Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Сырые снега и солнечный клык.



 

«Убийцы сначала убили войну
И всех кто носил мундир
И впервые в постель ложились одну
Солдат и его командир
И затем они устремились на тех
Кто ковал смертельный металл
На тех кто сеял солдатский хлеб
И на тех кто его собирал»

Наутилус Пампилиус

Красные листья.

 

Облака окружили землю

Катехон удивил под-лица-меня

С единственной женщиной в лагере

Свел меня на плацу, она

Парадоксом к себе притянула

Скоро будет платить

Коль не выносишь поругания тела

Душе придется ожить

Кобель да дурра

Мы сбежали в деревню

Совсем уже скоро, я верю, верю

Будем с ней слушать классиков

И я ей расскажу

В тонах пузырчатых, красных, хрипящих

Чем полнились мои сны

Что только из-под земли

Волк залез на дубок

Да по души поэтов

Да по спинам поэтов

Да на наш голосок!

Сквозь лестницу-позвоночник строк

И смеялись иконочки!!

Ранее по живущим рыдавшие

А нынче такой звонкий смех

Что бьются стекла глазков

И хрустят по-по-лам

Мы в город горящий пришли как пара

Сдались освободителям иссушенных тел - домов

совестей

Нас отправили в беженцев лагерь

С печатьми свободы на челе и руке

Сам я не верил,

Как много наших склонилось,

Были, знать, в разнасол аргументы!

Родители, стыд, вино, бабы,

Самосознанье народа, честь, цветы!

У кого, что на шее висело

На самом любимом - теле

Кого что солило, пьянило, смешило…

НО СНЫ

Говорили и говорили

Лишь сны

Колокольчики, бубенцы

Раз, сижу на горке я в Альпах,

Травы курят мои грязны стопы,

Два, снег щебечется в кудрях

Русых смешных колтунов.

Три, рядом пасутся овцы

Столь ярко-ярко серые

Четыре, средь них ягненочек белый

Древний и смертно худой

Пять, он ближе ко мне подходит

И падает прямо в ноги

Шесть, древом его придавило

Блеет он блеет.

О! мой Господь!

Семь, тянет страх к ножнам руку

И достает белый клык

Агнец блеет,

Лезвие бьет,

Агнец плачет, восемь, лезвие пьет

Кровь стекает

Сталью о кости

Стук-постук

Стук-стук-постук

Девять, а овцы смотрят

Будто на новые

резные ворОта

Десять, кричу,

ВДОХ-ВЫДОХ-ВЗМАХ

И снова

ВДОХ

ВДОХ

ВДОХ

Что стоите кругом, бараны?!

Это жертва вам

А НЕ МНЕ

НЕ МНЕ!

Голос из срывов

Болото липко

Травы ярче и снег теплей

СГОРИТЕ В БЕЗДНЕ, КАИНИТЫ!

Саблей я по полю бегу

Собирая голов урожай…

…И пусть весь мир на корм собакам

Но не смоешь в сладких винищах

Ни кровИ, ни елеи слез

И на небе черным шрифтОм,

«вот тебе… подарок мой»

Забери ты его обратно!

Мне верни пегий покой!

Как отмыться?

Но СТОП, тут вновь:

«Пей и ешь Меня,

СЫН МОЙ,

Накорми ты даром Моим

И собак и всех тех овец,

Что не знают причастья

К добровольной жертве Нас ТРЕХ»

Вдруг гроза, пожары и стрелы

Сверху до нИза летят в меня

Но это только, ведь, сновидение

Ветер омыл глаза

М-монолог дезертира

Вслушайся в ноты, родная

Чуешь – на задворочках звука

Чуть-чуть,

Но все громче

Всхлипы крики да вздохи

Лопаются пузырики нефти

Маленький Моцарт хнычет

Над каждою нотой

По Христу

РЕквиема

Рука против воли движет

Скрестившейся палашами душой

Над каждой черной строкой

Помнишь, когда-то мы не носили крестов

За обедом читали газеты,

В абырвалках очередями топтали псов

В кодировку по Фрейду верили снов

И не слышали ноты эти

 

А ныне конец беловодья-язычества

РаздвоЁнных мудрЫх языков

Началось-таки

Христианство черное

Тут ко гробам да луне

Любовно

Маленький Моцарт орет

Как я захлебываюсь слогами строк

 

И так же он вечно течет глазницами,

Словно представив себя хлыстом

Раз за разом разрывающим спину…

И мы бичуем, сплетаясь венцом

Рука в руке, всенародным квадратным

Скопящим язЫки ртом

Мы - жажда под ребра сунуть копье,

Лицемерный страх в ладони залезть

Фомой оказаться пред супер-звездой

И якшаться с сектой Петровых

Крикливых, незримых… петушков…

 

Плачь и терпи – последнее время

Слеза пусть лижет

Контур двух лиц

Свети ортодоксальной землищи влюбленность

Ко смерти

ТождЕство Пилату, Варраве, И-рОду

Общество – очередь к гиль-отине

Спорых палачей-торгашей

Печаль, слЁзы, удары о земь

От заутрени до вечерни, розги

А изредка жженая радость на сладость

И слезы от ней… солонее солей

 

 

ПОМЕШАТЕЛЬСТВО! ПРИСТУП! СТОП! САМА по себе

Лучина вдохнула елей. Задохнулась….

БАСТА! шабАш, нет огней!

Где он?

Мой Катехон?

По кругу его не найти

Бегу – не могу…

Верчусь волчком, как бывало

 

Черт меня разорви!!!

 

Мой

Корпускулярный, тот самый

Сказочный

Русский дух,

Разящий

Лисьей норою и ладаном,

Тленом Зосимы, пылью страниц…

 

Убежал, погиб?

НЕТ, НЕТ!

НЕ-Е-Е-Т

Он здесь, в этой вот слезке,

Не бойся, милАя – коснись

Впейся в нее губами

ПОЛУЧИ-РАСПНИСЬ

ОТРАВИСЬ!

Знаешь, полтораста лет тому как

Джульетту звали мы Юлия…

Словно святую мученицу

Уж время спать, туши фалангами своИх очей лучики…

Я вырыл яму…от Христа не сбежишь

Совсем чуть-чуть умереть и сразу

Начать Жить!

 

Поверь, родная, прошу,

Там Иуды ария под Реквием Моцарта

Так звучит,

Что роднее ничто и нигде

Не ласкало, не будет

С тех самых пор как мамы

Колыбелька затихла

На веки

С тех пор как

Мир стих.

И здесь…

ВДРУГ

 

Удар

…Ношатырь…




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.