Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

От легкого удивления к крайнему



 

Испытываемое удивление различается по своей интенсивности, и лицо отражает эти вариации. Хотя при этом наблюдаются незначительные изменения бровей (немного приподнимаются) и глаз (расширяются и открываются чуть шире), главным индикатором интенсивности удивления является нижняя часть лица. На рис. 9А показано легкое удивление, а на рис. 9Б – умеренное удивление. Брови и глаза на обеих фотографиях выглядят одинаково; изменяется только уровень опускания челюсти. Чем сильнее удивление, тем шире раскрывается рот. Проявления крайнего удивления часто сопровождаются восклицаниями наподобие «О–о» или «Ого».

 

Четыре типа удивления

 

Удивление может быть выражено посредством всего двух областей лица, при этом третья область останется нейтральной. Каждое лицо, на котором удивление проявляется на двух частях, имеет свое несколько особое значение. На рис. 10 показаны четыре типа удивления. Но прежде чем мы приступим к объяснениям того, какое сообщение, по нашему мнению, передается каждым из этих лиц и как различия во внешнем виде лица формируют эти разные сообщения, взгляните на каждую из этих фотографий и спросите себя: « Какое это сообщение?» и: «Чем это лицо по внешнему виду отличается от других лиц?»

 

 

Рисунок 9

На рис. 10А Патрисия демонстрирует вопросительное удивление, имеющее довольно неопределенный характер. Это выражение лица могли бы сопровождать, к примеру, такие слова: «Это так?» или: «О, в самом деле?» Оно является в точности таким же, как и показанное на рис. ЮГ, с той лишь разницей, что на рис. ЮГ удивленный рот был заменен на нейтральный. Если вы закроете пальцами области рта на лицах, показанных на рис. 10А и ЮГ, то увидите, что эти лица тождественны во всем, кроме формы рта. Удивление выглядит вопросительным, когда выражение удивления на лице создается только за счет движений бровей и глаз.

На рис. 10В Патрисия демонстрирует удивление, достигшее изумления. Это выражение лица может сопровождаться такими словами, как «Что?», или звуками наподобие «Ах», издаваемыми одновременно с быстрым вдохом. Если вы закроете пальцами брови и лоб на лицах, показанных на рис. 10Б и ЮГ, то увидите, что эти лица идентичны во всем, кроме закрытых частей – областей бровей и лба. Удивление достигает изумления, когда оно выражается на лице только за счет движений глаз и рта.

 

 

 

Рисунок 10

На рис. 10В Патрисия демонстрирует удивление, более близкое к ошеломлению, или менее заинтересованное удивление, или удивление, которое может выражать на лице внутренне опустошенный или находящийся под влиянием наркотиков человек. Если вы закроете глаза на рис. 10В и 10Г, то увидите, что на них все одинаково, кроме глаз. Удивление выглядит подобным ошеломлению, когда оно выражается только движениями бровей и рта.

На рис. ЮГ показано выражение удивления, создаваемое с помощью элементов всех трех областей лица. Смысл сообщения, распространяемого таким лицом, заключается в одном слове – удивление.

 

Краткий обзор

 

На рис. 11 показаны выражения удивления, создаваемые всеми тремя частями лица. Обратите внимание на каждый из отличительных признаков удивления.

 Брови подняты и изогнуты.

 Кожа под бровями натянута.

 Поперек лба идут горизонтальные морщины.

 Веки открыты; верхние веки подняты, нижние опущены; белок глаз – склеру – можно видеть над радужной оболочкой, а нередко и под ней.

 Нижняя челюсть опускается, так что губы и зубы размыкаются, а рот находится в ненапряженном состоянии.

 

« Конструирование» выражений лица

 

Закрепить приобретенные знания о выражениях удивления на лице можно при помощи «конструирования» лиц, которые вы видели в этой главе. Для этого обратитесь к странице 269 и вырежьте размещенные там четыре фотографии с нейтральными выражениями лиц Джона и Патрисии. Разрежьте каждую фотографию надвое по белым линиям. Теперь у вас есть все необходимое для составления различных выражений удивления на лицах Патрисии и Джона.

