Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Будет ли новый Перл-Харбор?



 

России нужен сейчас верховный главнокомандующий и командующие с сознанием рядовых перед Богом. России нужны воины Христовы, способные идти в бой и умереть за веру и Отечество, потому что оно сейчас в опасности как никогда.

В опасности изнутри, в опасности извне. Американская разведка официально назвала Россию угрозой для США — такой же, как Иран и Аль-Каида. Конечно же для таких заявлений нет никаких оснований, Россия не угрожает Америке так же, как не угрожал ей Ирак. Просто Америке сейчас нужна война, которая решила бы задачи на ближайшую и на отдаленную перспективу. Отдаленная перспектива это создание политического и духовного хаоса, слом системы государственности в мире, на руинах которой Дан будет сооружать глобальное антигосударство.

Ближайшая перспектива носит экономический характер. Америка переживает жесточайший экономический и финансовый кризис, такой же, а может быть, еще более сильный, чем накануне Второй мировой войны. В то время Америка вышла из него благодаря колоссальным военным заказам. Масштабная война для выхода из масштабного кризиса. Это уже апробированная в период Второй мировой войны технология. Экономическая ситуация в США тогда и сейчас абсолютно идентичны.

Тогда американскому политическому руководству нужно было во что бы то ни стало найти повод для вступления в войну. Но как быть с общественным мнением? Сознание американского обывателя вовсе не было настроено на военный лад. Чтобы его милитаризировать, нужен был повод, такой мощный и впечатляющий, чтобы американцы не только осознали необходимость войны, но всеми силами захотели ее. И такие столь желанные для американского политического руководства радикальные изменения произошли после Перл-Харбора.

Мировая война нужна была как воздух Рузвельту не меньше, а может быть больше, чем Гитлеру. Рузвельт получил фантастическую возможность вступления в нее и извлечения гигантских средств от экспорта оружия и другой продукции для военных нужд, решив тем самым экономические проблемы и сохранив власть в своих руках.

Перл-Харбор — вот тот ключ, которым Рузвельт открыл дверь для Америки в мировую войну. Колоссальные человеческие потери, затем колоссальный шок в обществе и возникшее колоссальное массовое желание отомстить, а дальше колоссальные военные заказы и прибыли и вожделенный выход из кризиса. Рузвельт — герой и благодетель нации.

Это внешняя цепочка событий. Но есть у этой истории и теневая сторона.

Если коротко излагать те события, то известно, что рано утром в воскресенье 7 декабря 1941 года японские самолеты атаковали американские корабли в бухте Перл-Харбор на Гавайях и менее чем за три часа уничтожили весь Тихоокеанский флот США. Потери Соединенных Штатов составили убитыми 2403 человека и ранеными 1178 человек. Что же касается потерь в технике, то в результате атаки было уничтожено или повреждено 247 американских самолетов, потоплено или повреждено 18 кораблей. Такие огромные потери менее чем за три часа. Как могло такое случиться? Такое впечатление, будто флот вместе с людьми специально готовили для заклания. Посмотрите на карте и на снимке: американские корабли были сконцентрированы в одном месте. Их боевой порядок был настолько уязвим, как будто корабли намеренно были подставлены под удар японцев с целью добиться многочисленности жертв и потерь, нужных для того, чтобы привести американское общество в шок.

Итак, нападение произошло 7 декабря 1941 года. Запомним эту дату и прокрутим пленку назад в историю.

Известно, что 1 сентября 1939 года американский посол в Париже Буллит звонит Рузвельту и сообщает о вторжении немецких войск на территорию Польши. Рузвельт радостно отреагировал: «Прекрасно, Билл! Наконец свершилось. Да поможет нам Бог!»

За два дня до Перл-Харбора Рузвельт закончил традиционное радиообращение к нации словами: «Мы выиграем войну, и мы выиграем мир!» За два дня до атаки он уже гово- рил о войне как о свершившемся факте. Откуда такая уверенность в ее неизбежности? Может быть, Рузвельт знал о подготовке атаки и уже готовил общественное мнение.

В обращении к народу после атаки Рузвельт назвал нападение Японии «неспровоцированным». Но это было не так. Америка активно провоцировала Японию на крайние меры. В конце июля 1941-го Рузвельт ввел эмбарго на поставки нефти в Японию, в результате чего она лишалась необходимых для нее и ее вооруженных сил источников топлива. Это была первая провокация. Сразу же после введения этого эмбарго военное руководство Японии потребовало начать войну против США.

Знал ли Рузвельт, что нападение будет совершено именно на военно-морскую базу в Перл-Харборе? Из недавно рассекреченных документов, ставших достоянием американской прессы, хронология представляется следующим образом.

Еще в январе 1941 года (то есть почти за год до атаки) американский посол в Японии Джозеф Грю сообщил, что вооруженные силы Японии планируют внезапное массированное нападение на Перл-Харбор.

