Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ОБУЧЕНИЕ И ТВОРЧЕСТВО В ДОШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ



Несколько лет назад телевидение пригласило в одну из своих студий дошкольников, чтобы поговорить о детском творчестве. Детей попросили нарисовать рисунки на опре­деленную тему. Когда же они выполнили задание, ведущие изумились. Практически у всех были одинаковые рисунки, лишь немного отличающиеся техникой исполнения. И цве­товая гамма, и композиция, и предметы, изображенные на листе бумаги, совпадали, несмотря на то, что эти дети до передачи никогда не видели друг друга, жили в самых раз­ных семьях и ходили в разные детские сады. Ведущий пере­дачи восклицал: «А где же творчество? Где та неповторимая уникальность видения, которой обладают все люди и уж в особенности дети?» А вот этому детей не научили. Научили, как полагается подбирать цвета, как строить композицию и т.п., а вот творчеству не научили. У вас может возникнуть недоуменный вопрос: разве можно учить творчеству? Да, творчеству учат. И основной путь обучения творчеству лежит в развитии воображения детей.

Если рассмотреть описанные в психологии и педагогике подходы к решению этой проблемы, можно отчетливо уви­деть две различные точки зрения. Согласно одной, ребенку надо предоставить абсолютную свободу, исключить всякое обучение и дать возможность максимально проявиться его воображению и творчеству. Наиболее полно эта позиция представлена в теории свободного воспитания. У нас, к со­жалению, часто эта позиция проявляется в семьях, где на ребенка не обращают никакого внимания, лишь бы он не мешал. Ему покупают много дорогих игрушек, довольно рано начинают давать деньги, в общем, просто откупаются от него, как могут, утверждая к тому же, что это путь к становлению творческой личности. Но результатом разви­тия ребенка при таком подходе бывает низкий уровень зна­ний и умений и как следствие этого низкий уровень разви­тия воображения и неумение творчески выполнить самые простые задания. Ребенок как бы не имеет материала для воображения, и это ведет к неинтересной, часто очень шаб­лонной деятельности.

Вторая точка зрения на решение проблемы обучения и творчества, наоборот, все психическое развитие ребенка, в том числе и его воображение, сводит к обучению, не остав­ляя места его самостоятельной деятельности. Самым ярким примером такого подхода является обучение и воспитание наших детей в детском саду. За ребенка все решают: что и когда он должен нарисовать. Ему выдают лист бумаги опре­деленного цвета и размера и даже те инструменты, с по­мощью которых он сможет выполнить задание взрослого. Ребенок в этом случае лишь пассивный исполнитель, кото­рому не принадлежат ни выбор цели, ни оценка результа­тов. Это ведет к заорганизованности детей, к отсут­ствию нешаблонных решений, что также неприемлемо для развития воображения.

Единственный выход — обучение, при котором домини­рующее значение имела бы самостоятельная деятельность ребенка, всяческое поощрение его инициативы^ творчества. При таком пути обучения особого внимания требует логика смен форм общения ребенка со взрослым и сверстником, о которых мы уже говорили.

Итак, любое знание, любой навык, если вы хотите, чтобы он использовался вашим малышом творчески, должен прой­ти определенные стадии. Вначале взрослый, предлагая ма­лышу какое-то задание, выступает в роли «взрослого как взрослого». Он ставит перед ребенком цели, демонстрирует способ их достижения, т.е. является носителем нормативов деятельности, образцов для подражания. Конечно, в зависи­мости от возраста детей этот этап может проходить по-раз­ному. Так, для малыша, играющего кубиком, взрослый проявится тогда, когда возьмет кубик, начнет его возить по столу и гудеть, приговаривая: «Какая у тебя машина!» Для ребенка среднего дошкольного возраста взрослый может уже сочинить рассказ, в котором даст новые знания для игры, или неожиданно предложить ему, например: «Давай нарисуем красное небо» и т.п. Такой рассказ или предложе­ние взрослого заставит малыша задуматься, отказаться от уже знакомого, привычного, вообразить, почему, например, небо может быть красным и т.п. Все это делает ребенка «на голову выше» самого себя и выводит за пределы наглядной ситуации, обращая к смыслу и контексту.

