Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Лицемерное спокойствие



Запись из дневника:

«Удивительный день. Так неприятно осознавать, что ты гей, и я понял это из-за Рона. Я - ГЕЙ!!! Повеситься хочется. Ладно, гей – не гей, пофиг. Все равно Широ меня раком поставит, хочу я этого или нет».

Широ и Рон разговаривали у окна о чем-то, что не было предназначено для ушей Рико, а потому раб решил засесть за ролевые. Он не знал, сколько времени проиграл, но, сняв наушники, понял, что в квартире на удивление тихо. В гостиной никого не было и на кухне тоже, а вот в зале, сидя у открытого окна, курил Широ.

- Где Рон?
- В душе, вроде. Скажи, ты хочешь переспать с ним? Покраснел… Хе-хе… Ладно, знаю, что хочешь. Все хотят его в постель затащить, даже я.
- Так что же не затащишь сам?
- Он мой брат, а, если мы переспим, станет моим любовником – это очень накладно. А что я, собственно, спрашивал: если хочешь – дерзай, я не буду против, но у меня есть условие.
- Какое? – насторожился Рико.
- Я буду присутствовать. Рон не против, а у тебя нет выбора - тут я диктую правила игры.
- Тогда отказываюсь.
- Поздно, ты уже согласился, - самодовольно заявил Широ.
- Да вы все тут извращенцы!

Рико был в ярости, он не мог принять то, что им вот так легко распоряжаются. Конечно, он раб, но заставить его заниматься приятными вещами... Парень слегка запутался: злиться ли ему на Широ или благодарить за разрешение? Впрочем, он сам себе сказал, что Широ не заслуживает ничего, потому что он силой его принуждает ко всему.

Широ еще какое-то время смеялся, но, вдруг, внезапно прекратил, посмотрел на улицу и закурил. Рико постоял рядом и решил продолжить игру. В коридоре он встретил Рона в полотенце и с хищной улыбкой на лице. Тот подошел к парню и обнял его:
- Ты хочешь меня?

Рико показалось, что он попал в порно-фильм, но затем скользнула мысль, что его разыгрывают. Не мог просто так Рон желать близости с ним, и не мог Широ просто хотеть, чтобы его брат отдался его же рабу. Однако, реальность становилась все более и более странной. Рон начал нежно целовать шею Рико и покусывать ее. От этого возбуждение начало расти в парне.

- Вы меня не разыгрывайте?
- Просто я хочу секса… и у меня есть на это причины. У меня есть любовник, и мне жутко хочеться ему изменить. Объяснить еще точнее у меня не получится. Но, просто поверь, это не игра. Я всего лишь хочу кое-что понять, а для этого мне нужен ты.
- Ничего не понимаю.
- И не надо. От тебя требуется только получать удовольствие, а вот почему нии-сан хочет за нами наблюдать - сам не понимаю. Но пускай, я его не стесняюсь, а с тобой он уже спал, потому у тебя тоже нет повода для неловкости.

Рико вздохнул и решил поддаться течению. Жить по течению просто. Он прижал к себе парня и начал двигаться с ним в сторону спальни. Рон взял его за руку и направился к кровати, в комнату зашел Широ и закрыл дверь, задернул шторы. В комнате полумрак. Широ сел за компьютерное кресло и устремил свой взгляд на пару.

Раб чувствовал себя неуверенно, ему следовало взять инициативу на себя, но, пока он пытался понять, как же ему поступить, Рон уже начал действовать. Он расстегнул джинсы парня и рукой проник под белье.
- Ах, ах! – все, на что был способен в этот момент Рико, но, собравшись, он мягко оттолкнул от себя Рона и разделся. А потом лег сверху на него и поцеловал.
- У тебя ведь не было с парнем? Ты даже держишь меня как девчонку.
Широ не смог сдержать смех, Рико же, оглянувшись, ужаснулся, только сейчас вспомнив, что они не одни. Рон взял с тумбочки презерватив, открыл его и взял в рот, а затем наклонился к паху Рико и надел его ртом, что очень сильно удивило парня, но принесло приятные ощущения. Рон выдавил немного смазки на руку и легким движением руки нанес ее на член партнера, Рико был просто потрясен: еще ничего не началось, а он уже испытывал экстаз. Когда с приготовлениями было законченно, Рон лег на спину и раздвинул ноги. Рико склонился над ним и попытался войти.
- Осторожней! Еще раз говорю, я не девчонка, и это не вагина! Будь осторожней. Медленнее.

В очередной раз в комнате раздался оглушительный смех Широ, но теперь он смеялся над братом, за что в него прилетела подушка, вызвавшая лишь вторую бурю веселья.
- Все, хорошо, не буду больше, - пообещал Широ, держась за живот.

Парни перевели взгляд с Широ на друг друга, и Рико решил продолжить. Он медленно входил в Рона, а тот, в свою очередь, уже начал крайне сексуально постанывать. Эмоции опьяняли обоих. Секс был похож на любовь, но любовь к пьянству, нежели вкусу. Они занимались любовью не ради любви, а ради удовольствия от любви, ради чувства, которого сейчас не существует. Широ это видел и впитывал их настроение. В комнате была особая атмосфера. Рико сидел, поджав ноги и держа одной рукой хрупкое тело своего любовника, другой же - опирался, чтобы держать равновесие. Рон лежал, поддерживаемый рукой любовника, и двигался, задавая темп. Но все приходит к концу. С легким вздохом Рон прижался к Рико. Они остановились и так провели еще какое-то время.

Широ подошел к ним, Рон упал на кровать и тяжело дышал, а Рико думал, что это, пожалуй, лучшее, что с ним было. Широ слегка прикоснулся к своему рабу и положил его на спину, а он был не против, возможно, даже хотел этого. Широ на удивление легко вошел в расслабленного Рико, парню было немного больно, но удовольствие наполняло его до краев.
«Это лучшая ночь, они оба такие… Братья все же... не думаю, что есть любовники лучше их».
Широ слился в единое целое с телом Рико и любил его так же, как недавно тот его брата. Рон смотрел на это, и, когда Широ и Рико одновременно кончили, он будто бы провалился в себя - наблюдая за оргазмом брата, он сам испытал психологический оргазм. Он лежал на кровати и ворочался от удовольствия.

Даже через полчаса их эйфория не закончилась, все трое, нагие, лежали на большой кровати, курили кальян и ни о чем не думали. Рико смотрел на свою руку, где неизменно находились кожаные кандалы и думал, что не все так плохо. У него хорошая жизнь - да, в клетке, но в золотой. Он посмотрел на братьев: Рон положил голову на грудь брата - не по-братски они лежали…

«А они любят друг друга. Интересно, насколько это тяжело, знать, что твоя любовь всегда рядом и недоступна? Но не думаю, что они не вместе из-за моральных норм: они геи, которые могут спать почти с любым, один содержит дома раба, а другой, как я понял, изменяет своему любовнику. Сам говорил, что потаскуха. В общем, забавная семья. И не думаю, что их пугает инцест, тут что-то другое…»

Рико, пока думал о них, вспомнил, что хотел увидеть обнаженное тело Широ. И вот, он тут лежит, правда, Рон и полумрак мешали рассмотреть его, но были видны перевязки на руках, шрамы на теле, как будто от ножа, и свежие царапины, но ничего серьезного. Или же он чего-то не видит... если только синяки, но он же боксер, точнее… он не боксер, а кто-то другой. Рико выбросил это из головы и запустил приятный дым себе в легкие. Хорошая ночь.

Дым их одурманил и усыпил. Тихое спокойствие накрыло их, и только в ночи Широ открывал глаза в холодном поту, а Рон прижимался к нему и тихо плакал без слез, потому что «любовь» стала для него адом, хоть внешне он и казался счастливым и всеми любимым. Два одиноких человека, единственные, кто может спасти друг друга от бездны отчаянья, сами являются невольниками судьбы. И только тихое мирное посапывание Рико делает эту прекрасную ночь не такой лицемерной.

***

 

Йоширо проснулся в объятиях Масао. Его хозяин еще спал. Он аккуратно выпутался из его рук и на носочках вышел из комнаты. Он хотел почувствовать ночной воздух. На первом этаже он открыл окно. Можно было спрыгнуть на землю и сбежать, но что-то держало Йоширо. Он не мог понять, что, возможно не верил в такой шанс. И правильно делал. Послышались совсем рядом шаги Масао, одетого в халат.

- Сбежать хотел? – спросил он сонно мягким голосом. - Выйдем на улицу, мне покурить хочется. Да не бойся. Я не выспался, чтобы что-то сейчас с тобой делать, а утром напомни мне, хорошо?

