Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Я думаю, что люблю его, Сэм. Правда люблю



Я потерян. Я так испуган, Саманта. Я боюсь любить его. Боюсь всё испортить. Боюсь всего. Ты нужна мне. Так нужна... Не бросай меня сейчас. Помоги мне. Я не смог любить тебя так, как ты этого заслуживала, и боюсь повторить ту же ошибку с ним.

***

Фотография:
Хаз... Мой ангел. Ты даже не представляешь, как я горжусь тобой. Я каждый день вижу, как ты пытаешься идти вперёд, не опуская руки. Он любит тебя, Хаз, правда любит. Если бы ты мог заметить, как он смотрит на тебя. Заметить тот блеск, который появляется каждый раз, когда он видит тебя. Как будто ты самый прекрасный человек, которого он когда-либо встречал. А ведь ты именно такой, Хаз, ты прекрасен, только не видишь этого. Ты никогда не ценил себя. Ты настолько ненавидишь себя, что не замечаешь всё то хорошее, что есть в тебе. Луи видит это. Он видит это так, как видела я. Он видит в тебе то, что ты не видишь сам. И я доверяю ему. Знаю, что когда-то он заставит тебя снова полюбить. Тебе предстоит пройти долгий и трудный путь, но не останавливайся, любовь моя. Не прекращай бороться, потому что вот оно, счастье. Оно совсем близко. Протягивает тебе руки. Ждёт тебя. Ты заслуживаешь счастья, Хаз. Больше всех на свете. Не бойся открыться, не бойся совершить ошибку, не бойся упасть, потому что теперь есть кто-то, кто поймает тебя. Будь собой, милый. Покажи ему, кто ты есть на самом деле, потому что ты замечательный человек. Ты можешь подарить ему столько всего. А Луи заслуживает получить всё это. Люби его, Хаз, люби его так, как он любит тебя. Всё будет хорошо, я тебе обещаю, ведь ты больше не один. Он с тобой. Он здесь, ради тебя.

Я каждый день смотрю на тебя. И никогда не брошу.

Живи, Гарри. Живи для меня, для него, для себя.

Не останавливайся.

Я всегда буду возле тебя, в твоём сердце.

Ты был прав, Хаз, его улыбка прекрасна.

Я понимаю, почему ты так её любишь.

Открой глаза, мой ангел. Открой их, и ты увидишь, что он улыбается для тебя.

Улыбайся ради него, Хаз, потому что здесь, наверху, я улыбаюсь для вас.

Твоя улыбка тоже прекрасна. Я никогда не видела ничего прекраснее.

Улыбайся ангелам, Гарри.

Ведь теперь у тебя их двое.

Я всегда буду любить тебя

- Саманта.


Иллюстрация: Фотография:
Видео #1: http://www.youtube.com/watch?v=yCQeqGDJsYA
Видео #2: http://www.youtube.com/watch?v=jDOlUVBU4wo

Глава 13 часть 4

Фотография: Песня: Keith Urban - Tonight I Wanna Cry

«Каждая его слеза - словно пытка для меня. Это ломает меня изнутри. Я не могу смотреть, как он плачет. Его глаза созданы не для слёз, они созданы для улыбок.» (с)Гарри


Я знал, что у него не получится. Знал, что это будет непросто. Знал, что ему будет тяжело признать поражение, но... Но мне бы хотелось, чтобы он реагировал по-другому. Сейчас вечер воскресенья и я не видел его с тех пор, как мы уснули вместе в пятницу. Он просто испарился. Как всегда.

После того, как проснулся, я ещё три часа лежал в его кровати, прежде чем понял, что он не вернётся. Ему, скорее всего, нужно побыть одному и... Я даже немного разочарован. А хотя нет, не разочарован, мне просто больно. Я надеялся, что мы пройдём сквозь это вместе. Хотел, чтобы он понял, что я всегда буду рядом и не собираюсь уходить. Знаю, если бы я был на его месте, то тоже захотел бы побыть один. Но это сильнее меня, я не могу не беспокоиться о нём. Ненавижу, когда ему плохо. Он перестал отвечать на мои мейлы, и мне жутко захотелось позвонить ему. Но я так и не сделал этого. Не знаю. Это не мы. Мы никогда не звонили друг другу прежде, и я не собираюсь делать это сейчас. Это глупо, ведь простой телефонный звонок может успокоить меня, но... Нет. Это кажется слишком странным. Да и если он не отвечает на мои письма, то потому, что не хочет говорить, а я не хочу принуждать его. Но сейчас мне действительно нужно поговорить с ним. Спросить, как его дела, просто чтобы не сойти с ума. Сидя на своей постели и положив компьютер на колени, я смотрю на последний отправленный мною мейл. "133". Я отправил его ещё в полдень, и до сих пор не получил ответа. Колеблюсь несколько секунд, прежде, чем начать печатать.

