Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Благодарности и посвящения 10 страница



 

Как только песня закончилась, она подняла голову и тяжело вздохнула.

- После смерти Джоша, это второй раз, когда я взяла в руки гитару, - сказала она вслух, а затем повернула голову и посмотрела на меня. Улыбка на ее лице не была печальной, как я ожидал. Она была счастлива. Она оправилась от того, что забрала у нее смерть Джоша.

 

- Как долго ты уже играешь? - спросил я.

 

- С пяти лет. Гитара всегда меня привлекала. Да и все музыкальные инструменты, но единственное, на чем я научилась играть это гитара. Я всегда хотела научиться играть на пианино, но моя мама играла на пианино и видеть то, как это делаю я, опечалило бы отца. Так что я никогда о нем не просила и не выражала к нему интерес.

 

Я куплю пианино. Оно будет здесь в следующий раз, когда она приедет домой со мной.

- Ты потрясающая, - сказал я и подошел к ней, присев рядом.

 

- Сыграешь еще что-нибудь? Я хочу в этот раз послушать твой голос.

 

Она наклонила голову и залилась румянцем. - Я не могу. Я знала, что ты вернулся, но я не видела тебя. Если я буду тебя видеть, то не смогу играть. Ты заставляешь меня нервничать.

 

- Хммм, - я скользнул рукой в теплоту меж ее бедер. - А что если я подкуплю тебя?

 

Она захихикала и покачала головой. - Никакое количество поцелуев не заставит меня петь, когда ты смотришь на меня. Может быть когда-нибудь, но не сейчас.

 

- Ты в этом уверена? - сказал я, прильнув к ней и поцеловав уголок ее рта.

 

- Да, - ответила она, перестав дышать.

 

- Мммм... Но в любом случае я не против попробовать, - ответил я, поцеловав уже другой уголок ее рта.

 

- Хорошо.

 

Я взял гитару из ее рук и положил на кровать, притянув Еву в свои объятия. Запустив руки в ее волосы, я жадно впился в ее губы.

 

Ева

 

Кейдж: Что на тебе надето?

 

Я рассмеялась, когда прочитала смс, которое прислал мне Кейдж. Он взял мой номер телефона, прежде чем мы вернулись домой в воскресенье вечером.

 

Я: Ничего.

 

Улыбаясь, я ждала его ответа.

 

Кейдж: Черт. У озера, сейчас же.

 

Я прикрыла рот рукой, чтобы сдержаться от громкого смеха. Папа был где-то в доме. Я не видела его с ужина.

 

Я: Ты же знаешь, я не могу. Папа еще не спит.

 

Кейдж: Тогда в амбаре?

 

Я подошла к окну и всмотрелась в темноту, чтобы увидеть единственный огонек в задней части амбара.

 

Я: Тоже плохая идея.

 

Кейдж: Не соглашусь.

 

Я: Придется. Спокойной ночи.

 

Кейдж: Она могла бы быть лучше.

 

Казалось, улыбка на моем лице закрепилась навечно. Папа даже заметил это ранее, за ужином. Я хотела рассказать ему про Кейджа, но я никогда не смогу это сделать. Он никогда не примет Кейджа и он скорее всего уволит его. Я не хочу стать причиной, из-за которой Кейдж лишится стипендии. Кроме того, он уедет меньше чем через месяц. Лето закончится и наше время, проведенное вместе приевратиться лишь в воспоминание. Мне приходилось напоминать себе об этом все чаще и чаще. Привыкать к Кейджу было плохой идеей. Он был источником моего исцеления. Он заставил меня преодолеть многие вещи. Никто не оказывал на меня такой эффект до него. Я всегда буду благодарна ему за это.

 

Рухнув на кровать, мое счастье тут же испарилось. Мне не нравилось вдаваться в размышления о Кейдже. Какой бы милой не была Лоу, я ненавидела мысль о том, что она никогда его не потеряет. Он всегда будет рядом в случае необходимости. Я завидовала этому.

 

Стук в дверь прервал мои печальные мысли.

- Ева, дорогая, ты еще не спишь? - послышался голос папы.

 

- Нет, входи, - ответила я.

 

Он открыл дверь и зашел в комнату. Он всегда выглядел посторонним в моей комнате. Он редко сюда заходил.

 

- Я хочу с тобой кое о чем поговорить, - сказал он, скрестив руки на своей широкой груди.

