Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Правовая культура. Понятие структура правовой культуры



Тема 13. Правовая культура. Сущее и должное в праве.

Введение

Правовая культура. Понятие структура правовой культуры.

а. Правовая культура: сущность и структура

б. Цивилизационный характер правовой культуры

Соотношение сущего и должного в морали и в праве

а. Сущее и должное как категории философии права

б. Специфика проявления сущего и должного в морали и праве

Заключение

Литература

1. Философия права. Курс лекций: учебное пособие: в 2 т.Т.1/ С.Н. Бабурин, А.Г. Бережнов, Е.А. Воротилин и др. Отв. ред. Марченко. – М.: 2011.

2. Малахов В.П. Философия права. Формы теоретического мышления о праве. Таблицы и схемы. М.: 2009.

3. Философия права: Учебник / Под ред. Данильяна. М.: 2005. 416 с.

4. Радбурх Г. Философия права. М. 2004. 238 с.

5. Философия права: учебник. Иконникова Г.И., Ляшенко В.П. М.: 2010. 209-232 с.

6. Философия права. Учебное пособие. Михалкин Н.В., Михалкин А.Н. М.: 2011. 393 с.

7. Философия права. Курс лекций: учебное пособие: в 2 т.Т.2/ С.Н. Бабурин, А.Г. Бережнов, Е.А. Воротилин и др. Отв. ред. Марченко. – М.: 2011. с. 3-163.

Литература дополнительная

1. Августин Блаженный. О граде Божьем // Мир филосо­фии.— Ч. 1. —М., 1991.

2. Аристотель // Аристотель. Соч. В 4-х т. Т. 4. Предметный указатель. — М., 1984.

3. Бергсон, А. Два источника морали и религии / А. Берг­сон.— М., 1994.

4. Богданов, А. А. Тектология. Всеобщая организационная наука : в 2 ч. / А. А. Богданов. — М., 1992.

5. Бенхабиб, С. Притязания культуры : пер. с англ. / С. Бен-хабиб.—М., 2003.

6. Бергер, П. Социальное конструирование реально­сти / П. Бергер, Г. Лукман.— М., 1995.

7. Булгаков, С. Н. Православие. Очерки учения православной церкви / С. Н. Булгаков.— М., 1991.

8. Бутенко, А. П. Общественный прогресс и его крите­рии / А. П. Бутенко. — М., 1980.

9. Валла, Л. Об истинном и ложном благе. О свободе воли / Л. Валла. — М., 1989.

10. Вебер, М. Избранные произведения / М. Вебер. — М., 1990.

11. Гегель, Г. Философия права / Г. Гегель. — М., 1990.

12. Глобализация и перспективы современной цивилиза­ции / под ред. К.Х. Делокарова. — М., 2005

13. Давидович, В. Е. Сущность культуры / В. Е. Давидович, Ю.А.Жданов. — Ростов-на-Дону, 1992.

14. Злобин, Н. С. Культура и общественный прогресс / Н. С. Зло-бин.— М., 1990.

15. Ионин, Л. Г. Социология культуры / Л. Г. Ионин. — М., 1996.

16. Кант, И. Критика практического разума / И. Кант. — СПб., 1995.

17. Лукашева, Е. А. Права человека и культура / Е. А. Лукаше-ва. —М., 1979.

18. Межуев, В. М. Культура и история / В. М. Межуев. — М., 1977.

19. Мальцев, Г. В. Развитие права: к единению с разумом и на­укой / Г. В. Мальцев. — М., 2005.

20. Митрохин В. И. Россия: власть, президент, выборы / В. И. Митрохин. —М., 1996.

21. Ницше, Ф. Воля к власти / Ф. Ницше.— М., 1995.

22. Политология / под ред. Б. И. Краснова.— М., 1995.

23. Фромм, Э. Анатомия человеческой деструктивности / Э. Фромм. —М., 1994.

24. Шопенгауэр, А. Мир как воля и представление / А. Шопен­гауэр.—М., 1992.

