Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Часть четвёртая. Как всё закончилось



Так закончился второй день. Точнее, он закончился бы, если бы Мишка смог уснуть сразу же, коснувшись головой подушки. Но сон не шёл, Мишка весь извертелся, он пробовал закрывать глаза и лежать в одной позе, считал слоников, которые все, как один показывали ему хоботами «фак» и ехидно ухмылялись, потом попробовал перейти на овечек, но те вообще развернулись к несчастному страдальцу пушистыми кудрявыми задницами, на которых почему-то были написаны буквы, складывающиеся в слова: «Миша, ты баран!»… Короче, Мишку одолели бессонница и тоска. Такая тоска, что хоть волком вой. А потом зверски захотелось курить.
Курил Мишка обычно редко и по пьянке, поэтому с собой сигарет у него не было. Пошуровав в разных местах Серёжкиной квартиры, он тоже не нашёл ничего. Сам Серёжка не курил, но Мишка надеялся, что найдёт собственные сигареты, забытые у него. Увы, но сигарет не обнаружилось. А курить хотелось до звёздочек в глазах.
Мишка глянул на часы. Три часа ночи. Стучаться к соседям и просить сигаретку – не вариант, точно. Хорошо ещё, если по морде не накостыляют, а просто обматерят. Но что ж делать-то…
И тут Мишка вспомнил, что в соседнем доме видел маленький магазинчик с надписью «24 часа», а для особо непонятливых внизу красовалась приписка: «Таргуим круглосуточна». Похоже, точку держали гордые сыны Кавказа. Хотя… С нынешним ЕГЭ и русские выпускники свой родной язык знают не лучше.
Но курить хотелось всё сильнее, а выбирать было не из чего. И Мишка торопливо оделся, взял со стола многострадальную пятитысячную бумажку и осторожненько стал спускаться по лестнице. Вокруг было тихо, а на улице стояла самая настоящая лунная ночь. И ни души. Ни звука. Словно весь мир вокруг в одночасье вымер. Мишку взяла невольная оторопь, но желание курить победило всё и он, крадучись, короткими перебежками стал перемещаться к соседнему дому и, завернув за угол, увидел заветную дверь. Магазин был открыт.
Мишка торопливо, не веря своей удаче рванул к двери и открыл её, оказавшись в крошечном помещении, где одновременно могло находиться не более двух покупателей. Колокольчик над дверью звякнул, и откуда-то из подсобки появился здоровенный мужик, чья внешность не оставляла никаких сомнений в том, что насчёт гордых сынов Кавказа Мишка не ошибся ни капельки. Мужик сурово сдвинул брови и посмотрел на Мишку так, что его душа провалилась куда-то в район пяток. А джигит сурово выдавил:
- Ходы отсюда, малчик. Расул детям и в долг не наливает.
- Но мне не надо… это… наливать, - промямлил Мишка. – Мне покурить бы. И деньги у меня есть.
Джигит, то есть Расул, явственно подобрел:
- Курить? Деньги есть? Это можна, это многа. Выбирай.
Мишка пробежался взглядом по витрине и обнаружил, что в магазинчике помимо сигарет, чипсов и пива в отдельном запертом холодильнике имеется ещё хлебушек, маслице, колбаска, а так же приснопамятные пельмешки «Умелый повар» и кетчуп. Пошарив взглядом по полкам, Мишка обнаружил кое-что ещё из съестного и стал перечислять нужное. Расул только хмыкал, сметая покупки в большой пакет. Закончил перечисление Мишка пачкой сигарет «Кент» и зажигалкой. Расул протянул Мишке пакет, потыкал пальцами в калькулятор и заявил:
- Одына тысяча сто тридцат рублей. Ночной тариф.
Вероятно, сумма была непомерной, но Мишке сейчас было не до этого. Во-первых, Мишка был рад, что купил сигарет. Во-вторых, не придётся сидеть голодом последние сутки. В-третьих, и Степана можно будет чем-нибудь угостить, если он с утра зайдёт. Да и Серёжка, наверное, есть захочет, когда расколдуется… если… если расколдуется… а вдруг фея обманула?