На следующей стадии взрослый уже действует с пози­ции равного. Это очень важный этап для психического раз­вития ребенка, так как без него малыш не научится общать­ся со сверстниками и его стремление к самостоятельной жизни так и останется неудовлетворенным, нереализован­ным. Как и на первом этапе, помощь может выражаться по-разному. Малышу 3 лет вполне достаточно, чтобы взрос­лый вместе с ним совершал какие-либо действия, например малыш «возит» один кубик, а взрослый — другой. Ребенку 4—5 лет уже необходим взрослый в какой-нибудь роли. Так, если ребенок парикмахер, то пришедший к нему стричься взрослый помогает строить отношения, прося, например, со­стричь длинную бороду, в которой он запутался. На пороге школы ребенку нужен взрослый в позиции равного, партне­ра в совместной коллективной деятельности. Это может быть стирка или приготовление обеда, общая игра в мяч или шашки.

Только после этого на сцене появляется сверстник, с ко­торым ребенок должен строить отношения на равных. Просто-напросто сверстник постепенно вытесняет взрослого из коллективных дел и становится основным партнером ре­бенка. Надо только иметь в виду, что появление сверстника в качестве равного партнера связано с двумя моментами. Во-первых, ваш малыш должен иметь опыт общения на рав­ных со взрослым, во-вторых, он должен уже овладеть тем знанием или навыком, который мы предложили ему на пер­вой стадии. Иначе сверстник может только мешать малышу, и их действия не приведут к творчеству.

Чтобы дети могли полноценно овладеть соответствую­щими знаниями и умениями, важна еще одна стадия, на которой ребенок выступает в позиции взрослого. Это позво­ляет ему использовать усвоенный материал не шаблонно, а творчески, способствует развитию в нем позиции субъекта деятельности, поворачивает его на смысл предметов и явлений. Кроме этого, обучая других, передавая им усвоен­ные знания, малыш учится контролировать и оценивать себя и других, что полезно для его психологической подго­товки к школе.

Выявленная логика изменения общения пригодна для де­тей всех возрастов на всем протяжении дошкольного перио­да развития. Использование этих приемов и методов, их строгая последовательность и взаимосвязь помогут решить проблему обучения и творчества и, кроме того, помогут вам так обучить малыша, чтобы из него вырос настоящий волшебник.

До сих пор мы говорили о детях, не испытывающих в основном никаких трудностей и проблем. Вместе с тем в последнее десятилетие появилось достаточно много так на­зываемых «трудных» детей, воспитание и обучение которых представляют для нас, взрослых, определенные проблемы. Как воображение может помочь им? Об этом и пойдет речь в следующей главе.

 

КТО ТАКИЕ «ТРУДНЫЕ» ДЕТИ?

Как вы помните, воображение имеет три компонента — предметная среда, прошлый опыт и особая внутренняя пози­ция. Все эти компоненты в совокупности определяют уро­вень развития воображения на том или ином возрастном этапе. И несмотря на то, что их значение для разных этапов развития не одинаково, они входят в состав воображения и характеризуют его лишь в комплексе. Вместе с тем встреча­ется значительное количество детей, у которых воображе­ние имеет специфическое развитие — в нем представлен лишь один или два его компонента.

Однажды к нам в гости пришел мальчик лет пяти. Он испуганно отпрянул от встретившейся ему в коридоре кош­ки. «Он очень боится кошек», — пояснил его папа. Мы за­перли кошку на кухне и отправились в комнату пить чай. Однако мальчик никак не мог сесть за стол, даже конфета не произвела на него никакого впечатления. Он испуганно жался к отцу, повторяя все время: «Кошка». «Кошка на кух­не, — объясняла я многократно. — Мы ее закрыли, запер­ли». Но мальчик косился в угол и снова повторял: «Кошка». Оказалось, что в углу в ящике с игрушками лежал игрушеч­ный котенок. Его-то теперь и боялся мальчик. Меня очень заинтересовал подобный страх, и я стала спрашивать отца, чего еще боится его сын. Выяснилось, что ребенок боялся всего, что похоже на кошку, всех меховых вещей и вообще малознакомых предметов. На вопросы родителей мальчик отвечал, что все это может причинить ему зло. Он напрочь отказывался взять их в руки, даже тогда, когда речь шла о неодушевленном предмете. «Он дышит и кусается», — утверждал малыш. Родители уже почти смирились с этим и объясняли все слишком бурным воображением ребенка. Что же это на самом деле — воображение? Тогда почему оно не только не делает малыша всемогущим волшебником, а, наоборот, превращает в совсем беспомощного?