25. Ильин, И. А. Общее учение о праве и государстве. Соч. в 10 т. Т. 4. / И. А. Ильин. — М., 1994.

26. Кропоткин, П. А. Этика / П. А. Кропоткин. — М., 1991.

27. Мальцев, Г. В. Развитие права: к единению разума и нау­ки / Г. В. Мальцев. — М., 2005

28. Поппер, К. Открытое общество и его враги : в 2 т. / К. Поп-пер. —М., 1992.

29. Пригожий, И. Р. Порядок из хаоса / И. Р. Пригожий, И. Стен-герс—М., 1986.

30. Рузавин, Г. И. Концепции современного естествозна­ния / Г.И. Рузавин.— М., 1997.

31. Смелзер, Н. Социология / Н. Смелзер. — М., 1994.

32. Таранов, П. С. 106 философов. Жизнь, судьба, учение / П. С. Таранов.— Симферополь, 1995.

33. Уледов, А. К. Духовная жизнь общества: проблемы методо­логии исследования / А. К. Уледов. — М., 1980.

34. Хабермас, Ю. Демократия. Разум. Нравственность / Ю. Ха-бермас —М., 1995.

35. Швейцер, А. Культура и этика / А. Швейцер. — М., 1991.


Введение

Культура как социальное явление включает множество аспектов — антропологический, материальный, психологиче­ский, эстетический и др. В курсе «Философия права» культура исследуется в нормативном, аксиологическом и социально-философском аспектах.

Нормативная парадигма культуры предполагает рассмо­трение ее как образа жизни общества, детерминированного социальными нормами, в первую очередь моральными и пра­вовыми.

Современная аксиологическая парадигма понимает под культуройсистему материальных и духовных ценностей, про­цесс их производства, распределения и потребления. В этом аспекте культура означает явление, формируемое человече­ским творчеством, т.е. деятельностью по созданию ценностей. К высшим ценностям человеческой жизнедеятельности от­носятся общественные идеалы (истина, благо, красота, спра­ведливость), научные достижения, произведения искусства, правовые установления, религиозные воззрения; личностные источники мотивации поведения (добродетели) и личностные ценности.

Правовая культура. Понятие структура правовой культуры.

а. Правовая культура: сущность и структура

Социально-философская парадигма отдает приоритет куль­туре как результату сознательного творчества, направленного на создание комфортных, гуманных условий человеческой жизнедеятельности. Именно социально-философская модель культуры позволяет адекватно определить правовую культуру как один из аспектов культуры вообще. Социально-философская модель вбирает онтологический, гносеологический, аксиологический, феноменологический, деятельностный, диалектиче­ский и другие методологические подходы,

Традиция связывать культуру с развитием человека берет начало в философии Нового времени. Именно в эту историче­скую эпоху воспитание и образование (просвещение) начи­нают рассматриваться как средства формирования культуры. Просветители XVII—XVIII вв. видели в культуре качественно новое состояние общества, которому свойственны, во-первых, развитое просвещенное сознание; во-вторых, особое, «обходи­тельное» поведение его членов; в-третьих, совершенное зако­нодательство. Следовательно, можно с достаточной степенью уверенности утверждать, что в период, когда религиозная ре­гламентация общественной жизни постепенно утрачивает силу, правовая культура обретает гуманистические характеристики. Конечно, были и другие факторы, повлиявшие на формирова­ние правовой культуры, — появление протестантской этики, зарождение капиталистических отношений, нуждавшихся в защите собственности и жизни не только словом, но и уза­коненной нормой.

В социально-философском смысле правовая культура рас­сматривается как особое общественное явление, свидетель­ствующее о качестве правового состояния общества; как способ организации и развития жизнедеятельности человека через правовые нормы, юридические законы и цивилизованность общества. В гносеологическом плане правовая культура ха­рактеризуется знанием социальными субъектами своих прав и обязанностей, действующих юридических законов. Нако­нец, в деятельностном ключе правовая культура выражается в неукоснительном исполнении законов, гуманистической направленности правоохранительной и правоисполнительной деятельности государства, в широком интеллектуальном и волевом пространстве правотворческой деятельности субъ­ектов права.

