Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 3. Об аквагриме и страшных легендах

Ника.

На утро у меня были самые прекрасные планы. Дождаться, пока солнце начнёт светить в глаза через мутное окно, не давая спать, проснуться, поморщиться, а затем улыбнуться новому дню. Этот ритуал начинал любой солнечный день, и, признаться, я не понимала тех людей, которые ворчат про побудку небесным светилом по утрам.

Однако, когда этот план был осуществлён, я столкнулась с тем, что нужно придумывать новый – на дальнейшую деятельность.

Комната, в которой я проснулась, была небольшой, но уютной. По крайней мере, на мой вкус. Думаю, матушка, увидев, где я живу, пришла бы в ужас: чистотой тут и не пахло. Ну, то есть, мы с Ремом исправно убирались каждую неделю, но какой-такой чистоты можно ждать от дома, пустовавшего много лет?

Рем нашёл это жилище три года назад. Честно говоря, я не знаю, почему нами не заинтересовались власти города. Ведь, по сути, мы – три бомжа без прописки, обитающие в доме, который готовился под снос. Готовился, да его не дождался. Рем не рассказал, как ему удалось спасти дом, а потом я проиграла в шашки на желание, и он попросил не спрашивать никогда, как он улаживает вопросы с домом. Было обидно, конечно, но желание есть желание. Особенно, когда ты проиграл в шашки.

Я знала только, что он как-то общается со «второй властью» в городе – бандитами, убийцами, кормящимися от них попрошайками и им подобными личностями. Насколько тесно он общается, я уже не имела понятия. И, честно, не особо хотела его иметь.

Я просто радовалась тому, что мы живём тут дружно и относительно беспечно. В детстве я никогда не хотела быстро вырасти. Видела озабоченных взрослых, обсуждающих какие-то скучные дела, и мечтала никогда не иметь к ним отношения. Счета, работа, налоги, политика…

Можно сказать, что моя мечта сбылась.

Наш дом был потрёпан жизнью и предыдущими владельцами. Когда-то, наверное, это был просторный уютный домишко для большой обеспеченной семьи. Три спальни наверху, два санузла, гостиная на половину первого этажа, тумбы хорошего дерева на кухне и добротно сделанный стол – всё это наводило на мысли о хорошо налаженном уютном быте. Я любила порой представлять себе бывших жильцов нашего обиталища. Думаю, у них обязательно были дети. И рыжий кот. Эта фантазия, кстати, была одной из причин, по которым я решила завести Рыжика. Мне казалось, что я возвращаю дому должный вид.

Я не знала и того, почему жилище оказалось заброшено. Была мысль расспросить местных жителей, но Рем сказал, что нам лучше вообще не упоминать о своём доме в городе. Даже под прикрытием праздного любопытства.

Рема я предпочитала слушаться. Не во всём, конечно. Но по большей части этот человек говорил дельные вещи, да и именно он решал все вопросы быта. Я пыталась ему помочь, но Рем, казалось, вознамерился продолжить стратегию воспитания моих родителей, и его единственным поручением было «гуляй, пока гуляется». Это давало определённую свободу, но было немного обидно.

Потому я уже месяца три как тайно подрабатывала. Тайно от него, конечно. Ничего страшного, просто аквагрим. Всякие бабочки-цветочки на детских лицах. Это несложно, да и приятно разрисовывать мордочки. Особенно много требовалось такой подработки на праздниках. На дни рождения предпочитали приглашать профессионалов, а вот на всяких гуляниях таким, как я – раздолье.

Разумеется, если бы я просто совала деньги в нашу «казну», Рем бы заметил это. Потому я использовала заработанное, чтобы купить что-то вкусненькое или одежду лучше, чем мы могли позволить себе обычно. Наверное, когда-нибудь моя маленькая тайна открылась бы, но, в конце концов, я не делала ничего предосудительного.

Позавчера на празднике мне не удалось подработать, потому что точку работы забил какой-то парень. Зато сегодня после полудня начиналась моя смена в торговом центре. Рем в этот центр никогда не ходил, так что мне не грозило разоблачение.

Времени до работы оставалось много, и это была отличная возможность посидеть на тихой кухне и выпить чаю. Я была уверена, что мы с чаем будем там вдвоём. Рем всегда уходил рано, а Арон вообще представлялся мне весьма мифической личностью, этаким местным привидением. Летом я видела его всего пару раз, и ещё пару раз слышала о нём от Рема. Мы пересекались только зимой, когда все переезжали в гостиную. Заботы об этом человеке полностью лежали на плечах Рема. И это, пожалуй, были обязанности из тех, которые я даже не пыталась взять на себя. Сальные путаные пряди, общий запущенный вид и – самое главное – тяжёлый, полный отчаянной безнадёжности, взгляд, всё это пугало меня. Однажды мне даже приснилось, что он пришёл за моей душой.