 

- Хорошо. - Я терпеть не могла, когда он начинал разговор таким образом. Это обычно означало, что мне не понравится то, о чем он собирается говорить.

 

- Джереми скоро уезжает учится в школу. Прежде чем он уедет, я хочу пригласить его с родителями к нам на ужин. Он помогал тебе в каждом шаге на пути преодоления различных обстоятельств и они нам как семья, даже не смотря на то, как обернулась ситуация...

 

Я об этом не думала, но папа был прав. Мы должны пригласить их на ужин. Мы дружили с ними долгие годы.

 

- Хорошая идея. Я позвоню им утром и все организую.

 

Папа кивнул, - Хорошо, тогда спокойной ночи.

 

- Спокойной ночи.

 

~*~

 

От невидимой феи не осталось и следа. Я всегда убеждалась, что Кейдж где-то рядом, когда приносила ему лемонад, холодное полотенце и что-нибудь перекусить. Я также выносила все это при любой подвернушейся возможности, а не два раза в день.

 

Когда я узнала, что папа уехал в город, я взяла из холодильника большой кусок шоколадного пирога, который приготовила для ужина с семьей Бисли, а также много чего другого, что понадобится Кейджу. Рассматривать его спину, пока он таскал стога сена и перекидывал их через забор, было очень увлекательно. Я присела на бортик кузова грузовика и решила понаслаждаться несколько минут этим зрелищем. Он все равно скоро меня заметит.

 

Пот выступил на его спине под палящим солнцем. Его рабочие джинсы свисали на бедрах, представляя моему взору превосходный вид на его ямочки на спине и полоску его боксеров. Он наклонился, чтобы взять охапку сена и остановился. Он встал и обернулся через плечо. Когда его глаза встретились с моими, легкая улыбка коснулась его губ.

 

- Увидела то, что желаешь, детка?

 

- Может быть. Я проверяю. Выясняю, заинтересована ли я, - выпалила я в ответ, злорадно улыбаясь.

 

Его темные брови взметнулись вверх и он полностью развернулся, представив моему взгляду свою покрытую потом грудь.

 

- А я увидел то, что хочу, - медленно произнес он, приближаясь ко мне. Мое сердце начало как обычно выпрыгивать из груди, когда он был так близко ко мне.

 

- Неужели? - спросила я, когда он остановился напротив меня и поддался вперед.

 

- О, да. Так и есть, - прошептал он. - Я люблю шоколад.

 

Что? Мое воодущевление сменилось замешательством. Он завел руку за меня и взял кусок шоколадного пирога, который я принесла.

 

- Ну ты и дразнила, - надула я губы. Он присел рядом со мной.

 

- Я? Это ты пришла сюда в коротеньких шортиках и мешаешь мне работать, не сводя с меня глаз. Черт, детка. Ты думаешь парень может работать, когда он знает,что ты смотришь на него так, будто хочешь съесть?

 

Теплота удовольствия от его слов разлилась по моему телу. Он откусил кусочек пирога, закрыл глаза и издал низкий стон. О мой бог.

 

- Черт, детка. Это восхитительно.

 

Да, это было восхитительно. То, как шевелились мышцы на его челюсти, когда он жевал и при проглатывании играло его горло. Это действительно было восхитительно.

 

- Ева, - сказал Кейдж, отвлекая меня от лицезрения его красивой, массивной, мускулистой шеи.

 

- Ммм? - ответила я.

 

- Если я собираюсь доесть этот торт, то ты должна разговаривать со мной и перестать так на меня смотреть. Если будешь продолжать в том же духе, то я съем тебя и мне будет плевать, кто нас увидит.

 

Я ничего не смогла поделать и рассмеялась.

 

- Не смейся. Я не шучу, - проворчал он, приподняв бровь, прежде чем откусить еще один кусочек пирога.

 

Я заставила себя убрать от него взгляд. Прошло два дня с тех пор, как мы не прикасались друг другу. Я заводилась от любой мелочи.

 

- У тебя компания, - сказал Кейдж, вставая и уходя от меня.

 

Компания? Кто? Я соскочила вниз и посмотрела на подъездую дорожку. Мое сердце рухнуло вниз. Я знала эту машину. Видела ли она нас? Мне нужно уйти подальше от Кейджа.

