Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Воздействие за счет обусловливания и угашения



 

Условные и безусловные рефлексы могут быть изменены с помощью переобусловливания. В случае безусловного рефлекса это может произойти (редкий случай!) за счет приобретения несовместимого позитивного или аверсивного рефлекса, в случае условного рефлекса — за счет угашения, будь то или в воображении (принцип функционального сходства воображения и восприятия), или в реальности. Так как чистый рефлекс (какого бы вида он ни был) в эмоциональной сфере у человека вряд ли может возникнуть изолированно (возможно, разве что у младенцев), поскольку всегда имеет место комплексное взаимодействие с когнитивными процессами, суггестиями и т. д., то применяемые методики переобусловливания интерпретировать сложнее, чем принято считать. Наиболее близка по своему духу к таким методам систематическая десенсибилизация (Wolpe, 1958), которая представляет собой мероприятия по релаксации, во время которой пациент представляет себе вызывающие страх раздражители. С точки зрения теории научения это лучше всего интерпретируется или как угашение и генерализация угашения при оптимизированных условиях, или как реципрокное торможение (в понимании Вольпе), или как переобусловливание (реакции релаксации замещают реакции тревоги). На самом деле механизм воздействия до сих пор неизвестен, так как речь может идти также и о тренинге имплицитного преодоления, или о когнитивном переструктурировании в процессе терапевтической беседы (клиент узнает, например, что у многих людей есть похожие проблемы, что он не сумасшедший, что психотерапевт относится к нему с уважением, несмотря на наличие у него проблем).

Таким образом, становится ясно, что даже узко специфичные техники интервенции могут влиять на различные процессы. Это справедливо mutatis mutandis также и для других методик переобусловливания, так называемого «наводнения» (flooding), при котором клиенты в течение длительного времени (чаще всего до двух часов подряд) неоднократно подвергаются воздействию вызывающих тревогу стимулов (Marks, 1969). Так, например, было установлено (van Hout, Emmelkamp & Scholing; 1994), что при экспозиционной терапии панических расстройств с агорафобией количество негативных высказываний о самом себе является лучшим предиктором терапевтического успеха. Поэтому данные авторы предлагают не заканчивать терапию в тот момент, когда ослабнет субъективное и физиологическое возбуждение, а продолжать до тех пор, пока не исчезнут негативные высказывания о себе.

При исследовании нейрофизиологических основ тревоги Ле Ду (LeDoux) пришел к выводу, что амигдала в лимбической системе играет основную роль. Ее влияние возможно непосредственно через таламус или таламокортикальный тракт. «The thalamic pathway is sufficient for the rapid triggering of emotion by simple stimulus features (as in simple conditioning), whereas the cortical pathway appears to be needed for emotional reactions coupled to perceptually complex stimulus objects (as in differential conditioning)» («Таламусный тракт пригоден для быстрого вызова эмоции с помощью простого вида стимула (как при простом обусловливании), тогда как тракт коры головного мозга оказывается необходимым для эмоциональных реакций, связанных с восприятием сложных стимулирующих объектов (как при дифференциальном обусловливании)») (1995, Р. 213). Кроме того, эмоциональные реакции могут возникать и без участия когнитивных систем; так, например, очень ранняя травма не сохраняется в декларативной, сознательной памяти, так как ко времени ее возникновения необходимые для нее структуры гипоталамуса еще не развились. Из этого следует, как показал Пекрун (см. главу 30.2), что в таких случаях терапия, восстанавливающая воспоминания, вероятно, мало эффективна. Эмоциональные воспоминания, опосредованные амигдалой, тоже неустранимы, их можно только кортикально затормозить. Он делает вывод: «The role of therapy may be to allow the cortex to establish more effective and efficient links with the amygdala» («Роль терапии заключается, возможно, в том, чтобы позволить коре устанавливать более эффективные связи с амигдалой») (указ. источ. Р. 229). Вопрос в том, как это сделать. Показания к терапии остаются не ясными. Так, например, очень высоких результатов при лечении булимии и агорафобии позволяет достичь простой метод «наводнения», хотя эти расстройства возникают в довольно поздний период жизни и находятся под сильным влиянием когнитивных процессов (Jansen, Broekmate & Heymans, 1992; Emmelkamp, 1994).

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.