Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Подведомственность и подсудность



Прежде чем обратиться в суд нужно выбрать конкретный суд, в который мы пойдем. А выбор суда в условиях той судебной системы, которую мы на 1 курсе рисовали на доске – не всегда простое дело. В области уголовной юстиции проблем нет – это только суды общей юрисдикции. А в области гражданской юрисдикции сначала нужно выбрать компетентный суд и выбор пролегает между арбитражными и общими судами, а по вопросам абстрактного нормоконтроля – между общими судами и КС РФ. Такой темы, как подведомственность, как научной темы, подлежащей какому-то детальному обсуждению, в принципе не должно быть. Подведомственность – это то, с чего начинается право на судебную защиту, оно начинается с выбора суда, компетентного рассмотреть и если из выбора компетентного суда создается большая научная и практическая проблема, как это имеет место у нас, это означает, что никаких гарантий доступности судебной защиты не существует. В этом смысле лекция, посвященная подведомственности должна занимать 15 минут. Но в нашем случае это займет 6 часов и то не хватит. Это говорит о неконституционном уровне регулирования этого вопроса. Если уже на этапе выбора суда созданы непреодолимые препятствия, то ни о какой доступности судебной защиты говорить не приходится

Подведомственность

Дадим несколько понятий подведомственности

Во-первых, это свойство дела. Оно выражается в способности подлежать рассмотрению определенным юрисдикционным органом («дело подведомственно»).

Во-вторых, это компетенция суда. Под ведомством; пределы ведомства, пределы власти есть компетенция. Это процессуальное наименование компетенции.

В-третьих, это институт ГПП. Т.е. совокупность норм, которые определяют, какие дела, когда, по какому случаю, при каких условиях рассматриваются судами общей юрисдикции.

В-четвертых, это элемент гражданской процессуальной правосубъектности суда. Предпосылкой возникновения процессуального правоотношения является правосубъектность участников. Если процессуальные правоотношения есть отношения с судом и суд их обязательный участник, то суд должен быть способен вступить в эти отношения. Суд должен быть способен рассматривать дело.

процессуальная правосубъектность суда состоит из трех элементов:

§ Подведомственность - базовый.

§ Подсудность.

§ Личная правоспособность состава суда. Должен быть судья, который образует законный состав суда. Законный состав складывается из правил недопустимости участия в рассмотрении и правил об отводе и самоотводе.

è Мы должны прийти, во-первых, в суд, которому дело подведомственно, т. е. арбитражный или в общий суд, во-вторых, в конкретный суд, которому дело подсудно, а дальше зайти в зал суда, где сидит судья, управомоченный на рассмотрение дела, другими словами, тот судья, который образует законный состав суда.

В-пятых, это рабочий механизм распределения дел между юрисдикционными органами. Именно в этом значении мы оперируем подведомственностью в повседневной правоприменительной практике. В условиях дуализма органов гражданской юрисдикции (арбитражные суды, общие суды, по делам абстрактного нормоконтроля – еще и КС РФ) возникает необходимость распределять дела.

Виды подведомственности:

Ø Исключительная. Исключается рассмотрение дела в каком-либо ином юрисдикционном органе – дело рассматривается исключительно в данном конкретном органе и в другом органе рассмотрено быть не может. Примеры: дела о восстановлении на работе, расторжение брака при наличии несовершеннолетних детей.

Ø Смешанная. Что можно смешать в вопросе подведомственности? Можно смешать судебную, с одной стороны, и общественную или административную компетенцию, с другой. Когда дело может быть рассмотрено в суде или в общественной юрисдикции, или административной юрисдикции. Классический пример: трудовые споры, кроме восстановления на работе (дело может быть передано рассмотрение в КТС или суд), административные дела. Обращение в несудебную юрисдикцию не прекращает права на обращение в судебную юрисдикцию.

Ø Императивная. До обращения в суд сначала нужно обязательно обратиться в иной юрисдикционный орган. Пример: часть административных дел; дела, связанные с защитой прав на РИД. Советское законодательство характеризовалось активным использованием императивной подведомственности для административных дел. Выражалось это в том, что в суд можно было обжаловать действия органов администрации только если они сначала были обжалованы в вышестоящие административные органы. С принятием КРФ начались разговоры о том, что императивная подведомственность – это препятствие на пути реализации права на судебную защиту. Шаг за шагом императивная подведомственность в административных делах уходила, последним пал Таможенный кодекс РФ. НК вернул три года назад императивную подведомственность налоговых споров. Таким образом, от отрицания императивной подведомственности, от разговоров о ее неконституционности произошел ее возврат уже в современное законодательство, принимаемое в условиях Конституции РФ. В целом это правильно в том смысле, что рассматривать императивную подведомственность как препятствие для реализации права на судебную защиту неверно – в конечном итоге возможность обратиться в суд сохраняется.

Ø Условная. Дело подведомственно под условием, при условии выполнения какого-то требования, при соблюдении некого условия. Это досудебный претензионный порядок урегулирования споров. Ст.452 ГК – своего рода генеральное правило. Есть ст.787 – о договоре перевозки груза, в законодательстве о связи и т.д. В договоре стороны могут такой порядок установить. В чем отличие условной подведомственности от императивной? - при условной стороны должны попытаться разрешить спор между собой, императивная обязывает передать спор на разрешение иного юрисдикционного органа.

Ø Альтернативная. Есть альтернатива, какой-то выбор. Может ли существовать выбор между судебной и внесудебной юрисдикцией? – может, но это смешанная подведомственность: если вы обратились во внесудебную юрисдикцию, всегда можете в конечном итоге прийти в суд. Следовательно, не может быть альтернативы между судом и несудебной юрисдикцией. Более того, само понятие альтернативы предполагает, что если выбрана одна из двух возможностей, образующих содержание данной альтернативы, существование второй возможности прекращается – выбор сделан. Но учитывая, что судебная защита гарантирована, значит альтернативная подведомственность – это выбор между судами. à альтернативной подведомственности быть не может, потому что альтернативная подведомственность означала бы, что одно и то же дело может рассматривать как общий суд, так и арбитражный суд. Но это означало бы, что компетенции судов надлежащим образом не разграничены. Пересекающейся компетенции государственных органов не должно быть в принципе – такой параллелизм, дублирование явление само по себе всегда нежелательное . Тем более не может быть параллелизма между судами (потому что какой тогда смысл вообще выделять отдельные суды). Поэтому такового быть не должно. Но мы живем во времена, когда и невозможное стало возможным, поэтому в наше время стала возможной и альтернативная подведомственность. Примером альтернативной подведомственности является совместное Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ №3/1 от 5 февраля 1998 года. Оно посвящено Закону о простом и переводном векселе. Ст.122 ГПК – требования, по которым выдается судебный приказ. В этом перечне есть требование о взыскании вексельного долга. В арбитражном процессуальном кодексе нет приказного производства. Приказное производство – это ускоренное производство, поэтому у коммерсанта есть желание получить вексельную защиту в гражданском процессе, причем оно возникает у него тогда, когда и вексельный должник, и вексельный кредитор являются коммерсантами (ЮЛ или ИП). Пленум установил, что коммерсанты со своими вексельными требованиями могут в приказном порядке обращаться в суд общей юрисдикции, а в исковом порядке– в арбитражный суд. Таким образом, альтернативная подведомственность обусловлена видом производства. А если в выдаче приказа отказано? А если приказ отменен по результатам рассмотрения возражения должника? – пожалуйста, с иском в арбитражный суд. Коммерческое вексельное требование альтернативно подведомственно общему суду и арбитражному суду в зависимости от порядка рассмотрения.

