Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Упражнения на закрепление 7 страница

На стандартном языке мы можем обсуждать любые метафизические и «духовные» проблемы, часто даже не замечая, что мы уже вошли в сферы теологии и демонологии, в то время как на языке-прим мы можем обсуждать только действительные переживания (или трансакции) в пространственно-временном континууме. Сам по себе язык-прим не обязательно переносит нас в научную вселенную, но он по крайней мере подводит нас к экзистенциальным или основанным на опыте моделям и выводит нас из сферы средневековой теологии.

Я не против того, чтобы те, кому нравятся теологические или демонологические спекуляции, продолжали наслаждаться ими. Настоящая книга лишь пытается прояснить различие между теологическими спекуляциями и действительным опытом в пространстве-времени, чтобы мы не забредали больше в теологию, сами того не осознавая. Верховный Суд, например, забрел в теологию (или демонологию), когда про возгласил fuck непристойным словом. Самое большее, что можно сказать об этом на научном языке-прим, это: «Слово fuck кажется непристойным Х процентам населения», причем число Х должно определяться при помощи стандартных методов оценки общественного мнения.

Теперь перейдем к загадочному Джону, который «является» недовольным и брюзгливым, но при этом также «является» ярким и веселым человеком. Здесь мы находим любопытную параллель с дуализмом волны и частицы. Оставаясь в туннеле реальности стандартного языка, можно решить, что Джон «на самом деле» подвержен маниакальной депрессии. Или же один наблюдатель может решить, что другой наблюдатель просто «на самом деле» не наблюдал за Джоном внимательно или «является» «ненадежным свидетелем». Опять-таки, невинное на вид «является» заставляет нас населять мир призраками и может привести нас к жарким спорам, а то и к драке. (Вспомним тот город в Северной Ирландии — «является» ли он «на самом деле» Дерри или Лондондерри?)

Переписывая высказывания о Джоне на языке-прим, мы обнаружим, что «Джон выглядит недовольным и брюзгливым в офисе» и «Джон выглядит ярким, веселым человеком по выходным на пляже». Мы покинули мир призраков и снова вошли в экзистенциально-феноменологический мир действительного опыта в пространстве-времени. И — о чудо! — еще одно метафизическое противоречие внезапно исчезло!

Когда мы говорим, что «Джон является» чем бы то ни было, мы тем самым сразу же открываем дверь призракам и метафизическим спорам. Историческая логика аристотелевской философии, встроенная в стандартный язык, всегда придает статичность каждому «является», если только говорящий или пишущий не забывает указать дату, но даже и в этом случае лингвистическая привычка заставит многих «не обращать внимания» на дату и исходить из того, что понятие «является» статично (как статична любая аристотелевская «сущность»).

Например, фраза «Джон — безбородый» может ввести в заблуждение многих людей (кроме опытных полицейских), если преступник Джон попадет в розыск и решит изменить свою внешность, отрастив бороду.

«Джон — протестант» или «Джон — католик»: это может измениться в любой день, если у Джона появится привычка к философским рассуждениям.

Как ни странно, фраза «Джон — еврей» имеет по крайней мере пять различных смыслов*. Некоторые из этих значений могут измениться, другие остаются постоянными, и лишь одно из них что-то говорит нам о том, как Джон будет вести себя в пространстве-времени.

* Напоминаем читателю, что английский язык не делает различия между «евреем» и «иудеем». Есть лишь одно слово, Jew.

Пожалуй, на этом стоит остановиться подробнее. Фраза «Джон — еврей», в соответствии с раввинским законом, означает, что мать Джона — еврейка. Это ничего не говорит нам о религиозной и политической принадлежности Джона и даже меньше, чем ничего, — о его вкусах, сексуальной жизни, любимых видах спорта и т.п.

В нацисткой Германии фраза «Джон — еврей» означала (а в антисемитских кругах США означает и сегодня), что у Джона есть хотя бы один предок, которого можно назвать «евреем» согласно хотя бы одному из пяти противоречивых определений. Опять-таки, это ничего не говорит нам о поведении Джона.

«Джон — еврей» в некоторых кругах означает, что Джон исповедует иудейскую религию. Наконец-то мы узнали что-то о самом Джоне. Очевидно, он регулярно посещает синагогу... или довольно регулярно. (Но мы все равно не знаем, например, насколько строго он следует кошерным законам...)