Правовая культура — сложная система, состоящая из взаи­мосвязанных элементов и компонентов, качественные харак­теристики которых не совпадают с качественными характе­ристиками всей системы. В этом отношении представляется актуальным рассмотрение структуры правовой культуры. В об­щем виде она выражает и отражает структуру правовой сферы общественной жизни. В силу многогранности жизни структура правовой культуры тоже весьма многогранна. Ее можно рас­сматривать по разным основаниям:

— по элементам выделяют вещно-процессуальную, духов­ную и человеческую составляющие; по сфере существования различают теоретическую и практическую культуру. Теоретическая культура представ­ляет собой, прежде всего, научную деятельность, направленную на разработку юридической науки, развитие юридического об­разования. Практическая культура выражается в правотворче­стве, правоприменении и правоисполнении, в практической деятельности, поведении, поступках людей;

—по носителям правовая культура может быть личност­ной, групповой или общественной (народной). В социально-философском подходе к культуре доминирует гуманистический угол зрения, т.е. культура рассматривается сквозь призму жиз­недеятельности человека. Он главный субъект, производитель, носитель и потребитель культуры. Более того, такой угол зрения позволяет «приравнять» человека (с его отношением к приро­де, другим людям, обществу и самому себе) к культуре: каков человек, такова и культура, равно как и наоборот. В культуре фиксируется и то, что разделяет, различает людей в социальном пространстве и социальном времени (на этой основе выделяют­ся национальные культуры, культуры исторических эпох), и то, что их объединяет, связывает (поэтому мы говорим об обще­человеческой культуре, о преемственности культуры). Объеди­няющим основанием культуры служат такие общечеловеческие ценности, как свобода, справедливость, истина, благо, красота, трудолюбие, милосердие, честность, скромность и др.

Носителем правовой культуры выступает также народ, ибо, говоря словами И. А. Ильина, правовая культура живет право­сознанием народа, которое и определяет ее содержание. Право­вая культура личности и правовая культура народа—явления взаимообусловленные уже потому, что главное в содержании правосознания народа — отражение и выражение подлинно человеческого, духовного.

Духовность — глубинное и неотъемлемое качество куль­туры — выражается во всех формах общественного созна­ния, в том числе и в правосознании, как на личностном, так и на групповом (общественном) уровне. Это качество охваты­вает все ценности человечества и человека — истину, добро, красоту, свободу, справедливость, ответственность, долг и др. На основе духовности формируется, по убеждению И. А. Ильи­на, Родина как «духовное единство народа» и государство как «духовное объединение людей».

Правовая культура с развитым правосознанием опирает­ся на государство. Граждане должны ощутить на собственном опыте, исходя из прав и свобод, духовную силу государства. А государство призвано обеспечивать — путем создания и исполнения законов — укрепление справедливости, свободы и правопорядка в обществе. Из этой взаимосвязи следуют два важных вывода. Первый — правовая культура определяется тем, насколько государство учитывает правосознание народа. Если жизненно правосознание, то государство и правовая культура развиваются, крепнут; если разлагается, мутится правосозна­ние, государство слабеет, а то и гибнет, гибнет правовая куль­тура. Второй — правосознание должно «поспевать» за стремле­нием (если таковое есть) государства укрепить правопорядок, поднять уровень правовой культуры. Если народное правосо­знание даже после демократических реформ остается авто­ритарным, становление правового государства и упрочение правовой культуры затруднены.

Тоталитарное государство не создает правовой культуры. В условиях тоталитаризма правовую культуру детерминиру­ет политика правящего класса, клана, властной элиты, народ не имеет важнейшего права — свободы, а значит, его жизне­деятельность осуществляется в рамках не правового законода­тельства, а произвола. В таких условиях мышление и поведение народа определяет рабская покорность и бездумная исполни­тельность или нигилизм и бунтарский дух.

