Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ЗАСТЕНЧИВОСТЬ КАК ЧЕРТА ЛИЧНОСТИ



Дэниэлс и Пломин (Daniels, Plomin, 1985) показали, что индивидуальные различия в выраженности смущения у младенцев определяются как наследственностью, так и условиями развития. Они провели исследования на выборке, включавшей 152 приемных ребенка, их родных и приемных родителей, а в качестве контрольной группы выступали 120 обычных семей. Застенчивость детей оценивали родители. Связанные с застенчивостью характеристики темперамента и личности родителей оценивались при помощи стандартизованных опросников. В тех семьях, где социальный фактор подкреплялся фактором наследственности (обычные семьи), застенчивость у ребенка в 12- и 24-месячном возрасте оказалась в прямой связи с застенчивостью матери, ее низкой общительностью и интровертированностью. Эта же взаимосвязь, хотя и не столь выраженная, отмечалась в семьях с приемными детьми, и данный факт позволил авторам сделать вывод о том, что застенчивость как черта личности в значительной мере определяется средой. С другой стороны, была выявлена значимая корреляция между застенчивостью приемных детей в возрасте 24 месяцев и степенью интровертированности их родных матерей, что свидетельствует о важной роли фактора наследственности.

Как видно из исследования Дэниэлса и Пломина, застенчивость связана с такой личностной чертой как интровертированность. Интроверт не склонен к тесным контактам, он не любит быть среди людей, он углублен в себя, в свои переживания. Айзенк (Eysenck, 1970), ведущий исследователь интроверсии—экстраверсии, рассматривает эту характеристику как базовую в личностной структуре. Он накопил множество данных, свидетельствующих о том, что интровертированность—экстра-вертированность как черта детерминирована биологически.

ч. , Другой выдающийся исследователь личности, Кэттел (Cattell, 1946), рассмат-

' ривает застенчивость как биологически обусловленную черту, связанную с возбу-

^ димостью нервной системы. Он считает, что застенчивые люди отличаются особой

• чувствительностью и высокой возбудимостью нервной системы, которая особенно

уязвима для социального стресса. Предположение о том, что биологические предпосылки и наследственность играют заметную роль в процессе формирования застенчивости, к сегодняшнему дню подтверждено многими экспериментальными ис-; , следованиями.

' Суоми (Suomi, 1979) провел любопытное исследование характерологических

\ особенностей и темперамента у макак резусов. Он разработал ряд поведенческих и

физиологических тестов для определения пассивных и робких обезьян, с одной сто-

334 Глава 14

роны, и агрессивных и напористых — с другой. Распределив группу взрослых самок и группу новорожденных обезьян по этим двум категориям, он поместил робких детенышей в клетку с агрессивными самками, а агрессивных и общительных детенышей — к робким и пассивным самкам. Через шесть месяцев детеныши обезьян переняли стиль поведения своих приемных матерей. Те из них, которые раньше были стеснительными и робкими, стали агрессивными и общительными. И наоборот, когда-то активные и напористые детеныши стали проявлять робость и уступчивость. Результаты эксперимента являются ярким и убедительным доказательством приспособляемости социальных животных, свидетельствуют об их способности воспринимать поведение матери (первичного образца) и приспосабливаться к социальным особенностям среды.

Однако, когда Суоми поместил этих же детенышей в исходную экспериментальную ситуацию, для того чтобы провести контрольный замер характерологических особенностей и темперамента, они стали проявлять прежние повадки. При умеренно стрессовых условиях обезьяны демонстрировали свои врожденные характеристики. Исследование Суоми служит еще одним доказательством тому, что застенчивость, как и социальная экстраверсия, имеет эволюционно-биологическую основу.

Есть и другие данные, свидетельствующие о двойственной природе смущения. Каган и соавт. (Coll, Kagan, Reznick, 1984) изучали крайние проявления смущения или, согласно их терминологии, феномен поведенческого торможения (behavioral inhibition) на младших детях и дошкольниках. Этот феномен определялся ими на основе следующих внешних проявлений: плач, беспокойство, вокализация огорчения, отчужденность и отсутствие спонтанности при взаимодействии с экспериментатором. Хотя интерпретация этих поведенческих проявлений как признаков смущения вполне логична, очевидно, что они могут быть связаны и с эмоцией страха.

