Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Десять лет спустя окончания подземной экспедиции.



ПОСВЯЩАЕТСЯ.

 

Моим учителям и друзьям. Тем, чья жизнь

Поиск. Романтикам полей.

Всем «Детям подземелий».

 

Научные консультанты:

Смирнов И.А.Археолог, кандидат исторических наук, доцент кафедры специальных исторических дисциплин Николаевского Государственного университета им. Сухомлинского.

Смирнов А.И.Археолог, специалист научно-методической лаборатории археологии и этнологии Николаевского Государственного университета им. Сухомлинского.

 

 

Что такое катакомбы? С древнегреческого языка – подземные пустоты, при чем, любые! Можно утверждать, что современная канализационная система, тоже - катакомбы, линии метрополитена, подземные переходы, вся преисподняя – то же катакомбы и это будет совершенно верно.

Как вы понимаете, происхождение их разнообразно: созданные природой полости, чаще всего появляющиеся благодаря многовековой работе подземных течений или – прорванной водопроводной трубы. Мягкие грунты постепенно вымываются между более твердых пород земли, образовывая – карстовые пустоты или пещеры. По ним обожают путешествовать спелеологи, а после них такие же любознательные туристы. Никогда не понимал, зачем альпинисты лезут в горы, а туристы – «сто километров пешкадралом, чтобы посмотреть, как солнце в болото садится, и дятел головой об сосну бьется!» Нет, я другой – лезу под землю, дабы найти древние артефакты, наматываю десятки километров по полям, называя себя археологом – чтобы найти очередное, мало кому нужное, поселение. Такой же придурок, ползающий на брюхе по подземельям и стаптывающий ботинки по пыльным полевым дорогам и полям. При этом, не любуясь красотами окружающей природы, а, уткнув нос в землю – разыскиваю разбитую давным-давно посуду – керамику.

В катакомбах, пещерах хоронили усопших первых христиан и монахов Киево-Печерской лавры и других храмов и монастырей.

Под любым городом возникала масса различных искусственных подземелий. При чем, чем древнее и больше город – система катакомб обширнее и запутанней. Население во все времена строило и рыло, как муравьи – запустите нескольких муравьев в банку с землей, а потом можете изучать через стекло: водопроводы, сточные каналы, погреба, подвалы, магазины, подземные тоннели между богатыми домами, храмами и административными зданиями – посмотрите вокруг себя и поймете, что так оно и есть! Проводя земляные работы, натыкаясь на более древние галереи, построенные предками, их зачастую использовали уже для своих целей. Так было, есть и будет. В прошлом правда, поступали умнее, они не спешили побыстрей засыпать то, что раскопали, может пригодиться!

В подземелья – катакомбы, тянуло с детства. Плохо помню почему, но, скорее всего, одновременно как и в археологию. В 9 – 10 лет, меня поразило сколько всего лежит в земле, прямо у нас под ногами. Только стоит снять верхний пласт, а иногда просто нагнуться, и история, живая древность у вас перед глазами, в ваших руках! Во втором, третьем классе копал старое оружие, каски и немецкие термосы – противогазные бочки в котловане строящейся спортивной школы «Надежда». В 14 лет первые раскопки в составе экспедиции, на кургане возле села Плющевка.

Так же манило под землю, в пещеры и подвалы, с той же целью – найти оставленные там древности. Так и докатился до работы в музее, учебе на историческом, экспедиций наземных и подземных. С годами все становилось понятнее или наоборот – запутаннее, банальнее и скучнее.

Романтики стало меньше. Сталкиваясь с равнодушием властей игнорирующих любую историю. Со стремлением строителей побыстрее засыпать или полностью уничтожить любой раскопанный ими тоннель, подвал или колодец. Это происходит каждый день!

Понимая безысходность, непробиваемость, наступает апатия, желание высоко поднять руку и резко, опустив ее, произнести: Да идите вы все… – к черту! Все равно, рано или поздно наткнетесь, провалитесь, взвоете и придете сами, но… может будет уже поздно.

Результаты подземной экспедиции 1993 года, на мой взгляд, так же привели к «0» результатам. Не дали делать того, что увидел бы каждый горожанин. Мы доказали снова, что катакомбы существуют, пока существуют.

Когда уже мы начнем уважать и любить, бережно относиться к своей истории – другой, новой не будет. Написать новую возможно, раскопать то, что уничтожено, увы, невозможно!

 

Десять лет спустя окончания подземной экспедиции.

Он снова в катакомбах! Идет медленно, по старой привычке слегка пригнувшись. Корни деревьев свисают с потолка тоннеля, сплетая между собой замысловатую паутину, перегораживая узкий проход. Многие десятилетия, или столетия сюда не ступала нога человека. Прямо над головой, громыхая на стыках рельс, проехал трамвай. Арочный свод подземелья заметно вибрировал под многотонной махиной, – Плохая глубина!… - Промелькнула мысль…- Всего метра три, такие подземелья чаще всего рушатся!