За всеми этими переживаниями, Мишка не сразу понял, что говорит ему Расул:
- Мелче давай, говорю… сдача нет.
- А? – затряс головой Мишка.
- Нету сдача, - терпеливо повторил Расул.
- А у меня нету… мельче, - расстроенно сказал Мишка и, поставив пакет на прилавок, стал выкладывать покупки.
- Эй, ты чего? – удивился джигит. – Бери всё, завтра разменяешь и отдашь. Не мне, так сменщику моему.
- Так вы же… это… в долг не даёте? – удивился Мишка.
- Я в долг нэ наливаю, - отозвался Расул. – А ты малчик хороший – придёшь завтра и отдашь.
- Нет, - сказал Мишка. – Завтра я, наверное не смогу. Давайте так, вы деньги возьмите, а я потом к вам приходить буду, пока все пять тысяч не выберу.
- Эй, зачем? В болшой магазин дешевле, - удивился Расул.
- Не знаю, - сказал Мишка, - мне кажется, что человек вы хороший.
- Да, - растрогался Расул, - я хороший… Иди домой, малчик, а то неспокойно тут. Заходы, когда сможешь, всё тебе будет.
Мишка распрощался с продавцом и вышел из магазинчика. В ушах у него ещё звучали слова Расула: «Неспокойно тут…», и впечатлительный парень окинул окружающую действительность новым взглядом. Тишина тут же показалась зловещей, свет луны – угрожающим, а тёмные подъезды домов – полными жутких чудовищ. Но Мишка героически преодолел непонятный приступ паники и шагнул с крыльца.
Не успел он и пяти шагов пройти, как рядом с ним материализовались три плотные бритоголовые фигуры. Мишка с удивлением оглядел трёх парней, которых можно было бы поместить в музее с табличкой «Скинхеды классические», и понял, что опять нашёл на свою пятую точку приключения.
Он попробовал отступить, но один из троих властно сказал:
- В глаза смотри, жертва!
Мишка и посмотрел. На своё несчастье. Глаза у скинхеда оказались жуткими, с вертикальным зрачком и алой радужкой, и Мишке только одного взгляда, брошенного в них, хватило, чтобы его словно парализовало – он не мог ни двинуться, ни пискнуть. Троица злобно заулыбалась:
- Вот и он – наш поздний ужин, - хмыкнул первый.
- Или ранний завтрак, - угодливо захихикал второй.
- Хрен ли мы тут кандибоберы разводим? – поинтересовался третий. – Я жрать хочу!
И он открыл рот, а Мишка с ужасом узрел, как изо рта скинхеда появляются здоровенные белоснежные клыки. «Вампиры! – обожгло сознание немыслимым ужасом. – Фея! Фея! Помоги! Меня сейчас съедят!»
Но вредная фея, которая раньше встревала, когда её не просили, тут замолчала намертво – словно и не было её. А троица, отрастив клыки, начала надвигаться на Мишку. Двигаться он по-прежнему не мог, но тут первый сказал:
- Погодите, вон у него какая вещица интересная. Возьму-ка я её себе.
- А почему ты? – скандально заявил третий.
- Потому что я его зачаровал, - твёрдо сказал первый. – А серёжка-то непростая, чую. Так что я её заберу.
- С трупа снимешь, - сказал третий. – Жрать хочу.
- Фу, как некультурно, - поморщился второй. – С трупа…
- Вот именно, - сказал первый. – А жрать ты всегда хочешь. Так что потерпишь.
И потянулся ручонками к серёжке… К Серёжке… гад…
Едва только Мишка подумал о том, опасность угрожает серёжке, странное оцепенение спало, и он, извернувшись, от души врезал вампиру по яйцам. Тот взвыл, на этот вой на крыльцо магазинчика вылетел Расул, и, завидев Мишку, окружённого врагами, закричал:
- А ну пошли прочь, дети шакала и дохлой ослицы! Распустились совсем!