Ø Договорная подведомственность. Ст.3 – стороны могут передать спор из гражданских правоотношений на разрешение третейского суда.

Ст.22 ГПК – подведомственности посвящена одна единственная статья и это не случайно. Это правильно, потому что перед нами суды общей юрисдикции и правило подведомственности звучит так: все юридические дела в РФ подведомственны судам общей юрисдикции, если они не отнесены к подведомственности иных судов. Ну а раз подведомственность судов общей юрисдикции определяется по остаточному принципу, то в ГПК писать собственно нечего. В известном смысле чтобы понять, подведомственно ли дело суду общей юрисдикции, нужно заглянуть в Закон о КС и АПК: если не подведомственно им, то подведомственно общему суду. В кодексе полностью отсутствуют конституционные и уставные суды субъектов РФ, а они есть. Поэтому обжалование НПА субъекта на предмет соответствия уставу или конституции субъекта РФ – в Конституционный или Уставный суд субъекта, а если нет – в общий суд.

Регулирование процессуальной деятельности осуществляется исключительно на уровне ФЗ. Но вот в вопросе подведомственности вмешивается компетенция субъекта РФ. если субъект создает конституционный (уставный) суд, он неизбежно оказывает влияние на пределы компетенции судов общей юрисдикции по делам абстрактного нормоконтроля. Причем он делает это не только фактом создания такого суда, но и определением его компетенции в соответствующем законе, а в разных субъектах РФ компетенция такого суда определяется по-разному. Таким образом законодатель субъекта РФ оказывает влияние на компетенцию судов общей юрисдикции в области абстрактного нормоконтроля. Само по себе это вполне терпимо с точки зрения сущности подведомственности, но с позиций ст.1 не может не вызывать формально-юридических возражений – вопрос о компетенции суда общей юрисдикции меняется от субъекта к субъекту и зависит не от федерального закона, а от закона субъекта РФ.

Ч.4 ст. 22 устанавливает т.н. правило преимущественной подведомственности. Оно состоит в том, что преимущество при прочих равных условиях имеет суд общей юрисдикции. Это единственная коллизионная норма в нашем законодательстве, регулирующая разграничение компетенции между общим и арбитражным судом. Если требования можно разделить, их надо разделить, если их разделить нельзя – приоритет имеет суд общей юрисдикции (отсюда и название правила).

Как разграничивать компетенцию между общими и арбитражными судами? Дело не только в том, что регулирование подведомственности должно быть «тупым», т. е. таким простым, что открыл, понял и пошел предъявлять иск, но еще и в том, каковы последствия ошибок в подведомственности. А ошибки в подведомственности очень дорого стоят. В первую очередь, они чреваты пропуском срока исковой давности, потому что ГК устанавливает, что исковая давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке. А совместное постановление пленумов по исковой давности подчеркнуло, что под установленным порядком следует понимать соблюдение правил подведомственности, подсудности и т. д. Таким образом, предъявление иска в суд, которому дело не подведомственно, не прерывает течение давности. Еще одно связанное с этим обстоятельство состоит в том, что если вы подобным образом ошиблись в подведомственности, то вы не просто потеряете процесс по давности, но когда вы придете в другой суд, которому дело подведомственно, вам придется заново собирать доказательства, а доказательства за то время, пока вы судились в первом суде, могут быть благополучно утрачены (свидетели умирают, бумаги сгорают). Передачи дела из одного суда в другой по мотиву подведомственности у нас нет. т. е. арбитражный суд не передает возбужденное дело в суд общей юрисдикцией, а прекращает его. Точно также делает и суд общей юрисдикции. à ошибки в подведомственности – это потери времени, денег, сил, нервов, доказательств, процесса по мотивам пропуска срока исковой давности.

Подведомственность – это компетенция государственного органа. А компетенция государственных органов устанавливается императивно федеральным законом и нарушать ее нельзя. Может ли почитаться за акт правосудия такое судебное решение, которое постановлено некомпетентным судом? Мы сталкиваемся с принципом т.н. юридической чистоты (юридического пуризма). Стоит ли ради этой чистоты рушить решение, вступившее в законную силу только потому, что дело суду было неподведомственно? Может ли подведомственность получить относительное значение или должна иметь абсолютное значение?

ЕСПЧ в известном постановлении по делу Сутяжник против России постановил, что отмена судебных актов в порядке надзора только по мотиву неподведомственности дела представляла собой проявление юридического пуризма, но не преследовала защиты каких-либо интересов и ценностей. Ну рассмотрел суд, которому данное дело было неподведомственно, но если он рассмотрел его правильно, неужели нужно отменить решение только потому, что дело было неподведомственно? Такую отмену ЕСПЧ признал нарушающей ст.6 Конвенции и указал, что эта отмена произведена только по соображениям юридического пуризма, никакие объективные социальные потребности и личные интересы не защищались такой отменой, а следовательно и допускать такое нельзя с точки зрения доступности права на судебную защиту. Это противоречит позиции КС РФ, выраженной в Определении КС № 144-О-П: вышестоящие суды во всех случаях должны реагировать на нарушение подведомственности и подсудности, если они их выявляют (при этом неважно, ссылались на них в жалобе или нет), потому что каждый имеет право на законный суд. Если нарушена подведомственность, то нарушено право, гарантированное Конституцией РФ. Неважно, ссылались на это в первой инстанции или нет, возражали или молчали. Таким образом, КС РФ придал подведомственности и подсудности абсолютное значение, а ЕСПЧ – относительное и сказал, что если все молчали и всех все устраивало, то нечего отменять в надзоре (потому что проиграли), нужно было в первой инстанции прийти и сказать, что требуете прекратить производство по делу. Если же ты пришел в первую инстанции и потребовал прекратить производство по делу, а суд не удовлетворил твое требование, то ты можешь ссылаться на это в апелляции, кассации, надзоре, говоря, что ты требовал законный суд, а тебе его не предоставили. МЗШ считает позицию ЕСПЧ более правильной и если вы смолчали, то вы признали этот суд компетентным. Тем более, недопустимо, чтобы вышестоящие суды сами прекращали производство по делу, когда их никто об этом не просил.

Конституция не знает термина «подведомственность», КС РФ тоже избегает его в своих актах, говоря о предметной подсудности, ибо в ст. 47 Конституция РФ говорится, что каждый имеет право на рассмотрение его дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом. Ст.126 и 127 тоже такого термина как «подведомственность» не знают. С этой точки зрения подведомственность – это предметная подсудность в конституционно-правовом смысле, т. е. подведомственность - это наименование одной из разновидностей подсудности.