«Джон — еврей» в некоторых других кругах означает, что, хотя Джон и отвергает иудейскую религию, он отождествляет себя с «еврейской общиной» и (если станет достаточно известной фигурой) может выступать «как еврей» на политических собраниях. (Но мы все-таки не знаем, например, будет ли он поддерживать или критиковать текущую политику Израиля.)

«Джон — еврей» может также означать, что Джон живет в сообществе, где по любому из вышеприведенных соображений люди относятся к нему как к еврею, и он поневоле вынужден признать это «еврейство» —пусть даже всего лишь призрак — как нечто такое, что люди обычно «видят», когда им кажется, что они видят его.

Литературные критики, которых принято считать самыми внимательными и вдумчивыми читателями, на протяжении 40 лет называли «евреем» Леопольда Блума, героя «Улисса» Джеймса Джойса. Только в последние лет десять исследователи Джойса начали спорить о том, «является» ли Блум евреем. (Блум подходит под определение еврея только в двух смыслах из пяти, приведенных выше, а в трех смыслах евреем не является. Означает ли это, что он «на 40% еврей» или «на 60% не-еврей»? Или и то, и другое?) Сейчас эти исследователи вроде бы сошлись на том, что Джойс дал Блуму очень запутанную родословную специально для того, чтобы создать такую двойственность и тем самым высмеять антисемитизм.

Рискуя быть осмеянным, я скажу, что, по-моему, Джойс, как и его великий современник Бор, хотя и не сформулировав идею языка-прим в явном виде, хотел заставить нас увидеть порочность «идентификационных» утверждений. Подобно шредингеровскому коту («дохлому» в одних «собственных состояниях», или eigenstates, и «живому» в других), Блум как человек не имеет смысла в своей среде, пока мы не осознаем, что и его «еврейство», и его «нееврейство» играют различные роли в его жизни — в различное время и в различной среде.

Между прочим, в рамках стандартного языка утверждение «Мерилин Монро была еврейкой» выглядит вполне справедливым. Она не имела ни матери-еврейки, ни предков-евреев, особо не общалась с еврейской общиной и вряд ли ее когда-нибудь называли еврейкой в прессе, но зато Мерилин, будучи замужем за Артуром Миллером, практиковала иудейскую религию, так что, согласно правилам стандартного языка, она «была» еврейкой в большей степени, чем некоторые из моих друзей-атеистов, происходящих из еврейских семей. Но вернемся к нашему Джону...

«Джон — сантехник». В этом предложении также содержится изъян. Возможно, с тех пор, как вы его видели в последний раз, Джон бросил работу сантехника и стал парикмахером. В жизни бывает и не такое. На языке-прим следует сказать: «В последний раз, когда я встречался с Джоном, он работал сантехником».

Банально? Чересчур педантично?

В одной из свежих научных статей* рассказывается о том, как профессор Гарри Вейнберг — кстати, мой старый знакомый — однажды попытался заставить своих студентов увидеть изъян, скрытый в утверждении «Джон Кеннеди — президент Соединенных Штатов». Доктор Вейнберг указал на следующий момент: все исходили из того, что «обстоятельства не изменились с тех пор, как мы вошли в эту аудиторию». Это предположение не подверг проверке никто из студентов, настаивавших на том, что вопрос совершенно ясен. Для Вейнберга и его студентов этот урок оказался более драматичным, чем они могли ожидать, поскольку лекция состоялась 22 ноября 1963 года, и вскоре все они узнали, что Джон Ф. Кеннеди погиб от пули убийцы не только именно в тот день, но и в тот час, когда шли занятия. Таким образом, когда вопрос обсуждался, президента по имени Джон Кеннеди уже не существовало.

* Рут Гончар. «Утверждение факта или утверждение вывода». — Темпл ревью, Темпл Юниверсити, зима 1988—89.

Такой урок трудно забыть, не правда ли?