В экспериментальных ситуациях, связанных с новизной и напряжением, исследователи измеряли у детей частоту сердечного ритма и его изменчивость. Они обнаружили, что у детей с высокими показателями поведенческого торможения или, другими словами, у крайне застенчивых детей в экспериментальной ситуации пульс сильно учащался, оставаясь стабильным или почти стабильным, в то время как у более раскованных детей частота сердечных сокращений отличалась меньшей частотой и меньшей стабильностью.

Впоследствии Каган и соавт. провели дополнительную серию из трех экспериментов, которые подтвердили результаты их первого исследования. В первом из этих экспериментов они протестировали тех же самых детей примерно через год после первоначального исследования. Экспериментаторы использовали тот же набор тестовых ситуаций, что и в первом эксперименте, но дополнительно создавали ситуацию прихода в гости к ребенку двух женщин-экспериментаторов и эпизод «игры в гляделки». В этой игре пары детей с разной степенью застенчивостью подбирались по полу и возрасту. Экспериментаторы обнаружили значимую корреляцию между выраженностью поведенческого торможения у одних и тех же детей в возрасте 21 месяца и в возрасте 31-32 месяцев. Таким образом, они доказали, что феномен поведенческого торможения отличается известной степенью стабильности. Однако следует отметить, что далеко не все дети, первоначально отнесенные к разряду застенчивых, обнаруживали через год первоначальное поведение. Примерно три четверти детей демонстрировали поведенческое торможение только в некоторых экс-

Смущение 335

периментальных ситуациях, и лишь одна треть детей демонстрировала это поведение во всех тестовых ситуациях. Кроме того, сравнивая экспериментальную и контрольную группу детей, исследователи обнаружили, что показатель частоты сердечных сокращений сохранил взаимосвязь с феноменом поведенческого торможения. Так же как и в первоначальном эксперименте, у большинства раскованных детей пульс был нестабильным, тогда как их застенчивые сверстники вновь обнаружили стабильность пульса.

Из сопоставления результатов первоначального и последующего экспериментов ученые сделали два очень осторожных вывода. Во-первых, крайне застенчивые дети склонны к смущению в различных ситуациях и на протяжении всего исследованного периода детства. Во-вторых, у детей в возрасте 21 и 31 месяцев существует умеренная отрицательная корреляция между вариабельностью частоты сердечных сокращений и поведенческим торможением.

Второй и третий эксперименты серии Каган и соавт. провели по достижении детьми соответственно четырех и пяти с половиной лет. Результаты^ полученные в этих исследованиях, оказались аналогичными результатам первого эксперимента серии. Дети, отнесенные в разряд застенчивых в возрасте 21 месяца, обнаруживали скованное поведение и в возрасте пяти с половиной лет — как в кругу своих сверстников, так и в ситуации эксперимента. Они выказывали также большую застенчивость в общении со взрослым экспериментатором, а в ситуациях умеренного стресса демонстрировали более выраженную склонность к осторожности. Как и прежде, они отличались от раскованных детей более высокой и стабильной частотой сердечных сокращений. Напряжение, связанное с выполнением задания на когнитивные способности, вызывало у них более отчетливое расширение зрачков, чем у их более раскованных сверстников. Такие дети, по описаниям их матерей, при общении с незнакомыми сверстниками проявляли смущение. Очередной эксперимент, проведенный по достижении детьми семи с половиной лет, еще раз подтвердил и уточнил данные предшествующих исследований (Kagan, Reznick, Snidman, 1988).

Работа Кагана и соавт. служит сильным аргументом в пользу того, что по крайней мере у небольшой части людей (примерно у 10-15 %) смущение проявляется как постоянная характеристика или черта личности. Полученные ими данные доказывают, что эта характеристика имеет биологическую основу, что у застенчивых и у раскованных индивидуумов реактивность вегетативной нервной системы и жизненно важных органов, иннервируемых ею, различна. Однако Каган и соавт. делают следующий вывод: для актуализации крайней застенчивости необходима не только врожденная предрасположенность, но и постоянные стрессовые воздействия со стороны окружения.