 

 

Рисунок 11

1. Возьмите части В и поместите их на лица на рис. 11. Какое получилось выражение лица на этих фотографиях? Вы уже видели такое лицо у Патрисии, но еще не видели такого лица у Джона. Оно выражает сомнение или недоверие (рис. 5).

2. Наложите части Б на лица на рис. 11. Какое выражение получилось теперь? Вы видели такое выражение у Патрисии на рис. 8. Такое же выражение будет и у Джона. Это выражение ошеломления.

3. Наложите на изображения рис. 11 части А, а затем наложите части Г. Такого выражения лица вы еще не видели, но мы поговорим о нем позже. Вы используете только удивленные глаза, и если выражение возникает лишь на какой–то миг, оно означает интерес или немое восклицание. Оставьте часть Г там, где она лежит, и меняйте местами части А и В. Это создаст впечатление, что глаза перемещаются взад и вперед от нейтрального выражения к удивлению, как это и было бы в жизни.

4. Оставьте только части А. Вы получите выражение изумления (рис 10Б). Теперь верните части Г обратно и удалите части А. Вы получите выражение вопросительного удивления. Меняя местами А и Г, вы можете наблюдать, как изменяется смысл выражений лица.

 

 

ГЛАВА 4. Страх

 

Опыт страха

 

Люди боятся причинения любого вреда. Вред может быть физическим, моральным или тем и другим одновременно. Физический вред может быть самым разным – от чего–то незначительного вроде боли от укола шприцем при вакцинации и до тяжелых травм, угрожающих жизни человека. Моральный вред также может изменяться в широких пределах – от мелких обид и разочарований до серьезных душевных травм, вызванных угрозами благополучию, отвергнутой любовью или оскорблениями человеческого достоинства. Моральный вред может подразумевать нанесение ущерба (самоуважению, уверенности в себе, собственной безопасности) или потерю любви, дружбы, веры и т. п. В общем случае вред может подразумевать как физическую боль, так и моральные страдания: например, подростку, избитому соперником на глазах своей девушки, будет нанесен как физический, так и моральный ущерб.

Выживание человека зависит от умения избегать ситуаций, в которых ему может быть причинена боль и нанесены физические повреждения. Вы учитесь предвидеть опасность с раннего детства. Вы оцениваете происходящее и предупреждаете себя о возможности причинения вам вреда. Очень часто еще до причинения вреда вы испытываете чувство страха. Вы боитесь как реальной, так и воображаемой угрозы. Вы боитесь событий, людей, животных, предметов или идей, которые кажутся вам опасными. Если вам говорят, что на следующей неделе вам должны сделать несколько очень болезненных уколов от бешенства, то, вероятно, вы почувствуете страх задолго до первой инъекции. Если вы видите, что ваш босс не в духе и способен взорваться из–за любой мелочи, то вы начинаете бояться его гнева еще до того, как он обращает на вас свое внимание. Страх перед опасностью, ожидание физической боли часто могут быть даже более труднопереносимыми, чем сама боль. Разумеется, иногда страх перед опасностью мобилизует усилия, помогающие избежать ожидаемого вреда или хотя бы его минимизировать.

Страх настолько часто ощущается прежде реального вреда (вы успешно распознаете опасность до того, как испытываете боль), что иногда вы напрочь забываете о возможности оказаться застигнутым врасплох. Размышление, планирование, оценка и предвидение не всегда защищают или хотя бы предупреждают вас. Время от времени вы получаете болезненные удары без предупреждения и, когда это случается, испытываете страх практически безо всякого предварительного размышления о том, что же с вами происходит. Страх может ощущаться практически одновременно с причиняемым страданием. Внезапная острая боль вызывает страх. Вы не даете себе времени подумать о том, действительно ли вам причиняется какой–то вред и что является его источником. Вам больно, и вы испытывает страх. Если боль продолжается и у вас есть время оценить происходящее, вы можете испугаться еще больше: «А вдруг у меня инфаркт?» Если вы обожгли руку о кухонную плиту, вы испытываете боль и страх (и возможно, также расстройство, см. гл. 8). Как только вы отдернете руку, не дав себе времени на размышление о том, почему плита была включена, когда вы думали, что она выключена, вы почувствуете страх без паузы на раздумья о том, насколько серьезно вы обожглись. Страх, испытываемый одновременно с причиняемым вам вредом, может возникнуть и в случае причинения моральных страданий. Если босс подходит к офисному работнику, дремлющему за своим рабочим столом, и кричит: «Вы уволены, ленивый болван!» – то работник испытывает страх (а возможно, и проявляет реакцию испуга). Этому человеку не требуется время на размышление о том, что происходит, хотя такие размышления могут усилить страх еще больше: «Боже, я не смогу выплачивать ипотечный кредит!» Или же у него может возникнуть другая эмоция вместо страха или в сочетании с ним: «Он не имеет права так разговаривать со мной – ведь я вчера проработал до поздней ночи, чтобы уложиться в новые сроки, которые он установил».