 

- Мне нужно идти, - сказала я, не обернувшись. Я не хотела, чтобы он заметил беспокойство в моих глазах. Если я попытаюсь ему это объяснить, он никогда не поймет. Я не была уверена, смогу ли я вообще что-то объяснить. Я просто не хотела, чтобы Элейн Бисли увидела меня с кем-то вроде Кейджа. Она очень расстроится.

 

Быстро шагая по небольшому холму к нашему дому, я молча молилась о том, чтобы она не смотрела в сторону пастбища, когда подъезжала.

 

Элейн уже вышла из своей машины и направлялась мне навстречу. Ее добрая улыбка о стольком мне напомнила. Она была единственной матерью, которую я помнила. Я была такой маленькой, когда потеряла свою маму. Элейн заменяла мне ее, пока я росла. Когда я нуждалась в матери, Джош всегда приводил меня к своей.

 

- Привет, Ева, - сказала она, протянув руки для объятий. Я с радостью прильнула к ней. Я всегда чувствовала себя в безопасности, когда Элейн обнимала меня. Она пахла весной и печеньем.

 

- Миссис Элейн, я так рада вас видеть, - ответила я, обняв ее, прежде чем отступить.

 

- Только потому что ты не появлялась на протяжении двух недель. То, что Джереми переезжает, не значит, что ты не можешь приходить меня навещать.

 

Вина закралась в мое тело. Я не навещала ее с тех пор, как начала испытывать симпатию к Кейджу Йорку. Визиты в дом Джоша делали мое веселье с Кейджем неправильным. Я не хотела этого испытывать. Так что я сторонилась их дома.

 

Она взяла мою левую руку.

- Джереми сказал мне, что ты наконец то его сняла. Я хочу, чтобы ты знала, что я рада. Я тоже любила его, Ева, но дорогая, пришло время снять кольцо. - Ее голос был таким ласковым и материнским. Когда я сняла кольцо, то отпустила ее сына, но она была этому рада. Почему?

 

- Но иногда я вновь хочу взять его и надеть обратно, - призналась я.

 

- Я знаю. Иногда бывают такие дни, когда я хочу убраться в его комнате и поставить назад его кровать, будто он придет домой и зайдет в нее. - Эмоции, прослеживающиеся в ее голосе разрывали мое сердце. Господи, боль все еще жила во мне.

 

Она переместила взгляд через мое плечо на амбар. Я заметила легкое беспокойство в ее лице.

- Ева, этот тот самый парень, которого прислал твой дядя, чтобы он отработал свою вину?

 

Она видела нас.

 

- Да, мадам, - выдохнула я. Я не хотела с ней соглашаться, но что еще я могла сделать? Она видела, как я сидела на том бортике и светилась от счастья, когда она подъехала. О чем она думала? Может она думала о том, что я совсем не почитаю память Джоша, проводя время с тем, кто не так хорош, как должен быть?

 

- Ты знаешь, я люблю тебя как дочь. Ты такая же мне родная, как Джереми и Джош. Я всегда за тебя переживала и молилась за тебя также, как за своих сыновей. И это по-прежнему так. Джош так сильно любил тебя. Ты была для него всем миром с тех пор, как он был еще маленьким мальчиком. Он хотел, чтобы у тебя была прекрасная жизнь, котрую вы вдвоем планировали. Но дорогая, я могу сказать тебе, что Джош бы никогда не хотел, чтобы ты проводила время с тем парнем. - Она кивнула в сторону амбара. - Он тебя не достоин. Джош хотел бы, чтобы ты нашла того, кто будет хорошим и всегда будет рядом с тобой. Того, кто будет заботиться о тебе и пройдет вместе с тобой все жизненные взлеты и падения. - Она взяла своей холодной рукой мою и слегка ее сжала. - Ты заслуживаешь намного больше, чем быть мимолетной интрижкой такого парня. Не позволь своей печали и боли сбить тебя с пути, с которого нет дороги обратно.

 

Я почувствовала невероятную тяжесть в груди. Вину. Боль. Печаль. Потерю. Все это перемешалось, перехватив дыхание. Неужели она права? Я и в правду пренебрегаю памятью Джоша из-за того, что у Кейджа Йорка было потрясающее тело и сексуальная улыбка? Неужели я пала так низко? О, господи. Слезы заполонили мои глаза и Элейн заключила меня в свои объятия. - Я не хотела тебя расстроить, дорогая. Иногда мама должна помогать найти правильный путь, когда мы сворачиваем не туда. Вот и все. - Она гладила мои волосы, успокаивая меня.

