Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Клинико-экспериментальные исследования Рене Спитца



 

Дети, лишенные любви, превращаются во взрослых, исполненных ненависти.

Р. Спитц

 

Рене Спитц (1887–1974), австро-американский психоаналитик, был пионером в экспериментальных исследованиях значения ранних отношений (в русскоязычной литературе фамилия Спитц часто пишется как Шпиц). Вскоре после Второй мировой войны он провел ряд наблюдений за младенцами в детских домах и приютах, где малыши получали достаточно много физической заботы от постоянного персонала, но мало внимания и любви (1947 год). Спитц документально (с помощью видеозаписи и экспериментальных протоколов) зафиксировал разнообразные эмоциональные расстройства у младенцев, лишенных общения с матерью. Наряду с этим он выявил нарушения в инстинктивной жизни, Эго, в когнитивном и моторном развитии детей и показал, что в экстремальных случаях лишение матери приводит к смерти ребенка [105, 158].

Признавая важную роль наследственных особенностей (предрасположенности, созревания) и условий жизни, Спитц выделял в качестве ведущего фактора развития ребенка объектные отношения , нарушения которых рассматривались им как причина психогенных расстройств: «Я считаю, что ранние психогенные расстройства у младенцев порождают предрасположенность к дальнейшему развитию патологии » [158. С. 287].

Спитц не соглашался с тем, что рождение носит травматический характер и влияет на последующее развитие из-за его биологической предопределенности.

Разрабатывая концепцию взаимности матери и младенца (1962 год), Спитц пришел к выводу, что аффективная взаимность матери и младенца стимулирует младенца и позволяет ему исследовать окружающий мир, способствуя развитию моторной активности, когнитивных процессов и мышления, интеграции Эго и формированию навыков. Он понимал взаимность матери и младенца как сложный многозначный невербальный процесс, оказывающий влияние на обоих и включающий эмоциональный диалог, который является чем-то большим, чем простая привязанность: «Взаимная обратная связь между матерью и ребенком представляет непрерывный поток. Тем не менее в основе своей диада остается асимметричной – вклад матери в эти отношения совершенно отличается от вклада ребенка. Каждый дополняет другого: если мать предоставляет ребенку то, в чем нуждается он, то ребенок, в свою очередь, дает матери то, в чем нуждается она » [158. С. 103].

Доминирующий характер чувств матери к ребенку Спитц называет эмоциональным климатом , создающим благоприятные или неблагоприятные условия для развития младенца. Хороший эмоциональный контакт делает возможной идентификацию ребенка с матерью, которая, в свою очередь, вызывает подражание, обеспечивающее научение и развитие. В результате экспериментальных исследований Спитц выявил патогенные паттерны материнского поведения :

1) первичное открытое отвержение ребенка;

2) первичное тревожное попустительство;

3) враждебность под маской тревоги;

4) колебания между баловством и враждебностью;

5) циклическая смена настроения матери;

6) сознательно компенсированная враждебность [168].

Спитц предпринял попытку раскрыть связь между качеством нарушений объектных отношений и типом расстройств у ребенка. Так, первичное открытое отвержение коррелирует с комой новорожденных; тревожное попустительство – с коликой; тревожная враждебность – с экземой; колебания баловства и враждебности – с гиперподвижностью (раскачиванием); циклическая смена настроения – с игрой с фекалиями; сознательно компенсированная враждебность – с агрессивной тенденцией. Например: «Экспериментальное исследование выявило, что матери детей с экземой были инфантильными личностями, скрывавшими враждебность под маской тревоги за ребенка; они не любили прикасаться к своему малышу или о нем заботиться, систематически лишая ребенка кожного контакта. У таких детей отмечалась врожденная предрасположенность к повышенной кожной реакции, приводящая к повышенному катексису психических репрезентаций кожной перцепции » [158. С. 228].

Количественный фактор, по мнению Спитца, проявляется в том, что при частичной эмоциональной депривации, связанной с утратой матери, развивается анаклитическая («зависимая от другого») депрессия младенца , а при полной эмоциональной депривации – «маразм ».

Спитц ставил перед собой задачу описания генезиса и стадий объектных отношений как в норме, так и при расстройствах, возникающих на первом году жизни. Он выделил три стадии формирования либидного объекта (объекта любви), в роли которого первоначально выступает мать:

1) дообъектная, или безобъектная, стадия, предшествующая психологическим отношениям (первичного нарциссического состояния);

2) стадия предтечи объектов, начинающаяся с социальной улыбки в два или три месяца и связанная с началом психологических отношений;

3) стадия собственно либидинозного объекта [158].

Спитц отмечал, что в возрасте шести – восьми месяцев в поведении ребенка по отношению к другим людям происходят кардинальные изменения благодаря изменившимся перцептивным способностям. Теперь ребенок отличает «своих» и «других». Он реагирует выраженным страхом (тревогой) на незнакомых людей. Первоначально ребенок располагает двумя объектами: «плохим» (на который направлена его агрессия) и «хорошим», к которому обращено его либидо. Но примерно на шестом месяце происходит их синтез – «появляется единая мать, то есть либидинозный объект в собственном смысле этого слова» [158. С. 170]. Это также стадия достижения ребенком первого уровня организации Я, первой его интегрированной структуры.

Для развития ребенка важно, чтобы мать удовлетворяла в равной степени разные влечения ребенка и одновременно с этим развивала у ребенка способность откладывать удовлетворение влечений, терпеть отсрочку, чтобы получить удовлетворение позже.

Спитц тщательно исследовал особенности нормального и отклоняющегося развития объектных отношений на каждой из выделенных им стадий. В отличие от Мелани Кляйн он придерживался мнения о первоначальной недифференцированности ментальной жизни младенца с постепенным формированием психических структур и функций. В качестве главной причины психотических расстройств ребенка Спитц рассматривал специфические эмоциональные расстройства матери. В то время как большинство психоаналитических теорий носят умозрительный характер, отличительной особенностью подхода Спитца явилось широкое использование методов экспериментальной психологии для обоснования собственных идей.

В отношении психотерапии Спитц считал, что терапевт должен предоставить пациенту то, чего ему не хватало в его объектных отношениях [158. С. 288], при этом он предлагал диагносцировать проблемы пациента на основе определения его точек фиксации.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.