Вампиры дружно рыкнули, но тут в руках Расула возник сгусток багрового огня, и он рявкнул:
- Оставьте парня! Уйдите с миром! А то испепелю!
- Ты спятил, джинн! – возмутился первый. – Ты что, человека защищаешь? Против своих идёшь?
- Какие вы мне свои? – не менее грозно рявкнул Расул. – Я дух огня, а вы – ночные убийцы! Пошли вон!
Скины-вампиры что-то злобно прошипели, но, тем не менее, исчезли со скоростью звука. А Расул, выхватив у ошарашенного Мишки пакет, заявил:
- Пошли, провожу. Я же говорил – неспокойно тут. Показывай, где живёшь.
Мишка поплёлся домой, Расул шёл следом и ворчал:
- Ай, глупый малчик. Разве ж можно вампирам в глаза смотреть? Выпьют моментом и фамилии не спросят.
Мишка молчал, поскольку слова Расула были абсолютно справедливыми.
Дойдя до дома, он забрал у Расула пакет, поблагодарил и спросил:
- А скажите, вы что, правда – джинн?
- Ай, - отмахнулся Расул, - джинн, не джинн, какой разница? Товар у меня хороший, заходи, не бойся.
А потом добавил:
- Домой ступай. Ты скоро новость узнаешь.
И, повернувшись, превратился в маленькую светящуюся точку, которая медленно поплыла над землёй обратно к магазину.
Мишка благополучно вернулся в квартиру, поставил чайник, благо теперь было с чем чаю попить, и закурил. Удивляться он уже просто не мог, заснуть тоже. Осталось ждать загадочной новости. Правда, когда Мишка докурил сигарету и выпил чаю, его всё-таки сморило. Прямо на кухне, за столом.
Разбудил его водник, деликатно потеребив за штанину джинсов. Мишка, когда открыл глаза, даже не сразу понял, где он, и что делает, но вид водника, который деловито варил пельмени, быстренько прояснил его сознание.
- Доброе утречко! – сказал Степан. – Я тут завтрак нам варганю! Молодец, что кетчуп не забыл, с ним пельмешки ещё лучше идут.
Мишка вздохнул, сходил в ванную и кое-как привёл себя в порядок. А потом, когда вернулся, его уже ожидала тарелка с пельменями, политыми кетчупом, чай и бутерброды. Водник уже начал завтракать, не дожидаясь Мишку, и выглядел он при этом таким счастливым, что оторвать его от любимых пельмешек мог только последний садист. Так что Мишка тоже съел всё, что положили, попутно отметив, что с кетчупом, и правда, лучше, и только потом спросил:
- Степан…
- Аиньки? – отозвался водник.
- Вы с Бабой… ну с ней… говорили?
- Агась, - безмятежно отозвался водник, - говорил я с Бабой-Кандыбой.
- И? – не выдержал Мишка. – Что она говорит?
- А ничего хорошего, - безмятежно отозвался Степан. – Кинет тебя твоя феечка. Не вернётся Серёжка.
- Как это… - похолодел Мишка. – Как это не вернётся?
- Ей знаешь как от начальства влетело за самоуправство? – спросил водник. – Выговор влепили. С занесением. И велели заклинание обратного превращения не применять. Дескать, человек так и так умереть хотел. Вот и пусть всё так и остаётся. Захотел, чтобы его не было – и его не стало. Всё.
- Но… - прошептал Мишка. – Но это же я виноват… Это из-за меня…
- И что? – безжалостно сказал водник, - В другой раз умнее будешь. Ты ещё молодой, встретишь другого парня, с ним будешь в любовь играть.
- Но я не хочу другого, - прошептал Мишка. – Я хочу Серёжку спасти. Скажите, неужели ничего нельзя сделать… Ну, пожалуйста…
- Отчего ж нельзя, милок, - раздался из угла ехидный старушечий голос. – Очень даже можно.