 

- А теперь давай поговорим о другом. О чем-то более приятном. Как например, какие у тебя планы, после того, как ты села на этот красивый джип и зажила своей жизнью. Я хочу услышать подробности. Ты собираешься вернуться в колледж? Я имею в виду, что ты не можешь оставаться здесь и продолжать обучение в местном колледже. Ты слишком умна для этого места, Ева. О, и на счет гитары. Твой папа сказал мне, что однажды вернулся домой и застал тебя за игрой на гитаре. Я так горжусь тобой. - Я проследовала в дом за Элейн, но я не хотела говорить обо всем этом. Я хотела спрятаться в своей комнате и заплакать. Если желание быть с Кейджем было таким плохим, почему же слышать об этом было так больно? Он был причиной, из-за которой я начала двигаться дальше. Неужели это ничего не значило?

 

 

Глава 19

 

Кейдж

 

Я отправил Еве два сообщения и один раз звонил. Она до сих пор не ответила. Невидимая фея вернулась, но она не приносила дополнительные угощения, такие как шоколадный или клубничный пирог. Все, что у меня было, это термос с водой и холодное полотенце. Что-то было не так.

 

Я не мог пойти разыскивать ее, чтобы заставить со мной поговорить. Ее отец выкинул бы мою задницу с этого места. Я бы потерял стипендию, и у меня бы не осталось Евы. Какого черта я мог поделать? Она не будет со мной разговаривать. Наш последний разговор был тогда, когда она принесла мне шоколадный торт. Единственная вещь, которая меня останавливала - это вероятность того, что ей что-то принесла та женщина, которая приходила, и Ева была этим занята. Но даже так, кого хрена она не отвечала на мои сообщения?

 

Мне все равно нужно было поговорить с Вильсоном. Лоу могла бы прийти навестить меня как сегодня вечером, так и завтра в мой выходной. Я ничем не буду занят с этого момента по завтрашнее утро. Как бы я не хотел уезжать, когда Ева игнорировала меня, пребывание здесь бы просто свело меня с ума. Я надел чистую футболку, затем взял сумку и закинул в нее несколько вещей.

 

Вильсон к этому времени уже должен быть дома. Может быть, Ева откроет дверь. Я смогу увидеть ее лицо, даже если мы не сможем поговорить.

 

Я направился в дом.

 

Везде горел свет, что было необычно. Даже наружное освещение освещало двор. Парковка тоже была переполнена машинами. Неужели у них вечеринка?

 

Я остановился около двери, так как услышал смех и несколько голосов.

 

Дверь отворился и передо мной, улыбаясь, встал Джереми. - Привет, чувак. Тебе чего?

 

- Мне нужно поговорить с Вильсоном, - объяснил я, заглядывая за Джереми в надежде увидеть Еву.

 

- Заходи. Он за столом с семьей.

 

Семьей? Чьей семьей?

 

Джереми провел меня внутрь, и мы спустились в небольшое фойе. Я не мог не остановиться несколько раз, чтобы рассмотреть фотографии на стене, где Ева была помладше. Она была красивой всю ее жизнь. Косички были также ее любимой прической довольно долгое время.

 

- На этой ей было 10. Ей только надели брекеты, и она была расстроена из-за этого. Ее отец не смог заставить ее улыбнуться, так что он позвонил нам, и мы с Джошом пришли. Когда мы оказались здесь, Ева сидела на вершине качели с полными слез глазами и злым надутым взглядом. Джош встал за фотографом и начал рассказывать ей тук-тук шутки и делать смешные рожицы.

 

Ее голова была наклонена в сторону, и она выглядела так, словно только что закончила хохотать. Мое сердце сжалось, когда я думал обо всех воспоминаниях, которые были у нее, ежедневно напоминающие о том, что она потеряла.

 

Джереми снова пошел, а я последовал за ним к большой арке, откуда доносились звуки голосов и смеха. Кто бы там ни был, они действительно хорошо проводили время.

 

Джереми встал напротив меня. - Мама, папа, Чад, это - Кейдж Йорк. Он работает на Вильсона этим летом. Кейдж, это моя семья. Чад - мой двоюродный брат из Луизианы, о котором я тебе рассказывал, что мы с ним будем жить в одной комнате.

 

Я не ожидал столь полного представления. По-видимому, они тоже. Я не сфокусировался на каком-либо одном человеке. Когда мои глаза перенеслись через стол, я узнал мать Джереми, как женщину, которая приходила тогда. Вырос страх того, что ее визит мог означать. Она была матерью и Джоша. Мне не нравилось, куда меня вел разум после этого.