За десять месяцев до атаки министр военно-морских сил США Фрэнк Нокс направил письмо военному министру Генри Стимсону, в котором говорилось: «Если вспыхнет война с Японией, то возможно, что военные действия начнутся с внезапного нападения на флот или военно-морскую базу Перл-Харбор... В этом случае возникнут два вида опасности: бомбовая воздушная атака и торпедная атака».

За семь месяцев до трагедии, в апреле 1941 года, в докладе контр-адмирала Беллинджера, отправленном американскому военному руководству, указывалось на возможность нападения именно на Тихоокеанский флот в Перл-Харборе.

В начале октября, то есть за два месяца до нападения, Рихард Зорге, сообщил в Москву, что Перл-Харбор будет атакован в течение 60 дней. Эта информация была передана в Вашингтон.

В середине ноября 1941 года (менее чем за три недели до нападения) в Америке посол Германии в США Ганс Томсен встретился с американским бизнесменом Малколмом Ловеллом. Томсен, зная о связях Ловелла с правительственными кругами страны, рассказал ему о планируемом Японией ударе.

Ловелл срочно сообщил об этом одному из руководителей американской разведки, Вильяму Доновану, который в тот же день передал эту информацию лично Рузвельту.

Но Рузвельт не принял никаких мер. Более того, 14 октября 1941 года командирам кораблей, находящихся в районе Гавайских островов, был передан приказ: «Никакая ответственная иностранная держава не будет провоцировать войну нападением на наш флот или базу...»

После этого следует вторая после введения эмбарго провокация, призванная наверняка заставить Японию нанести удар. Речь идет о совещании 25 ноября 1941 года, на которое Рузвельт пригласил политическое и военное руководство страны. На нем после ухода военных был принят документ, по сути ультиматум, где Японии выдвигались заведомо невыполнимые радикальные требования: вывести войска из Китая и восстановить положение, существовавшее до начала японской экспансии на Дальнем Востоке.

На следующее утро ультиматум был передан японскому послу.

Военные узнали об ультиматуме случайно из дешифрованной телеграммы, направленной в Токио японским послом.

Наконец, вечером 6 декабря — менее чем за сутки до нападения — Рузвельт получил расшифровку японской ноты, которую японские дипломаты должны были вручить ему на следующий день.

Но эта нота, фактически объявлявшая войну США, не была своевременно доведена до руководства флотом. Так что никакого предупреждения командование базы на Гавайях не получило.

На самом деле Рузвельт — анти-герой, который пошел на антинациональные действия под влиянием людей Дана, тех же самых, которые финансировали Гитлера, толкая его к войне ради своей выгоды. Точно так же они толкнули на войну Рузвельта, получив от нее огромные прибыли для своих банков и компаний, выполнявших военные заказы и наживавших свои состояния на человеческой крови и страданиях.

Сейчас Вашингтон говорит о возможном «новом Перл-Харборе», очевидно, готовя общественное мнение к эскалации войны в условиях нынешнего финансового кризиса, в ситуации, которая по своему накалу аналогична той, что была в Америке накануне Второй мировой войны.

Можно ли лишить эту войну ее мобилизующего начала? Можно и нужно. Дан силен физически. Его вооруженные силы превосходят наши по численности и степени оснащенности.

Но все это груда металла по сравнению с силой духовной, с силой веры. Россия способна нанести Дану метафизический удар, защитить свою государственность и оказать помощь тем странам, которые привержены государственническим позициям.

Россия должна выйти из проекта Дана — строительства нового мирового порядка, создания антигосударства. Этот проект означает гибель России как государства и как цивилизации. Россия должна иметь свой мировой проект, альтернативный проекту глобализации, проект, способный объединить наш народ в вере и в священной государственности. Если проект создания нового мирового порядка — это военный проект, то российский проект будет объективно носить антивоенный характер. Дело в том, что нынешняя война, которая угрожает распространиться на Россию, ведется под флагом демократии в представлении Дана. Он как узурпатор роли судьи судит, кто демократичен, а кто нет. Это дает ему формальный повод идти войной против так называемых недемократических государств, то есть тех, кто не желает быть под властью Дана в стойле мирового антигосдуарства, кто хочет сохранить сильную традиционную государственность.

Итак, повод для войны — это обвинение Дана-судьи в отсутствии демократии. Но, если Россия запускает проект, ориентированный на защиту традиционной государственности, это будет означать, что мы выходим из замкнутого круга лжедемократии и таким образом лишаем войну за «демократию», которую ведет Дан, мобилизующего начала.

Вы строите свой проект, стройте его и тоните в своих нечистотах, а у нас свой проект и свои критерии добра и зла, основанные на нашей вере. Вы делаете свой выбор, мы — свой. Мы идем разными путями, имеющими прямо противоположную направленность.

Мы выступаем за веру, а вы ведете против нее войну. Что может быть у нас общего? Как можем мы участвовать в вашем проекте? Ведь главный критерий определения богоугодности дела — это его отношение к вере. Проект демократической глобализации — проект богоборческий. Участие в нем ведет к распаду и уничтожению государственности. И вся эта риторика о демократии и ставка на нее политического руководства той или иной страны, по сути, означает желание угодить Дану, засвидетельствовать свое почтение сильному и наглому. Эта риторика носит антинациональный, антигосударственный и антитеистический характер.