Теперь посмотрим на пример номер пять — «Машина, сбившая человека, — синий "форд"«. В нем снова просматривается расселовский парадокс с двумя головами. Похоже, что синий «форд» существует «в» голове очевидца, но существовал ли синий «форд» также и «вне» этой головы — в этом у нас уверенности нет. И тут даже не нужно вспоминать эффектные лабораторные работы по психологии — достаточно вспомнить о том, как часто уверенные показания очевидцев не выдерживают проверки в суде. Может быть, «внешняя вселенная» (включающая в себя синий «форд») существует в какой-то Суперголове? Но, опять-таки, перевод исходного утверждения на язык-прим — «Мне кажется, что я припоминаю машину, сбившую человека, как синий "форд"« — явно лучше согласуется с опытным уровнем нашего существования в пространстве-времени, чем две головы и другие парадоксы, которые возникали перед нами в стандартном языке.

Джеймс Тербер рассказывал, как однажды он увидел адмирала в морской униформе XIX века и со старомодными бакенбардами, который ехал на цирковом одноколесном велосипедевдоль по Пятой Авеню в Нью-Йорке. К счастью, Тербер незадолго до того разбил свои очки и еще не успел получить отоптика новых, так что он не стал серьезно беспокоиться о своем душевном здоровье. В Сан-Франциско, в районе Кастро, где много гомосексуалистов, я как-то увидел объявление «УБОРЩИКИ-ПОЛУГЕИ»(Англ. Half Gay Cleaners.), но, когда я присмотрелся получше, это оказались «УБОРЩИКИ НА ПОЛДНЯ» (Англ. Half Day Cleaners).

Даже Аристотель, которого мы часто обижали на страницах этой книги, был достаточно умен, чтобы заметить, что в словах «я вижу» скрыт изъян; следовало бы говорить «я видел». Ведь между воздействием энергии на глаз и созданием образа (и связанных с ним названия и идей) в мозгу проходит некоторое время. Вот почему, когда машина сбивает человека и на полной скорости уносится прочь, из трех очевидцев один может увидеть синий «форд», другой — синий «фольксваген», а третий — даже зеленую «тойоту».

Когда-то я потряс до глубины души одного моего друга, заметив, к вопросу об НЛО, что я вижу их по две-три штуки в неделю. Поскольку я изучаю трансакционную психологию, этот факт не удивляет и не пугает меня. Ведь я также вижу и ННЛО (неопознанные нелетающие объекты) — но, в отличие от некоторых персонажей нашей книги, не тороплюсь опознавать в них енотов или кабанов. Большинство людей видит ННЛО — особенно часто во время быстрой езды, но иногда даже при ходьбе. И никто не задумывается о них. На нас производят впечатление только НЛО, потому что многие люди считают их космическими кораблями. Мои НЛО остаются неопознанными, поскольку они не находились в моем поле зрения достаточно долго для того, чтобы я мог хотя бы строить какие-то догадки. Я не нахожу никаких оснований для того, чтобы классифицировать их как космические корабли. Мало того, я думаю, что, если человек не видит НЛО часто, это просто потому, что он не владеет психологией восприятия или современной нейронаукой. В небе очень много объектов, которые мелькают слишком быстро, чтобы кто-нибудь мог опознать их.

Моя собственная жена часто предстает передо мной как ННЛО — обычно часа в два-три ночи, когда я встаю с постели и иду по нужде, а затем встречаю Таинственную и Неизвестную фигуру, вырисовывающуюся во мраке на другом конце комнаты. К счастью, в этих случаях опознание не занимает много времени и я никогда не хватался за тупые тяжелые предметы, чтобы защитить себя. И, что бы ни думали обо мне мои критики, я никогда не принимал свою жену за белку.

Если мыслить на языке-прим, то весь мир состоит в основном из НЛО и ННЛО. Мало какие из «объектов» (пространственно-временных событий) в воздухе или на земле дают нам возможность «опознать» их с полной уверенностью.

В примере номер шесть («Это фашистская идея» или «Для меня это кажется фашистской идеей») стандартный язык предполагает наличие «сущности» средневекового типа, не описывает действие в пространстве-времени и не упоминает инструмент, используемый для измерения степени «фашистскости» данной идеи. Перевод же на язык-прим не оперирует призраками, описывает действие, происходящее в мозгу говорящего, и очень ясно указывает на этот мозг как на инструмент, производящий оценку. Мы снова видим, что стандартный язык исходит из того, что наблюдатель и наблюдаемое разделены «прозрачной стеной», в то время как язык-прим возвращает нас в современный квантовый мир, в котором наблюдатель и наблюдаемое образуют нераздельное единство.