Гуф и Торн (Gough, Thome, 1986) изучали отношение людей к различным аспектам смущения и застенчивости. Их испытуемые оценивали себя с помощью списка прилагательных (Adjective Check List, ACL}, в который вошли положительные и отрицательные, с точки зрения большинства людей, характеристики смущения. Например, такие характеристики, как «осторожный», «скромный», «тактичный», «чувствительный», считаются положительными атрибутами застенчивости. Напротив, прилагательные «робкий», «забитый», «нервный», «необщительный» обозначают отрицательные характеристики застенчивости. Обычно все эти составляющие отрицательно коррелируют с такими чертами личности, как доминантность, общи-

Глава 14

Рис. 14-4. Присутствие незнакомого взрослого человека (фотографа) оказалось абсолютно непреодолимым препятствием с его появлением мальчик прекратил играть, несмотря на все усилия матери снова увлечь его игрой. Мать описывает своего сына как очень застенчивого.

тельность, удовлетворенность собой, эмпатия, но эта корреляция значительно более выражена для отрицательных компонентов застенчивости (негативные черты застенчивости по ACL), нежели для положительных.

Гуф и Торн попытались привлечь внимание к оценке различных аспектов застенчивости. Если в самоописании застенчивого человека делается акцент на положительных аспектах застенчивости, то, скорее всего, окружающие воспринимают его как спокойного, скромного и сдержанного человека. Если же в самоописании подчеркиваются отрицательные аспекты застенчивости, то такого человека люди будут скорее воспринимать как неуклюжего и скованного.

Если застенчивость, как показывают результаты исследований, только в некоторой степени детерминирована наследственностью, значит, можно считать, что некоторые люди наследуют большую склонность к смущению, которая усугубляется особенностями воспитания и социализации. И биологическая конституция, и среда играют роль в формировании застенчивости как личностной черты. Если склонный к смущению ребенок воспитывается застенчивой матерью, то очевидно, что здесь мы имеем дело с социальной ситуацией, отличной от той, когда склонный к смущению ребенок воспитывается экстравертированной и очень общительной матерью. Даже в случае с идентичными близнецами, разделенными при рождении, вряд ли стоит ожидать, что они будут одинаково застенчивы.

Легкая или умеренная застенчивость не воспринимается индивидом или окружающими его людьми как социальная или психологическая проблема. Действительно, как мы уже отмечали, смущение ребенка обычно вызывает у взрослого умиление и расценивается им как свидетельство скромности. Даже у взрослых людей некоторая степень застенчивости может восприниматься как привлекательная черта. Конечно, данное утверждение в большей мере справедливо для женщин, однако застенчивость нельзя рассматривать как исключительно тендерную характеристику. И все же в некоторых культурах, например, в японской, застенчивость особенно ценится в женщинах.

Смущение ________337

Анализ оценок смущения по ШДЭ при исследовании сексуальных норм, сексуального опыта и эмоциональных реакций на формирование образа (визуализацию) полового акта (Izard, Spiegel, Alessio, Kotsch, 1974) показал, что в повседневной жизни мужчины чаще испытывают смущение, чем женщины. Это как будто противоречит гипотезе Льюис (Lewis, 1971), согласно которой женщины больше мужчин склонны к смущению и стыду. Однако показатели смущения, замеренные сразу же после визуализации сексуального акта, у женщин оказались выше, чем у мужчин. Показатели смущения у девственниц оказались гораздо выше, чем у женщин с сексуальным опытом. Что касается влияния сексуальных стандартов, то здесь нужно отметить, что у женщин, убежденных в неправедности секса без любви, визуализация полового акта вызывала гораздо большее смущение, чем у тех мужчин, которые допускали возможность секса без любви.

Эмоции страха, стыда и смущения могут играть очень важную роль в формировании сексуальных установок. Так, гомосексуальные тенденции, по крайней мере отчасти, могут быть следствием страха· и стыда, охватывающих человека при мысли о сексуальном контакте с представителем противоположного пола. Динамика эмоций гомосексуального пациента в процессе психотерапии подробно изложена в работе Изарда (Izard, 1972). В профиле эмоций этого пациента высокими значениями отмечены эмоции страха и смущения. В клиническом описании пациент был охарактеризован как «высокотревожная» личность.

В клинических описаниях тревоги зачастую рядом с описаниями страха, печали и вины можно встретить упоминания о смущении. Эмоция смущения также представлена в некоторых формах депрессии. Исследование депрессивных больных, проведенное Маршаллом и Изардом (Marshall, Izard, 1972b), показало, что смущение является одной из наиболее выраженных эмоций в профиле ШДЭ депрессивных больных. Самые высокие оценки в профиле получили эмоция печали, направленная вовнутрь враждебность и эмоция страха, следом шли эмоции смущения и вины.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.