Йоширо прижался к окну, Масао подошел к нему, взял одной рукой за шею и начал душить. На его лице не было никаких эмоций, кроме спокойствия. Ему нравился страх, который исходил от мальчика. Когда через полминуты безсмысленных брыканий раба Масао отпустил его, Йоши упал на колени, а потом встал с желанием ударить Масао, но тот перехватил его руку и несильно ударил в живот, отбросил его. Йоширо снова встал и попытался ударить, на что получил ногой по коленке. Упал. И снова встал. И очередная попытка. Очередное падение. И он снова встал.
- Ты уверен, что не мазохист? Я не люблю мазохистов - с ними скучно.
- Я тебя ненавижу.
- А я ненавижу очень многих людей, но даже я не могу ничего с этим поделать. Отец не разрешает убивать, да и у Кэндзи долго прощения просить, хоть он никуда не денется. Моя сука, хоть и мы не спим вместе, но это дело времени. А пока время не настало, я поразвлекаюсь с тобой.

Масао взял Йо за волосы и потащил на улицу так, что тому пришлось ползти на коленях. Они вышли на улицу. Мао отпустил его и закурил. Он хотел придумать для него необычное наказание и в голову кое-что пришло. Пока Йоширо сидел на траве и смотрел на звезды, Масао быстро сходил в коридор и достал из тумбочки случайно завалявшийся там фаллоимитатор. Он кинул его Йоши и сказал:
- Трахай себя сам. Вот, лови смазку, чтобы проще было. Ты глухой? Слышал приказ? Выполняй, иначе изобью и изнасилую так, что надолго запомнишь.

Йоши трясло. Он не знал, что ему делать, одно было понятно: приказ выполнить придется. Йоширо посмотрел на игрушку, не в силах представить, как запихнет ее в себя. Дрожащими руками он нанес смазку и попытался сесть на нее, но не получилось - не проходила.
- Ты пальчиками себя. У тебя еще узенькая дырочка.
Йо пытался не думать, просто забыть о том, что он делает. Он встал на колени и попытался просунуть в себя пальчик. Чувство было ужасным.
- Ей, повернись ко мне, чтобы я видел тебя во всех ракурсах!
Масао было интересно смотреть на лицо, полное стыда. Йоши пытался сдерживать слезы, он не хотел признавать, что ему это нравилось, но это было так. Йо вводил в себя пальцы и плакал от осознания того, что потерял последнее достоинство. Он стал рабом, он не может отказать Масао, он его слишком боится, этот человек имеет над ним власть. Йоширо пытался не думать об удовольствии, а просто делать, но невозможно было абстрагироваться от этого.
- Пожалуй, можно и за основное блюдо.
Йоши взял фаллос, поставил его на землю и, придерживая руками, попытался сесть на него. Было ужасно больно, но только первые минуты, а потом боль начала сменяться удовольствием, что для Йо было еще хуже. Он снова принял собачью позу и стал слегка двигать в себе фаллос, только слегка, но Масао приказал вытаскивать его почти на полную и резко вводить. Мальчик попробовал так сделать, но было слишком больно. Йоширо не мог это делать. Масао подошел к нему и ногой ударил по спине, заставив впечататься мальчика в землю, Оониси наступил на голову парня и стал втаптывать его в землю. Йоши повезло, что Масао был босым, иначе бы от его лица бы ничего не осталось.
- Простите, хозяин. Простите, я все сделаю.
- Так делай, сучка.

Йоши хотел, но не мог снова ввести его в себя, потому что уже был напряжен. Масао вздохнул, подошел к Йо, взял его руку, поднял ее и в области рядом с подмышками потушил сигарету об руку. Йоши закричал и вырвался из его рук. Масао улыбнулся, подошел к беззащитному мальчику и поцеловал его в губы.
- Хорошо, пойдем спать. Только нужно пластырь наложить.

Йоширо был удивлен. Он ожидал большего наказания, но Масао снисходительно улыбнулся и аккуратно обработал рану. Йо посмотрел на него и видел того Мао, который был ему другом, но это просто уставший сонный Масао, которому не хочется на данный момент заниматься сексом, а его улыбка полна лжи. Йоши хотел все это остановить, но умирать ему пока не хотелось. Жить и только жить, а Масао, возможно, думал Йоши, просто пытается таким образом самореализоваться, а в глубине души он - одинокий человек, ищущий ласки. Но так думал только Йоши...

Платье

Масао сидел на крыльце дома Куроки и курил. Он знал, что Кэндзи сейчас на пробежке, так как кроссовок не было на привычном месте, но его больше беспокоило то, куда он запрятал Алекса. Пока Масао ждал своего друга, к Кэндзи наведался еще один гость.

- Широ? Вали отсюда! Я тебе говорил, чтобы ты держался подальше от Кэндзи.
- У меня есть дело к Куроки-сану, но, раз он занят, я зайду в другой раз, - максимально выдержано отреагировал Широ. Он чувствовал полный ненависти взгляд Масао, но связываться с Оониси не стоило. Пусть он думает, что ему позволено все, даже запрещать друзьям видеться, только потому что он считает свободного Кэндзи своей собственностью, но, если сопротивляться этому, кто знает, на что способен Оониси Масао на самом деле.

Широ отошел от поместья Куроки, пнул землю ногой.
«Почему все принадлежит таким как он? И как Куроки с ним справляется? Голову бы свернул».
Широ улыбнулся, когда увидел двух бегущих юношей.
- Привет, Куроки-сан, Алекс.
Кэндзи подбежал к Широ и по-дружески обнял его.
- Здравствуйте, Широ-сан, - тихо пролепетал раб, - меня теперь Акио зовут.
- Надо же! А ты теперь говорящий! Покраснел. Забавный… - Широ улыбался, но затем серьезно посмотрел на Кэндзи. - Вас Масао ждет. Иди, не заставляй Его Превосходство терзать себя мучительным ожиданием.

Кэндзи кивнул головой и собирался уже уходить, но не смог промолчать:
- Широ, я уже слышал, что произошло. Он был твоим другом… Соболезную. Ты как себя чувствуешь?
- Как обычно. Куроки-сан, не беспокойтесь обо мне, Вам лучше позаботится об Акио, а я вернусь к своему мальчику.
Кэндзи кивнул ему напоследок и размеренным шагом, не спеша, направился к дому. Акио тяжело дышал: раньше он никогда не бегал и вообще мир почти не видел.
- С ним поздоровался, а со мной второй день не разговариваешь.

«Что с тобой разговаривать? А Широ-сан просто хороший человек, в отличие от Масао-сама,» - подумал Акио. Он смотрел на траву, деревья и понимал, как мало людей, которые ценят красоту этого мира. Солнце – такое простое явление, но только человек, не видевший его годами, знает его истинное величие. Акио тряхнул головой, пытаясь перестать думать об этом: сейчас он с Кэндзи; из него вышел хороший хозяин, потому что он плохой господин.

- Акио, давай свернем с главной дороги и пробежимся, сделаем небольшой крюк, пусть Масао подождет.
Парень безвольно кивнул и, попытавшись собрать в себе последние силы, побежал за хозяином. Акио тяжело переносил бег, он не понимал прелести в нем, ему это давалось очень тяжело. Он пытался не отставать, но боль в боку, легких и тяжесть в ногах заставили его остановиться.
- Хозяин, простите, я больше не могу, - извинился Акио. Кэндзи был поражен тем, что его мальчик с ним разговаривает. Просто раб очень устал и чувствовал себя виноватым.
- Я тебя понимаю. К бегу меня приучил Широ. Раньше мы часто бегали с ним, пока Масао об этом не прознал. Широ бегал тогда с утяжелителями на ногах и руках, а я просто так, но угнаться за ним было сложно. Вообще смотрю на него и комплексую: такое развитое тело, мышцы… Он красивый и сильный, а я… Ну сейчас я, конечно, нарастил себе мускулатуру, но его мне никогда не догнать. Быть сильным – это его работа.
- Но мне быть сильным не обязательно, - со слабой улыбкой сказал Акио, переводя дыхание.
- Нет, однако, мне нравятся физически развитые парни. Конечно, красивое лицо – это хорошо, но тело не менее важно. Да, и попробуй через бег избавляться от стресса, а его в тебе много.
Акио больше ничего не сказал, вместо этого продолжив бег, но на этот раз медленнее, из-за чего Кэндзи пришлось подстраиваться под его темп.

«Странный он, но я рад, что он хоть иногда говорит - а у него такой приятный голос. Он прислушался к моему совету? Спина более прямая… А он красив… К тому же очень послушный. Алекс давно отказался от идеи быть свободным. А я? Я иду к Масао, которого… Когда я рядом с Широ, мне кажется, что я презираю Масао, но когда я рядом с ним, попадаю под влияние его харизмы. Почему так? А когда я один… Сам не знаю».