Страх отличается от удивления в трех важных аспектах. Страх – это ужасное ощущение, а удивление – нет. Удивление не обязательно бывает приятным или неприятным, но даже умеренный страх неприятен. Сильный страх, то есть ужас, возможно, является самой травматической и вредной из всех эмоций. Он вызывает многие изменения в нашем теле. Кожа человека, испытывающего ужас, может побледнеть. Он может покрыться холодным потом. Его дыхание учащается, сердце стучит в груди подобно тяжелому молоту, частота пульса резко увеличивается, а в желудке могут начаться рези и другие неприятные процессы. Его мочевой пузырь или кишечник может начать непроизвольно опорожняться, а руки – мелко дрожать Он может обнаружить, что ему трудно покинуть то место, где разворачивается это ужасное событие, и хотя его поза указывает на готовность спасаться бегством, сам он застывает в неподвижности. Вы не можете испытывать очень сильный страх в течение долгого времени, так как состояние ужаса изнуряет и опустошает вас.

Второй аспект отличия страха от удивления заключается в том, что вы можете быть испуганы чем–то знакомым вам, что, как вам известно, вот–вот должно произойти. Вы знаете, что зубной врач собирается пригласить вас в свой кабинет – для вас в этом нет ничего удивительного, – но вы можете бояться этого момента. Ожидая приглашения взойти на кафедру для прочтения лекции или стоя за кулисами в ожидании вызова на сцену, вы можете испытывать страх, даже если вы опытный лектор или актер. Существует множество подобных ситуаций, заставляющих людей испытывать страх второй, десятый или двадцатый раз, когда они знают, что им предстоит пройти какое–то испытание. Когда страх испытывается внезапно, когда отсутствует ожидание опасности, а страх возникает одновременно с причиняемым вредом, то такой опыт может дополняться легким удивлением. Таким образом, во многих подобных случаях возникновения мгновенного страха вы будете испытывать одновременно страх и удивление или страх и испуг.

Третий аспект отличия страха от удивления имеет отношение к длительности опыта переживания этих эмоций. Удивление является крайне непродолжительной эмоцией, а страх, к сожалению, нет. Удивление длится очень недолго. Непредвиденный страх или страх, испытываемый одновременно с болью, может быть кратковременным, но иногда страх может нарастать постепенно. Если вам предстоит остаться на ночь в одиночестве в старом доме, то даже слабый скрип может вызвать у вас легкое беспокойство. В то время как вы размышляете о причине этого скрипа и все внимательнее прислушиваетесь к любым неожиданным звукам, ваше беспокойство может медленно перерастать в страх или даже в ужас. Когда вы удивляетесь, вы испытываете удивление только очень короткое время, лишь до тех пор, пока не оцените удивившее вас событие. Страх может длиться гораздо дольше; вы можете прекрасно знать природу события, вызвавшего ваш страх, и все равно оставаться испуганным. Например, в течение всего полета вы можете дрожать от страха, ожидая крушения самолета. Однако человек имеет предел выносливости, и страх истощит вас физически, если он будет постоянно ощущаться в крайне острой форме. Удивление, как правило, быстро сходит на нет, как только вы оцениваете произошедшее событие, и перерождается в какую–то другую эмоцию в зависимости от вашего чувства к тому, что вас удивило. Ощущение страха может растягиваться надолго. Вы можете по–прежнему испытывать страх даже после того, как опасность уже миновала. Если опасность очень быстро возникает и исчезает, так что вы не осознаете, в каком положении вы находились, пока вы из него не выходите – как в случае возможной автокатастрофы, которой вам чудом удалось избежать, – то вы можете испытать страх только позднее.