Непременное требование развития правовой культуры — «качество» политической идеологии. Там, где существуют политический произвол, политические распри, политиче­ская нетерпимость, там и законы принимаются несправедли­вые, нежизненные, антигуманные, с двойным стандартом. Это подрывает доверие к праву и не позволяет развиваться право­вой культуре, без которой произвол, беззаконие, продажность должностных лиц становятся повседневной реальностью.

б. Цивилизационный характер правовой культуры

Как уже отмечалось, согласно Ю. Хабермасу, в процессе длительного исторического развития социальная жизнь чело­века обрела две основные сферы — повседневную реальность и системный мир.

Повседневная реальность— это мир непосредственных коммуникаций, жизненный мир в семье, на работе, в кругу друзей, общественных местах. Именно в этом мире рождает­ся культура.

Системный мир— совокупность безличностных отношений людей в экономической, политической, правовой, религиозной сферах, это мир социальных институтов и норм. Он выступает для отдельного человека миром инструментальной рациональ­ности, порождающим и развивающим цивилизацию.

Цивилизация— это ступень общественного развития, которая характеризуется формированием системного мира человека, особыми способами освоения ценностей культуры. Следует отметить, что некоторые философы рассматривали ци­вилизацию и культуру как антиподы. Так, например, Освальд Шпенглер (1880—1936) считал, что цивилизация представляет собой такую стадию развития человечества, когда «подлинная», элитная культура приходит в упадок, уступая место массовой. Наш соотечественник Н. А. Бердяев также придерживался мне­ния о том, что «цивилизация губит культуру». Правда, цивили­зацию он рассматривал как технизацию общества, рационали­зацию отношений, несовместимых с духовностью.

Однако такие оценки цивилизации опровергаются общественно-исторической практикой. Цивилизация возни­кает с разрушением варварства первобытнообщинного строя и проходит несколько этапов. Эти этапы обусловлены инсти­туциональным развитием общества, образованием и станов­лением таких социальных институтов, как государство, право, религия, наука, собственность.

Существует множество подходов к типологии цивилизаций: от трех у Н. А. Бердяева до нескольких десятков у А. Тойнби. В за­висимости от критериев типологии встречаются и различные наименования цивилизаций, скажем: древняя — античная — средневековая и т.д., доиндустриальная -индустриальная — постиндустриальная, восточная — западная — евразийская. Но прежде всего, цивилизации различаются тем, какими спо­собами, методами, средствами люди производят и осваивают ценности культуры. Очевидно, что в производстве и освоении ценностей культуры большую роль играет техническая, эконо­мическая, нравственная, правовая, эстетическая развитость личности. Политико-правовую и нравственную развитость личности называют цивильной, или цивилитарной (от лат. civis — гражданин). Ее содержание определяется взаимодей­ствием системного мира с миром повседневной реальности, а выражается это содержание в менталитете и степени свободы человека в системе общественных отношений.

Таким образом, цивилизация — это иерархически органи­зованный и упорядоченный посредством норм и установлений мир необходимости и целесообразности, где господствуют целесообразность и культура. Следовательно, цивилизация и пра­вовая культура неразрывно взаимосвязаны, что проявляется, прежде всего, в процессе институциализации.

Как отмечается в современной литературе процесс инсти­туциализации социума, т.е. развития общественных институ­тов,— это формирование цивилизации.

Общественный институт— это сумма специальных типи­зации, «опривыченных» действий, относящихся к определенной сфере человеческой деятельности. Он характеризуется, по мне­нию П. Бергера и Т. Лукмана, историчностью, объективностью и способностью воздействовать (оказывать внешнее давление) на поведение социальных субъектов. Являясь продуктом чело­веческой деятельности, сконструированный и созданный че­ловеком, общественный институт по назначению и функцио­нированию выступает по отношению к социальному субъекту (в том числе и к человеку, который его создал) как внешняя, объективная реальность.

