Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Но вначале слова был слог



Путешествие: «Спящий Катехон»

 

 

«Во сне мы встречаемся с совестью»Эрих Фромм

волны барханов - небесный песок,

стекает и сыпется с плеч

точь-в-точь на свои места,

величественны бока замолкнувших куполов,

одежда не мокнет,

вода запрещена

Зима.

На улице слишком мало собак

А еще говорят «как нерезаных»

Сосульки ломают свет фар

Ворожат Д.Т.П.

В овчинном снеге.

 

А мне-барану разбили лицо

Все верно, за дело разбили

Кончились деньги платить за метро

Справедливые бесы

На Курбан-байрам

Аварию заговорили

 

Иду, обтираю полом пальто

Мастерски размазанную

Личину

И, кажется, вот-вот вылезу из-под нее

 

Полечу-у-у

 

Проклятье!

Как все-таки больно!

 

Сопатку сломал, по ходу…

 

Шея порвана

Ну, и черт с ней!

Кажется, никто не умер

 

Впереди еще сорок дней

А в первОй мировой России

Постобщество храпов свистящих

И воздух пухнет от взвеси кладбищ…

… Колючками масок птиц

И детей

Но жизнь – толстая баба,

С размазанной рожей немного свежей

Весь мир, после

Катастрофы на трассе

Стал как сплошной гололед

Мой город-пруд времяннЫх мышечных спазмов

Растекся медузой

На горячем песке домов

И как потеющий от реанимаций

Старушечий желтый лоб

Универсум-предатель стал реальней

Чем мысли

И даже чем сумма этих всех страшных строк

 

 

А во второй России

Невежество фАворское Аввакум топчет Сибирь

Сибирь топчет авАкума

Какое красивое ЗРЕЛИЩЕ!

 

Домовый культ ретировал пред природой

В состязанье по истязанью людей

Колотый иней, синий холод

Пальто мановением мысли

Падает на пол

И вечернее перевертыши, на-падают

Чудеса чуд в скороварке

Тоска переходит в печаль,

Как в Клюева материнская тьма

Мысли плывут в раздумья.

 

О! Это февраль.

 

Одиноким сейчас одиноко…

Как бесам в подполье су-гробов

Они являют собою себя

Больше чем когда-либо…

И фАворский СВЕТ телевизора

Лишь внешняя тьма зрелищ-щА

 

А я… а что я?

Засыпаю

В без меня продрогшей постельке

На треснувшей маске снег

Просачивается меж век

И машет белым крылом

Вечер зимний,

Для ослепших людей вороной.

 

Еще зима

Но уже и не дом.

«Явью безбольною стало пророчество

Просинь небес, и снега за окном.

В хижине тихо. Покой, одиночество
Веют нагорным, свежительным сном.»

В. Клюев.

Отражаю тот самый свет

Что-то еще различаю.

Сон вижу…

Взаимно

Стоит лестнИца гнилая

И путь, ясно, один

И цвет мой - черно сиянье

И дым качает кадило вверх

Где кипящая туч бравада

Жидкий томный и массовый

Кислород убегает рывками

Я лезу

И Ба-алки ломаются

Под каждым шагом

Тяжких ступней

Лишь руки

Двумя фалангами

Держат торс

Пока

Еще есть дышать

И уже

Негде смотреть

 

Суд-ки

Полуночь-полудень

 

 

Неделя, Weekend, Воскресенье

Седмица, выходные, Пьянь

Я проснулся, сварил себе кофе

Убежал покурить… и он убежал

 

Сижу в халате, припоминаю

Что снилось, что делать имел

И только фанги пальцев

Трясутся

Бобовый напиток белУю скатерку

Чернит

 

Но вот, позвонил телефон

И трубку сняла рука

«Ты не видел том Розанова?»

Голос… Зазноба… бывшая…

Уже успевшая Задолбать

 

«Нет я не видел.

Удел твой - пространство

Оставь мое время - мне»

Рука нажимает на кнопку

Как обычно - я отшутился.

Ом-мане-падмЕ

Ом-мане-падмЕ

 

Пора идти на работу

Копошась в кишечной мове

Метро, обувь, улыбки стерты

Как песчинки

Друг друга

Шинели людей обтачивают

В толпе

 

Сижу в коробке, не вякаю,

я – крылатый спрут серых мыслей

Блистая жирком биосфер

Облекаюсь в покой, как в Израиле свиньи

Смотрю из окна

Будто дырки во вретище

На узор городских микросхем

 

Мне заняться, в общем, и нечем-то

Одна рука не знает второй

Я сочиняю стишия,

И бьюсь о них серым лбом

 

Что сетовать толку на прошлое?

Его японским журАвлем не смять

Самым нужным орудьем войны

Всегда был и пребудет флаг

Верно, он-то и был в начале

Знать-ничто не остается в конце

Мир, как всегда, едет дальше

Светясь свистает шоссе.

Точит время зазубренный зуб

На последний свободный острог

Скоро уснут и сны

Но вначале слова был слог




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.