И прямо из стены в кухню шагнула тётя Люба.
- Тётя Люба? – завис Мишка. – Вы?
- Кому тётя Люба, - отозвалась вредная пенсионерка, - а кому и Баба-Кандыба. Можно, говорю, дружка твоего вернуть. Только тебе этот способ очень не понравится.
Мишка торопливо вскочил, предложил тёте Любе сесть и налил ей, достав купленный вчера пакет с пряниками. Та от чаю не отказалась и заметила:
- Вижу я, что проникся ты…
Мишка закивал головой, всем своим видом показывая - ещё как проникся!
Тётя Люба, то есть Баба-Кандыба, с достоинством выкушала чашку чаю, съела полпакета пряников и заявила:
- Есть способ. Только не понравится он тебе.
- Да что за способ-то? – не выдержал Мишка. – Что значит – не понравится?
- А в рабство к феям пойдёшь? На сто лет? Тогда они Серёжку отпустят, да ещё и счастья ему отсыплют. На всю жизнь хватит.
- И он проживёт свою жизнь без меня? – тихо спросил Мишка. – А я буду рабом сто лет, а потом умру?
- Что-то типа того, - безмятежно ответила Баба-Кандыба.
- Да зачем я феям? – удивился Мишка.
- А у них всякие потребности имеются, - безжалостно продолжила Баба-Кандыба. – Не боись, к чему-нибудь да приспособят.
Мишка, чьё лицо залилось краской при слове «потребности», глухо пробормотал:
- Но я же… Большой…
- Ерунда, – отмахнулась Баба-Кандыба, - к ним попадёшь - такого же роста станешь. И стареть за эти сто лет не будешь.
Мишка опустил голову и задумался. Становиться рабом фей категорически не хотелось, мало ли, что этим крылатым извращенкам в голову взбредёт. Но мысль о том, что ночью закончатся трое суток, и Серёжка уйдёт окончательно и уже навсегда, стала непереносимой.
- Я согласен, - тихо сказал Мишка. – Пусть только Серёжка живёт.
- Повтори! – сказала Баба-Кандыба. – Два раза повтори! Иначе твоё согласие будет недействительно.
- Я согласен. Согласен, - тихо повторил Мишка. И в тот же самый момент что-то треснуло, сверкнуло, мочку уха, в которой была серёжка, пронзила острая боль… И серёжка исчезла. Мишка с воплем схватился за ухо:
- Серёжка где?
- В комнате посмотри, - хмыкнула Баба-Кандыба.
Мишка бросился в комнату и увидел на тахте мирно спящего Серёжку. Не веря своим глазам, Мишка приблизился к нему и дотронулся до щеки. Серёжка что-то сонно пробормотал и повернулся на бок. Живой. Всё в порядке.
Неожиданно в комнате возникло радужное сияние, и материализовалась уже знакомая Мишке фея, выглядевшая, на сей раз, вполне адекватной и весьма суровой.
- Вы за мной? – тихо спросил Мишка, ещё раз глянул на спящего Серёжку - такого родного, такого… любимого. Вот и всё.
Фея неожиданно рассмеялась:
- Глупый-глупый человеческий мальчик! Ну, зачем нам рабы, да ещё твоей расы? Ведь у нас есть магия. Нет, я не за тобой. Просто твой Серёжка так страдал из-за тебя, что я решила тебя проучить. А все остальные мне просто подыграли. Но ты оказался хорошим мальчиком, вот я и решила снять заклятье немного раньше, чем намеревалась.
Мишка обалдело захлопал глазами. Так значит, всё, что с ним произошло, было не больше чем шуткой? Розыгрышем?
- Да нет, - улыбнулась фея. – Это был воспитательный процесс.
Мишка попробовал разозлиться на фею и всех остальных. Не получилось. И он спросил:
- А что теперь? Я всё забуду?