Там, на поверхности, город живет обычной жизнью. Люди, поглощенные обыденными делами, спешат по Советской. Сутки льет мелкий осенний дождь, превращая великолепный ковер из опавшей листвы в мерзкое болото.

Уже больше десяти лет Он не ходил под землю. Когда-то, во времена существования экспедиции, они лезли в подземелья каждый божий день, выискивая любую лазейку, крохотную щелочку, только бы проползти. Рискуя жизнью разбирали замуровки и завалы, словно кроты рыли собственные тоннели, обходя любые препятствия. Без страха и упрека, не оглядываясь назад.

Сегодня, уже повзрослевшие, «Дети подземелий» растят своих детей, изредка собираясь снова вместе – тряхнуть стариной! Чаще, вспомнить старое и, между прочим, дать указания молодежи, как быстрей разобрать замуровку и пройти под землю. Иногда, стоя у входа в старый подвал, почесывая затылки, вспоминают: - В каком же году мы здесь были? Там был тоннель, свод обрушен, без длительных работ не прорваться!

Время от времени городские власти, когда происходит очередной провал, или экскаватор вскрывает ковшом свод подземелья, вспоминают о том, что под городом существуют катакомбы. И все-таки они существуют! И тогда появляются, подобно легендарным «охотникам за привидениями», «Дети подземелий», снова идут проливать свет в отдаленные уголки подземелий и истории нашего города. Им и сегодня не безразлична судьба и история возникновения этого огромного лабиринта. Удастся ли когда-нибудь пройти его до конца?

Снова глубокая траншея под теплотрассу, и разрезанный тоннель. Подобно разорванной артерии зияют выходы подземелья, из которого льется живая древняя история. Но его уже никто не зашьет, не срастит, просто засыпят или зальют бетоном. Надо успеть узнать, проверить, пройти, пока «рана» открыта.

За спиной, у входа старые проверенные друзья. Сегодня в разведку пошел только один. Каждый хотел быть первопроходцем, пришлось тянуть жребий. Повезло Ему!

Луч фонаря, пробивая вековую темноту, беспомощно старается раздвинуть корни деревьев, на которых, переливаясь всеми цветами радуги, блестят капельки воды. Влажная паутина неприятно липнет к лицу, снимать ее просто надоело! Первый и извечный хозяин подземелий из любопытства высунул свой носик из-за ржавого ведра, изучая непрошеного гостя. Ослепленная крыса, взвизгнув, помчалась в глубину катакомб. Стало значительно теплее, луч света утонул в поднимающемся от пола пару. В этом участке тоннеля по щиколотку стояла вода, кипяток сочился со стен, крупные капли дождем капали с потолка. Где-то сверху прорвала теплотрасса, и, если поток воды не прекратиться, тоннель рухнет – может сегодня, или через год?

Пройдя не предвиденный душ, Он шел дальше. На полу тоннеля встречался всякий старый хлам: ржавые ведра, такие же обручи от давным-давно сгнивших деревянных бочек, проволока, прогнившая до дыр немецкая лопата и так далее. Путь перегородил полностью развалившийся деревянный ящик, он был когда-то до верху заполнен старыми бутылками, которые валялись сейчас по всему полу. Судя по бутылкам, ящик попал сюда во время второй мировой войны. Здесь были дореволюционные (1917): «Пиво – Жорж Борман, Одесса», закрывающиеся фарфоровыми пробками и также посуда времен немецкой оккупации, на стенках бутылок аккуратная надпись готическим шрифтом: «Люфтваффе СС» (Военно-воздушные силы СС). Чуть дальше кто-то устроил настоящую свалку старых вещей. В будущем такие места станут настоящим Клондайком для археологов. Тут была целая стопка немецких и советских касок, рядом разбросаны противогазные бочки и пустые короба от патронов. Тонкое железо буквально рассыпалось в руках. Прислоненная к стене тоннеля, застыла, как монумент, винтовка – трехлинейка, без приклада, затвора и магазина. На ее ствол был надет длинный, четырехгранный штык, ржавое, но до сих пор грозное оружие. Тут же, под стеной лежат несколько керосиновых ламп «летучая мышь» без стекол. Гора истлевшего тряпья, увенчанная кирзовым сапогом с кожаной подметкой. Рядом стопки старых книг и газет. На верхней удалось прочитать дату выпуска: 9 мая 1944 года, город недавно освобожден, а до победы еще целый год! И масса других вещей, оставшихся после войны.

Настоящее поле брани, только без погибших!