В примерах 7 и 8 стандартный язык опять обращается к призракам и отделяет наблюдателя от наблюдаемого, язык-прим не предполагает наличия призраков и напоминает нам о ПКН (Принципе квантовой неотделимости) доктора Ника Херберта: невозможно экзистенциально отделить наблюдателя от наблюдаемого.

Помедитировав над примером 9, вы получите ответ на знаменитый дзэновский коан: «Кто тот Мастер, который делает траву зеленой?» Возможно, это также избавит вас от частых ссор (чаще всего происходящих между мужем и женой) поповоду того, «являются» ли новые занавески «на самом деле» зелеными или голубыми.

Пример 10 вводит новые тонкости. В предложении на стандартном языке не видно никакого «является», поэтому даже люди, искушенные в языке-прим, могут не увидеть здесь проблемы. Однако разрешите мне напомнить вам один хрестоматийный эксперимент из области психологии, который ясно показывает, что стандартно-языковая версия все же содержит в себе изъян.

Эксперимент этот хорошо известен всем студентам-психологам. В аудиторию внезапно врываются два человека, они дерутся и кричат, а затем один из них делает такое движение, словно бьет другого ножом. Тот падает. Когда бы ни проводился этот эксперимент, большинство студентов при опросе заявляют, что в руке нападавшего был нож. На самом деле никакого ножа нет. В руке «убийцы» находится банан.

Теперь вернемся к переводу предложения номер 10 на язык-прим. Человек, хорошо обученный языку-прим, более осторожен со своими восприятиями и не торопится выносить суждения, как это делало большинство людей в течение всей нашей истории. Может быть, такой человек способен даже увидеть банан вместо ножа-галлюцинации?

Упражнения

1. Пусть группа поэкспериментирует с переводом следующих предложений со стандартного языка на язык-прим. Обратите особое внимание на то, из-за чего у вас возникает несогласие или раздражение.

А. Зародыш — это уже человек.

Б. Оплодотворенная яйцеклетка — это уже человек.

В. Семя священно./ Семя драгоценно./ Если семя проливается напрасно,/ Боги приходят в гнев. (Монти Питон*)

* Монти Питон: «Летающий цирк Монти Питона» — британская комическая труппа, прославившаяся «контркультурной» направленностью своих номеров. Долгое время выпускала телевизионное шоу и сняла несколько фильмов, в т.ч. «Жизнь Брайана» — пародию на евангельскую историю Иисуса.

Г. Порнография —это убийство. (Андреа Дворкин)*

* Дворкин, Андреа - ультрарадикальная американская феминистка.

Д. Джон — гомосексуалист.

Е. Длина этого стола — четыре фута.

Ж. Человеческий мозг — это компьютер.

3. Когда я принял ЛСД, вся вселенная трансформировалась.

И. Бетховен был параноиком, у Моцарта бьыа маниакальная депрессия, а Вагнер был мегаломаном.

К. Сегодня вторник.

Л. «Любовник леди Чаттерлей» — сексистский роман.

М. Мыши, крысы и кролики — грызуны.

Н. Пациент сопротивляется терапии.

О. Грех и искупление — это теологические фикции. Чувство греха и чувство искупления — это действительные человеческие переживания. (Перефразировано из Людвига Виттгенштейна.)

2. Повторите еще раз эксперимент с камешком: передайте его по кругу, и пусть каждый постарается ощутить и прочувствовать его, не складывая в своем мозгу никаких слов о камне.

3. Пусть каждый член группы поразмышляет над следующими предложениями, а затем выберет одно из них — то, которое ему (или ей) было бы труднее всего произнести вслух:

А. Моя мать была вечно пьяной шлюхой.

Б. Я конченый педераст и х...сос.

В. Я б... и горжусь этим.

Г. Я всегда был трусом.

Д. Я боюсь быть один в темноте.

Е. Я был бы очень счастлив, если бы моя жена побыстрее подохла.

Пусть каждый из вас произнесет вслух ту фразу, которая вызывает у него самое сильное эмоциональное сопротивление.

Пусть все остальные наблюдают за тоном и «языком телодвижений» каждого члена группы, когда он старается произнести то, что боится произносить. Обратите особое внимание наулыбки (насколько искренними они кажутся?) и смущенное хихиканье.