Кэндзи посмотрел на впереди бегущего Акио и ему захотелось остановиться.
- Акио, стой!
Парень остановился и подошел к хозяину. Кэндзи прижал его к себе и поцеловал. Акио понял сразу, что от него хотят и начал сопротивляться. Он не хотел заниматься этим на улице, но Куроки и не думал его слушать. Куро оттащил его от дороги и швырнул на землю. Акио перестал сопротивляться: получать лишние тумаки не было желания. Кэндзи расстегнул джинсы и, взяв Акио за волосы, подтащил того к паху. Опять же, сопротивление было бессмысленным, так как он все равно сделает, что хочет, а вот слюни помогут сделать этот процесс менее болезненным. Акио зло посмотрел на хозяина, спустил нижнее белье и, не спеша, взял в рот возбужденный член господина. Через минуту нехитрых манипуляций Акио, тот положил мальчика на спину, прижал его ноги к животу и попытался войти в него. Акио негромко простонал.
- Больно?
Ответа не последовало, стоны прекратились. Куроки только пожал плечами: он уже привык к тому, что Акио говорит только тогда, когда сам этого хочет. Кэндзи сосредоточился на сексе, точнее на быстром перепихе. Аки снова был на траве, но того, что было в прошлый раз, уже не испытывал. Он чувствовал себя вещью, надувной куклой. А зачем вещи вообще что-то чувствовать? Он просто кукла. Кэндзи тоже не думал о чем-то: он хотел расслабиться и выместить на ком-нибудь свою агрессию. Когда все закончилось, Акио оделся и встал. Больше на его лице не было легкой улыбки. Кэндзи тоже оделся и присел на траву, закуривая.

- Дурацкая привычка – сигареты. Я пытаюсь почти не курить, но порой, кроме хорошей ментоловой сигареты, мне ничего не нужно.
Акио ничего не ответил, только прошел по обочине дороги. Кэндзи за ним не следил - знал, что убегать он не станет: ему просто-напросто некуда бежать. Аки вернулся, когда была выкурена уже половина сигареты. Кэндзи смотрел на небо; его ждет Масао. Может, он уже устал ждать и ушел домой? Оониси Масао…

Сигарета выпала из рук. Кэндзи лежал на земле без сознания, а над ним стоял Акио, в руках которого был большой камень. Аки взял его под руки и оттащил подальше от дороги, чтобы их невозможно было заметить.

 

***

 

Масао постоянно набирал номер Куроки, но в ответ слышал лишь ненавистный женский голос, повторяющий одно и то же. Мао тяжело выдохнул и вызвал личного водителя. Он больше не мог ждать, но Кэндзи потом от него получит. Что он ему сделает? Масао не способен его изнасиловать и избить – пробовал уже. Просто наорет на него.
Через полчаса он уже был у своего имения. Мысль о предстоящей игре с Йо заставила его хищно улыбнуться. Он вошел в подвал и включил свет.
- Как тебе «ласточка»?
- Хозяин, прошу, хозяин…

Руки и ноги Йо были связаны между собой на спине. Так он и висел, лицом вниз, с раннего утра, а сейчас был уже вечер. Лицо раба было заплаканным от невыносимой боли в связках и суставах.
Масао, налюбовавшись зрелищем, решил, что уже стоит опускать, так как опасность вывихнуть руки была высока.
Йо плакал от боли и безысходности. Когда Масао развязал бедного мальчика, Йоширо почувствовал сильную боль и большое облегчение. Он сразу же отполз от Масао в угол.
- Так благодарят хозяина за то, что он окончил твои мучения?
- Простите… Спасибо, хозяин, - пролепетал Йоширо.
Масао взял плетку, подошел к мальчику и начал его избивать. Йоширо, как щенок, забился в угол. Мао хлестал его, пытаясь выместить на нем свое негодование. Плетка со шлепком падала на тело, оставляя после себя красные следы. Йо молился про себя, чтобы это поскорее кончилось. Он не хотел, чтобы Масао слушал его мольбы. Йоширо старался думать о такой матери, которой у него никогда не было. Но так было только больнее. Йоши перестал воспринимать что бы то ни было, кроме боли.

Удары прекратились. Йоширо упал на живот и пытался не думать о том, что будет дальше. Масао надавил на его спину ногой и тихо рассмеялся.
- Мне нужно в магазин, и ты пойдешь со мной, но при одном условии: если попробуешь сбежать или позвать кого-то на помощь… знай, полиция вся подкуплена, и тебя сочтут умалишенным, а потом лучше просто даже не представлять, что я с тобой сделаю. Ты будешь умирать долго и настолько мучительно, насколько возможно. Ты меня понял?
- Да, понял-понял, - ответил быстро Йоширо: он боялся спорить с Масао.
- Но для верности… - Масао подошел к тумбочке и достал из нее шприц с прозрачной жидкостью, - это яд. Он подействует на организм не сразу, только через часов шесть, но и до этого ты можешь чувствовать покалывания. Этот яд заставляет гнить тело изнутри. Умирать будешь больше недели с такой болью, что и морфий не поможет, - Масао взял руку парня, грубо и быстро ввел жидкость. - Не бойся, если вколоть противоядие в течение четырех часов, все будет хорошо, но ты должен быть паинькой.

Йоширо смотрел на свою руку и представлял, как она гниет. Он просто не мог не покориться Масао. Его хозяин вышел из подвала и направился в кладовую. Оттуда он достал женское платье, белые чулки, бюстгальтер и туфли.
Пышное голубое платье выглядело скромно и броско одновременно. Масао кинул вещи к Йоширо.
- Одевай.
- Я не буду…
- Одевай! – крикнул Масао, и Йоши быстро поднял платье с пола. Он подумал об уколе и желание спорить резко пропало; если и умирать, то только не так. Йоши со слезами на глазах надел специальный лифчик, который создавал иллюзию женской груди, одел чулки и попытался надеть платье, но тут ему помог Масао. Мао застегнул его и завязал пояс очень туго, чтобы фигура была больше похожа на женскую и имела талию. Масао потащил его за ошейник к ванной. Там он посадил раба на стул перед зеркалом и достал косметичку. Он сам накрасил ему губы, хотел наложить и тушь на глаза, но из-за слез у него это не получалось, за что его кукла получила удар поддых. От туши хозяин отказался, но использовал тени и румяна. Расчесал волосы и уложил их, как у девушки с короткой стрижкой, а также прицепил заколку.

- Я не знал, что вам нравятся трансвеститы, хозяин.
- А мне и не нравятся, я даже девушек не люблю, просто мне нравится наблюдать за смущением. Поверь, когда мы выйдем на улицу… Посмотри, какая ты хорошенькая.
На душе у Йо была пустота. Он смотрел на себя в зеркало и видел миловидную девушку. Но это он, он - парень! Он не гей! Желание умереть росло, но только не так. Он хочет умереть сам. Йоширо вытирал слезы, которые, не переставая, текли.
- Не три сильно, а то косметику разотрешь.
Йоши встал, вышел из ванной и одел туфли. Попытавшись пройти пару шагов, он упал, но вскоре снова поднялся. Его лицо не выражало ничего, кроме боли и пустоты. Ноги и руки адски болели, будто он до сих пор висит связанным, но он не думал сейчас об этом так же, как не думал и о том, что сейчас в платье девушки. Он думал о том, что хочет умереть сам. Но, если он сейчас перережет себе вены, то это будет из-за того, что он боится погибнуть из-за яда. Не так он уйдет, не так. Он заберет с собой Масао.

- Ты почти готов, - с этими словами Масао наклоняет Йоши раком и силой вводит в него вибратор. Йо кричит от боли.
- Откуда у Вас платье и косметика? – спросил он.
- Остались от моей первой и последней девушки, давно это было. Не думай, что я одеваю мальчиков в ее вещи, потому что люблю до сих пор. Нет, просто мне нравится тихие слезы, стыд и унижение. После такой прогулки обычно все становятся тихими и послушными. Понимают, что уже ничто им не принадлежит. И еще раз нет, я не любитель девушек, она мне это доказала.