Поёжившись, я отогнала мысли об этом странном субъекте, умылась и сбежала по скрипучей лестнице вниз. Тонкие лучики света, пробивающиеся сквозь заколоченные окна, дарили слабый полумрак, притом лишь днём, но мне этого света было достаточно – привыкла. Я могла пройти по всему дому с закрытыми глазами и ни разу не споткнуться.

Надо ли говорить, что процедура заваривания чая прошла абсолютно машинально? Рем всегда просил быть осторожной с плитой, выключать газ и вообще не жечь его без нужды, потому что баллоны было достать проблематично. Мы вообще жили довольно экономно. Ни о каких устройствах, вроде телефона или плеера, не шло и речи – у нас не было электричества. Я уже почти не помнила, что такое интернет, и с некоторым облегчением отвыкла от голоса диктора по телевизору за ужином.

Я всё равно любила эту жизнь. В электронике мы не сильно нуждались: для освещения существовали масляные лампы, а для отопления – огромный камин в гостиной. Дрова для него потихоньку натаскивал Рем летом, а зимой мы в целях экономии топлива все жили в гостиной. Пожалуй, это было единственное время, когда я часто видела Арона. И по совместительству - одна из причин, по которым я не любила зиму.

Моё чаепитие прошло в уютной тишине, как и планировалось. После я решила прогуляться: пробивающиеся в дом лучики света сулили тепло и хорошую погоду, и не воспользоваться случаем было нельзя. Быстро собравшись, я шагнула на залитую светом дорожку между домом и калиткой. Я любила пробегать по ней, едва касаясь мысками камней, легко, словно бабочка. Эта дорожка была для меня мостиком между двумя мирами, городом и домом. В городе жили одомашненные люди с работой и семьёй, а в доме обитали мы – нелегальные, выпавшие из жизни элементы.

Когда я устраивалась на работу, пришлось придумать, почему у меня нет телефона и электронной почты. Со временем руководство привыкло к этой странности и больше на неё не сетовало. Работу подкидывали часто, потому что я делала её быстро, качественно и никогда не опаздывала. Меня часто ставили в пример всяким студентам, которые любили опоздать минут на десять, а то и на полчаса. Но я-то понимала, что у меня, в отличие от них, возмутительно мало дел для девятнадцати лет, и никогда не кичилась перед ними качеством своей работы.

Однако главной причиной моей старательности было даже не наличие свободного времени. Всё было просто, как дважды два: я любила это занятие. Любила детей и их немного усталых родителей, любила свои краски и кисточки, любила придумать что-то новенькое и порадовать ребёнка. Моё мастерство росло со временем, я делала всё более мудрёный грим – просто от чистого сердца. Наверное, у меня получилось бы быть художницей.

Рисуя очередной цветочек на личике дитя, я любила поговорить с родителями. От них я узнавала немало интересного. Конечно, встречались неразговорчивые экземпляры, но чаще всего это были уставшие от суеты люди, которые выбрались отдохнуть и были только рады поболтать.

Сегодня был вторник, и на большое количество народа рассчитывать не приходилось. Пока никого не было, я обычно брала карандаш, тетрадку и что-нибудь рисовала. Чаще всего это были какие-нибудь узоры – они получались у меня лучше, чем что-либо ещё.

Время до работы пролетело с пугающей быстротой. Я даже не успела устать от своей пешей прогулки без цели и направления, когда посмотрела на часы и поняла, что до смены осталось всего ничего и стоит поспешить.

По счастью, я не опоздала, и в назначенный срок уже сидела наготове с кисточками и красками. Однако посетителей, как и ожидалось, пока не было. Бесцельно посидев полчасика, я открыла любимую тетрадку и уже приготовилась рисовать, но именно в этот момент подошла мама с ребёнком. Она улыбалась, да и дитё выглядело счастливым. Наверное, у неё был отпуск.

Ребёнок хотел себе маску человека-паука. Мама подшучивала над этим желанием, но, естественно, не мешала выбрать то, что он хотел. Я принялась за работу и между делом стала расспрашивать женщину:

- Вторник, все ходят хмурые и озабоченные, а вы улыбаетесь. Приятно видеть. Отпуск у вас?

- Всё намного лучше - меня уволили, - поведала женщина.

- Лучше?

- Да, лучше, - женщина нахмурилась воспоминаниям, - хотя сначала я расстраивалась, конечно. Знаете, так бывает: привычный уклад, стабильная зарплата... Но, когда я пришла домой и объявила об увольнении семье, ребёнок воскликнул «ура, мы с мамой наконец-то погуляем!». Видите ли, я была очень занята и уже полгода не могла с ним выбраться. И знаете, я поняла, что чего-то недопоняла в этой жизни...

Она улыбнулась своему каламбуру, а я задумалась, что ей ответить. Но не успела: женщина решила продолжить свой рассказ.

- Конечно, я не останусь безработной. Просто... я в этой компании давно, а в юности у меня были другие приоритеты. Сейчас мне бы больше проводить время с семьёй, и плевать на невысокую зарплату...