Пусть группа обсудит результаты этого опыта. Постарайтесь уделить особое внимание следующему вопросу: почему после изучения главы о различиях между словами и невербальным существованием большинство из вас все еще боится определенных слов или идей. Отметьте, каким образом каждый член группы давал понять (тоном, жестами и т.д.), что на самом деле он вовсе не «имел в виду» то, что он говорил. Сравните это с игрой хорошего актера, который мог бы произнести любое из этих предложений с полной убежденностью и убедительностью.

Вспомните знаменитый «эпизод с пенисом» из фильма «Рожденный четвертого июля» (когда Том Круз в роли парализованного ветерана пытается объяснить своей матери, что для него означает пожизненная импотенция). Сравните его «искренность» и убежденность, когда он кричит, что его пенис больше никогда не станет твердым, с относительной нехваткой «искренности» у вас, как я предполагаю, не проходивших школы актерского мастерства.

Каким образом актеры учатся преодолевать те табу, которые управляют большинством из нас? Как вы считаете, сможет ли кто-нибудь из вас, с гетеросексуальной ориентацией, изобразить гомосексуалиста, как это когда-то сделал Брандо? Почему бы нет? Обсудите это в группе.

Часть третья

Вселенная, создаваемая наблюдателем

Организованный скептицизм — это палка о двух концах. Он позволяет подвергать сомнению как ортодоксальные, так и неортодоксальные воззрения... Ученый, который считает себя истинным скептиком, или зететиком, должен с одинаковой охотой проводить эмпирическое расследование как деятельности Американской ассоциации медиков, так и деятельности знахарей. И он обязательно сравнит полученные эмпирические результаты, прежде чем защищать одних и нападать на других.

Марсилло Труззи, д-р фил. Зететик сколар, -- 12—13, 1987*

* Марснлло Труззи — социолог из Восточномичиганского университета. Первый редактор издававшегося КНРСПЯ журнала «Зететик», впоследствии основал собственный независимый скептический журнал «Зететик сколар».

Глава четырнадцатая

Крестьянин и вор

В одной старинной китайской притче рассказывается о крестьянине, который заметил исчезновение своего кошелька с деньгами. Обыскав весь дом, он не нашел кошелька и пришел к выводу, что его украли. Перебирая в памяти всех, кто приходил к нему в дом в последнее время, крестьянин решил, что знает вора — это был соседский сын. Этот парень заходил к нему как раз накануне исчезновения кошелька, и никто другой не мог бы совершить кражу.

Встретив парня в следующий раз, крестьянин заметил в его поведении много «подтверждений» своим подозрениям. Соседский сын явно смущался его, прятал глаза и вообще имел вид нашкодившего кота. Но у крестьянина не было никаких прямых улик, и он не знал, что делать. Каждый раз, когда он встречался с этим парнем, тот выглядел все более виноватым, и крестьянин злился все сильнее. Наконец он так разгневался, что решил пойти к отцу воришки и предъявить ему формальное обвинение.

И тут жена крестьянина позвала его. «Посмотри, что я нашла за кроватью», — сказала она и подала ему пропавший кошелек с деньгами.

Даосские философы часто вспоминают эту притчу и указывают, что «виноватое» поведение невинного парня можно объяснить двумя способами:

1. Возможно, его поведение вообще не показалось бы «виноватым» никому, кроме подозревавшего его крестьянина. Крестьянин замечал опущенные глаза, смущенный вид и т.п. только потому, что ожидал видеть все это.

Это предположение имеет смысл, хотя оно и подрывает все наши догмы, если подумать над ним достаточно внимательно. Если вы когда-нибудь замечали, что в важном споре одна сторона (с которой вы согласны) демонстрирует справедливый гнев по отношению к доводам другой стороны (с которой вы несогласны), а другая сторона кажется вам «слишком эмоциональной, чтобы мыслить непредвзято»; или если вы когда-нибудь, как и я, видели вывеску «УБОРЩИКИ-ПОЛУГЕИ» в районе, где много гомосексуалистов; или если вы когда-нибудь встречали странное животное, выглядевшее как помесь лошади с оленем, как те двое людей, о которых я рассказывал в книге «Новая Инквизиция», — вы поймете смысл этой притчи.

Не забывайте и о том джентльмене, который застрелил свою жену, убежденный, что это «была» белка.

Возможно, овладение языком-прим и фоннеймановской логикой «да — нет — может быть» помогло бы людям избегать таких «проекций» (как говорят фрейдисты)?