АПК дает два критерия дел, подведомственных арбитражным судам:

Ø Характер спора – арбитражным судам подведомственны дела по экономическим спорам, возникающим из предпринимательской и иной экономической деятельности. Таким образом, спор должен быть экономическим. А какой спор по характеру является экономическим - это тот, который возник из предпринимательской или иной[14] экономической деятельности. Что такое иная экономическая деятельность? В широком смысле кругом сплошная экономическая деятельность (например,Иванов Петрову дает деньги взаймы). Поэтому есть второй критерий.

Ø Субъектный состав – арбитражным судам подведомственны дела по спорам с участием ЮЛ и ИП. ЮЛ - независимо от того, коммерческая ли организация или нет.

Как написано в Постановлении пленумов № 12/12 18 августа 1992, при отсутствии прямых указаний в законе на суд, которому дело подведомственно либо при наличии в законе общей фразы «споры разрешаются в судебном порядке» «..разрешаются судами, арбитражными судами» надлежит руководствоваться двумя критериями: характер спора и субъектный состав. Т.е. два критерия должны быть вместе.

Машины, принадлежащие двум благотворительным фондам, везут новогодние подарки в детские дома. Скользко, столкнулись, деликт. Такой деликтный спор – в арбитражный суд или суд общей юрисдикции? С одной стороны перед нами два юридических лица. С другой стороны – во-первых, 31 декабря, во-вторых, едут совершенно с благотворительными целями. Что это, иная экономическая деятельность? Ну если благотворительную деятельность определять как иную экономическую, тогда все споры будут рассматривать арбитражные суды, потому что все сплошь и рядом будет иметь экономический характер. Можно поставить вопрос так: А бывают ли деликтные споры спорами, вытекающими из деятельности, так сказать деятельность по причинению вреда? Может ли причинение вреда представлять собой деятельность? Причинение вреда деятельностью не является. Отсюда мораль: деликтные споры, т. е. споры из причинения вреда вообще никогда не могут попасть в арбитражный суд, но вся практика прямо противоположная, что доказывает, что критерии эти носят очень умозрительный характер.

Дело гражданки Филипас – найти. Она заключила договор долевого участия в строительстве, оплатила инвестиционный взнос и потом подписала соглашение о расторжении договора и по этому соглашению ей должны были вернуть уплаченные средства. Но тут она уступила право требования взыскания средств, уплаченных по договору в пользу юридического лица. Теперь кредитор – юридическое лицо; должник – юридическое лицо. Новый кредитор, недолго думая, предъявляет иск о взыскании этих средств в арбитражный суд. А суд говорит: Из какого договора возникло право требования – из потребительского. Договор то заключала простая гражданка, договор носил потребительский характер и хотя теперь цессионарием является юридическое лицо, вам нужно идти в СОЮ. И прекратил производство по делу. Президиум ВАС РФ решил заняться этим делом и указал: цель, которую преследовала Филипас когда заключала договор, не перешла в правоотношения между новым кредитором и должником. Во-первых при цессии никаких новых правоотношений нет – есть только то правоотношение, которое было изначально, просто с новым субъектом. Поэтому цели тут как бы и некуда переходить, она как бы там у себя и осталась где была.[15] Далее суд сказал: «поэтому здесь уже новые правоотношения, новые цели и поэтому дело подведомственно арбитражному суду».

Попробуйте теперь понять, какому суду подведомственно данное дело. надо отдать должное суду первой инстанции, который погрузился в том, из каких отношений была эта цессия и выяснил, что цессия была из потребительского правоотношения и поэтому указал, что нужно идти в суд общей юрисдикции.

Это издевательство – законодатель урегулировал подведомственность так, что понять, в какой суд надо идти, невозможно.

В 90-е годы в СОЮ были фантастические сроки рассмотрения дела. А в арбитражных судах наоборот все было быстро и четко. Все стремились за получением скорейшей судебной защиты в арбитражный суд. А как это сделать гражданину? Совершить цессию в пользу юридического лица. И тогда уже ЮЛ против ЮЛ à арбитражный суд.

Разъяснение научно-консультативного совета при ФАС СЗО: «Цессия может быть притворной сделкой. Если эта цессия в действительности направлена на искусственное изменение подведомственности, то такая цессия должна квалифицироваться как притворная. А при притворных сделках нужно изучать прикрываемые сделки. Какая здесь прикрываемая сделка? – сделка, направленная на изменение подведомственности. А подведомственность – компетенция государственного органа, которая императивно установлена законом и предметом договора быть не может, поэтому эта прикрываемая сделка является ничтожно. à Такие цессии надлежит признавать ничтожными и отправлять всех в суд общей юрисдикции».

В АПК расширяется своя сфера исключительной подведомственности – она получило название «специальная подведомственность» (ст.33 АПК). Это перечень дел, которые рассматриваются в арбитражных судах независимо от субъектного состава участников спора, т. е. из двух общепринятых критериев один не применяется в этих делах. Типичным примером является корпоративный спор, кроме трудовых споров и наследственных дел. А какими являются споры директоров, которые одновременно являются акционерами, с АО, когда оспаривается решение общего собрания о смещении их с должности?

Подведомственность в современном понимании должна обслуживать специализацию судебной деятельности. Подведомственность есть процессуальное оформление специализации судебной деятельности, она должна отражать эту идею о специализации судебной деятельности. Постановление Пленума №6/8 по части первой ГК от 1 июля 1996 года, в котором обсуждается вопрос о том, каковы последствия утраты индивидуальным предпринимателем статуса индивидуального предпринимателя. Если арбитражные суды рассматривают споры с участием индивидуальных предпринимателей, то момент приобретения/утраты этого статуса имеет значение для решения вопроса о подведомственности. Вопрос: как быть со случаями, когда гражданин осуществляет предпринимательскую деятельность без регистрации? Если гражданин осуществляет предпринимательскую деятельность без регистрации, то, как известно, к нему применяются соответствующие положения ГК РФ, регулирующие предпринимательскую деятельность, т. е. несмотря на отсутствие формальной легитимации в качестве ИП, будут применяться соответствующие нормы о предпринимателях. Тем не мене, пленум сказал, что раз он не приобрел статуса ИП, то дело будет подлежать рассмотрению в суде общей юрисдикции. Это означает, что суд общей юрисдикции будет применять предпринимательские нормы. Суду общей юрисдикции нужно быть не менее компетентным в этих нормах, чем арбитражному суду. А как быть, если спор возник из зарегистрированной предпринимательской деятельности, но накануне возбуждения дела в арбитражном суде гражданин утратил статус ИП? Пленум говорит, что коль он перестал быть индивидуальным предпринимателем на момент возбуждения дела, дело будет подведомственно суду общей юрисдикции. И опять мы видим, что спор возник из предпринимательских отношений, разбираться в нем придется с применением комплекса предпринимательских норм права, а рассматривать будет суд общей юрисдикции

è Подведомственность никакую специализацию судебной деятельности не обслуживает и не проводит последовательно вышеуказанный тезис.

Наконец, как быть, если на момент возбуждения дела гражданин обладал статусом ИП, а по ходу дела, но до удаления суда в совещательную комнату, утратил этот статус. Пленум сказал, что поскольку уже начали рассматривать дело в арбитражном суде, в арбитражном суде и закончим, хотя бы на момент удаления суда в совещательную комнату гражданин предпринимателем больше не являлся.