Йоширо стер последние слезы, та штука в нем ему очень досаждала, мешала двигаться. Он пытался представить, будто это дурной сон, забыться… у него плохо получалось.
Масао вызвал водителя, а затем снова бросил взгляд на свою девочку. Он предвкушал слезы. Ему даже нравился запах, который исходил от человека в такие моменты – запах отчаянья.
Через двадцать минут автомобиль подъехал к дому. Масао направился в коридор, но в последний момент, перед самым выходом, вспомнил о еще одной детали и надел на Йоширо шарфик.
- Хорошая куколка, прямо фарфоровая, И ты очень красива. Тебе идет роль скромной девушки. Пойдем.
Йоши кивнул головой и вышел на улицу. Он хотел сбежать, но даже небольшой каблук мешал ему просто ходить, не говоря уже о беге, а, главное, он думал о яде в своем теле. Он не хотел так умирать, а потому подчинится этому чудовищу.

Откровение

Стоны разносились по всей квартире так, что их слышали соседи.
- Ах! Да! Да! Ах!
Рико прижимался к Широ, обвивал руками его шею. Он не мог сдерживать стоны. Удовольствие бродило по его телу. Раньше он упорно сопротивлялся этому чувству, но оргазм пересилил его волю. Рико полностью отдался власти Широ. Он не мог представить, что, находясь под парнем, особенно не по своей воле, может получать такое наслаждение. Парень изогнул спину и закричал от новой вспышки оргазма. Хозяин от усталости в сокращающихся мышцах упал на своего любовника-раба.

- Широ, ты – бог. Нельзя так хорошо заниматься сексом. Я еще хочу. Черт, ради такого стоило в рабство попасть.
- Ты мне льстишь. Чуть позже, мне нужно отдохнуть. Удовлетворять кого-то – это работа, хоть и приятная.

Хозяин подошел к окну и закурил. Рико смотрел на своего господина и пытался понять, почему ему так хорошо с ним. Он необычный, но простой парень, и в этом его секрет. Он простой парень и божественный любовник.

- Широ, почему ты не снимаешь при мне футболку, тебе же жарко.
- Просто я немного стесняюсь своего тела, а особенно спины. Глупо, но это так. Однако у меня хорошее настроение. Может, за услугу я сниму кофту.
- Что ты хочешь, торгаш? – смеясь, спросил Рико.
- Пока ты рассматриваешь, будешь делать мне массаж. И не чтобы отвязаться, а нормальный.

Рико улыбнулся и пальчиком поманил хозяина. Он любовался им, ему нравилось разговаривать с ним, заниматься любовью с ним, есть с ним, играть с ним, засыпать в его объятиях.
Широ выкинул сигарету, включил свет и подошел к своему мальчику. Рико помог снять с него кофту. Половина тела была в повязках. Хозяин начал их снимать. Белые бинты падали на пол.

- Так много шрамов, - тихо прокомментировал Рико.
- Бои без правил, часто битва на ножах и жестокие тренировки.
- Зачем тебе это?
- Таков мой путь, такова моя судьба. Это то, что у меня получается хорошо. Мне предлагали другую работу, где не будет опасности для моего здоровья, но я отказался. Не стоит меня жалеть – это мое.

Рико положил руку на накаченный торс парня и стал наощупь изучать шрамы от ножа, которые были по всему телу, где-то порезы были особенно глубоки. Он покрывал поцелуями каждый шрам, а затем жестом предложил прилечь Широ на живот. Хоть тот и говорил, что он доволен своей работой, в его голосе присутствовали боль и грусть. Рико пытался не задумываться над этим, его привлекла татуировка на спине в виде тигра, готового броситься в бой. А также уродливые шрамы, которые были получены явно не от ножа.

- Что это? Тебя били? Это кнут?
- Я не причиню тебе зла, потому что на своей шкуре испытал боль, когда кнут раздирает кожу и мясо.
- Жуть. Откуда они у тебя? – Рико начал массировать тело, Широ хотел расслабиться, но воспоминания мучили его.

- Есть один человек, с которым мне не стоит общаться. Его зовут Куроки Кэндзи. Я его уважаю и в какой-то степени люблю, как человека, пожалуй. Однако у него есть друг, его зовут Оониси Масао. Этот Масао очень влиятельный человек, точнее его семья. Именно в их дом ты попал, именно у них я тебя купил. Масао любит Кэндзи, хоть и не афиширует это, а еще он очень ревнив: его бесит то, что Куроки-сан тянется ко мне больше, чем к нему. Как-то я был у Кэндзи в гостях, мы перепили, на нас что-то нашло, и мы чуть не переспали друг с другом. Мы бы сделали это, но, как только пьяная прелюдия закончились, и мы хотели приступить к делу, вошел Масао. Как он был зол... Если бы я был снизу, Масао был бы не так зол, но он давно добивался Кэндзи, который ему не уступал, а мне тот был готов отдаться. Масао, разгромив весь дом и избив Кэндзи ногами, решил разобраться со мной. Он сказал: «Если ты не хочешь, чтобы я превратил жизнь твоего брата в ад, ты поедешь со мной и примешь от меня наказание». Я согласился. Он сдержал бы свое общение. Оониси заставил нас сесть в машину, мы приехали в его дом. Нет, тогда у него не было личного дома, но был семейный, где не бывает родителей. Он завел меня в очень неприятную комнату и приказал раздеться по пояс. Я подчинился; Кэндзи должен был наблюдать за этим. Он приковал мои руки к цепям. Что-то прошептав мне, я уже не помню, он закурил. Масао курил и разговаривал с Кэндзи, который вел себя, как тряпка. Он затушил сигарету о мою руку - видишь, вот здесь. А затем начался мой личный ад. Не знаю, откуда у него этот кнут, но не думаю, что он использует его на рабах: некрасивые шрамы. Я думал, что не буду кричать. К боли я привык, но все же не выдержал. Я кричал, а ноги подкашивались - и это с одного удара. Оправился я достаточно быстро и встал ровно, но второй удар меня выбил: я чувствовал, как по телу стекает кровь. Третий и четвертый удар. Я помню, как крик вырывался из меня. Помню, как начал сильно потеть. Пот и кровь смешивались и стекали по спине. После пятого удара я перестал что-либо понимать. Я слышал голос Кэндзи, который просил Масао остановиться, но Оониси заставил его замолчать, лишь слегка стукнув кончиком кнута, даже шрама не осталось, но Куроки замолчал. И правильно сделал. Я не помню, как долго бил меня Масао, но проснулся я уже в больнице.

- А почему врачи не сообщили в полицию?
- Издеваешься? На окраине города есть специальная больница, которая обслуживает дом Оониси. Часто там лечатся искалеченные рабы и шлюхи после садистских игр. Там я, кстати, с Алексом и познакомился, но, ладно, ты все равно не знаешь его.
- Это ужасно, Широ. Ты так много вытерпел из-за этого слабака Куроки Кэндзи.
- Я притворюсь, что не слышал этого. Куроки-сан достойный человек, если бы я мог вернуться назад, то повторил бы эту историю.

Рико поцеловал тигра и продолжил делать массаж. Широ погрузился в себя: он впервые рассказал об этом кому-то. Он не рассказывал даже Рону… Не хотел, чтобы тот считал виноватым себя.
- Ты очень красивый, - прошептал ему на ухо Рико. - Я рад, что у меня такой господин.
- Ты не хочешь свободы?
- Хочу, но… Широ… мне кажется, что я влюблен, - сказал раб как-то опьяненно.
- Я не лучший предмет воздыхания. Рико, нельзя любить того, кто лишает тебя свободы.
- Ты добр, нежен, умен, красив, силен, сексуален, приятный собеседник. Почему я не могу тебя полюбить?

Широ перевернулся на спину и положил ладонь на лицо Рико, который сидел на нем.

- Лучше, если ты будешь меня ненавидеть. Да, к тому же это не любовь.
- Знаю, что не любовь, но ты мне нравишься, я мог бы полюбить тебя. А ты сам кого-то любил?

Широ сел и прижал к себе мальчика, а затем прошептал ему на ухо: «Любил, именно его я и оплакивал все эти дни. Мой Таичи мертв».

Хозяин легко поцеловал ошарашенного Рико, встал и потянулся за коробкой, в которой лежал подарок от Рона. Он достал фоторамку, где на фотографии, сделанной два года назад, был он и его парень Таичи, который совсем не выглядел как хлюпик, он был так же силен с виду, как и Широ.

- Он тоже был бойцом, но я всегда укладывал его на лопатки. Я его любил, но судьба разделила нас против воли; я его не видел полтора года, а встретил впервые за все это время в день его смерти. Пора бы уже смириться, - Широ поставил фотографию на компьютерный стол, - а я его даже не поцеловал на прощание. Теперь буду жалеть всю жизнь.

Рико молчал. Он просто понял, что его жизнь была такой простой… Еще многое он не знал о Широ, что-то тот не договаривал, и это чувствовалось, но когда-нибудь он расскажет историю до конца.

