад больше (а носогубные складки заметнее), чем на рис. 43А. Если степень оттягивания назад уголков рта и глубина носогубных складок были бы примерно одинаковыми, то независимо от того, был бы рот открыт в улыбке или закрыт, интенсивность выражения была бы примерно одинаковой. На рис. 44 Джон показывает примеры двух улыбок приблизительно одной интенсивности.

 

 

 

 

Рисунок 43

Улыбка радости может быть намного более слабой, чем улыбки, показанные на рис. 43 и 44. На рис. 45 Патрисия демонстрирует две очень легкие улыбки радости, а ниже для сравнения показано ее нейтральное лицо. Отметьте, что обе эти улыбки слабее, чем ее улыбка на рис. 43А, но здесь несомненно присутствует улыбка, потому что оба лица выглядят действительно счастливыми по сравнению с нейтральным лицом на рис. 45В. На фотографиях с изображением улыбающегося лица Патрисии на рис. 45 можно наблюдать легкое напряжение губ и незначительное оттягивание назад уголков рта. Это проще всего увидеть, если вы закроете остальную часть ее лица рукой и сравните губы на всех трех фотографиях. Обратите также внимание на появляющийся след носогубных складок на обеих фотографиях, которого нет на нейтральном лице. Вы можете также заметить, что у Патрисии слегка приподняты щеки по сравнению с положением щек на нейтральной фотографии, в результате чего ее лицо выглядит более округлым. Когда улыбка оказывается такой слабой, заметных изменений в положении нижних век не наблюдается, хотя глаза выглядят более радостными, чем на нейтральной фотографии. Состояние радости выражается только нижней частью лица, поскольку глаза и брови – лоб одинаковы на всех трех снимках. Фотографии с улыбающейся Патрисией являются составными: нейтральные глаза и лоб дополняются на них нижними веками и ртом, взятыми с изображений улыбающегося лица.

 

 

Рисунок 44

 

 

Рисунок 45

 

Смешанные выражения

 

Радость часто смешивается с удивлением. Происходит что–то неожиданное, и вы даете случившемуся положительную оценку. Например, ваш друг, которого вы не видели много лет, неожиданно входит в ресторан и садится за ваш столик. На рис. 46А Патрисия демонстрирует одновременно радость и удивление. Сравнивая ее лицо с лицом, выражающим только удивление (рис. 46Б), отметьте, что различие есть только в нижней части лица. В случае смешанного выражения рот не только приоткрывается от удивления, но и уголки рта начинают оттягиваться назад в улыбке. Это смешанное выражение получается за счет комбинации элементов удивления и радости в нижней части лица (вы видели пример другого смешанного выражения эмоций на рис. 38). Выражение радости–удивления появляется только на короткое мгновение, потому что удивление проходит очень быстро. К моменту, когда Патрисия оценит удивившее ее событие и начнет испытывать и выражать радость, ее удивление уже прийдет. На рис. 46В Патрисия показывает комбинацию элементов удивления и радости (удивленные брови – лоб и глаза, радостная нижняя часть лица, нижние веки), но это выражение не является смешанным. Она не испытывает удивления и радости одновременно, потому что выражение радости доминирует на ее лице; Патрисия вовсю улыбается, если она и испытывала удивление, то оно давно уже прошло. Однако этот тип выражения лица возникнет в том случае, если человек добавит к своему радостному выражению восклицательную нотку. Энтузиазм и особое внимание могут быть показаны подобным же образом. Или такое выражение может возникнуть при приветствии: элементы удивления сохраняются для того, чтобы другой человек понял, что встреча с ним – это «нечаянная радость». При таком радостном выражении приподнятые брови и широко раскрытые глаза могут сохраняться в течение нескольких секунд вместе с улыбкой.

 

 

 

 

Рисунок 46

 

 

 

 

Рисунок 47

Радость может соединяться с презрением, при этом на лице появится самодовольное или высокомерное выражение. На рис. 47 Джон демонстрирует выражения презрения (47А), радости (47Б) и комбинации этих двух эмоций (47В). Отметьте, что его рот неизменно остается в положении, выражающем презрение, при этом его щеки приподняты, а нижние веки сморщены от выражения радости. Смешение радости и презрения может также выражаться с помощью презрительно поднятого левого или правого уголка рта в сочетании с улыбающимися губами.