Рассматривать некогда, манит идти вперед! Но стоп, что это такое?! В нескольких метрах впереди был перекрёсток. От основной галереи, перпендикулярно ей, отходил другой тоннель. На небольшой площадке была поляна – поляна цветов! Такое было впервые! В кромешной темноте росли маленькие, бледно-голубые цветочки, они были похожи на полевые ромашки. Но откуда они здесь взялись? В такие минуты всегда жалеешь, что под рукой нет фотоаппарата или камеры. Но по закону подлости, когда есть все, то снимать обычно нечего. Предпочитаю не брать с собой ничего, кроме самого важного, жизненно необходимого.

Второй тоннель сразу начинал плавно поворачивать и уходить вниз. Туда, на глубину нижнего яруса подземелий, уводили старые, замытые потоками глины, ступени. Хорошо видно, что многие десятилетия по ним не ступала нога человека. Луч фонаря освещал свод резко опускающегося тоннеля.

Пора возвращаться назад к выходу, дальше одному идти не стоит. Мы еще вернемся – это только цветочки, ягодки впереди!

Необходимо возвращаться. Вернуться нужно не только на «свет божий», но и провести читателю небольшой экскурс в историю исследования, и вообще взгляда на Николаевские катакомбы. Вернемся на 10, 15 и даже на 70 лет назад.

Как говориться: Давным-давно… я постоянно твердил, что необходимо подойти к изучению Николаевских подземелий, как памятника истории и археологии, чего до 1990 года никто не делал.

В периодических изданиях я уже начал знакомить читателя с некоторыми результатами исследований Николаевских катакомб1. Темой интересной, но до сих пор мало изученной. Старожилы Николаева часто вспоминают о подземельях, в которые спускались когда-то, нередко называя их «турецкими». Но это уже задача историков и археологов – доказать или опровергнуть их, якобы, турецкое происхождение, хотя ниже мною приводятся некоторые обнаруженные архивные материалы, говорящие о добыче камня, каменоломнях, разрабатываемых турками в районе города Николаева для строительства крепостей Очакова и Кинбурна в XV-XVI веках. Но упоминаний о строительстве османами каких-либо подземных коммуникаций на месте будущего города так обнаружить не удалось.

После Великой Октябрьской Социалистической революции старожилами города Николаева передаются легенды о том, что под городом существуют, построенные в далеком прошлом, тоннели и катакомбы.

Зафиксированные факты оседания грунта во многих местах города, таких как: ул. Советская, Адмиральская, Московская, Слободские, а также наличие входов в тоннели из подвалов домов, подтверждают легенды и диктуют необходимость проведения тщательных изыскательских работ.

Подземелья напоминают о своем существовании провалами, время от времени появляющимися в старой черте города. Но это, в общей своей массе, рушатся от ветхости и современных повреждений старые подвальные помещения и погреба. Запутанная сеть которых, естественно, располагается под старой чертой Николаева, но на небольшой глубине. Относить эти постройки к древним, а тем более «турецким», по моему мнению, естественно не нужно. Подвалы – погреба появлялись одновременно и разрастались параллельно со строительством города. Вряд ли кому-то было дело в XIX веке контролировать и создавать схемы «хозяйских» погребов. Они же и образовали запутанный «лабиринт», так называемого первого яруса катакомб. Существование второго, более глубокого яруса, тоже доказано документально, но пока его можно отождествлять только с водопроводом или дренажными системами. Все требует своего исследования.

Можно предположить существование и самого нижнего яруса подземелий – каменоломен, опираясь на упоминания о добыче камня под городом, но только предположить, так как зафиксировать его пока не удалось. Очевидцы и планы-схемы говорят только о выложенных камнем тоннелях, а не о вырубленных в известняковой породе галереях. Но, проводя аналогии с катакомбами города Одессы, мы можем допустить версии и о наличии таких же подземелий и под Николаевом. Но это домыслы. Необходимо обратиться к фактам и документам (историк должен опираться, в первую очередь, на документацию, а потом уже на мифы).

Хоть я и историк, но не люблю архивную пыль, ближе и приятнее пыль дорог и полей. Или плесень на истлевших фолиантах, которые так хочется найти в подземельях. Но только самому, а не идти по чужим следам. К стати, один из старожилов, побывавший после войны в тоннеле под улицей Адмиральской, в районе Музея Судостроения авторитетно поведал мне о находке им там старинных книг и писем, еще XVIII века. Дату 1709 год, на одной из книг, кажется морской устав, он хорошо запомнил. Интересно, куда подевалась вся эта «макулатура»? Хотелось бы, первому открыть новое древнее поселение или, пролезть в неисследованный тоннель. Но реалии жизни заставляют искать документы и на архивных полках. По крупицам собирая картинку прошлой жизни, тем более, что у нас так любят засекречивать все, что хоть как-то связано с подземельями. Как я с удивлением для себя недавно узнал, что даже участники подземной экспедиции 1992 года не могут ознакомиться со своей же документацией сданной ими в «архив архитектора старого города» - для служебного пользования. Вот незадача, ладно я расскажу, напишу по-новому…

Кое-что в 90-х годах удалось выяснить о добыче камня в районе Николаева.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.