- Я не хочу свободы, я не хочу… Проще жить в этой квартире: прибираться, готовить тебе еду, играть в игры, сидеть в интернете, заниматься умопомрачительный сексом – мне этого хватит для счастья. И, да, в чем твой секрет? Где ты научился так заниматься любовью?
- Хм, хе-хе, Таичи долго упрашивал меня, чтобы он был сверху, поэтому я решил прибегнуть к помощи Рона и долго консультировался у него: «как доставить пассиву максимальное удовольствие, чтобы он забыл, что быть активом тоже круто». Удивительно, что сработало, - Широ будто забыл о горе и искренне рассмеялся, а потом хищным взглядом посмотрел на Рико, который был не против порезвиться.

Он уложил его на спину и вошел в разгоряченное тело. Парни хотели слиться в единое целое, двигаясь быстро и ненасытно. Рико чувствовал себя великолепно, но его удовольствие прервал телефонный звонок. Широ прислушался и резко вышел из парня так, что тому даже больно стало. По мелодии Широ понял, что это Кэндзи, и чутье ему подсказывало, что случилось что-то серьезное.

- Широ-сан, - раздался в трубке голос Алекса, точнее Акио, - мне нужна Ваша помощь. С Кэндзи беда.
- Что с ним?
- Я оглушил его камнем, он лежит без сознания уже несколько часов, но мне страшнее, что он со мной сделает, когда очнется. Я не хотел этого делать, не хотел, - задыхаясь, говорил Акио, - я… я… - мальчик заплакал.
- Успокойся. Я уже еду.
- Мы не в доме, а возле трассы, где встретились сегодня. Я, правда, не хотел, я не знаю, что на меня нашло.
- Все будет хорошо, Акио. Хозяин тебя не накажет, обещаю.

Широ положил трубку.
«Только бы у Алекса не случился припадок, а то он на грани».
Он начал быстро одеваться, и хотел уже выбежать из дома, как его остановил удивленный Рико.
- Ты куда?
- По дороге объясню, ты едешь со мной. Давай быстрей, собирайся, хотя, если хочешь, можешь остаться дома.
- С тобой, давно на улице не был.
- Тогда пошевеливайся! – закричал Широ и набрал номер. - Такси? Срочно нужна машина.

Кто нужен нам

Йоширо шел, опустив голову. Он говорил себе, что со всем справится. Люди проходили, и Йо казалось, будто все пялятся на него, однако, посмотрев на свое отражение в витрине, он понял, что очень похож на девушку. Это расстроило его еще больше.

- Мао, я голоден… Точнее, - Йо попытался изобразить женский голос, - я голодна.

- Ты думаешь, из тебя бы вышел хороший трансвестит?

Йо промолчал, а есть ему хотелось, к тому же он никак не мог смириться со штукой, которая была внутри него. Так как ответа не поступило, Масао решил увеличить вибрацию. Йоши покраснел, хотелось застонать, но он сдержал себя. Если немного расслабиться, то будет приятно...

- Раз голодна, то зайдем в кафе. Да, милая? – Масао тихо засмеялся.

Йо тяжело дышал и не мог ничего ответить. Он хотел, чтобы всем унижением пришел конец.
«Бежать,» - пронеслась в его голове мысль, но, вспомнив о яде в его теле, он бросил эту идею.

- Заказывай, что хочешь, нечасто я тебя так баловать буду.

- Тогда мне все самое дорогое, что тут есть.

- Как скажешь, принцесса, - Масао улыбался, ему нравилось смущение Йо и одновременно его гордость. Он пытался держаться, как мог.

Хозяин предложил Йоши вина, но тот отказался.

- Йорик, расслабься, отдыхай. Раз мы на некоторого рода свидании, давай поговорим, ты же у меня такой болтушка.

- Хорошо, Мао, давай поболтаем.

- Ты что-то хочешь у меня спросить?

- Да, у тебя были раньше рабы?

- Много было, но все быстро приедались, и я возвращал их обратно в «Лето», бордель нашей семьи. Хотелось бы, чтобы ты остался у меня подольше.

- А по мне, так лучше шлюхой, чем с тобой, садист.

- Ты ошибаешься. В «Лето» есть отдел, который предоставляет шлюх для жестких игр, туда я тебя и отдам.

Йоши промолчал не только потому, что сказать больше было нечего, но и потому, что подошел официант. Не хотелось удивлять его неженским голосом. Масао прикоснулся к лицу Йо и поцеловал его. Йоши отдернулся.

- Милый, будь лапой, иначе я решу, что жить тебе осталось недолго.

Раб позволил поцеловать себя еще раз.

- Мао, прости меня, - слезно проговорил Йо.

- Простить? Я не понял, что ты имеешь в виду?

- Прости меня, я веду себя, как осел, но я хочу, чтобы ты знал, что я влюбился в тебя еще в тот день… помнишь, в тире? Просто боялся себе признаться, но ты такой… удивительный, Мао… Я люблю Вас, господин.

- Любишь? Это прекрасно, значит, ты будешь не против всего того, что я с тобой сделаю?

- Я бы не хотел, чтобы Вы меня били, но если так нужно, то я Ваш.

Масао осушил бокал и налил себе еще. Покрутив вино в бокале, он выплеснул его на Йоши.

- Хватит мне голову дурить, я еще не достаточно пьян, чтобы поверить твоей плохой игре. Доедай, и пойдем отсюда.

Обед продолжился в молчании. Йоши сам не понимал, почему он решил так поступить, такое сказать, просто хотел понять реакцию Масао. Еда была вкусной, но кусок в горло не лез, да и все смотрели на них – жест с вином не мог быть не замечен.

- Масао, я наелся, спасибо.

Оониси расплатился и направился к выходу. Йоши направился за ним.

- Как тебе прогулка?

- Каблуки – это самое худшее наказание, которое ты мог придумать, да и туфли немного жмут. Идти больно.

Масао искренне рассмеялся и непроизвольно потрепал голову Йоши, но потом опомнился и убрал руку, а улыбка с лица исчезла.

«Йорик… что еще сказать. А ты молодец. Мало тех, кто так со мной разговаривает. Ты был бы мне хорошим другом… И почему я ломаю жизни тех, кто мог бы стать мне другом? Масао, может, хватит мечтать о Кэндзи? Я не хочу его потерять, но нужно признаться: он никогда не сможет стать моим любовником, Кэн никогда не полюбит меня… Он любит другого. Нет, что за дурацкие мысли? Я – Оониси Масао, и он будет принадлежать мне».

Йоши видел какую-то неуверенность в глазах Масао, но вскоре взгляд вновь стал хищным, однако хорошее настроение Оониси Младшего продержалось недолго.

По дороге они встретили Догана и Лони, которые беззаботно прогуливались.

- Твою мать! Йо, молчи в тряпочку, иначе язык отрежу, - крайне серьезно предупредил Масао.

Доган был удивлен увидеть сына в компании девушки, точнее переодетого мальчшке, что они с Лони достаточно быстро определили. Ло также заметил характерный румянец и легкую дрожь, что свидетельствовало только об одном – вибратор, да и шарф с платьем в жаркий день…

- Я думал, ты в Токио. Туда сейчас весь свет слетается, весь развлекательный бизнес, чтобы ублажать тех же самых бизнесменов, а также твой профиль, а, отец?

- Я решил, что никуда не опоздаю. Сегодня полечу на личном вертолете. А я смотрю, ты тут гуляешь с… барышней.

Лони рассмеялся, а Доган пытался сдержать улыбку, что плохо получалось.

- Ты когда-нибудь научишь свою шлюху манерам? Да и еще кое-чему... пятизвездочная сучка, а минет толком делать не умеет.

- Все довольны! Только один Масао-Сама вечно ворчит, все ему не нравится, да Вы…

- Мальчики, успокойтесь, а то тут дама засмущалась, - пошутил Доган.

Масао и Лони посмотрели на Йоши и рассмеялись: мальчик и правда был весь красный, он просто не мог понять поведения Ло. И не мог понять, как Доган может быть таким отцом. От этого всего ему захотелось просто стать песчинкой.

- Ладно, смех смехом, а заканчивай так гулять. Трансы - это слишком, но во вкусы я не вмешиваюсь, просто это может не понравиться твоей невесте.

- Ты уже нашел мне невесту? – удивился Масао: он не думал, что так рано узнает ее имя.

- Да, Куроки Ариса, хотя Алиса звучит лучше.

- Любишь ты все на иностранный манер переводить. Но почему именно Куроки?!!

- У Вас есть нечто общее… Думаю, Вы поладите, да и она будет тебе неплохой помощницей.

Доган полюбовался раздосадованным лицом своего сына, и, обняв Лони, ушел. Масао был полностью повержен. Единственное, на что он был способен, – это только вызвать такси.