При психологическом исследовании мальчика выясни­лось, что его воображение очень не похоже на воображение сверстников. Дело в том, что в нем напрочь отсутствовали и особая внутренняя позиция, и прошлый опыт, зато предмет­ная среда, предметы сами по себе имели огромное значение.

C очень похожим случаем я столкнулась при обследова­нии другого малыша. Только на этот раз доминировали не предметы и предметная среда, а прошлый опыт. Мальчик, которого однажды покусала собака, не просто боялся собак и всех, кто на них похож, он даже искаженно воспринимал их на картинке. Например, мы читаем книжку, в ней такая картинка: маленькая собачка убегает с палкой в зубах, а за ней бежит ватага ребят. Ребенок смотрит на картинку, и у него начинают дрожать губы. «Что с тобой?» — пугаюсь я. «Вот собака большая и злая, она бежит за детьми и скоро их покусает!» Ни мои уверения, что на рисунке изображено совсем другое, ни долгое, подробное рассматривание кар­тинки не убедили мальчика.

Что же это за «трудные» дети? В чем причина их труд­ностей? Мы уже говорили, что главная особенность заклю­чается в своеобразии развития их воображения и в отсут­ствии главного компонента воображения — особой внутрен­ней позиции. Таких детей часто называют «аффективными», потому что они часто капризничают и плачут, проявляют бурные вспышки эмоций, которые получили в психологии наименование аффекта. Как выявить таких детей и помочь им, мы расскажем в следующей главе.

КАК УЗНАТЬ «АФФЕКТИВНЫХ» ДЕТЕЙ

На первый взгляд сам вопрос «как узнать аффективных детей?» кажется чуть ли не бессмысленным. Конечно, эф­фективные — это прежде всего дети с бурными эмоциональ­ными реакциями, капризами, истериками, неврозами и бес­причинными страхами. Но дело в том, что если мы ограни­чимся этими симптомами, у нас в категорию трудных детей может попасть значительная часть дошкольников: и эмоцио­нальные реакции у детей, как правило, достаточно бурные, и капризничают они время от времени, и их страхами уже никого не удивишь. Кроме того, очень часто по-настоящему «аффективные» дети проявляют свои реакции потихоньку, и многие окружающие их взрослые об этом даже не подо­зревают.

Однажды ко мне обратилась за помощью мама пятилет­ней девочки. Она сказала, что ее дочка очень раздражитель­ная, часто просто ищет повода, чтобы расплакаться, может вырвать руку и побежать через дорогу, хотя очень боится машин, и т.п. Я не смогла посмотреть девочку сразу, так как она заболела, и решила поговорить сначала с ее воспита­тельницей. Та была очень удивлена и спросила меня, не пе­репутала ли я фамилию и имя девочки. Оказалось, что в группе она была одной из самых примерных, одной из тех, кого обычно называют «правой рукой воспитателя»: она ста­рательно выполняла все задания и часто по просьбе взрос­лых следила за порядком в группе. Единственно, что немно­го выделяло ее из круга сверстников, это то, что она никог­да не играла — ни одна, ни с детьми. Когда появлялось свободное время для игры, девочка спокойно и тихо сидела где-нибудь в уголке. Если же игры проводились воспитате­лем, то девочка всегда старательно выполняла то, что ей «велели».