Радость совмещается также с гневом. Обычно улыбка или легкая усмешка используются для маскировки гнева, в результате чего человек выглядит не разгневанным, а радостным. Иногда улыбка или легкая усмешка появляются после гневного выражения как комментарий к гневу, указывающий на то, что гнев не следует воспринимать слишком серьезно, либо на то, что человек не собирался после выражения своего гнева переходить к каким–то агрессивным действиям, либо на то, что человек, вызвавший гнев, может считать себя прощенным. В последнем случае улыбка или усмешка не выглядит очень искренней и не смешивается с выражением гнева, а добавляется потом. Однако человек может быть и радостен, и разгневан одновременно, наслаждаясь своим гневом и своим триумфом над противником. Два примера такого удовольствия–гнева приведены на рис. 48. Радость выражает нижняя часть лица, а гнев – брови, лоб и веки. На этих лицах читается: «Ну, я ему показал!»

 

 

Рисунок 48

 

 

 

 

Рисунок 49

Радость также сочетается со страхом. Обычно это выражение является не смесью двух эмоций, а либо комментарием, либо маской. На рис. 49 лицо Джона выражает страх (49А), радость (49Б) и сочетание этих двух эмоций (49В) (улыбка с испуганными глазами, бровями и лбом). Это сочетание улыбки с выражением страха может возникнуть, когда Джон, испытывающий страх, садится в кресло стоматолога улыбаясь, тем самым показывая, что он готов терпеть боль. Такое выражение может также возникнуть в результате неудачной попытки замаскировать страх. Оно может быть смесью двух искренних эмоций, если Джон испытывает и страх, и радость – например, катаясь на американских горках. Разновидности смешения радости и печали будут показаны в следующей главе.

 

Краткий обзор

 

Радость выражается с помощью нижней части лица и нижних век (рис. 50).

 Уголки рта оттянуты назад и вверх.

 Рот может быть приоткрыт или закрыт; в первом случае будут видны зубы, во втором – нет.

 Морщины (носогубные складки) идут вниз от носа к областям, находящимся у краев рта.

 Щеки приподняты.

 Нижние веки могут быть подняты, но не напряжены; под ними появляются морщинки.

 Морщинки в виде «гусиных лапок» идут от внешних уголков глаз к вискам (на рис. 50 прикрыты волосами).

 

«Конструирование» выражений лица

 

Поскольку движения рта и щек вызывают изменение внешнего вида нижних век и поскольку при проявлении радости на лице отсутствуют заметные движения бровей – лба, то вы не сможете ♦сконструировать» многие из тех лиц, которые показаны в этой главе. Но все–таки можно составить несколько лиц, способных продемонстрировать эти выводы.

 

 

Рисунок 50

1. Наложите часть А на любое из лиц рис. 50. Их выражения не изменятся. Поскольку брови не задействованы в придании этим лицам радостного выражения, то закрытие бровей нейтральными бровями части А не окажет никакого эффекта.

2. Наложите часть Б на рис. 50А. Новое выражение не выглядит странным, но анатомически оно невозможно. Если произойдет движение такого рта вместе с носогубными складками, то нижние веки должны будут сморщиться и приподняться. Наложите часть Б на рис. 50Б. Анатомическая невозможность создания такого лица будет здесь еще более очевидной.

3. Наложите часть Г на любое из лиц рис. 50. Вы создали выражение лица с «улыбающимися» глазами. Такой взгляд мог бы возникнуть в результате легкого напряжения век и приподнятия щек, что было бы трудно заметить на статичной фотографии. Или такой внешний вид могли бы придать человеку его постоянные морщины. Но в любом случае указание на то, что человек испытывает радость, будут очень слабыми.