Наш проект, безусловно, на первых порах будет носить преимущественно духовный характер. И коалиция, которая возникнет на его основе, будет коалицией духовной. Она будет ориентирована на обращение к вере и стояние в ней, а также на защиту принципов традиционной священной государственности. Этот тот самый духовный камень фундамента позволит в конце концов воссоздать прочный ее дом, который не падет ни от каких бурь и ветров. Это объединение народа и его воли в вере создаст условия для появления богоугодной и богодухновенной государственнической стратегии и национально ориентированной власти. Это позволит нам защитить себя и ищущих нашего заступничества других. Это оздоровит и очистит дух народа. Прививку от смертельного укуса Дана может обеспечить только наша вера.

При этом запуск такого проекта не требует каких-либо централизованных политических инициатив сверху. Если мы внутренне, в душе, захотим защитить от Дана веру и воссоздать традиционную, независимую от него государственность, Господь, по молитве нашей, даст все потребное и поможет нам.

Но этот проект должен иметь имя, узнаваемое всеми, объединяющее всех, привлекательное и символичное для всех. Когда я впервые задумалась над идеей альтернативного проекта, как-то очень легко и естественно в голову пришло имя «витакратия» — «жизневластие».

Бог есть жизнь, и борьба, которая сейчас развернулась в мире, — это борьба между жизнью и смертью, которую олицетворяет Дан. Он слуга того, кто есть «человекоубийца».

Имя «витакратия» позволяет четко провести границу и дать имя тому строю, который они внешне привлекательно назвали «новый мировой порядок». Но на самом деле в противоположность витакратии тот строй, который насаждает Дан, — это «танатократия» — власть смерти и гибель души. Пока мы не назовем вещи своими именами в координатах жизневластия и смертевластия, понятие «новый мировой порядок» будет звучать привлекательно и будет желанным в условиях хаоса войны, бедствий и нищеты, инспирируемых Даном.

То, что Дан в поисках удобного повода для начала конфликта объявил Россию угрозой для него, есть лишнее подтверждение, что невидимая Хазария продолжает жаждать реванша. Может быть, сейчас, как никогда ранее. Слишком многое поставлено на карту.

В ответ на это хотелось бы привести слова одного из участников форума, где обсуждалась статья в американской прессе, в которой давалась оценка США действиям России.

«Оставьте Россию в покое. Если бы не русские, мы бы все сейчас говорили по-немецки (это если бы избежали газовых камер).

Наведите сначала порядок у себя. Только тогда, когда у вас дома будет все в порядке, только тогда, может быть, у вас появится какое-то право вмешиваться в дела других людей. Сто лет назад большинство колониальных держав пытались поработить молодое социалистическое советское государство, атаковав его со всех сторон, но у них ничего не вышло.

У всех, кто пытался покорить Россию, ничего не получилось. Россия выживет, поднимется и продолжит расти» (Сплит, Хорватия).

Дух жизни сильнее духа смерти. И потому приверженность жизни, источником которой является Господь, дает нам духовную силу и духовное зрение, необходимые для того, чтобы выстоять в брани и осознать свое предназначение. Дух жизни — это «дух постоянного ожидания Второго Пришествия Христова», о котором Архиепископ Аверкий писал, что это есть дух первохристианства, молитвенно взывавшего ко Господу: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Апок. 22:20). А противоположный сему дух есть, несомненно, дух антихриста, старающийся всячески отвлечь христиан от мысли о Втором Пришествии Христовом и последующем затем воздаянии. Поддающиеся сему духу подвергаются опасности: не узнать антихриста, когда он придет, и попасть в его сети. Именно это и есть самое страшное в современном мире, исполненном всевозможных обольщений и соблазнов. Слуги антихриста, как предупредил нас Господь, будут стараться «прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24:24).

Мысль об этом, однако, отнюдь не должна нас угнетать и подавлять, а наоборот: «восклонитесь, — говорит об этом Сам Господь, — и поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше» (Лк. 21:28).

Сколь ни злы и страшны слуги грядущего антихриста, так тщательно подготовляющие ныне его пришествие, сколь ни страшен приход его самого, когда исполнятся назначенные для того сроки, Господь наш сильнее их всех, и главное для нас — это до конца сохранить верность Господу, Который, как мы хорошо знаем, «убьет Антихриста духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего» (2 Сол. 2:8).

За эту верность свою Господу мы и должны бороться всеми своими силами, хотя бы нам пришлось и жизнь свою отдать за нее. Великая, ни с чем земным не сравнимая награда ожидает нас за это. «Будь верен до смерти, — говорит Сам Господь, — и дам тебе венец жизни» (Апок. 2:10).

В этих последних словах и есть суть жизневластия.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.