 

Когда мой взгляд нашел Еву, она на меня не смотрела. Его голова была опущена, и она нервно теребила салфетку. Черт подери.

 

- Кейдж? Какая-то проблема? - спросил Вильсон.

 

Я заставил себя посмотреть на Вильсона вместо его дочери.

 

- Я не хотел вмешиваться в ваш ужин. Мне просто нужно было спросить, все ли в порядке, если за мной сегодня приедут и заберут?

 

Вильсон пожал плечами и кивнул. - Почему бы и нет? Конечно, парень, ступай. Увидимся утром в понедельник.

 

- Спасибо, - ответил я и перевел свой взгляд обратно на Еву. Она все еще не подняла головы. Мне не хотелось уезжать, оставляя все как сейчас. - Было, эм, приятно всех вас встретить, - я не дожидался ответа. Я развернулся и направился к двери. Мне нужно было подышать свежим воздухом и попытаться взять контроль над нарастающей паникой в моей груди.

 

Передняя дверь позади меня захлопнулась, но я даже не вздрогнул, я просто продолжил идти. Потянувшись в свой карман, я написал Лоу, чтобы она сегодня приехала и забрала меня.

 

Она будет здесь минимум через час. Вместо того, чтобы вернуться в закрытое пространство моей импровизированной спальни, я направился к качелям под самым огромным дубом во всей округе. Я редко видел здесь кого-нибудь. Было темно, и я мог скрываться здесь, пока не соберусь с мыслями.

 

Ева не разговаривала со мной с тех пор, как ее приехала навестить мать Джоша. Что она сказала? Может Ева увидела ее и осознала, что она катится вниз? У Джоша была приятная полностью американская семья. У меня, в отличие от него, была только Лоу. Моя мать не готовила мне еду и не стирала мою одежду. Черт, моя мать даже не отвозила меня к доктору, когда я болел. Моя сводная сестра и я практически никогда не общались. Последнее, что я о ней слышал, было то, что она со своим парнем была взята с поличным в лаборатории с амфетамином, и ее посадили в тюрьму.

 

Да, у меня тоже была одна дибильная семейка, чтобы представить Еве. Если она сейчас считала, что я ее не достоин, при том что она не знала всю эту запутанную чепуху, тогда у меня не было никаких шансов.

 

Я взялся за голову. Почему я вообще позволил себе заботиться об этом? Почему я решил, черт возьми, заботиться о ком-то, кто так далек от моего окружения? Девушки, как Ева, не хотели удерживать меня. Они хотели поиграться со мной некоторое время, а затем найти себя парня, которого бы одобрили их родители. Я не был тем, кого хотели удержать. Я еще в раннем возрасте привык, что женщины не будут меня удерживать. Когда даже твоя мать от тебя отказывается, какого хрена все другие этого не сделают? Со мной было что-то не так. Всегда. Когда я нашел Лоу, я зацепился за нее и решил, что с этого момента она - единственная девушка, которая хочет удерживать меня, и что она затем станет той, с которой я проведу вечность. Она никогда меня не бросала. Мои косяки никогда не отпугивали ее. Затем она нашла Маркуса, и он полюбил ее так, как я бы никогда не полюбил. Как бы я ее ни любил, но я не мог любить ее так же, как это должно было быть.

 

Затем пришла Ева. Она показала мне, что я могу иметь только одну девушку и быть чертовски счастливым. Только слишком плохо, что она, как и другие, не хотела задерживаться со мной. На этот раз я не избавился от нее прежде, чем она поняла то, что я не достоин заботы. Я хотел слишком многого. Я надеялся на многое, черт его подери.

 

Через лужайку доносились голоса и я увидел, как Ева вышла из дома с Джереми и его двоюродным братом. Я слышал их смех. Они втроем подошли к джипу Евы и двоюродный брат Джереми открыл для нее дверь и прошептал ей что-то на ухо, помогая забраться внутрь. Меня пронзила резкая боль.

 

Джереми сел назад, а его двоюродный брат разместился на пассажирском сидении. Ева решила поехать развлечься. Она двигалась дальше по жизни. Я был лишь ее поводом отвлечься.