***

 

Из дневника:
«Это так удивительно, что Широ взял меня с собой, но, чувствую, что-то произошло, что-то неприятное. Но мне пофиг, главное - я, наконец, увижу Солнце и подышу свежим воздухом».

Широ сидел в такси и внимательно вглядывался в окно, силясь увидеть юношу в спортивном костюме, одиноко стоящего на обочине. Наконец, Аки был замечен. Он был взволнован, но на его лице была улыбка облегчения.

- Широ-сан, Вы так скоро. Оу, с Вами друг.

- Мой невольник, Рико.

- Невольник? Не похоже на Вас, Широ-сан.

- Я хороший хозяин, ты знаешь. А ты и сам на себя не похож, Акио.

- Кэндзи тоже… относительно хороший хозяин.

Рико прислушивался. Значит, этот Акио тоже раб, раб Кэндзи, из-за которого Широ через многое прошел. Аки махнул рукой, и они осторожно спустились с дороги. У дерева лежал Куроки. Широ легко улыбнулся, а потом взвалил себе на плечи неподвижное тело. Будить здесь его не имело смысла и он решил, что лучше всего будет доставить его домой. Он принес живой груз к дороге и положил в такси.

- А он стал тяжелее. Видимо, подкачался.

Рико пытался не смотреть на Акио, как и Акио делал вид, что не замечает его. Мысли парня были полностью направленны на своего хозяина. Куроки тихо дышал. Прикоснувшись к затылку, Аки почувствовал запекшуюся кровь.

- За что ты его так?

- Он меня изнасиловал в лесу, и на меня что-то нашло. Я даже толком не помню, как так получилось.

Широ промолчал... Ребята сидели на заднем сиденье, он оглянулся: Акио держал голову Кэндзи у себя на плече, а Рико отвернулся к окну. Когда они подъехали к дому Куроки, Широ расплатился с таксистом и добавил еще за молчание.

- Будь ты проклят! У меня денег почти не осталось!

- А я думал, что с богатенькими такое не происходит, - захотел поязвить Рико.

- А я когда-нибудь говорил, что я богат?

Рико удивленно посмотрел на него, но времени думать не было. Кэндзи начал приходить в сознание. Широ взял его под руки, Рико за ноги, а Акио открыл дверь. Положив спящего на диван, Широ начал его теребить и приказал принести воды. Выплеснув на лицо принесенную Аки воду, он попытался вернуть Куроки в сознание.

- Широ? Что произошло? Голова раскалывается...

- Идиот! Ты хоть что-нибудь знаешь о бдительности? - закричал на него Широ. - Зачем ты просился со мной заниматься, если даже такой, как Акио, может тебя убить! Куроки-сан, я Вами расстроен.

Кэндзи хотел посмеяться, так как находил злого Широ забавным, но головная боль мешала. Он искал глазами Акио, который очень хотел остаться незамеченным, как и Рико, которого эти люди раздражали.

- Акио! - приказал хозяин. - Ко мне!

Аки подошел к дивану и встал на колени. Кэндзи посмотрел на него, цокнул языком от досады и хотел ударить, но удар остановил Широ.

- Не надо наказывать человека за то, в чем виноват сам. Зачем провоцируешь в нем агрессию? Ты знаешь, что он не способен себя контролировать?

Куроки молча кивнул головой, но взглядом испепелял своего раба. Широ понимал, что он все равно его накажет, а потому решил использовать свой козырь, который всегда срабатывал.

Широ лег на диван, оказавшись на Кэндзи. Сердце юноши заколотилось как безумное, он пытался успокоиться, но глаза своего... друга не отпускали его. Его запах так близко... Желание упиваться этим запахом поглотило Кэндзи. Широ погладил его лицо и наклонился к уху. Все тело покрылось мурашками от возбуждения и беспомощности. Широ нежно прошептал:

- Кэн, ты не будешь его наказывать, иначе я накажу тебя. Понял?

- Да, - невольно ответил Кэндзи, его руки накрыли спину парня и прижали его к себе так, что они оба почувствовали тепло в паху друг у друга, - он не узнает.

- Один раз попробуешь - потом не остановишься. Особенно со мной, да, Рико? - улыбнулся Широ, вставая на ноги.

Рико нахмурился, он почувствовал ревность к своему господину, но потом хищно улыбнулся: он поймал завистливый взгляд Куроки. У него есть то, чего никогда не будет у этого богатея с собственным домом. У него есть Широ.

Весь оставшийся вечер Широ и Кэндзи сидели на полу возле камина и разговаривали, а их рабы были предоставлены сами себе.

«И зачем я согласился ехать с ним?» - думал Рико. Он посмотрел на сидящего на подоконнике Акио и решился поговорить с ним.

- Привет, - начал Рико, но Акио даже не обратил на него внимание. - Что с тобой? Ты не можешь даже поздороваться? - Но Акио все так же не реагировал.

Рико сел на пол рядом и попытался уснуть, но беззаботный смех этих двоих досаждал. Когда он уже решил отдаться во власть Морфея, Акио вернул его в реальность:

- Жаль, что этим двоим не суждено быть вместе. Они бы хорошо дополняли друг друга.

- Я твоего хозяина не знаю, но, думаю, он не подходит для Широ, ему нужен другой.

- Да, ему нужен Таичи, а ты думал, что нужен такой как ты? - посмеялся тихо Акио. - Обычно любовь к хозяину до добра не доводит, но Широ отличается от всех других, поэтому его любят. И ты его любишь?

- Нет, не люблю извращенцев... Не смотри на меня так! Знаю, он не извращенец, просто... я не понимаю его. Все так сложно, и мне кажется, что я единственный, который не понимает происходящего.

- Возможно, это действительно так. Просто Широ тебе ничего не рассказал, но когда-нибудь ты поймешь все.

- Он мне многое рассказывал, - попытался защититься Рико.

- Нет, ты считал его богатым, а он никогда таким не был. Ничего не спрашивай: если он тебе ничего не рассказывал - значит так надо.

Пока они говорили о Широ, он сам подошел к ним.

- Ребят, ваши господа сидят тут голодные, приготовьте нам что-нибудь. Аки-тян, не дуйся, я знаю, что ты привык к готовке Кэндзи, но он немного перебрал. А знаешь, он творит с тобой чудеса, ты давно не был в таком хорошем расположении духа. Когда ты последний раз смеялся?

- Хе-хе, да, ты и Таичи умели меня развеселить. Широ-сан, Вы не знаете, как он там? Давно не слышал о нем вестей.

- Он мертв, - резко посерьезнел Широ и опустил глаза, Акио поднялся, прикоснулся к его плечу и заглянул в глаза.

- Только не говори, что его убил... Нет... Широ, это неправда, скажи, что это неправда. Боже, я даже не знаю, что сказать... Как он мог это допустить, он же знал, что вы... Да, это он сам спланировал...

- Я думал, что такое могло произойти, но... Так это и произошло. Акио, не волнуйся за меня. Я уже в норме. Время все лечит.

Акио кивнул и направился на кухню. Рико пошел за ним. Во время готовки Аки был словно в трансе и никак не реагировал на него.

«Сегодня странный день, даже нечего записать. Никаких эмоций. Все так странно. Широ, что ты от меня скрываешь?»

Прости меня

Ужин прошел спокойно, несмотря на то, что хозяин дома был очень пьян и всячески домогался своего гостя. Рико смотрел на свои оковы на руках, единственное, что удерживало его от того, чтобы врезать Кэндзи. Когда же Широ, доев, взял Кэндзи на руки и унес в спальню, злость переполнила парня, и он ударил кулаком о стену.

- Ой, ой… - тряс он рукой, осознав, что этого делать не стоило.

- Не бойся. Спать они не будут. Широ еще не совсем голову потерял, - попытался подбодрить его Акио, хоть про себя и мечтал, чтобы все было иначе, тогда Кэндзи будет удовлетворен и в хорошем настроении, а его рабу нечего будет опасаться.

Рико решил пойти за ними и убедиться в словах Акио. Он заглянул в комнату: Кэндзи лежал в кровати, а Широ стоял над ним и целовал его так, как никогда не целовал Рико. Широ всегда был очень нежным, но в этом поцелуе было так много чувств… Рико понимал, что ревность тут неуместна, но это чувство грызло его изнутри. Погладив по голове и прошептав что-то на ухо, Широ оставил засыпающего Кэндзи одного.

- Куроки-сан много выпил, - улыбнулся Широ.

Рико засмущался и решил спросить то, что его давно интересовало:

- Если он твой близкий друг, почему ты так уважительно с ним говоришь?