«Я не знаю, ответишь ли ты, но я просто хотел сказать...»

Что вечер пятницы был одним из лучших в моей жизни. Мне понравился ресторан, в который ты меня повёл. Мне понравилось то, как я ревновал тебя к официантке, потому что ты много для меня значишь. Мне понравилось, как ты держал меня за руку и обнимал. Мне понравились наши блинчики, не смотря на то, что у продавца закончилась шоколадная крошка. Мне понравилось курить с тобой, смотря, как Сволочь играет в саду. Мне понравилось каждое проведённое с тобой мгновенье. Мне понравилось засыпать в твоих руках. Так что... Вот. Не смотря на то, что тебя не было рядом, когда я проснулся, я не хочу, чтобы ты злился на себя. Потому что я не злюсь. Мне понравилось, и мне всё ещё нравится проводить с тобой время. И... И я знаю, что однажды ты будешь рядом, когда я открою глаза, и мне плевать сколько времени это займёт, потому что... Потому что я люблю быть с тобой, Гарри.

«...спасибо за зубную щётку.»

Вздыхаю, смотря на экран. Мне не хватило смелости. Струсил в последний момент. Да и что изменится, если я расскажу ему о своих чувствах? Его всё равно нет рядом. Он не сможет мне ответить. Мне вдруг становится грустно и... И так хочется плакать. Что, чёрт возьми, со мной творится? Наверное, в последнее время произошло слишком много всего. Мне хочется плакать от осознания того, что ему больно, и что я не могу помочь из-за усталости, его молчания, экзаменов, боли. Я сейчас сорвусь. Мне нужно сорваться. Начинаю думать о Саманте и о нём, о том, что бы я чувствовал, окажись на его месте. Если бы потерял его так, как он потерял её. Если бы уснул в его руках, не зная, что это в последний раз. И только от одной мысли слёзы катятся по щекам, а я не стараюсь их остановить. Ему позвонили, чтобы сообщить о её смерти? Как он отреагировал? А если бы мне однажды позвонили, чтобы сказать, что его больше нет? Что бы я делал? Сердце сжимается всё больше. Я бы потерял сознание. Живот неприятно сжимается. Знаю, это всё только в моей голове, но я снова чувствую это. Этот страх, что с ним что-то случится.

«Ты мне нужен.»

Даже не знаю, зачем написал ему это, он ведь не ответит, но... Он нужен мне. Сейчас. Нужно, чтобы он успокоил меня, убрал эти страшные мысли из моей головы. Я больше не хочу думать об этом. Мне нужно оказаться в его руках. Мне нужно его присутствие. Только вот он не давал о себе знать несколько дней. У меня больше нет сил ждать ответа, который не придёт, поэтому я выключаю компьютер, ставя его на пол, прежде чем свернуться калачиком на кровати. Понятия не имею, что на меня нашло. Я никогда так раньше не плакал. Никогда не чувствовал себя так плохо. У меня едва хватает времени, чтобы хоть как-то попытаться успокоиться, когда мой телефон начинает звонить. Его имя высвечивается на экране, и я начинаю плакать ещё сильнее. Практически не могу говорить, поднимая трубку.

- Алло?

- ...

- Луи?

И когда я слышу его голос, то начинаю рыдать. Буквально. Я просто превращаюсь в фонтан, и он, конечно же, это замечает. Хотя, если учесть мои громкие всхлипы, то это не так уж и сложно сделать.

- Луи, поговори со мной. Что происходит?

- ...

- Всё в порядке?

У меня нет сил врать ему.

- Нет.

- Где ты?

- В своей комнате.

- Хорошо. Никуда не уходи, я скоро буду.