Не забудем вот еще что. Трансакционная психология доказала, что, вопреки нашему многовековому «здравому смыслу», человеческое сознание не просто пассивно принимает впечатления из «внешнего мира». Скорее, мы активно создаем наши впечатления: из огромного океана всевозможных сигналов наш мозг замечает те сигналы, которые соответствуют тому, что мы ожидаем увидеть. А уж потом мы организуем эти сигналы в такую модель, или такой туннель реальности, которая прекраснейшим образом соответствует нашим представлениям о том, что «действительно имеется» в мире.

Вы можете сказать, что вина китайского юноши экзистенциально пребывала в состоянии «может быть» до тех пор, пока кошелек не нашелся, но, если разобраться, его вина постепенно перемещалась из экзистенциального «может быть» в субъективную уверенность по мере того, как восприятия крестьянина подкрепляли подозрения последнего.

Аристотель заметил лишь, что выражение «Я вижу» на самом деле означает «Я увидел». Современная нейронаука открыла, что «Я вижу» (или «Я воспринимаю») в действительностиозначает «Я сделал ставку». За то время, что проходит между поступлением сигнала в наш глаз или другой воспринимающий орган и появлением образа или идеи в нашем мозгу, мы проделываем большую «творческую» работу. Обычно мы проделываем ее так быстро, что даже не замечаем этого. Поэтому мы забываем о том, что в каждом восприятии содержится игра случая, и удивляемся (или даже злимся), когда сталкиваемся с тем, что другие не «видят» того, что «видим» мы.

Если мы будем постоянно напоминать себе о том, что мы видим не нашими глазами, но нашей синергетической системой «глаз — мозг», работающей как одно целое, то обязательно начнем все чаще и чаще замечать, сколь многое в наших восприятиях происходит от наших предвзятых мнений.

Если мы будем учиться писать на языке-прим, то очень ускорим наш прогресс в усвоении этого современного знания. Научиться говорить и мыслить на языке-прим гораздо труднее: мы впадаем в «идентификационность» и через 20, и через 40 лет после того, как, по нашему мнению, мы уже выучили этот урок.

2. Но даосы указывают и на то, что у парня из притчи могло на самом деле выработаться «виноватое» поведение — например, он действительно мог начать бояться смотреть соседу в глаза, просто потому, что понял, что сосед его в чем-то подозревает.

Здесь мы входим в область того, что наука о поведении называет «самоосущесттляющимися ожиданиями». Такого рода вещи случаются с каждым из нас. Какой-то знакомый начинает вести себя с нами холодно и недружелюбно; мы тоже становимся сдержаннее по отношению к нему или стараемся избегать его общества. То есть начинаем вести себя именно так, как он и ожидал.

Вы, мужчина, должны встретиться по делу с женирщой-феминисткой, которая ожидает от всех (а не от некоторых) мужчин непорядочности или грубости. Вы стараетесь оставаться спокойным и рассудительным, но ее манера держаться все больше раздражает вас. В конце концов ее враждебность открывает дверь вашей враждебности. Ожидание осуществило само себя: вы «доказали» феминистке, что ее мнение о мужчинах как об опасных существах подтвердилось еще раз.

Или такая ситуация: вы, афро-американец, сталкиваетесь с полицейским, который «знает», что все (а не некоторые) афро-американцы «являются» жестокими и опасными людьми. Он применяет к вам излишнюю силу. Вы разгневаны и даете ему сдачи. Вот вы и подтвердили свое мнение о белых легавых — а он подтвердил свое мнение об афро-американцах.

Особенно четко виден этот замкнутый круг, когда имеешь дело с параноиками. К каким бы ухищрениям вы ни прибегали, каждое ваше действие подкрепляет его параноидальную уверенность в том, что и вы служите Заговору, направленному против него. Если только вы не работаете психотерапевтом, а он — не ваш пациент, вы в конце концов сдадитесь и перестанете пытаться убедить его в том, что вы ему не враг. Вы просто начнете по возможности избегать его. Результат? То, что вы избегаете его, станет еще одним пунктом в длинном списке «доказательств» вашей вины.

Ученые-медики знают, что любая новаторская терапия показывает самые лучшие результаты, пока она нова. А некоторые виды терапии вообще действенны, только пока они новы. Например, когда-то много шума наделало «лекарство от рака» под названием кребиозен. В первое время оно действительно помогло вылечиться некоторым людям, но вот уже 30 лет новых сообщений об исцелении при помощи кребиозена не поступает. В такого рода случаях энтузиазм ученых каким-то образом передается пациентам, которые затем «дают себе разрешение» почувствовать облегчение.