Такие разъяснения смысл подведомственности как института отражающего и обслуживающего специализацию судебной деятельности безнадежно уничтожают.

Не бывает судов хороших и плохих, компетентных и некомпетентных, способных разобраться и не способных разобраться. Гл.33, 34 ГПК – эти категории дел отнесены к исключительной подведомственности судов общей юрисдикции, ибо соответствующих регламентов в АПК РФ нет. Утрата предъявительской или ордерной ценной бумаги – ценнобумажный оборот скорее предпринимательский, а тем не менее восстанавливать нужно в суде общей юрисдикции (и неправильно говорить о необходимости передать эти дела арбитражным судам, ссылаясь на то, что арбитражные суды будут рассматривать их, якобы лучше – не бывает судов плохих и хороших). Правда практика дает примеры таких постановлений арбитражных судов, в которых арбитражные суды буквально предлагают воспользоваться по аналогии целыми главами из ГПК. Таким образом, по аналогии можно применять не только отдельные нормы, но и целые главы. «Ну видимо по аналогии можно применять и целые кодексы» [=)].

С подведомственностью зачастую можно поиграть с целью злоупотребить. Если имеет место злоупотребление подведомственностью в смысле субъектного состава (отчуждение спорного объекта иному лицу), чтобы создать искусственные основания для прекращения производства в одном суде и перетащить его в другой, нужно игнорировать такие изменения субъектного состава и продолжать рассмотрение дела. Постановление пленумов № 33/14: п. 41[16]. жалобы на отказ в совершении нотариального действия (гл. 37) – глава 37 находится в разделе «особое производство». В особом производстве невозможно возникновение спора о праве, а если спор о праве в особом производстве возникает (ч. 3 ст. 263), суд оставляет заявление без рассмотрения и отправляет в порядке искового производства. В п. 41 содержится такое разъяснение: жалоба на действия нотариуса – это тоже исключительная компетенция судов общей юрисдикции. АПК не знает жалоб на действия нотариуса.

Векселедатель и векселедержатель – коммерсанты. Векселедатель не платит по векселю. Векселедержатель обращается к нотариусу за совершением протеста в неплатеже. Нотариус отказывает в этом протесте и векселедержатель обращается с заявлением в порядке главы 37 о признании отказа в совершении нотариального действия незаконным. При рассмотрении жалобы на действия нотариуса выясняется, что между вексельным кредитором и вексельным должником имеет место спор о праве гражданском. Наличие спора о праве исключает рассмотрение дела в порядке особого производства. Заявление о признании отказа в совершении нотариального действия незаконным нужно оставить без рассмотрения и предложить обратиться в исковом порядке в арбитражный суд, потому что кредитор и должник – коммерсанты. Но когда мы читаем постановление пленума, мы читаем там следующее: Судам общей юрисдикции при рассмотрении дел по жалобам на действия нотариуса, связанные с совершением протеста векселей, следует учитывать, что при наличии спора о праве, подведомственного арбитражным судам, суд рассматривает жалобу по существу в порядке особого производства. Решение об удовлетворении либо об отказе в удовлетворении жалобы на нотариальное действие или на отказ в его совершении является обязательным для арбитражного суда, рассматривающего спор о взыскании по векселю в порядке искового производства.

Видимо здесь проведена мысль о том,, что давать оценку законности нотариальных актов, а также действий (бездействия) нотариуса может только суд общей юрисдикции, а арбитражный – нет. поэтому нужно в общем суде закончить рассмотрение, чтобы потом его выводы были обязательны для арбитражного суда. Возникает вопрос – а чего это вдруг арбитражные суды потеряли право давать оценку законности нотариальных актов? Непонятно, что за этим стоит.

Вот мы посмотрели на подведомственность как на институт, разграничивающий компетенцию разных ветвей судебной власти. Но вообще-то подведомственность интересна не только этим. Главное здесь состоит в том, что если подведомственность – это пределы ведомства, пределы власти, то подведомственность отвечает на вопрос о том, где заканчивается судебная власть и, вообще, заканчивается ли она где-нибудь? Т. е. может ли быть так, что неподведомственно, но неподведомственно не потому, что подведомственно кому-то другому, а потому, что компетенция исчерпана. Нет такой власти, она закончилась, это за пределами ведомства. «все юридические дела в РФ подлежат рассмотрению судом ОЮ, если этот спор не отнесет к ведению других судов». Но если это пределы судебного ведомства, где заканчивается судебная власть? В Конституции сказано, что она безгранична, потому что каждый может обращаться в суд за защитой прав, свобод и интересов без ограничений – это абсолютное право, которое ни при каких условиях не подлежит ограничению. Выходит, что можно обжаловать и бездействие государственного органа, несмотря на то, что в ст. 26 и 27 (см. ниже) говориться только про акты.

Можно ли пожаловаться на отсутствие нормативного регулирования, обязать источник нормотворчества к осуществлению нормативного регулирования? Например, до сих пор нет закона о порядке содержания бойцовских собак. ЗАКС СПБ полтора года не проводил заседаний (и все это на глазах у 5-миллионного города) – можно ли признать такое поведение незаконным и обязать явиться на заседание всех? МЗШ убежден, что можно и даже нашел два решения ЕСПЧ по делам, где обжаловалось отсутствие нормативного регулирования.

Подсудность

Во-первых, это свойство дела подлежать рассмотрению в соответствующем суде, выступающем в качестве суда первой инстанции.

Во-вторых, это компетенция суда на рассмотрение дела в качестве суда первой инстанции.

В-третьих, это элемент процессуальной правосубъектности суда. Это второй ее элемент.

В-четвертых, это институт процессуального права, т.е. совокупность норм, определяющих, кто, где, когда и по какому поводу рассматривает дела.

В-пятых, это рабочий механизм распределения дел между различными звеньями системы судов общей юрисдикции как судами первой инстанции.

Виды подсудности:

Ø Функциональная – это подсудность от выполняемой судом функции. А какие у судов могут быть функции? Суд может выступать в качестве суда первой, второй, третьей, четвертой инстанции. Надо определить, в какой суд подавать (например, Василеостровский районный суд рассмотрел дело по первой инстанции; можно ли кассационную жалобу подать в Магаданский областной суд? – нет, нельзя, потому что функционально рассмотрение кассационной жалобы подсудно Санкт-Петербургскому городскому суду). Не случайно при даче понятия подсудности было сказано «в качестве суда первой инстанции», потому что Кодекс оперирует понятием подсудности только применительно к разграничению дел между судами в качестве судов первой инстанции. Поэтому догматически мы выделяем функциональную подсудность, но дальше мы будем заниматься подсудностью только применительно к поиску суда, компетентного рассмотреть дело в качестве суда первой инстанции.