Однако, пока она это говорила, на лице появлялось всё больше неуверенности.

- Я найду что-нибудь поудобнее, - совсем не уверенно заключила она, явно не желая больше говорить на эту тему.

- Обязательно найдёте, - кивнула я, - так, чтоб и вы были счастливы, и ребёнок. Вы хороший человек, я вижу. Такому не может не повезти.

Мать заулыбалась.

- Вы знаете, мы весь город сегодня обошли. Погода - что надо! Заглянули во все уголки, даже дошли до заброшенного дома на окраине... знаете такой?

Я кивнула, затаив дыхание. Это была опасная тема, не стоило показывать, насколько я его знаю, этот дом. Но, может, женщина расскажет, что случилось с предыдущими владельцами?

- Макс всё рвался внутрь, говорил, там сокровища спрятаны, насилу отговорила, - женщина улыбнулась, - про него страшные вещи люди говорят, я, конечно, не очень верю, но лучше туда не соваться.

- Это точно, - пробормотала я, представляя, что бы было, если бы ребёнок всё-таки уломал маму, и они увидели вполне обжитое помещение, - а что о нём рассказывают? – как можно равнодушнее поинтересовалась я.

Надо ли говорить, что на самом деле равнодушием тут и не пахло?

- Да чепуху всякую. Хотя всякое в жизни бывает, может, и правда... Говорят, жила там семья дружная, а потом отец узнал, что ребёнок не от него, и пырнул жену ножом... Говорят, на ковре в гостиной до сих пор видно пятно крови. А кто-то говорит, что муж сам потом повесился, а трупы вывозить не стали, так там и лежат...

Женщина передёрнулась, а я разочарованно вздохнула. Ковёр заляпан лично нами, а трупов никаких в помине не было. Сказки, одни сплошные сказки.

- Не думаю, что это правда, - улыбнулась я, - как это могли трупов не вывезти?

- Да ещё говорят, проклятье на нём, - поведала мать, - мол, кто зайдёт, тот теперь заложник дома и его больше не покинет. Может, побоялись?

- Наши спецслужбы вряд ли состоят из суеверных людей, - заметила я, - им плевать на то, какое там проклятье, работа есть работа.

- Тоже верно, - кивнула женщина.

Мы плавно перешли на другие темы, а вскоре грим был закончен. Ребёнок остался доволен, и эта парочка пошла гулять дальше. А я снова достала тетрадку: день обещал быть долгим и скучным.

Вернувшись домой, я на всякий случай исследовала ковёр на предмет старых коричневых пятен. Но единственное, которое было найдено, сотворила собственно я: неаккуратно пила кофе. Да, с такими рассказчиками мне точно не суждено узнать, кто здесь на самом деле жил до нас.

- Что ты там искала, душа моя? – Рем вернулся как-то рано, однако.

- Кроооовь, - протянула я зловещим голосом, а Рыжик мяукнул из своего угла, словно подтверждая мои слова.

- Откуда, интересно, там могла взяться кровь?

- Да мне женщина одна байку сегодня рассказала, что тут отец семейства жену свою порешал...

- Чушь, - бросил Рем, - тебе так хочется узнать скучную историю о заурядной семье, которая тут жила?

- Раз она такая заурядная, почему дом не продала? – резонно поинтересовалась я, - сам видишь, домище что надо, зачем его бросать?

- Хорошо, я постараюсь выяснить, что там с ней приключилось, только ты сама не доставай больше первых встречных, - Рем подошёл ко мне и положил руку на плечо, - это может плохо кончиться.

- Это был не первый встречный! – возразила я, - и вообще, она сама стала рассказывать, я лишь поддержала разговор...

- Молодец, молодец, - Рем был какой-то больно задумчивый и явно не такой весёлый, как обычно.

- Кстати, Рем, она сказала, что её ребёнок хотел залезть к нам. Прикинь, если бы он всё же полез? А тут – сам знаешь, - я встревожено глянула на него в ожидании ответа.

- Ну, вообще-то, дом закрывается на ключ, - заметил мой собеседник, - не думаю, что мамочка с дитём полезли бы взламывать замок.

- Полезть может кто-то другой.

Я не хотела успокаиваться. До сих пор мне просто не приходило в голову, что наше обиталище может кого-то интересовать, а вот теперь я понимала, что посягнуть на нашу жизнь могут хоть подростки, обожающие таинственно заброшенные здания.

- Ника, дверь железная, закрыта на замок, - начал перечислять Рем, - окна забиты фанерой, а её подпирает хлам, который мы и сами-то сдвинуть не в состоянии. Перестань так волноваться. Прийти по нашу душу случайно никто не может, а специально... специально не придут.

- Почему? – я затаила дыхание в надежде, что он расколется.

- Потому что гладиолус. Ты обещала не спрашивать, - он ткнул меня пальцем в щёку, улыбнулся и пошёл на кухню.

И вот так всегда!


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.