Такие две прямо противоположные характеристики, ко­торые я получила от воспитателя и от мамы, немного обес­куражили меня, и прежде чем подобрать для девочки какие-то психологические методики, я решила за ней понаблю­дать. Поведение Тани в группе вполне соответствовало той характеристике, которую дала ей воспитательница. Но вот что однажды мне довелось увидеть. Таня старательно уби­рала баночки и краски после занятия рисованием, и в это время за ней пришла мама. Все дети с воспитателем еще в группе, и Таня выходит в раздевалку одна. Но что с ней происходит? «Почему ты так рано пришла?» — капризным голосом говорит она. «Но ты ведь так просила», — чуть ли не оправдывается мама. «Нет, не так», — у Тани дрожат губы, и она начинает плакать, правда, очень тихо. Но вот она оделась и вышла за порог детского сада — плач набира­ет силу. Таня топает ногами и не желает давать матери руку. На очередную просьбу матери девочка вдруг бросает­ся на землю, и начинается настоящая истерика.

Мы любим объяснять такое поведение плохим воспита­нием. Действительно, такие «концерты» могут усугубляться недостатками воспитания, но в их основе все-таки лежит неправильное психическое развитие и, прежде всего, иска­женное развитие воображения. Другой мотив, которым пы­таются объяснить подобное поведение детей, связан с развитием нервной системы. Часто приходится слышать, что у всех современных детей слабая нервная система. Я не врач и потому не берусь ни утверждать это, ни опровергать, но совершенно уверена в том, что в основе плохой нервной системы многих детей лежит опять же неверное развитие воображения.

В овощной палатке продают помидоры. Как всегда очередь. Где-то в конце ее стоят бабушка с внучкой. Как только они подошли, началось: «Бабушка, пойдем отсюда, мне здесь скучно» и т.п. Бабушка вынула из сумки игрушки, отошла с внучкой в сторону, начала прутиком что-то чер­тить на песке, но девочка все равно капризничала. И вот уже это нытье переросло в хныканье и плач. «Очень сложный ребенок, — пожаловалась бабушка очереди, которая с интересом наблюдала за этой сценой. — В комнате не может одна оставаться, разговаривать за столом не дает. Все время нуждается во внимании. Очень плохая нервная система».

Мне вспомнилась другая очередь: девочка примерно та­кого же возраста не только не ныла, а все время занималась «очень интересными делами». Потом, видно, посчитав, что нехорошо заниматься тем, что интересно только ей одной, она встала на ящик и начала развлекать всю очередь, зага­дывая нам загадки. В чем же разница? Может, действитель­но в нервной системе? Нет, я думаю, что разница в умении играть и в способности быть волшебником.

Мы уже говорили о том, что современные дети часто испытывают трудности именно в овладении этим важней­шим для дошкольников качеством. Мне кажется, что как раз это и объясняет капризы и истерики, аффекты и страхи, свойственные многим детям. Что же лежит за всем этим? В первую очередь неумение осмыслить и переосмыслить си­туацию, однозначное восприятие предметов и вещей, неуме­ние управлять своими эмоциями и воображением. Каковы же основные характеристики таких детей? Если абстрагиро­ваться от мелочей, пожалуй, можно назвать следующие:

в новой ситуации теряются, замыкаются, плачут;

боятся засыпать, перед сном обязательно ждут страшно­го;

не могут переключить свое внимание, находятся под вли­янием наглядной ситуации;

не могут включиться в коллективную игру или занятие;

боятся животных, всех или каких-либо определенных;

скучают по дому, тревожатся, плачут каждый раз при расставании с близкими; излишне скрытны, замкнуты;

не могут выбрать одно, главное, наиболее понравившее­ся;

не осознают своих действий, высказывают самые несу­разные предположения, неправильно оценивают свое пове­дение, свои поступки;

- излишне послушны, малоактивны, безынициативны,
любят действовать «по инструкции»;

- часто плачут, устраивают истерики, могут падать на
пол, биться головой, ногами и т.п.;

- очень боятся чего-либо, но требуют повторения
«страшного», проявляя «вязкость» в том, что вызывает их
страх, неприятные ощущения.

Все перечисленные симптомы очень характерны для де­тей дошкольного возраста именно с «аффективным» поведе­нием. Дело в том, что все названные черты не характерны для дошкольников и поэтому выделяют интересующих нас детей среди их правильно развивающихся сверстников. Что­бы быть уверенным, что мы не приписали малышу «чужих болезней», давайте попробуем продиагностировать их пси­хическое развитие.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.