И вот, когда он говорит это, говорит, что скоро придёт, начинается взрыв. Я плачу так сильно, что даже не могу ему ответить. Бросаю трубку. Во мне взрывается каждая нервная клетка, как будто я слишком долго всё держал в себе. Этому нужно выйти наружу. Сейчас. И я начинаю думать обо всём. О вещах, о которых стараюсь не думать уже долгое время. Об учёбе, которую не люблю, о давлении своего отца, который заставляет меня заниматься семейным делом. Думаю о парне из команды, с которым у меня очень натянутые отношения после истории с Джошем и Лиамом. Думаю о взглядах, которые должен выносить после того, как появились сплетни обо мне с Гарри. Думаю о сессии, которую точно придётся пересдавать. О претензиях, которые мне выдвинут родители. Правда, обо всём. Но только о вещах, которые расстраивают меня ещё больше. Когда он стучит в мою дверь, двадцать минут спустя, я всё ещё лежу на кровати, смотря в стену. Поскольку я не отвечаю, он открывает дверь и сам заходит в комнату.

- Луи?

Когда он кладёт руку мне на плечо, то мои рыдания удваиваются, и я всё ещё не могу говорить. Чувствую, как он снимает свои ботинки и куртку, прежде чем поднять одеяло и лечь возле меня.

- Хэй... Иди сюда... - он обнимает меня за талию, и я разворачиваюсь, чтобы зарыться в его шею. - Тшш... - он обвивает моё тело руками, прижимая к себе, и начинает гладить мои волосы. - Успокойся...

Он целует меня в висок и немного покачивает. Я прижимаюсь к нему, что есть сил. Я не знаю, почему закатил такую истерику, но его присутствие, его запах, его руки успокаивают меня. Но грусть не проходит. Мне всё ещё плохо, горло сжато, поэтому, я просто плачу в его руках, как маленький ребёнок, пока он обнимает меня, пытаясь успокоить.

- Ты пришёл.

Это единственные слова, которые я смог сказать между всхлипами. Он лишь крепче прижимает меня, ещё раз целуя висок.

- Конечно же, я пришёл.

Не знаю, сколько времени я плачу, но понемногу начинаю нормально дышать. Я чувствую себя настолько опустошённым, как морально, так и физически, что засыпаю, пока он непрерывно покачивает меня.

«Спи, мой ангел. Я рядом» (с)Гарри

***

Фотография: Песня: Boyce Avenue - Pink

Меня разбудил звонок будильника несколько часов спустя. Я, недовольно бурча, выключил его, прежде чем снова положить голову на подушку. Из-за того, что я всю ночь плакал, у меня ужасно болит голова, но я не могу сдержать улыбку, увидев небольшую записку на том месте, где недавно лежал он.

«Я знаю, что твоя первая пара в восемь часов. Не осмелился разбудить тебя... Я завел будильник на 6:45, надеюсь, не слишком поздно. Прости, что снова ушёл. – Г»

Это, наверное, глупо, ведь это всего лишь будильник, но для меня много значит, что он подумал об этом. Да и если бы он этого не сделал, то я был бы в полном дерьме. Я злюсь, что так истерил вчера... Не знаю, что на меня нашло. Но мне правда очень нужно было, чтобы он пришёл. И он пришёл.

Поскольку я обычно просыпаюсь в семь, это значит, что у меня есть ещё практически десять минут. Включаю компьютер, чтобы отправить ему сообщение, поблагодарить за вчерашнее. Но когда я открываю страницу Анонима, то мои глаза буквально лезут на лоб. 56 непрочитанных сообщений.

«Я нужен тебе?»

«Луи?»

«Ты здесь?»

«Что-то не так?»

«Луи?»

«Что происходит?»

«Я волнуюсь»

«Ответь мне.»

«Пожалуйста»

«Луи?»

«Я позвоню тебе, ладно?»