 

 

ГЛАВА 8 ПЕЧАЛЬ

 

Опыт печали

 

В печали страдания переживаются «приглушенно». Вы не кричите во весь голос, а переживаете свое несчастье более спокойно. Ввергнуть вас в печальное состояние может что угодно, но чаще всего вы печалитесь о потерях. Потери, вызванные смертью или отвергнутой любовью. Потери благоприятных возможностей или выгод в результате собственных ошибок, непредвиденных обстоятельств или пренебрежения других людей Потеря здоровья или полученное увечье в результате болезни или несчастного случая. Печаль редко бывает кратковременной. Обычно она длится от нескольких минут, нескольких часов до нескольких дней и даже лет.

Печаль пассивна. Дарвин писал, что печальные люди не желают действовать, остаются неподвижными, иногда могут раскачиваться вперед и назад. Кровообращение становится вялым, лицо бледным, мышцы дряблыми, веки опущенными; голова свешивается на стесненную грудь; губы, щеки и нижняя челюсть отвисают под воздействием собственной тяжести[10].

В печали вы испытываете страдание. Это страдание вызвано не физической болью, а утратой, разочарованием или ощущением безнадежности. Страдание опечаленного человека может быть очень сильным, но и в своей предельно острой форме оно переносится легче, чем страдание, вызываемое страхом. Вы можете испытывать печаль в течение длительного времени и оставаться живым и здоровым.

Печаль – это вариация горя, которое является наиболее общей негативной эмоцией. Горе чаще всего вызывается физической болью. Горе может быть вызвано и тяжелой утратой. В горе вы испытываете страдание, но ваше страдание выражается громко, а не тихо; вы рыдаете, а не молча глотаете слезы. Здесь наблюдается скорее активность, чем пассивность. В горе вы пытаетесь справиться с тем, что ввергло вас в это состояние. Ваши усилия могут предусматривать целенаправленное устранение источника горя. Но нередко усилия бывают бесполезными, потому что вы не можете его устранить (например, проливая слезы по поводу смерти любимого человека). Печаль часто cлeдуeт за горем, если оно оказывается продолжительным или если усилия по устранению источника горя не приносят результатов. По мере того как горе ослабевает, рыдания затихают, активность человека падает, а страдание постепенно становится безмолвным. Нередко собственная память или чьи–то действия способны оживить пережитое горе, и тогда цикл повторяется: на смену громким стенаниям вновь приходит печаль Слово печаль может использоваться также в тех случаях, когда горе целенаправленно контролируется: когда громкие, активные формы выражения горя не видны и проявляются только социально более приемлемые признаки печали.

Если ваш ребенок только что был насмерть сбит автомобилем, то вашей немедленной реакцией на это будет не печаль. Вы испытаете горе или, возможно, шок или гнев в сочетании с горем–Печаль придет потом, через несколько часов или даже дней, когда вы по–прежнему будете страдать из–за перенесенной утраты, но перестанете кричать и плакать навзрыд, по крайней мере на какой–то период. В горе больше выражается протест против потери; в печали вы смиряетесь со своей потерей. Скорбь имеет в своей основе причину вашего чувства, например смерть любимого человека, а не само чувство – горе или печаль. Обычно я» смену горю приходит либо неверие, либо печаль, затем человек снова может испытать горе, когда возникает новое воспоминание об умершем или новая подробность о его смерти, – этот цикл может повторяться снова и снова. Со временем от всего этого может остаться только печаль, которая будет длиться несколько месяцев или лет.

В романтических отношениях схема переживания отвергнутой любви выглядит сходным образом. Отвергнутый влюбленный сначала испытывает горе. Он может кричать и протестовать, проявлять отчаяние или гнев. Печаль приходит позднее и, возможно, сменяется неверием в возможность окончательного разрыва и повторением всего цикла страданий. Если отвергнутый влюбленный не показывает своего горя (не кричит и не впадает в буйство), вы можете решить, что он прекрасно умеет держать себя в руках, или не слишком дорожит потерянным любимым человеком, или демонстрирует стереотип поведения «настоящего мужчины». В соответствии с этим стереотипом мужчины не должны проявлять своего горя на людях (даже во время похорон) – допускается лишь проявление печали. Считается, что необходимо подавлять рыдания, контролировать жесты и резкие слова, но они могут служить дополнением к проявлению гнева. Хотя люди часто испытывают гнев в горе и печали, но нередко с помощью гнева маскируется горе. Интересно, что в то время как общественные условности запрещают мужчинам открыто проявлять свое горе и вместо него разрешают проявлять гнев, совершенно противоположное поведение предписывается женщинам. Женщины, соответствующие стереотипным представлениям о «женственности», не должны проявлять гнев открыто, не должны направлять его на людей, а вместо этого, напротив, обращать его на себя или показывать горе, слезы или дурное настроение.