Ø Родовая – от рода дела. Родовая подсудность разграничивает компетенцию судов по вертикали. Разграничивает компетенцию, исходя из рода дел между судами разных уровней (судами первого, среднего, третьего звена). Общее правило родовой подсудности закреплено в ст.24 ГПК – гражданские дела, подведомственные судам общей юрисдикции рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции (иное устанавливает закон в ст.23, 25, 26, 27). Ст. 23 – подсудность мировому судье. ст.25 – военным судам. Это уже не вертикаль. В этом смысле правильнее сказать, что родовая подсудность разграничивает дела, с одной стороны, по вертикали, а с другой стороны, и по горизонтали – между специализированными и неспециализированными судами. Ст. 26 – суду субъекта. Ст. 27 – Верховному суду РФ

Статья 23. Гражданские дела, подсудные мировому судье

1. Мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции:

1) дела о выдаче судебного приказа;

2) дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях;

3) дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей; (странный критерий; супруги не обязаны делить все имущество, которое у них есть; они для начала могут определить какой-то кусочек и делить его у мирового судьи; а потом они начинают делить другой кусочек, где уже 55 тыс. и рассматривает уже районный суд. Но они ссылаются на решение мирового судьи, где есть преюдицирующие выводы; ну так зачем все это нужно – дела рассматриваются при цене иска до 50 000 рублей, а преюдицировать все равно будет и для 2 млн.)

4) иные возникающие из семейно-правовых отношений дела, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об ограничении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка, других дел по спорам о детях и дел о признании брака недействительным;

5) дела по имущественным спорам, за исключением дел о наследовании имущества и дел, возникающих из отношений по созданию и использованию результатов интеллектуальной деятельности, при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей;

7) дела об определении порядка пользования имуществом.

3. При объединении нескольких связанных между собой требований, изменении предмета иска или предъявлении встречного иска, если новые требования становятся подсудными районному суду, а другие остаются подсудными мировому судье, все требования подлежат рассмотрению в районном суде. В этом случае, если подсудность дела изменилась в ходе его рассмотрения у мирового судьи, мировой судья выносит определение о передаче дела в районный суд и передает дело на рассмотрение в районный суд.

Моральный вред – мировому судье или районному суду. Например, потребитель предъявляет потребительский иск. Цена иска – 30 000 рублей, но еще просит компенсации морального вреда в 2 млн. Иск о компенсации морального вреда неимущественный, цены такой иск не имеет, поэтому хоть 2 млн., хоть 22 – цены этот иск все равно не имеет. Но все таки из этой статьи нужно вывести – моральный вред мировые судьи вправе рассматривать или только районные суды? ВС РФ разъясняет, что если моральный вред связан с имущественными притязаниями, подсудными мировому судье, то рассматривает мировой судья, а если моральный вред сам по себе, тогда мировой судья не рассматривает.

Статья 26. Гражданские дела, подсудные верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа

1. Верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа рассматривают в качестве суда первой инстанции гражданские дела:

1) связанные с государственной тайной;

2) об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций; (а не пережиток ли это советской власти? – ну где это видано: при независимости суда обусловливать подсудность уровнем органа? Какие суды должны рассматривать? – районные и не важно: на президента, правительство, а то как только президент, сразу Верховный Суд РФ (см. ст. 27 ГПК РФ); что, районные менее компетентны? При этом сказано, что ВС рассматривает жалобы на акты. А на бездействие? Можно ли обжаловать бездействие, например, парламента в суд?)

3) о приостановлении деятельности или ликвидации регионального отделения либо иного структурного подразделения политической партии, межрегиональных и региональных общественных объединений; о ликвидации местных религиозных организаций, централизованных религиозных организаций, состоящих из местных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта Российской Федерации; о запрете деятельности не являющихся юридическими лицами межрегиональных и региональных общественных объединений и местных религиозных организаций, централизованных религиозных организаций, состоящих из местных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта Российской Федерации; о приостановлении или прекращении деятельности средств массовой информации, распространяемых преимущественно на территории одного субъекта Российской Федерации;

4) об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации (независимо от уровня выборов, референдума), окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий, комиссий референдума;

5) о расформировании избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации;

6) о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок по делам, подсудным мировым судьям, районным судам.

2. Федеральными законами к подсудности верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа могут быть отнесены и другие дела.

 

Статья 27. Гражданские дела, подсудные Верховному Суду Российской Федерации

1. Верховный Суд Российской Федерации рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела:

1) об оспаривании ненормативных правовых актов Президента Российской Федерации, ненормативных правовых актов палат Федерального Собрания, ненормативных правовых актов Правительства Российской Федерации;

2) об оспаривании нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов иных федеральных органов государственной власти, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций;

3) об оспаривании постановлений о приостановлении или прекращении полномочий судей либо о приостановлении или прекращении их отставки (за исключением случаев прекращения полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков);

4) о приостановлении деятельности или ликвидации политических партий, общероссийских и международных общественных объединений, о ликвидации централизованных религиозных организаций, имеющих местные религиозные организации на территориях двух и более субъектов Российской Федерации;

5) об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) Центральной избирательной комиссии Российской Федерации (независимо от уровня выборов, референдума), за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий, комиссий референдума;

6) по разрешению споров между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, между органами государственной власти субъектов Российской Федерации, переданных на рассмотрение в Верховный Суд Российской Федерации Президентом Российской Федерации в соответствии со статьей 85 Конституции Российской Федерации;

7) о расформировании Центральной избирательной комиссии Российской Федерации;

8) о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок по делам, подсудным федеральным судам, за исключением районных судов, гарнизонных военных судов.

2. Федеральными законами к подсудности Верховного Суда Российской Федерации могут быть отнесены и другие дела.

Подсудность суду субъекта федерации и Верховному Суду РФ определена по принципу закрытого перечня в виде исключений из подсудности дела районному суду (также как и подсудность мировому судье).

Ø Территориальная. Территориальная подсудность существует внутри родовой. Другими словами, сначала дела нужно распределить по вертикали (по роду) (а если и по горизонтали, то между общим судом и военным судом), а уже затем – по горизонтали (по территории). В какой конкретный суд данного звена следует обращаться. Общее правило территориальной подсудности – по месту жительства (нахождения) ответчика. Выделяют следующие подвиды территориальной подсудности – наряду с общим правилом ст. 28 выделяют:

ü Подсудность по выбору истца (ст. 29).

ü Исключительная. Споры о правах на недвижимое имущество – дело слушается всегда по месту его нахождения и при этом неважно, где живут истец и ответчик.

Какова логика конструирования правил исключительной подсудности? Дело в том, что здесь сказано «о правах», но не сказано – о каких правах идет речь: о вещных, обязательственных? Понятно, что вещные права сюда точно попадают, поэтому иск о признании права собственности должен предъявляться по месту нахождения объекта.

А иск о признании сделки с недвижимым имуществом недействительным? Иск о расторжении договора купли-продажи квартиры? Иск об обращении взыскания на предмет ипотеки? (мое мнение: очевидно, что это не входит – не бывает обязательственных прав на вещи).

За исключительной подведомственностью стоят две группы предпосылок: концентрация доказательств (дело надо рассматривать там, где находится большинство доказательств; в некоторых случаях закон заранее знает, что история объекта недвижимости прослеживается там, где находится объект недвижимости; поэтому если мы хотим узнать «кто, где, когда», то выяснять это лучше всего по месту нахождения объекта недвижимости) и создание условий для максимально широкого выявления и привлечения в процесс третьих лиц, на правах и интересах которых может отразиться судебное решение (т. е. рассматривать дело там, где мы наверняка быстрее всего узнаем круг лиц, заинтересованных в исходе спора и которых целесообразно и необходимо привлечь к делу). В частности, такая потребность возникает в спорах из абсолютных правоотношений. à Вещные иски о правах на недвижимое имущество по обеим предпосылкам попадают в исключительную подсудность.