«Луи»

56 вот таких сообщений. 56 повторяющихся сообщений. 56 сообщений, в которых он беспокоится обо мне. Я выключил компьютер, потому что больше не мог ждать ответа, который не придёт и... И получил 56 сообщений. Буквально за несколько минут, ведь он довольно быстро мне позвонил. Это... Вау. Я хочу быть здесь, для него. Хочу этого больше всего на свете и прилагаю к этому все усилия. Я хочу показать, что я рядом, и что всегда буду, но я никогда даже и не думал о том, что мы можем поменяться ролями. О том, что я тоже буду нуждаться в нём. Я ни в ком никогда не нуждался. Не так. Нет, я никогда не думал, что он будет мне нужен. Я так усердно доказывал себе, что это он нуждается во мне... Но ведь... Я написал всего лишь один мейл, и он приехал меньше, чем за двадцать минут. Он оказался рядом, не задавая вопросов. Он просто был рядом. Для меня.

Мне нужно было устроить эмоциональный взрыв, чтобы понять, что я нуждаюсь в нём. И этой ночью я получил доказательство того, что он заботится обо мне так же, как и я о нём.

56 сообщений, которые показывают, что он дорожит мной, так же сильно, как и я им.

***

Иллюстрация:
Песня: Eagle Eye Cherry - Save Tonight

Так. Осталось сдать всего два экзамена и этот день наконец-то закончится. Я стою возле своего шкафчика, перечитывая последние записи, как вдруг...

- Здравствуй, Луи.

Мой взгляд перебегает от тетради к туфлям на платформе. Он поднимается вдоль длинных голых ног. Настолько голых, что я спрашиваю себя, увижу ли я, в конце концов, кусок ткани. Не уверен, существует ли юбка короче, а про декольте я вообще молчу. Я столько раз трогал это тело, что мне даже не нужно увидеть лицо, чтобы понять, кто это. Но я всё равно делаю это, и когда замечаю её нахальную ухмылку, клубничную жвачку и то, как она накручивает прядь волос на палец, то раздражённо вздыхаю. Как я раньше не замечал, насколько она нагла и поверхностна? То есть, нет, я, конечно, замечал, но не так сильно. Смотрю на неё, приподнимая бровь.

- Что ты хочешь, Эль?

Она пожимает плечами.

- Просто увидеть тебя. Я скучаю.

Она продолжает накручивать прядь волос, и я не понимаю, во что она играет. После той истории с Джошем, слухи обо мне и Гарри удвоились, так что она должна уже быть в курсе. Чего она хочет? Потому что её проблемами я точно не буду забивать себе голову. Я только что сдал очень сложный экзамен, впереди ещё два, у меня есть дела поважнее. Даже не пытаюсь скрыть раздражения.

- Хватит ходить вокруг да около, ты же знаешь, что я ненавижу это.

Она делает обиженное лицо. Ага, конечно. Как будто я идиот и до сих пор не выучил все её приемы. Она хмурится, но я не обращаю внимания. Продолжаю читать конспекты.

- Прекрасно. То, что говорят о тебе и Стайлсе, это правда?

Пожимаю плечами. Я не намерен играть с ней, и если есть ответ, который заставит её отстать, то нужно им воспользоваться.

- Мы вместе, если ты это хочешь знать.

- Но... Как же мы?

- «Нас» никогда не было, Эль. Только ты всегда отказывалась это понять.

- Но ты познакомил меня со своей мамой!

Она серьёзно? Правда, серьёзно. Она собирается закатить скандал в день экзаменов. Вздыхаю, громко захлопывая шкафчик.

- Слушай, не беси меня сегодня. У меня есть дела намного важнее твоих истерик. Я всегда был честен с тобой. Всегда говорил, что я встречаюсь с тобой только ради секса.

Знаю, это не слишком вежливо, но это не моя вина, если она отказывается адекватно воспринимать реальность. Я не хочу выслушивать её крики сейчас. Да я вообще никогда не хотел их выслушивать. Я уже готовлюсь развернуться и уйти, оставив её одну (ведь если и быть сволочью, так полной), когда получаю сильную пощёчину. Ладно, это заставило меня сбавить обороты.

- Ты настоящий придурок, Луи.

Массирую щёку, прожигая её взглядом. Это уже слишком. Она мне поперёк горла стоит. Одно дело, если бы я заслужил эту пощёчину, но я никогда не врал ей, чёрт возьми.

- Всё, ты закончила? Я могу идти или ты хочешь ещё раз ударить меня?

И не оставив ей времени ответить, я толкаю её, проходя мимо. Слышу, как она продолжает оскорблять меня, но не оборачиваюсь, потому что рискую реально разозлиться.