 

В моих глазах застыли слезы и я ненавидел себя за эту слабость. К черту все это. Я не буду лить слезы. Я даже не собираюсь никого умолять. Я знаю, каково это умолять кого-то тебя любить. С пяти лет я только и слышал от отца каким куском дерьма я был. А затем от своей матери, когда я был подростком и бунтовал из-за той жизни, которую мне даровали.

 

Я давно для себя решил, что если я такой уж никудышный, то я не буду жить согласно чьим-то правил. Я буду создавать свои.

 

Ева

 

Звук сообщения, поступившего на мой телефон, разбудил меня и я схватила его, молясь о том, чтобы это был Кейдж. Он до сих пор не вернулся, а уже был вторник. Папа похоже не волновался по этому поводу, а я боялась спросить его, где был Кейдж. Я не могла проявлять хоть какой-нибудь интерес к Кейджу. Но мне было необходимо знать, где он. Он перестал присылать мне сообщения с субботы. Он не звонил. Я его игнорировала. Мне пришлось. Я так запуталась.

 

Сообщение было от Чада. Он действовал мне на нервы. Мы поехали на танцы в субботу вечером, когда уехал Кейдж. Папа и Элейн подумали, что это было прекрасной идеей, когда Джереми это предложил. Мне не оставили выбора. Было трудно не заметить полный надежды взгляд Элейн, когда Чад отодвинул для меня стул. Она пригласила Чада, надеясь свести меня с ним.

 

Чад хотел знать, что я собираюсь делать сегодня вечером. Я же хотела знать, когда он уедет назад в Луизиану и оставит меня в покое. Я написала, что у меня нет настроения что-либо делать и подумала, что этого хватит.

 

Смотря на амбар, в ожидании появления Кейджа, у меня возникало чувство тревоги и тошноты каждую минуту, когда он не возникал на горизонте. Может он бросил все это? Определенно нет. Он должен был отстоять свое право на стипендию. Я посмотрела на свой телефон и подумала ему написать. Я игнорировала его попытки связаться со мной. Ответит ли он мне?

 

Я должна была знать.

 

я: Ты в порядке? Где ты?

 

Я держала телефон в руках и ждала.

 

Тишина в комнате была оглушительной. Я сышала биение своего сердца. С каждой секундой без его ответа мой желудок сжимался все сильнее в узел, который образовался с того момента, как Элейн сказала, что Джош был бы во мне разочарован. Я не хотела расстраивать Джоша. Я не хотела совершать ошибку. Кейдж был моим средством излечения. Он был веселым и волнующим. Ничего из этого не было плохим или неправильным, когда мы были вместе. Я знала, что он скоро уедет. Я не обманывала себя надеждой на долгие отношения.

 

Спустя несколько минут без ответа и бросила телефон на кровать и легла на подушку. Неужели он уйдет из моей жизни вот так просто? Ни прощай, просто так исчезнет?

 

Теплая слеза скатилась по моей щеке. Впервые за полтора года мои слезы не были вызваны Джошем Бисли.

 

~*~

 

Я решила пойти взять простыни Кейджа и постирать их. Я могла спросить папу, вернется ли Кейдж под предлогом того, нужно ли стелить назад простыни, когда я их постираю.

 

Когда я вышла из дома в среду утром дверь в амбар была открыта. Надежда поселилась у меня в груди. Я хотела побежать к амбару, но не могла. Папа был где-то рядом.

 

Когда я подошла ближе, я остановилась и сделала глубокий вдох, прежде чем зайти внутрь. Если он был там, мне стоит ему все объяснить. Я еще не знала, что собираюсь ему сказать. Уведомить Кейджа о том, что мама Джоша не одобряла его было не очень хорошей идеей. Кейдж не из тех парней, которые смирятся с тем, что они не достаточно хороши. Если я хотела от него избавиться, то это был бы самый лучший способ. А я определенно не хотела от него избавляться.

 

Кейдж вышел из амбара с хмурым выражением лица. На голове у него была соломенная шляпа, немного откинутая назад, и его рубашка еще не была пропитана потом. Он был великолепен.

 

Он замер, когда увидел меня, затем его лицо стало еще более суровым и холодным и он прошел мимо, закинув лопату и ящик с инструментами в кузов грузовика. Я пыталась что-нибудь произнести, но слова застыли в горле. Я не знала, как мне стоит говорить с Кейджем. Тот парень с самонадеянной улыбкой и сексуальный походкой исчез.