Но нельзя толковать закон буквально – совместная собственность супругов, включающая в себя объекты недвижимости, расположенные в разных местах, все равно будет делиться в одном суде и это правильно, потому что иначе будет не реализова предписания материального семейного закона, которые требуют, чтобы все делилось в одном суде.

По смыслу закона за ч.1 ст.30 стоят только иски из абсолютных прав, т.е. вещные иски. Но практика зачастую настолько измучена неясностью смысла этой части, что она выработала уже свой критерий, который не имеет отношения к тем предпосылкам, которые мы зафиксировали, но тем не менее критерий, который практически применим: если результатом рассмотрения дела будет являться внесение изменений в ЕГРП – это исключительная подсудность (Постановление Пленума ВАС №54) à иски о расторжении договоов с недвижимостью, признании их недействительности, залог и прочее – это исключительная подсудность суда по месту нахождения недвижимости. Правда, дальше возникает проблема связи дел: иск об обращении взыскания на предмет залога сопровождается иском о взыскании самого долга. Получается, что иск о взыскании долга – это по общим правилам, а иск об обращении взыскания на предмет залога – исключительная подсудность. Что вести дело в двух судах? Нужно объединять. А что будет приоритетным – ну раз одно из требований подлежит исключительной подсудности, то и все дело должно подлежать исключительной подсудности, т. е. суд по месту нахождения недвижимости.

ü Связанных между собой дел (т. н. подсудность по связи дел).

ü Договорная. Ст.32 – здесь конечно имеет место дефект законодательной техники, ибо с одной стороны законодатель подчеркивает, что договором можно изменить только территориальную подсудность. А какую нельзя менять – подсудность суду субъекта, подсудность ВС РФ и исключительную подсудность. Получилось, что подсудность мировому судье можно поменять, потому что ст. 23 здесь нет. Родовая подсудность не может выступать предметом договора в принципе.

Куда предъявлять иск к гражданину, находящемуся в местах лишения свободы? Так сказать, колония как место жительства [=)]. Студент, который обучается на юрфаке, зарегистрирован по месту пребывания в общежитии, но при этом не снимается с регистрационного учета в месте своего жительства. Куда ему предъявлять иск? Можно увести проблему подсудности в бесконечное толкование. А правило здесь должно быть концептуальное, основание какое-то должно быть концептуальное, а основание это состоит в следующем: право на рассмотрение дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено федеральном законом, предписано ст. 47 Конституции РФ. Но в чем смысл того, что сама Конституция это сказала, почему об этом упомянула сама Конституция? Конституция же не устанавливает правила предъявления иска и не устанавливает, сколько будет инстанций. Значит есть некий сакральный смысл в этой подсудности, есть ее конституционно-правовое измерение – столь принципиальное, что именно на этом уровне провозглашена данная гарантия. Если посмотрим и раскроем этот конституционно-правовой смысл и поймем, почему в Конституции упоминается подсудность, но не упоминаются судебные расходы. В чем здесь фишка?

Фишка здесь в том, что подсудность есть гарантия беспристрастности. Почему? А потому, что выбор компетентного суда заранее определен соответствующим законом и исключается влияние заинтересованного лица на выбор суда, который будет рассматривать дело. вот почему подсудность должна четко, ясно, недвусмысленно , исчерпывающие определена федеральным законом – иначе допускается произвольный выбор суда, компетентного рассматривать вопрос. Сами по себе правила технические ,сугубо прикладные – поиск суда , в который надо обращаться – но содержательно это правила, имеющие именно конституционно-правовое измерение, это гарантия беспристрастности. Поэтому любые истолкования здесь должны опираться на проверку соблюдения этого критерия, т. е. проверку реализации этой гарантии.

Пример на паре. Почему хотя ответчик зарегистрирована в Тамбове, компетентным судом может быть, тем не менее, Василеостровский районный суд. Потому что не было произвольности - мы иск предъявили не там и туда, куда мы хотели, а там и туда, где и когда мы могли предполагать, что раз ей принадлежит вышерасположенная квартира, то это есть ее место жительства – никакого произвола в действиях истца, никакого волюнтаристского выбора суда, никакого поиска пристрастного судьи здесь не было. Поэтому, когда горсуд отменил определение и сказал, что да, формально ответчик проживает в Тамбове, но содержательно нет препятствий к рассмотрению дела в Санкт-петербургском суде, потому что нет главного – нет подозрения в том, что суд избран произвольно.

Это первое концептуальное основание. Второе основание, уже менее концептуальное и может быть скорее прикладное, состоит в том, что предъявляем туда, где и когда можем известить ответчика о возбужденном процессе.

Конечно, колония – это не место жительства и даже не место пребывания. но вообще то иск надо предъявлять туда, где отбывающий наказание находится, чтобы его там известили о возбужденном деле.

Правовые позиции Конституционного суда, начиная с ПКС № 9-П 1998 года, указывают, что смысл регулирования подсудности на уровне федерального закона состоит в том, чтобы обеспечить прозрачность, предсказуемость и исключить подозрения в небеспристрастности суда, чтобы заинтересованное лицо не могло влиять на выбор компетентного суда, рассматривающего дело.

Все несообразности и противоречия могут толковаться исключительно в этом контексте – как бы мы не толковали, важно исключить влияние заинтересованного лица на выбор суда, рассматривающего дело и в рамках этого истолкования соответствующие толкования должны признаваться конституционно-оправданными и потому допустимыми.

(«Адвокатская правда и доцентская правда – две разные правды» М. З. Шварц)

!! Постановление №6-П от 21 апреля 2003 года, 10/22 29 апреля 2010 года.

Определение КС №144-О-П: нарушение правил подсудности должно безусловно влечь отмену судебного акта, а вышестоящий суд должен всегда сам проверять, нарушена ли подсудность и если она нарушена – отменять судебный акт. Но это не может быть столь категорично как для подведомственности (предметной подсудности), так и для подсудности. Другими словами, возникает вопрос: может ли поведение сторон исцелить дефект подсудности? Истец предъявил иск с нарушением правил подсудности, ответчик отвода суду, ходатайства о передаче дела в другой суд по установленной подсудности не заявил – может ли ответчик вспомнить об этом в кассационной инстанции и может ли кассационная инстанция поставить этот вопрос на обсуждение ex officio, т. е. и при отсутствии соответствующих доводов в кассационной жалобе? По логике конституционного суда нарушение правил подсудности как нарушения, связанные с правом на законный суд эти нарушения являются безусловным основанием к отмене решения, должны устанавливаться вышестоящими судами по собственной инициативе и если они выявляются, то решение должно отменяться и передаваться на рассмотрение по установленной подсудности. А вот здесь можно было бы не согласиться с КС и поставить вопрос так. Если стороны, ответчик, в первую очередь, не возражают против компетенции суда, то суд должен признаваться надлежащим. Другой вопрос, что это должно быть процессуально оформлено: при открытии судебного заседания спросить: «ответчик, нет ли у вас возражений против рассмотрения дела именно этим судом (а не только конкретным судьей)?». Нужно акцентировать внимание ответчика на праве возражать по мотиву неподсудности. И если он смолчал, сказав, что его все устраивает, то он не может держать этот аргумент за пазухой, чтобы вытащить его в кассационной инстанции (мол, если выиграю, то и неважно, что дело не подсудно, а если проиграю, то приду в кассацию и это будет безусловным основанием к отмене судебного решения). Такое поведение поощрять нельзя. А это означает, что нарушение подсудности – это не безусловное, а условное основание к отмене решения и запускается оно только если сторона в первой инстанции возражала по мотиву неподсудности, ходатайствовало о передаче дела в суд по установленной подсудности и это ходатайство было отклонено. И вот тогда, придя в вышестоящий суд можно сказать: «мы протестовали, а нас не услышали». Если сторона протестовала, то лишить ее права на законный суд и решение нужно отменять.