Страх различается по интенсивности – от опасения до ужаса. Интенсивность испытываемого страха зависит от события или от того, как вы это событие оцениваете. Когда страх возникает одновременно с причиняемым вредом, то степень страха, очевидно, будет отражать степень испытываемого вами страдания. Если страдание продолжается, то страх может становиться все более сильным, если вы ожидаете, что страдание усилится или станет труднопереносимым. Когда страх возникает как реакция на опасность – скорее на угрозу вреда, чем на сам вред, то интенсивность страха зависит от вашей оценки степени будущего вреда и вашей способности справиться с ним, избежать или ослабить его или хотя бы его пережить. В угрожающих ситуациях вы можете просто почувствовать испуг, если вы знаете, что можете избежать опасности бегством или что ваше страдание не будет по–настоящему тяжелым. Но когда бегство невозможно и когда ожидаемый вред значителен, ваш испуг может перерасти в ужас – вы оцепенеете и застынете в позе, демонстрирующей вашу полную беспомощность.

Страх может сменяться другими эмоциями или полным их отсутствием. Вы можете испытать гнев и наброситься на источник возникшей опасности либо испытать гнев или отвращение к самому себе за то, что подвергли себя серьезному риску или проявили страх. Страх может смениться унынием, если вы продолжаете терпеть ущерб или если негативные последствия опасности проявляются для вас в других формах. Возможны и более сложные последовательности эмоций: например, вы можете испытать страх, затем гнев, далее уныние и т. д. Страх может испытываться и вместе с другими эмоциями, если событие вызывает одновременно два чувства. Например, если кто–то угрожает вам, то вы можете испытывать и страх перед возможным нападением, и гнев на того, кто провоцирует вас.

На смену страху может прийти радость. Вы можете радоваться тому, что сумели избежать опасности, или, если даже вам пришлось испытать страдание, радоваться тому, что оно закончилось. Некоторые люди способны наслаждаться испытываемым страхом. Для них угроза возможного вреда – это вызов, волнующий кровь и задающий цель. Таких людей называют смелыми, отважными или бесстрашными. Ими могут быть солдаты, альпинисты, игроки в рулетку, автогонщики и т. д. Но гораздо больше людей получают удовольствие от ощущения псевдостраха, испытываемого, к примеру, на некоторых аттракционах в развлекательных парках. Там существует угроза получения вреда, но всем известно, что она является ненастоящей. Разумеется, есть люди, которые с трудом переносят страх. Они не могут даже выносить ощущение псевдостраха. Страх настолько подавляет их, что они планируют свою жизнь с максимальной осторожностью, стараясь обеспечивать себе всевозможные виды защиты или избегать всего, что способно их напугать. Такие люди получают слабое удовлетворение от преодоления страха; их опыт переживания страха является слишком болезненным для них.

 

Как выглядит страх

 

Существуют характерные формы отражения страха на каждой из трех областей лица: брови приподняты и слегка сведены; глаза открыты, а нижние веки напряжены; губы оттянуты назад.

 

Брови

 

Брови выглядят приподнятыми и выпрямленными. На рис. 12 показаны испуганные брови (Б) и удивленные брови (А). Отметьте, что испуганные брови приподняты (1), как и удивленные брови, но кроме этого, они слегка сведены, так что у человека, испытывающего страх, внутренние края бровей (2) оказываются ближе друг к другу, чем у человека, испытывающего удивление. Над испуганными бровями обычно появляются горизонтальные морщины, идущие поперек лба (3), но они, как правило, не пересекают весь лоб, как это бывает в случае удивления (4).