Когда печаль возникает из контролируемого горя, то внешне она проявляется так же, как печаль, возникающая после открыто проявленного горя, но опыт переживания такой печали, вероятно, будет другим. Когда вы контролируете свое горе, то лицо может выглядеть печальным, но получаемый вами опыт, осознание произошедших событий, ваши ощущения, образы, воспоминания и заботы – все это изменяется из–за необходимости контролировать поведение. Это воспринимается совсем не так, как если бы вы раньше рыдали от горя, а затем стали испытывать пришедшую на смену горю печаль.

Печаль различается по интенсивности: от легкого уныния до предельной степени проявления – скорби. По своей силе печаль не обязательно уступает горю; интенсивность этих чувств может быть разной. Поскольку печаль проявляется спокойнее, тише, менее сумбурно и агрессивно, чем горе, то окружающим легче находиться в присутствии человека, который испытывает не горе, а печаль. Но человек может чувствовать себя в печали хуже, чем в горе, поскольку он лучше понимает свою утрату и перенесенные страдания и может больше размышлять об их последствиях.

Печаль может комбинироваться с любой из эмоций, но чаще всего она комбинируется с гневом и страхом. Смерть любимого человека может вызвать гнев наряду с горем и печалью: гнев на силы, ответственные за эту смерть, гнев на любимого за то, что он ушел из жизни, гнев на себя за свою уязвимость. Как уже упоминалось, гнев может преувеличиваться или симулироваться для маскировки горестного или печального выражения. Если вы знаете, что ваша нога должна быть ампутирована, вы можете испытывать страх перед опасностью или физической болью, а также горе или печаль по поводу потери вашей конечности. Печаль может комбинироваться с отвращением и проявляться как разочарование и отвращение или надменное пренебрежение. Печаль может также комбинироваться с радостью и проявляться как горьковато–сладкое чувство или сентиментальная меланхолия.

Некоторые люди получают наслаждение, испытывая печаль. Кто–то может стремиться жить чужими печалями – подобно тем, кто стремится испытать псевдострах на американских горках. Кто–то сознательно ввергает себя в состояние печали или ищет возможность поплакать, просматривая фильмы или читая романы, называемые «выжимающими слезу». Кто–то никогда не показывает своего горя и считает печаль (даже чужую) вредной. Таких людей считают сухими, бесчувственными и неспособными принять близко к сердцу страдания и смерть других.

 

Как выглядит печаль

 

В этом издании мы решили уделить основное внимание печали» поскольку внешнее проявление горя более очевидно (его легче распознать, оно обычно сопровождается плачем). Иначе обстоит дело с печалью. Иногда на лице человека может не быть никаких указаний на испытываемую им даже очень глубокую печаль, кроме общей утраты мышечного тонуса. Такие выражения печали не могут быть показаны на фотографиях. Когда печаль не слишком сильна и когда человек находится в состоянии перехода от горя к печали, на лице появляются характерные симптомы. Выражения лица, которые мы покажем в этой главе для демонстрации таких проявлений печали, могут наблюдаться и у людей, переживающих неглубокое горе или горе в начальной его фазе.

Существуют характерные проявления печали в каждой из трех областей лица. Внутренние уголки бровей приподняты и могут быть слегка сведены. Внутренние уголки верхних век подтянуты кверху, а нижние веки могут казаться приподнятыми. Уголки губ опущены или же губы могут выглядеть дрожащими.