 

Он вернулся в мою сторону и направился обратно в амбар. Я застыла на месте. Что я ему скажу? Будет ли он кричать на меня, если я попытаюсь все объяснить? Есть ли ему ввобще до этого дело? Может он сбросил меня со счетов? О, господи. Неужели я стала одной из того множества, которую он вычеркнул из жизни и забыл?

 

Он вышел назад из амбара с полными руками корма и банкой моторного масла. Он даже глазом на меня не взглянул. Я действительно стала для него невидимкой.

 

Когда он забросил все вещи в грузовик, он направился к водительской двери и резко ее открыл. Он собирается уехать. Мне нужно что-нибудь сказать.

 

-Кейдж? -прохрипела я.

 

Единственная причина, по которой я знала, что он услышал меня, были его напряженные поечи, но он не оглянулся назад и не ответил.

 

 

- Кейдж, пожалуйста, - умоляла я, надеясь хотя бы, по крайней мере, уговорить его взглянуть на меня

 

Его рука на двери была настолько сжатой, что костяшки его пальцев были белыми.

 

- Не надо, - ответил он безразличным голосом перед тем, как зайти внутрь и захлопнуть за собой дверь.

 

Он тронулся с места и направился на юг, ни разу на меня взглянув. Я ощущала себя так, словно моя грудь вот-вот разорвется. Я хотела заплакать. Я хотела кричать. Я хотела броситься бежать за ним и требовать, чтобы он со мной поговорил.

 

Вот что значит испытывать чувства к кому-то, кто не ощущает того же.

 

Я знала лишь только, каково это любить кого-то, кто также неистово любит меня. Я никогда не знала отказа. Я никогда не хотела кого-то, кто не хочет меня. Желание не проходит с отказом.

 

Не чувствуя ног, я зашла в амбар и направилась к его комнате. Я по-прежнему буду стирать его постельное белье и полотенца. Ему нужны чистые вещи.

 

Я открыла дверь в его комнату. Матрац был пустым и стопка чистого белья лежала на нем. Около нее лежала еще одна стопка чистых полотенец. Он забирал эти вещи к Лоу. Они все постирала для него.

 

Печаль только лишь усилилась. Она никогда не испытает боли от отказа Кейджа. Он любил ее. Он всегда будет ее любить. Также как Джош любил меня без всяких сомнений. Это было безоговорочно. Я ненавидела Уиллоу за то, что у нее было что-то, чего никогда не будет у меня: беоговорочная любовь Кейджа Йорка. Имел ли это кто-нибудь еще? Я знала, что нет. Он никогда не говорил о своей семье. Лоу была его семьей. Она была всем, что его волновало. Каково это чувство? Я взяла полотенца и положила их на полочку рядом с душем. Затем я начала стелить ему постель. Я не могла постирать его белье, но я по крайней мере могла сделать хоть что-то. Я хотела сделать что-нибудь для него. Даже если я уже была ему не нужна.

Глава 20

 

Кейдж

 

Она постелила для меня постель. Черт. Почему она это делает? Я так усердно пытался выбросить ее из своей головы в течение этих трех дней. Море виски и женщин. Это не сработало. Единственное что помогало, так это представлять с закрытыми глазами, что это была Ева. Выкрикивать ее имя было не очень хорошо с моей стороны, но девушки были достточно пьяны, чтобы понять, что мысленно я нахожусь не с ними.

 

Уголок одеяла был откинут в сторону для меня и тарелка с едой, завернутая в фольгу, чтобы сохранить тепло, стояла на столике у кровати. Мне просто нужно продержаться до вечера субботы. Затем я снова уеду на три дня. Тренер решил, что мне нужно начать тренироваться с командой с воскресенья по вторник. Мне просто нужно будет работать здесь со среды по субботу. Уилсон предоставил хороший отчет тренеру Мэку и меня вознаградили за хорошее поведение.

 

Когда Ева умоляла меня раньше, я почти сдался. Единственное, что удержало меня от того, чтобы обернуться посмотреть на нее был ее образ с другим парнем. Она позволила ему прикоснуться к ней, и помочь ей сесть в Джип. Он не относился с пренебрежением. Он был недостаточно хорош. Я не мог этого сделать с ней. Быть чьим-то маленьким грязным секретом никогда не беспокоили меня до сих пор. Я не хотел быть секретом Евы. Все было по-другому с ней. Я чувствовал что-то. Оно было реальным. Оно было больше. Намного больше.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.