- Когда мы с ним впервые познакомились, я по легкомысленности своей назвал его просто Кэндзи, а он разозлился. Как я, непонятно кто, смею так разговаривать с сыном семьи Куроки. Он сказал тогда: «Для тебя, мусор, я Куроки-сан». Я не обиделся, но теперь постоянно его так называю. Ему это не нравится, но, что поделать, вежливее надо быть.

- Ты его любишь?

Широ грустно улыбнулся и потрепал голову Рико. Затем направился к камину и сел напротив огня, Рико сел рядом.

- Когда Рон предложил мне завести раба, я сначала не понял, зачем, но согласился, потому что дома одному мне было очень одиноко. А теперь я понял, что на самом деле хотел Рон… Понимаешь, в моей жизни есть три любви. Три человека, с которыми я мог быть счастлив. Первый – это Таичи. Он был для меня смыслом жизни, пока нам не пришлось расстаться. Второй – Кэндзи, но Кэндзи в какой-то степени с рождения принадлежит Масао, ведь его семья полностью зависит от семьи Оониси, поэтому наш союз невозможен. Третий – сам Рон. Да, инцест – это плохо, но что я могу поделать? Он прекрасен. Но дело не в том, что это аморально, а в другом… Это просто невозможно. Он принадлежит другому. И что бы я не думал о них всех и не совершил ошибку, мне нужен ты.

- То есть, я - мальчик-замена? О ком из них ты думаешь, когда занимаешься со мной сексом?

- Не думай, что ты мне настолько безразличен, Рико. Ты успел мне стать другом и хорошим любовником.

- Но ты меня никогда не полюбишь?

- Я устал влюбляться… Но я попробую, ты - мой. У меня никогда не было того, что я мог назвать своим, но ты - мой.

Широ прижал к себе своего раба и поцеловал его, да, не так, как Кэндзи, по-своему, по-особому. Сам не заметив того, Рико уже лежал на полу с раздвинутыми ногами. Широ целовал его, гладил волосы, прижимал его к себе. Когда Рико начал постанывать от ласк, Широ прикрыл его рот рукой (он не хотел разбудить Кэндзи), а потом встал и зашел на кухню, где дремал под телевизор Акио. Он попросил у того пару предметов из коллекции Куроки. Акио улыбнулся и быстро выполнил просьбу. Рико был насторожен, но, когда увидел, что Акио ему принес, в нем появился страх. Хозяин взял кляп и хотел было одеть его на Рико, но раб не хотел подчиняться. Широ схватил его за руки и прижал к полу. В глазах была видна серьезность, но затем Широ улыбнулся и отпустил парня.

- Либо минет, либо надевай кляп, потому что я хотел довести тебя до экстаза, не разбудив Куроки-сана.

Рико покраснел и сам надел кляп. Было неприятно чувствовать, как эта штука во рту не дает сжать челюсти и даже не дает стонать нормально, только тихо или тяжело дыша. Широ поцеловал его в лоб, а затем начал раздевать. Покрывая все тело страстными поцелуями, от которых оставались следы, он спускался все ниже и ниже, пока не добрался до штанов, он освободил раба от джинсов. Хозяин целовал бедра, и это было так чувственно, что Рико весь извертелся, а желание переполняло его. Широ посмотрел на него и облизнулся, начиная целовать возбужденный орган раба. Оральный секс всегда доставлял хозяину удовольствие, он хотел как получать, так и дарить. Рико положил руку на голову господина, теребя его волосы. Широ посмотрел на него и улыбнулся, он смочил свои пальцы слюной и легко ввел их в трепещущего мальчика, который думал только об одном: «Почему ты так жесток? Войди уже в меня!» А тот не спешил, он пальцами проникал глубже, пытаясь задеть самые чувствительные точки, и одновременно с этим лизал орган, не беря его в рот полностью. Рико пытался вырваться, но крепкая рука удерживала его на месте, кляп только ухудшал все, так как энергия, бурлящая в нем, не могла выйти посредством стонов.

- Ты хочешь меня? – шепот на ухо добил Рико, который прогнулся в спине: он уже мечтал кончить, но желанная разрядка не наступала.

Широ улыбнулся и вытащил пальцы, Рико вздохнул с облегчением, подумав, что теперь Широ наконец войдет в него, он весь напрягся от ожидания, одновременно расслабляя тело, чтобы легко принять господина. Широ пристегнул наручники раба к ножке дивана, опустил свои брюки и приблизился к парню, несколько раз проведя членом по его дырочке, слегка подразнивая, начал входить, но, так и не войдя, остановился, оделся и направился на кухню, к Акио.

Рико остался один, неудовлетворенный. Он понимал, что это наказание за «плохое поведение», что бы это не значило. Он был немного удивлен, как Широ со всеми хорошо ладит. Широ казался слишком хорошим. И даже это наказание показалось Рико восхитительным и гениальным.

«Я начинаю в него влюбляться, но не могу понять одного: плохо ли это? Можно ли влюбляться в человека, который держит тебя насильно, но почему тогда мне так хорошо от того, что он со мной рядом? Мне не нужен остальной мир, ведь там у меня нет дома, там нет ни одного человека, которой мог бы мне улыбнуться. А у него такая добрая улыбка. Он идеален во всем, нет, конечно, не так идеален, но идеал среди всех неидеальных. Но люблю ли я его? Он меня точно нет, и не полюбит. Ведь Рон его любит - это видно. Может, уйдет от своего любовника и станет любовником брата, а я буду не нужен».

***

 

Рико никак не мог нормально уснуть: из-за наручников затекли руки, а холод от наготы мешал расслабиться. Но Морфей все же брал свое и сладостный сон пришел к Рико, но ненадолго… Широ отстегнул Рико и подал ему одежду:

- Просыпайся, нужно срочно возвращаться домой, меня вызвали на работу, а я не могу оставить тебя одного здесь. Одевайся.

Рико протер глаза и попытался понять, что происходит. Он начал сонно одеваться, а Широ пытался его торопить. Через пять минут оба были готовы. Рико вышел на улицу и увидел, что Широ выкатывает из гаража стильный новенький мотоцикл.

- Ты умеешь на нем ездить?

- Да, я часто у Кэндзи одалживаю этого малыша, но, увы, пока еще не могу накопить на свой собственный.

Рико улыбнулся, сел на мотоцикл и долго думал: держаться за ручку сзади или обнять Широ? Долго думать не пришлось, сонливость заставила искать опору для головы, а что может быть лучше, чем крепкая мужская спина?

- Если у тебя нет денег на мотоцикл, как у тебя хватило денег на меня? – спросил Рико до которого только начал доходить этот парадокс.

- Ты достался мне бесплатно. Связи – это сильная вещь. Стоило попросить нужных людей и все.

Рико плохо понял, как это возможно, но просто улыбнулся, продолжая вдыхать аромат куртки господина. Он не замечал шум города и не видел его свет в ночи. Весь его мир сидел перед ним и держал руль. Он знал, что принадлежит этому человеку и от этого он испытывал чувство облегчения. Только ему…
Широ доставил парня домой, перед уходом поцеловал того в лоб и в губы.

- Ты не мальчик-замена, ты мой друг, а возможно и больше, просто пока я не хочу об этом думать, главное, что ты со мной, а остальное не имеет значения.

Широ ушел, а Рико остался один. На душе было тихо, он был несколько счастлив.

***

 

Вернувшийся домой Масао был не в настроении и сразу же направился к мини-бару. Йоши, почувствовав, что хозяину он сейчас не нужен, ушел в ванную: смыть косметику и избавиться от этого жуткого наряда. К тому времени, когда Йо вновь стал похож на обычного симпатичного парня, Масао слушал классическую музыку, которая сильно давила на слух, и пил дорогой виски. Йо сразу понял, что Масао уже успел напиться.