Хотя испуганные брови обычно дополняются испуганными глазами и испуганным ртом, иногда они появляются и на нейтральном лице. Когда это происходит, то выражение лица передает сообщение, ассоциируемое со страхом. На рис. 13Б выражение лица Джона формируется с помощью испуганных бровей и совершенно нейтральных остальных элементов лица. Рисунок 13А показывает для сравнения полностью нейтральное выражение лица Джона. Когда брови удерживаются в испуганном положении, как на рис. 13Б, то лицо выражает беспокойство, легкую тревогу или контролируемый страх. Рисунок 13 вновь демонстрирует, что изменение в одной части лица изменяет общее впечатление. Кажется, что беспокойство проявляется также и в глазах Джона и даже немного в изгибе его рта. Но это составная фотография, в которой испуганные брови были перенесены на нейтральное лицо, показанное слева. Если вы закроете рукой брови и лоб на каждой из фотографий, то увидите, что глаза и рот на них совершенно одинаковы.

 

Глаза

 

Глаза человека, испытывающего страх, открыты и напряжены, верхние веки подняты, а нижние растянуты. На рис. 14А показаны испуганные глаза (А), нейтральные глаза (Б) и удивленные глаза (В). Отметьте, что у испуганных и удивленных глаз верхние веки приподняты, это позволяет увидеть склеру (белок) над радужной оболочкой. (1). При страхе и удивлении верхние веки подвижны одинаково, а нижние по–разному: они напряжены и приподняты в случае страха (2) и расслаблены в случае удивления. Напряжение и поднятие нижних век при страхе может привести к тому, что эти веки закроют часть радужной оболочки глаз (3).

 

 

Рисунок 12

 

 

Рисунок 13

 

 

Рисунок 14

Испуганные глаза обычно можно наблюдать на лице вместе с испуганными бровями и испуганным ртом, но иногда страх выражается только с помощью глаз. В таком случае это будет очень быстрое выражение, при котором глаза моментально примут испуганный вид. Если это происходит, то обычно такое выражение страха является неподдельным, хотя сам страх оказывается либо слабым, либо контролируемым.

 

Рот

 

У человека, испытывающего страх, рот открыт, а губы напряжены и, возможно, сильно оттянуты назад. На рис. 15 Патрисия демонстрирует выражение рта двух типов (А и Б) и для сравнения – удивленный рот (В) и нейтральный рот (Г). Испуганный рот на рис. 15А очень похож на удивленный рот (15В), но имеет одно важное отличие: его губы не расслаблены, как в случае удивления верхняя губа напряжена, а уголки губ начинают оттягиваться назад. У испуганного рта на рис. 15Б губы растянуты и напряжены а уголки губ оттянуты назад.

 

 

 

 

Рисунок 15

Хотя испуганный рот обычно появляется на лице вместе с испуганными глазами и бровями, испуганные брови и глаза могут появиться на нейтральном лице, и их значение в этом случае будет другим. На рис. 16Б Патрисия имеет более открытый испуганный рот, а на рис. 16А, для сравнения, – удивленный рот, при этом в обоих случаях остальные элементы ее лица остаются нейтральными. Лицо на рис. 16Б выражает беспокойство или опасение; оно показывает кратковременное чувство в начальный момент возникновения страха. Напротив, выражение лица на рис. 16А, рассмотренное в прошлой главе, выражает ошеломление и может возникнуть, когда человек действительно чем–то ошеломлен или просто изображает на лице эту форму своего безграничного удивления. Более напряженный испуганный рот может также появиться вместе с полностью нейтральными прочими элемента ми лица, но обычно такой рот соответствует кратковременному выражению, когда губы сначала оттягиваются назад, а затем возвращаются на прежнее место. На рис. 17 показаны именно такой напряженный испуганный рот на нейтральном лице и для сравнения – полностью нейтральное лицо Джона. Если это выражение на лице быстро появляется и пропадает, то оно может означать, что Джон действительно испуган, но пытается не показывать этого, что Джон предвидит возникновение страха или боли или что Джон не чувствует страха, но мысленно обращается к какому–то пугающему или болезненному событию. Иллюстрацией последнего случая эмблематического выражения страха может служить человек из примера несостоявшейся автомобильной катастрофы, который на мгновение растягивает рот, когда вспоминает о страхе или боли, пережитых в той ситуации.

 

 

Рисунок 16

 

 

 

Рисунок 17

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.