Брови

Внутренние уголки бровей приподняты и могут быть сведены вместе. На рис. 51 к нейтральным лицам Джона и Патрисии добавлены печальные брови – лоб (фотографии слева) и, для сравнения, испуганные брови – лоб (фотографии справа). Отметьте, что у Джона внутренние уголки бровей приподняты (1), выражая таким образом печаль; иначе выглядят поднятые и сведенные вместе сами брови (а не только их уголки), когда брови – лоб Джона выражают страх. Хотя на фотографиях Патрисии отражаются те же самые различия в движениях лицевых мышц, их результат гораздо менее очевиден. Есть два способа увидеть, что с бровями – лбом Патрисии и Джона произошло одно и то же. Взгляните на конфигурацию участков кожи под бровями Патрисии на рис. 51В и сравните с конфигурацией этих же участков кожи на рис. 51Г. Вы видите, что треугольная форма в случае печальных бровей (2) отсутствует при ситуации испуга; этот результат объясняется сокращением мышц, подтягивающих внутренние уголки бровей кверху. Вы можете наблюдать тот же эффект на фотографии Джона. Другой способ увидеть особенность печальных бровей Патрисии состоит в том, чтобы сравнить общие впечатления от ее лица, показанного на правом и на левом снимках. Лицо слева создает общее впечатление легкой печали, а лицо справа – легкого беспокойства, даже несмотря на то, что обе фотографии являются составными и различаются только бровями – лбом. Те же различия выглядят еще более очевидными на фотографиях Джона на рис. 51.

Изображения печальных бровей – лба на рис. 51 позволяют также увидеть печальные верхние веки. Мы не смогли бы показать печальные брови – лоб без верхних век, потому что мышечные сокращения, воздействующие на брови при выражении этой эмоции, изменяют также положение внутренних уголков верхних век. На печальных лицах Джона и Патрисии верхние веки подтянуты кверху за внутренние уголки или верхние края.

 

 

 

 

Рисунок 51

 

 

Рисунок 52

Обычно печальные брови – лоб (и верхние веки) дополняются печальными нижними веками и печальной нижней частью лица. Но так бывает не всегда. Когда печальные веки – лоб появляются на нейтральном лице, общее выражение лица может означать, что человек слегка опечален или контролирует проявление более сильной печали. Такие брови – лоб могут быстро появляться и исчезать во время беседы, тогда это может означать акцент на какой–то фразе или слове. Это является альтернативой использованию поднятых бровей (глава 3, рис. 4) или опущенных бровей (глава 6, рис. 31), а также могут применяться в качестве «знаков препинания».

Брови – лоб и веки

Лица на рис. 52 отличаются от печальных лиц на рис. 51 только тем, что печальные нижние веки на рис. 51 были заменены на нейтральные. Приподнятые нижние веки усиливают передаваемое выражение печали. На рис. 52 Патрисия выглядит более печальной, чем на рис. 51В, даже несмотря на т э, что различие только в нижних веках.

 

 

 

 

Рисунок 53

 

 

Рисунок 54

У Джона на рис. 52 не только печальные нижние веки, но и его взгляд направлен немного вниз. Часто у опечаленного человека взгляд направлен вниз, а не прямо перед собой, особенно если к его печали примешивается чувство стыда или вины. Когда рот нейтрален, лицо по–прежнему сохраняет признаки контроля эмоций – как на этих двух фотографиях, но печаль здесь выражена отчетливее, чем на рис. 51.

Рот

На рис. 53А и рис. 53Б у Патрисии мы видим два разных печальных рта. Рот, который чаще всего путают с печальным, а именно – выражающий одновременно отвращение и презрение, показан на рис. 53В. На всех трех снимках Патрисия имеет нейтральные глаза и брови – лоб. На рис. 53А уголки ее рта опущены вниз, на рис. 53Б у нее расслабленный рот, что характерно для человека, у которого вот–вот задрожат губы и который готов разрыдаться, либо если человек пытается сдержать свои рыдания. Рот, выражающий отвращение и презрение, показан на рис. 53В, и вы можете увидеть его отличие от рта, выражающего печаль.

Когда печаль демонстрируется только ртом (без участия век или лба), выражение лица становится неоднозначным. Иначе обстоит дело со всеми другими эмоциями (эмоции радости, удивления, страха, отвращения, показанные только ртом, придают лицу однозначные выражения). Лицо на рис. 53А может выражать недовольство, но этого нельзя сказать наверняка. Лицо, показанное на рис. 53Б, имеет еще более неоднозначное выражение: умеренного горя, пренебрежения или чего–то другого.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.