Фея снова рассмеялась:
- Зачем? Забудешь всех нас – забудешь и свой урок. А так – тебе всё равно никто не поверит. Ну скажи сам – кто поверит в запойного лешего, вампиров-скинхедов, продавца-джинна или обычную пенсионерку, которая на самом деле командует всей окрестной нечистью?
Мишка медленно покачал головой. Конечно, никто.
- Совет да любовь! – сказала ласково фея и медленно растаяла в воздухе. Мишка заглянул на кухню – там тоже никого не было, и даже посуда была вымыта. Пожав плечами, Мишка вернулся в комнату и прилёг на тахту рядом с Серёжкой. Тот снова повернулся и обхватил Мишку руками, продолжая дышать глубоко и ровно. Мишка обнял Серёжку в ответ, закрыл глаза… и заснул.
Разбудило его настойчивое толкание в бок и тихое бурчание:
- Миш… ну, Миш…
Миша открыл глаза, увидел лицо Серёжки и улыбнулся:
- Знаешь, а я из дома ушёл. Не выгонишь?
Серёжка тут же замотал головой:
- Нет, конечно, нет.
- А ещё у меня денег больше нету. Отец обозлился и все карты заблокировал. Так что, мне придётся работу искать.
- Найдём, - закивал Серёжка. – Ты ведь такой умный… И ещё… Ты ведь для нас это купил?
- Что? – удивился Мишка.
Серёжка быстро сгрёб со стола какие-то две коробочки и показал Мишке. Тот взглянул и вздрогнул: в каждой из коробочек было по серёжке – затейливой, серебряной, с голубым камушком. Ничего не кончилось?
«Просто напоминание…» - прошелестел в голове голос феи. Мишка улыбнулся и сказал:
- Да, для нас. Знаешь, Серёжа, я всё понял и осознал. Я тебя люблю.
- Правда? – выдохнул Серёжка.
- Правда, - ответил Мишка. – Никаких больше загулов. Хватит, нагулялся.
Серёжка радостно пискнул и полез целоваться. И не только…


Три месяца спустя.

В подсобке магазина «Двадцать четыре часа» сидели несколько странных личностей, которых вовек не увидишь вместе в реальной жизни. Молодой человек явно кавказской наружности, три бритоголовых качка-скинхеда, очень милая бабуля-пенсионерка, лохматый гражданин здоровенного роста и бомжеватого вида, от которого несло перегаром… Последним был маленький голый мужичок с чёрно-бело-рыжими волосами в полосатом колпачке.
Вся компания мирно распивала чай с конфетами и пряниками, правда бритоголовые всё больше налегали на томатный сок. Наконец бабушка-пенсионерка спросила:
- Как там наши голубки, Стёпушка?
- Да хорошо у них всё. Учатся, работают. Мишка налево не бегает, любит Серёжку. А Серёжка любит его. Так что эксперимент по пробуждению совести, считай, удался.
- Это хорошо, - степенно произнесла старуха. – Переходим на вторую ступень. Васенька-то уже новую конопельку вырастил?
- Вырастил, - прогудел здоровенный мужик. – Я помог.
- Вот и хорошо. Проследи, Расул, чтобы пыльца зря не пропала.
- Канэшна, - ответил молодой человек кавказской наружности. А затем вся компания стала оживлённо, но очень тихо что-то обсуждать. Так, что разобрать их слова не было никакой возможности.
***
Фей Миракль зверски проголодался, выполняя поручения своей недавно назначенной в отдел ГУФД начальницы Кармиллы. Работы было много, отдыха ему в ближайшем будущем не светило, так что не перекусить он не мог. Тоскливым взглядом обшарив окна, он разглядел в одном из них открытую форточку, а на подоконнике – горшок со странным цветущим растением - с острыми разрезными листочками и крошечными соцветиями. Миракль радостно затрепетал радужными крылышками – а жизнь-то налаживается!




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.