Ч.2 ст.33 – если вы предъявили иск в суд к ответчику, место жительство которого не было известно, а потом он объявился, то дело должно быть передано в суд по его месту жительства. А почему собственно нужно передавать дело – разве истец чем-то злоупотребил, когда предъявлял иск? Нет – место жительства ответчика не было известно. Разве имело место влияние заинтересованного лица? Никакого влияния не было. Так почему надо передавать. Потому что общее правило такое – мы приближаем процесс к ответчику.[17] Но передавать нужно только если заявит ходатайство, не автоматически. От того, что вы предъявили не зная его места жительства, а потом он появился и сообщил место жительства, автоматической передачи дела не будет – будет передача по его ходатайству, что наполняет этот институт элементами диспозитивности. Это подчеркивает мысль, согласно которой компетентность суда может определяться поведением сторон в пределах, установленных законом. И истец, и ответчик заявляют ходатайство о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств – это вообще правило, установленное в их интересах. Если они оба согласны, то исключается одностороннее влияние заинтересованного лица, и, соответственно, можно передать в другой суд. Эта логика только подчеркивает, что если ответчик возражает, тогда нужно гарантировать право на законный суд, но если ответчик соответствующих возражений не заявил хотя и была допущена ошибка, то для вышестоящего суда это безусловным основанием для отмены судебного решения служить не может.[18]

Иск

Вопрос об иске – это абсолютно фундаментальный ключевой вопрос.

Иск есть средство возбуждения гражданского дела, средство получения судебной защиты. Что означает выражение «средство»? Это средство привести в движение судебную машину, средство, которым возбуждается процессуальная деятельность. Воспользоваться иском как средством значит прибегнуть к средству возбуждения дела.

Иск – традиционно категория цивильного права. Иск – это требование, в этом смысле, будучи требованием, иск является действием. Относительно понятия иска существует три концепции:

Ø Иск как состояние субъективного права (иск в материальном смысле). Какое состояние субъективного права? Иск как такое состояние субъективного права, при котором право пригодно к немедленному принудительному осуществлению через суд. На этом построено деление всех прав, норм, правоотношений на регулятивные и охранительные, потому что регулятивные суть те, которые в исковом порядке осуществлены быть не могут, а охранительные суть те, которые исковые, т.е. судебно осуществляемые. Самый простой пример – это право собственности: нельзя владеть, пользоваться, распоряжаться через суд; владеть, пользоваться и распоряжаться можно только в естественном нормальном ненарушенном состоянии. à право собственности, в этом отношении, регулятивное, оно никогда не приходит в исковое состояние. А вот виндикационный иск – это способ защиты права собственности. Известно, что право собственности абсолютное и собственнику противостоят в качестве пассивно обязанных все третьи лица. А в виндикационном притязании собственнику противостоит конкретный владелец вещи, который обязан не к воздержанию, а к совершению положительного действия по выдаче вещи. Таким образом, виндикационное притязание ни по кругу лиц, ни по содержанию не совпадает с правом собственности. виндикационное притязание – это исковое, охранительное притязание, направленное на защиту. Право собственности, таким образом, в исковом состоянии находится не может, является регулятивным, а вот виндикационное притязание (а также негаторное и т. д.) является охранительным.

Некоторые притязания возникают сразу как исковые – деликтное притязание (у него нет стадии, в которой оно должно было бы созреть для осуществления через суд, оно сразу возникает как осуществляемое через суд).

Всякое ли право существует в исковом состоянии или есть права, которые в исковом состоянии вообще не существуют и существовать не могут? Или есть притязания, которые присоединяются к этим регулятивным правам, которые служат для из защиты и, в этом смысле, обслуживают их, но само регулятивное право искового состояния не знает и достичь этого искового состояния не может? Но если иск – это само субъективное право, то тогда и правом на иск обладают только те, у кого есть субъективное право. Между тем, иски предъявляют и те, кто проигрывает в конечном итоге. Должны ли мы сказать, что если лицо проиграло, то у него и иска не было, потому что если иск - это право, а лицо проиграло, значит у него не было права, значит не было иска и тогда мы должны как бы вернуться в исходную точку этого процесса и аннулировать этот процесс, сказать, что у этого процесса не было предмета, потому что не было права, подлежавшего защите. И мы видим, что если определять иск как требование к ответчику, а в материальном смысле иск – это требование к ответчику, охранительное притязание – то тогда и правом на иск будут обладать только те, у кого на самом деле есть соответствующее право. Однако иски предъявляют и те, у кого никаких прав нет, не было и, может быть, никогда не будет, и этот процесс и эти иски проживают полный жизненный цикл. Что, это беспредметные процессы? Конечно, это не беспредметные процессы. Отсюда вторая концепция иска à

Ø Иск как требование к суду (иск в процессуальном смысле). Иск как категория публичного, а не частного права. Иск – это публичное притязание, притязание на процессуальную деятельность, требование о возбуждении и осуществлении процесса. Требовать возбуждения и осуществления процесса вправе любое лицо, в т. ч. и то, которое проиграет. И если лицо проиграло, это не значит, что процесс был беспредметным, потому что изначально не было иска – Иск как требование к суду, как притязание на правосудие, присутствовал и этот иск и был рассмотрен. Таким образом, эта концепция иск отрывает иск от его материального содержания, переводит иск в публично-правовую плоскость и объявляет иск притязанием об осуществлении процессуальной деятельности.

Как положено в приличной науке была рождена интегрированная концепция à

Ø Иск, соединяющий две стороны. В иске выделяют материальную сторону и процессуальную сторону. Иск не существует как без требования к суду, так и без требования к ответчику. Поэтому иск есть требование к ответчику, обращенное через суд. В этом определении соединяются две стороны иска – его материально-правовая сторона («требование к ответчику») и процессуальная сторона («обращенное через суд», следовательно, подлежащее рассмотрению в установленном процессуальном порядке).