Институциализация — признак цивилизации, ибо наличие институтов свидетельствует об особых способах упорядочива­ния и координации жизнедеятельности общества и его членов при помощи соответствующих учреждений, организаций, норм и правил.

Степень развитости институциализации определяется мно­гими факторами, в том числе и культурой. Но и культура пре­терпевает изменения под воздействием общественных инсти­тутов, которые в зависимости от уровня их развития в разное историческое время и у разных народов неодинаково осваива­ют ее ценности. Определенный уровень цивилитарности права формируется в зависимости от развитости института права, его способности освоить такие общечеловеческие правовые цен­ности, как свобода, равенство, общее благо, справедливость.

Правовая культура вбирает духовный потенциал человека, его ориентацию на право как важнейшее средство гуманизации системы общественных отношений. Органически связанная с цивилизацией, правовая культура выражает цивилитарный характер права. Это подтверждается тем, что право по назначе­нию обращено к человеку не как к биопсихическому существу, но, прежде всего, как к социальному существу, члену определен­ного сообщества, гражданину государства[1]. Человек, становясь гражданином, приобретает новое, политико-правовое, циви­лизованное качество. Аристотель определил «гражданина» как лицо, являющееся одновременно и истцом, и ответчиком. В этом определении заложен глубокий смысл, не потерявший своего шачения и сегодня. Действительно, цивилизованное общество, благодаря развитости таких институтов, как право и государ­ство, наделяет человека правами и обязанностями. Следование человека существующему праву есть выражение, с одной сто­роны, его правосознания и правовой культуры, а с другой, — силы действующего права данной цивилизации.

Право отражает характер цивилизации. Так, специфику древнеримской рабовладельческой цивилизации римское право выразило в делении права на публичное и частное. Публичное включало государственное, административное, уголовное, фи­нансовое, международное право, общие начала судебного про­цесса и регулировало религиозные вопросы. Фактически оно отражало состояние Римского государства. В таком разделении сфер влияния публичного права на социальные отношения про­сматривается его цивилитарный характер, способствовавший формированию правовой культуры.

Цивилитарный характер римского права обнаруживает­ся и при анализе частного права, объединявшего институты и принципы, которые позднее стали относиться к граждан­скому и процессуальному праву, частично к сфере уголовного права и процесса. В общем, частное право защищало интере­сы римлян, охраняло личность гражданина от посягательств других лиц.

Таким образом, развитие цивилизации и правовой куль­туры сопровождается развитием институтов права (институт гражданства, институт насилия, институт семьи, институт охраны собственности и т.д.), а институты права, в свою оче­редь, несут на себе отпечаток данной цивилизации и данного уровня правовой культуры.

Сегодня много говорится о специфике российской цивили­зации и об отсутствии в ней политической и правовой культуры. Русские мыслители Б.Н. Чичерин, П. И. Новгородцев, Б. А. Кистяковский, С. Н. Булгаков еще в XIX — начале XX в. исследовали и взаимосвязь российской правовой системы с византийской культурой, православием, римским правом, с правовой куль­турой северной Европы. Признавая очевидное влияние этих факторов на развитие правовой системы в России, они одновременно подчеркивали ее рационально необъяснимую мен­тальную специфику. В частности, приоритет общих интересов, общего дела в ущерб правам и интересам индивида; слабость личностного правового начала и правовой культуры; широ­кое распространение в обществе неправовых регуляторов, (моральных, религиозных, общинных, корпоративных и др.), вытекающих из духа соборности; отрицательное отношение к фундаментальным устоям правового общества; культ аске­тизма, послушания, смирения и социализма[2]; слабое развитие структур гражданского общества.

В условиях советской действительности ментальная спец­ифика российской правовой системы своеобразно перепле­талась с ее политизацией и идеологизацией, с подчинением интересов личности интересам государства. В этой ситуации публично-правовое регулирование стало всеохватывающим и довлеющим, тотальным.