- Я поражаюсь своей семье. И знаешь, так не первое поколение! И не последнее… Куроки Ариса! Она красивая, но, знаешь, вот что я скажу: я не знаю… Не знаю, на самом деле, нравятся ли мне женщины. Я рос в основном с отцом, так как мать была вечно за границей по работе и с многочисленными любовниками. Мой отец не бабник! Он самый настоящий гей и развратник! Мне было три года, когда я впервые увидел, как мой отец трахает какого-то парня! А сколько у него было мальчиков, он всегда любил молоденьких… И он не стеснялся заниматься при мне сексом, говорил, что это моя будущая работа и жизнь, что маленький мальчик уже должен понимать, что это такое. И для меня было нормально видеть, как двое мужчин ласкают друг друга, но я никогда не видел, чтобы отец обнял мою мать. Нет! Я считал, что все так живут. Я считал, что матерей никогда рядом нет, а отец при тебе занимается сексом с малолетними парнями. Но нет, у него всегда были относительно взрослые. Ребенка я видел в его руках только одного. Когда мне было семь, он привел в дом мальчика на год младше меня, я не обратил на него внимания, но ночью проснулся от криков из спальни. Я впервые увидел, как он кого-то насиловал, увидел, как он лишал этого невинного мальчика девственности. Я видел страх и боль в его глазах, а его слезы были прекрасны. Его звали Лони. Он уже одиннадцать лет является подстилкой моего папика, ты видел этого сучоныша. Эту шлюшку. Знаешь, я уже давно задаюсь вопросом, а что бы было со мной, если бы я вырос в нормальной семье? Может, я и не был бы геем, хотя кому эти бабы сдались? Если бы отец хоть постеснялся заниматься сексом перед малолетним сыном, если бы я знал, что такое супружеская любовь, если бы меня любили так, как любят обычных детей, если бы для всех я был бы простым Мао, а не Масао, наследником дома Оониси, думаешь, я был бы другим человеком? Я не выбирал свою жизнь, я не выбирал… Да что я тебе это рассказываю, ты просто дырка для моего члена, не больше!

Йоши внимательно слушал пьяную исповедь Масао, а потом помог нормально встать на ноги падающему хозяину. Затем потащил его в спальню и положил на кровать, стащив ботинки, которые Масао почему-то забыл снять по приходу. Йо хотел уйти, но Масао что-то лепетал. Тогда мальчик решил остаться и прилег рядом с ним.

- Ты хороший человек, Йорик. Прости меня, но мне уже поздно что-то менять. Я тот, кто я есть, - Оониси Масао.

Возвращение к началу

Йо резко соскочил с кровати с жутким осознанием того, что пьяный Масао забыл дать ему противоядие. Шок был настолько сильным, что вся спина и лоб покрылись потом, а мальчик долго не мог понять, что ему делать.

- Мао! Мао! – теребил Йо спящего рядом хозяина.

- Чего тебе? Дай поспать... Накажу.

- Мао, яд… яд, ты помнишь о яде? – судорожно говорил Йоширо.

Масао протер глаза и попытался понять, что произошло. А потом осознание пришло к нему: чтобы Йо вел себя спокойно, он сделал ему укол, но забыл об этом. Масао слегка улыбнулся и снова улегся.

- Мао! Почему ты ничего не делаешь?

- Я тебе не «Мао», я вообще-то твой хозяин, или господин. И дай мне поспать.

У Йо началась паника, он начал трясти Оониси, на что Масао сбросил его с постели и сказал:

- Что я теперь могу сделать?

- Спаси меня! В больницу отвези!

Масао нравилась эта игра и ему хотелось продолжить в неё играть, но боль в голове и желание спать лишали её очарования.

- Успокойся. Это был не яд, а обычный физраствор. Так что заткнись и дай мне поспать!

Йо опустил голову, он понял, что Мао его попросту обманул. Он должен был сказать, что ненавидит его, но почему-то хотелось смеяться. Он улыбнулся и лег рядом с Масао.

***

 

- Лони, в последнее время ты сам не свой.

Доган и Лони лежали в кровати в VIP-ложе, Лони находился сверху, но движения были вялыми и без души.

- Тебе сегодня еще работать, и много работать, не позорь «Лето». Токийское мнение очень важно для развития моего бизнеса. Мои шлюхи высшего класса, самые лучшие.

- Простите, господин, просто я задумался. Но это не важно. Кстати, что это было вчера? Я о Масао.

- Обычное ребячество. Масао еще ребенок. Он думает, что хороший хозяин-садист, но это не так. Он еще не может по-настоящему делать людям больно, он не умеет нормально пытать: либо переходит границы, либо его пытки неэффективны. Я уже не говорю о том, что моральные, психологические пытки – это целое искусство, и он им не владеет.

- А Вы, как я понимаю, владеете? - без сарказма отозвался раб. - Порой Вы очень жестоки.

- Я не люблю мучить людей, но, если нужно поставить их на место, делаю это.

- Но зачем Вы с ним так поступили? Он не заслужил таких страданий. Он один из самых верных Вам людей. И Вы так отблагодарили его за его преданность.

- Лони, хватит думать. У рабов не должно быть своего мнения. Работай, и поживей.

- Да, господин, - Лони вздохнул и попытался забыться. Доган прав, думать во время работы – плохая идея.

***

 

Кэндзи проснулся с сильной головной болью, но Акио, сидящий рядом с баночкой пива и аспирином в руках, заставил его улыбнуться.

- А где Широ?

- Работа, - кротко ответил Аки.

Оставив все на тумбочке, Акио сел на пол, глядя в одну точку.

- Может, чуть позже сыграем в теннис? – предложил Кэндзи.

Акио молчал, Куроки не мог понять, о чем думает его мальчик, но, что бы он ему не говорил, Акио молчал.

- Я пообещал Широ, что не буду тебя наказывать, однако, я считал, что мы уже прошли стадию игнорирования.

Акио снова никак не отреагировал на слова своего господина. Кэндзи тоже перестал что-либо говорить. Он допил пиво, взял кожаный ремень и ударил сидящего Акио. Тело парня дрогнуло, но он сам остался сидеть на месте. Еще один удар, раб никак не реагировал. Куроки вновь занес руку, но бить не стал:

- Акио, так мы ни к чему не придем.

Но раб так и оставался безучастным. Казалось, будто он полностью ушел в себя.

В больнице

Прошла неделя. Кэндзи начал не на шутку беспокоится о том, что Акио замкнулся в себе. Если бы не то пари с Масао, возможно бы Куроки и не волновался, а не замечал бы этого и делал с мальчиком все, что вздумается. Но этот спор заставлял его сдерживать себя. Он смотрел на Акио, который постоянно сидел у камина и всматривался в огнь. Кэндзи развалился в кресле и читал книгу. Страницы перелистывались, но он не мог вспомнить, что прочел мгновение назад. Казалось, что все, о чем он мог думать, - этот красивый юноша, который опять ведет непонятную игру, но главное, что Акио не реагирует вообще ни на что. Самое страшное, он снова исхудал из-за того, что почти ничего не ест и не пьет. Кэндзи отложил книгу и сел позади раба, обнимая его.

- Если хочешь, я могу тебя отпустить. Я не буду тебя здесь держать. Ты мне был нужен только для того, чтобы выиграть спор с Масао, но, судя по всему, я его проиграл. Я думал, вдруг у нас что-то получится. Знаю, что ты не пойдешь в полицию, а потому могу тебя отпустить. Давай, если хочешь, уходи хоть сейчас, - Кэндзи снял ошейник с Акио. - Делай, что хочешь.

Кэндзи оделся и вышел из дома, оставив дверь открытой. Мотоцикл помчался по дороге. Он не был уверен, что поступил правильно, но, если он правильно понимал Алекса, никуда он не денется, а только извинится, потому что почувствует себя виноватым.

Куроки припарковался у «Лета» - ему хотелось немного развеяться. Он направился к Лони, но ему сообщили, что его нет на месте.

«Странно, он должен был уже вернуться из Токио, но, мне кажется, я знаю, где он. Может тоже туда съездить?»

Кэндзи выбежал из борделя, через мгновения его железный конь уже гнал в сторону города. Попасть в нужный клуб ему было непросто, даже с его фамилией, но связи - везде связи. Куроки редко приходил сюда, поскольку ему было больно находиться тут, но сейчас он хотел немного посидеть. Он видел много знакомых лиц, в числе которых был Оониси Доган с Лони. Он пробрался к ним и сел возле Догана.

- Привет, Кэндзи, решил тоже посмотреть на финал?
- Здравствуйте, а я и не знал, что уже финал. Широ прошел?
- Да, сейчас будет последняя битва. Видишь, Лони весь извелся. Я поставил на него много денег; надеюсь, он справится. Жалко будет, если нет… Ты же знаешь, что финал может закончиться только одним.

Кэндзи кивнул. Ему хотелось уйти, чтобы не видеть этого, но уже было поздно…

***

 

Рико играл на компьютере, время от времени поглядывая на часы. Он отвлекся от игры, пару раз покрутился в кресле и подумал:

«В последнее время Широ сам не свой: приходит уставшим, принимает ванну и ложится спать, не обращая на меня внимание? Что с ним? Он очень устает. А сегодня… Его поцелуй… Он был таким нежным и грустным, будто он прощался со мной без слов. Что с ним?»

Широ не было уже более суток - он снова ложился спать в одиночестве. Когда сон практически нашел на него, он услышал, как открывается дверь. Рико не хотел показывать, что он сильно волновался за Широ, но сдержаться и не встретить его он не смог.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.