Такие исцеления-благодаря-внушению кажутся «чудесными» — или по крайней мере «загадочными» — большинству из нас. И это еще раз указывает на гипнотическую силу слова, когда карту принимают за территорию. В наших языках есть два отдельных слова: «сознание» и «тело», и мы склонны думать, что и вселенной свойственна такая двойственность. Когда мы мыслим на более современном научном языке, то есть в терминах «организма как единого целого» или «психосоматического синергизма», такие исцеления не кажутся ни чудесными, ни загадочными.

Статистика свидетельствует: пациенты-оптимисты выздоравливают лучше, чем унылые пессимисты. Это должно удивлять нас не больше, чем тот факт, что у детей, которые смотрят много фильмов ужасов и боевиков, чаще встречаются нарушения сна, чем у детей, смотрящих одни комедии.

Если вы относитесь к молодому человеку как к вору, он начнет чувствовать себя рядом с вами неуютно. Неопытному глазу это будет казаться «виноватым» поведением. Если врач ожидает от пациента, что тот выздоровеет, это оказывает определенное воздействие на пациента; если врач ожидает, что пациент умрет, это тоже окажет свой эффект. Приверженцы Христианской Науки и другие «исцелители верой» не могли бы заниматься своим делом, если бы самоосуществление ожиданий не срабатывало статистически достаточно часто при самых разных заболеваниях — иногда даже очень серьезных.

Каждая страна, создающая империю, объявляет завоеванные народы ленивыми, грязными, невежественными, неразумными и вообще «низшими». И что же? Большинство подчиненных народов очень скоро начинает демонстрировать поведение, вполне соответствующее этим ярлыкам. Этот процесс можно было наблюдать у ирландцев за 800 лет британского владычества, у американских индейцев под властью белых, у африканцев, угнанных в рабство, у женщин за последние 3000 лет патриархата и т.д.

Такое же самоосуществление ожиданий часто случается и с иммигрантами. В Америке ирландцы статистически стали очень «ленивыми», когда им назначили эту роль; но когда достаточно много ирландцев смогло достаточно сильно воспротивиться этому ярлыку и стать мощной (и воинственной) силой в политике и бизнесе, «леность» ирландцев как группы «чудесным образом» начала сходить на нет. (И тогда настал черед пуэрториканцев играть роль Низшего Щенка...)

Я был знаком с одной женщиной в Чикаго, у которой была дочь, дважды за время обучения в школе познавшая на себе силу ярлыков. Поступив в школу начального уровня, девочка вроде бы показала плохие результаты при тестировании уровня интеллекта и была определена в класс «для медленно обучающихся». Там она и оставалась все восемь лет начальной школы.

Затем, при поступлении в среднюю школу, она прошла еще одно тестирование и попала в высший один процент. Девочку отправили в «ускоренный» класс, где она начала демонстрировать высокий интеллект, который не проявился за все годы начальной школы.

Может быть, это новый ярлык создал новый интеллект? Или мы должны предположить, что результаты тестирования в начальной школе перепутались и девочка по ошибке получила чужой балл? Мне лично больше нравится вторая теория, хотя... с другой стороны...

Каждый раз, пересекая границу между Мексикой и Америкой, я ощущаю некоторое беспокойство. Я «знаю», что в моей машине нет незаконно провозимых наркотиков, но под враждебными и подозрительными взглядами техасских пограничников я начинаю лихорадочно соображать, не мог ли какой-нибудь проклятый наркотик каким-то образом, без моего ведома, оказаться в машине... А вдруг кто-то, кому не нравятся мои книги, подложил мне такую свинью? А вдруг какой-нибудь молодой идиот-поклонник вложил пакетик в виде сюрприза в подаренную мне книгу или видеокассету, не зная, что на следующий день мне предстоит пересечь границу? А может, эти пограничники сами иногда подбрасывают людям наркотики, чтобы повысить свои показатели по задержаниям? Как Йозеф К. в «Прогрессе», я начинаю чувствовать уверенность в том, что они найдут, в чем я виноват, хоть я сам и не знаю за собой никаких преступлений.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.