Положение гражданина при тотальном господстве госу­дарства и коммунистической партии не могло не сказаться на состоянии права. Несмотря на некоторые импульсы по­зитивного развития, его роль (как и юридических законов) практически сводилась на нет партийными директивами, се­кретными инструкциями партийных органов. Цивилитарность права лишь декларировалась, постоянное противоречие между сущим и должным формировало искаженное правосознание. В этот период правовой культуры практически не было и быть не могло.

В конце 80-х — начале 90-х гг. началась перестройка совет­ской правовой системы, которая сопровождалась «войной зако­нов», противостоянием законодательной и исполнительной вла­стей, «парадом суверенитетов» национально-территориальных образований, взрывом преступности, нарушением прав слоев и групп населения и др. Зарождающаяся правовая система Рос­сийской Федерации призвана снять острейшие противоречия общественными сферами и структурами. Обращение к рос­сийской истории еще раз убедительно демонстрирует непре­ходящую роль цивилизации — институтов государства и граж­данского общества — в процессе развития правовой культуры. Ведь для нее жизненно важно наличие гарантий прав человека и гражданина, которые дает цивилизация. Цивилитарная пра­вовая культура формируется, когда она выражает и реализует фактическое правовое состояние личности и других социаль­ных субъектов.

В этом плане особую актуальность для исследования рос­сийской философско-правовой мысли приобретает проблема прогресса правовой культуры. Ее изучение позволяет выявить закономерности и тенденции развития правовой реально­сти, прогнозировать последствия и результаты принимаемых политико-правовых решений.

О прогрессе правовой культуры заговорили в XVIII в. Фран­цузские просветители выводили его (как и прогресс общества в целом) из человеческого разума. Они полагали, что просве­щенный монарх, издающий справедливые законы, с одной стороны, и просвещенный народ, исполняющий эти законы, — с другой, создадут «царство разума».

Важнейшим фактор и критерий развития правовой культу­ры — степень гарантированной государством свободы, прежде всего, свободы личности. Свобода — это сущность прогресса, а культура выражает степень свободы, ее качественное состоя­ние в каждый исторический момент, на каждой стадии разви­тия общества. Эту взаимосвязь подчеркнул Г. Гегель, отметив, что и свобода, и культура обладают характером всеобщности и являются абсолютными ценностями[3]. Прогресс правовой культуры Гегель связывал с изменением правосознания и за­конодательства, причем законодательство должно учитывать не только настоящее, но и прошлое, и будущее. Действитель­но, несмотря на то что прогресс правовой культуры обращен в будущее, все же это будущее вырастает из прошлого и настоя­щего, которые нельзя игнорировать. Любая оценка, любое отно­шение к наличному уровню правовой культуры осуществляется через сравнение с прошлым. Без такого сравнения невозможно выявить направленность и основные ориентиры прогрессив­ного развития права.

В философской литературе вопрос о критерии обществен­ного прогресса является дискуссионным. Долгое время в отече­ственном обществознании критерием общественного прогресса считали уровень развития производительных сил и производ­ственных отношений. Однако этот критерий не является все­общим, из него исключен человек. Он не позволяет раскрыть динамику связанных с духовностью многих общественных феноменов, в том числе правовой культуры. На это указывали многие противники экономического материализма К. Маркса. В частности, А. Швейцер писал: «Культура — совокупность про­гресса человека и человечества во всех областях и направлениях при условии, что этот прогресс служит духовному совершен­ствованию индивидов как прогресса прогрессов»[4].

А. П. Бутенко в качестве общесоциологического критерия общественного прогресса называет «очеловечивание чело­века»[5]. Нам представляется, что данный критерий наиболее приемлем. Действительно, «очеловечивание человека» — это, кроме всего прочего, реализация прав и свобод в обществе, обеспечение их законодательными, исполнительными, правоо­хранительными действиями, это ориентация государства и его институтов на господствующее положение человека в обще­стве, на первоочередную защиту его интересов. Кроме того, «очеловечивание человека» совершенствует духовную сторону правовой системы, способствуя дальнейшему совершенствова­нию общественной жизни.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.