Этот тезис достаточно условен. Действительно ли не существует исков, в которых нет требования к ответчику? Способы защиты, в т. ч. предусмотренные ст. 12 ГК РФ, делятся на материальные и процессуальные. Все юрисдикционные способы делятся на материальные и процессуальные не потому, что одни осуществляются через процесс, а другие осуществляться через процесс не могут (в конечном итоге они все могут осуществляться через процесс), а потому, что одни из них могут быть реализованы без суда, а другие без суда реализованы вообще быть не могут. Т.е. есть такие, которые не требуют процессуальной деятельности для их реализации, а есть такие, которые полностью обусловлены процессуальной деятельностью. Например: должник может заплатить убытки, неустойку добровольно; а вот признать сделку недействительной иначе как через суд нельзя, таковой ее может признать только суд àэто означает, что этот способ защиты процессуальный, другими словами, здесь нет требования к ответчику, потому что нельзя требовать от ответчика, чтобы он признал сделку недействительной, это может сделать только суд. Конечно, спор о праве связан с ответчиком, но требования к ответчику в классическом его понимании как притязания к ответчику здесь нет – здесь требование только к суду. Поэтому когда мы сказали, что нет исков, в которых нет требования к ответчику и к суду, то нужно это скорректировать исходя из содержания соответствующих способов защиты – есть способы защиты, в которых притязание только к суду.

Классический догматический взгляд состоит в том, что в иске две стороны. Этим иск отличается от претензии. Претензия – это тоже самое требование. В чем же разница между претензией и иском? Разница в том, что претензия не подлежит рассмотрению в процессуальном порядке, а иск подлежит рассмотрению в установленном процессуальном порядке. Другими словами, иском является не всякое требование к ответчику, а обращенное через суд.

Возникает вопрос? А к чему все эти концепции иска? Вопрос упирается в природу распорядительных действий (признание иска, отказ от иска, мировое соглашение).

Например, отказ от иска. Истец предъявляет иск о взыскании долга по договору займа и отказывается от этого иска. Вопрос: прекратилось ли правоотношение займа прощением долга. Если иск – это только процесс, то отказ от иска это отказ только от процесса и тогда субъективное право сохранилось, но стало натуральным, т. е. лишенным исковой защиты. Если иск – само субъективное право, то отказ от иска означает отказ от самого права, следовательно, правоотношение займа прекратилось, например, прощением долга. Стоит ли за отказом от иска прощение долга?

Пойдем дальше. Вот вы отказались от иска, суд принял отказ от иска и прекратил производство по делу. Потрясенный вашим благородством должник по сусекам поскреб и таки доплатил вам, после чего впал в еще более отчаянную нужду, чем до этого и предъявил иск о взыскании в качестве неосновательного обогащения ранее уплаченного, со словами, что уплатил недолжное, поскольку обязательство было прекращено прощением долга. Будет ли сумма, уплаченная должником после прекращения производства по мотиву отказа от иска, неосновательным обогащением? Если встать на позицию, что иск есть категория публичного права, то мы увидим, что у нас не будет симметричного решения с признанием иска, потому что признание иска уж точно есть признание долга – нельзя признать иск только в процессуальном смысле, его придется признать в материальном смысле (я признаю, значит, я должен платить). à отказ от иска – это отказ от процесса, а признание иска – это уже признание вместе с правом.

Ч.2 ст.39 –суд не принимает отказ от иска, если он противоречит закону, нарушает права и охраняемые законом интересы третьих лиц. Возникает вопрос – противоречит какому закону: материальному или процессуальному? Если речь идет о противоречии процессуальному закону, то эта фраза лишена смысла, потому что любое действие, противоречащее процессуальному закону суд не принимает. Что означает отказ от иска, противоречащий процессуальному закону – это, например, отказ от иска, совершенный лицом, у которого нет полномочий; или отказ от иска, выраженный нецензурно. Говориться о нарушении прав третьих лиц. Как отказ от процесса может нарушить права третьих лиц? Ведь я же не обязан предъявлять иск, а если я не обязан, то могу в любое время отказаться. Я ведь не нарушал права третьих лиц, пока не предъявлял иск. Почему если я отказываюсь от процесса, я начинаю нарушать права третьих лиц. И мы видим, что закон конечно однозначно говорит, что отказ от иска – это действие материально-правовое, это отказ от субъективного права, потому что только тогда можно говорить о его несоответствии закону, только тогда можно говорить о том, что отказ нарушает права и интересы третьих лиц. до тех пор, пока мы смотрим на отказ от иска чисто с процессуальной точки зрения говорить о каком-либо несоответствии закону и уж тем более о правах третьих лиц просто невозможно. А это означает, что для того, чтобы сделать вывод, что отказ от иска противоречит закону, мы должны обеспечить его материально-правовую квалификацию (прощение долга, отказ от права собственности). пока мы не дадим материально-правовой квалификации, мы не можем сказать, соответствует отказ закону или нет (а если это дарение – а дарение между коммерческими организациями не допускается). А что мы выявляем здесь? Мы выявляем здесь то, что мы назовем каузой процессуального действия, т. е. на что направлено, опирается, какую цель преследует, какая воля здесь, почему совершается это действие. Одной ближайшей целью мы здесь не ограничимся, потому что ближайшая цель - это всего на всего прекращение процесса.

В чем проблема? Проблема в том, что для того, чтобы сказать «это дарение», надо быть уверенным, что право принадлежит истцу, ведь подарить можно только то, что тебе принадлежит. А для того, чтобы узнать, что право принадлежит истцу, нужно рассмотреть дело по существу, ведь пока мы не рассмотрели дело по существу, мы не знаем, принадлежит ему право или нет. А дело по существу мы, как раз, не рассмотрим, потому что отказом от иска прекращается производство. А если мы не знаем, принадлежит ли право, то мы не можем выполнить предписания ст. 39 ГПК, мы просто не можем проверить соответствие закону, потому что мы не знаем, существует ли это право. à замкнутый круг.

Мировое соглашение – какая кауза? Существует ли кауза «оставьте меня в покое»? Кауза процессуального права не совпадает с каузой материального права.

Каковы последствия отказа от иска? Прекращение производства. Больше предъявить этот иск нельзя. Может ли кредитор испытывать интерес в сохранении права, которое не будет пользоваться исковой защитой? Может ли быть такая кауза? Хотеть оставить право без иска – желание противоестественное. Значит отказ не только от иска, но и от права.

Выполнить предписания ст.39 невозможно. Пока суд не констатировал принадлежность и существование прав – права воображаемые. А распоряжение ими соответствовать или не соответствовать закону не может. Т.е. есть такие сделки, которые вообще не укладываются в систематику гражданских сделок. Но и сказать, что право сохраняется, невозможно.

Элементы иска

Предмет и основание. Они выделяются, чтобы обеспечить индивидуализацию иска. Она нужна для реализации правил о внешнем и внутреннем тождестве иска.

Правило внутреннего тождества: иск должен оставаться тождественным самому себе на всем протяжении процесса. Иск сохраняет тождество, если в нем изменен или предмет, или основание – что-то одно. Это ст.39.

Правило внешнего тождества (ст.134): повторно предъявить ранее рассмотренный иск нельзя. Каждый спор о праве поступать на рассмотрение суда только один раз, нельзя пытаться перерешить этот спор заново.

При внутреннем тождестве сравниваем один иск на разных этапа, при внешнем – два разных: уже рассмотренный и вновь предъявленный. Чтобы реализовать эти правила нужны элементы иска, потому что именно по ним определяем юридическую индивидуальность иска. В рабочем смысле стороны то




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.