Я всё ещё не перестаю массировать щёку, когда поворачиваю за угол коридора и...

- Луи?! Луи, подожди!

Ну, блять, они что, сговорились, что ли?! Сжимаю зубы, чтобы повернуться и увидеть, как Даниэль расталкивает людей, пробираясь ко мне.

- А ты что хочешь? - услышав мой раздражённый тон, она делает шаг назад. Смотрю на неё несколько секунд, прежде чем оставить свою щёку в покое и провести рукой по волосам. - Прости, сегодня не мой день.

Даже после того, что она сделала Лиаму, я не должен так на неё набрасываться.

- Ничего страшного, не волнуйся, - я вижу, что она хочет что-то мне сказать, нервно заламывает пальцы, пока, наконец-то, не решается. - Луи, скажи... Лиам говорил с тобой в последнее время?

Я понимаю, к чему она ведёт, и не собираюсь сто семь лет смотреть, как она заламывает пальцы. Иду самой прямой дорогой, потому что большего она не заслужила.

- Да, ты ужасно налажала.

- Знаю...

И когда она говорит это, в её голосе столько грусти, что я понимаю, насколько она винит себя. Угрызения совести её просто убивают, но я не могу молчать.

- Что на тебя нашло? Ради всего святого... С Джошем? Он же такой... Джош.

Я не могу говорить о нём без отвращения.

- Да я сама не знаю, - она громко, очень громко вздыхает. - Я не понимаю, что на меня нашло. Я всё испортила.

- Да, ты всё испортила.

- Ты думаешь... Лиам сможет меня простить?

Первое, что я хочу сделать, - это послать её куда подальше. Лиаму было больно, а он мой лучший друг, так что логично, что я не слишком люблю человека, из-за которого он страдал. Но она выглядит такой несчастной, что я тоже вздыхаю.

- Я не знаю, Дани. Ему реально плохо.

Такое впечатление, что она может в любую секунду расплакаться. И я могу сколько угодно ненавидеть её, но у меня тоже есть сердце. Не смотря на то, что она дружит с Элеанор, я не думаю, что она плохой человек.

- Послушай, я поговорю с ним.

Она резко поднимает голову.

- Честно? Ты правда сделаешь это?

Не уверен, захочет ли Лиам меня слушать, но в её глазах столько надежды, что я не решаюсь разрушить её.

- Не могу ничего обещать, но я постараюсь.

- О, Боже. Спасибо, спасибо, спасибо, Луи. Огромное спасибо!

Мне на долю секунды показалось, что она задушит меня в объятьях. Но нет.

- Рано ещё благодарить, ты же знаешь Лиама.

- Знаю, но ты не обязан этого делать. Он твой лучший друг, и ты должен был... Скорее всего, послать меня, но ты этого не сделал. Так что, спасибо.

- Только вот мне нужно идти. У меня сейчас экзамен.

К сожалению. Прижимаю крепче свои конспекты.

- О, конечно.

- До встречи, Даниэль.

- До встречи.

Я начинаю отдаляться, перечитывая все записи (как будто это может спасти меня в последний момент), когда она снова зовёт меня.

- Кстати, Луи, - разворачиваюсь, приподнимая бровь. - Я рада за тебя и за Ста... За вас с Гарри.

Она улыбается мне, и я, искренне, отвечаю ей тем же, прежде чем продолжить удаляться. И мне приятно, что человек, с которым я почти незнаком, говорит мне это. Правда.

***

Фотография: Песня: Lifehouse - I'm Falling Even More In Love With You

SMS:
«Ты где? Мне нужно поныть. (А ещё я очень хочу увидеть тебя, но никогда не признаюсь в этом... Слишком сопливо)»

SMS:
«В парке, возле кафетерия. (Я не против того, что ты ведёшь себя сопливо. Главное - делай это со мной. Я тоже хочу увидеть тебя)»

Его ответ заставляет меня улыбнуться. Я только что сдал второй экзамен, у меня остался ещё один, но впереди есть свободный час. Укладываю конспекты назад в шкафчик, от них сейчас никакого толку. Я провалил оба теста, а Бог, как говорится, любит троицу. Так что лучше я спокойно завалю третий – по законам искусства, и спокойно проведу свободный час вместе с ним. Быстро выхожу из кампуса. Он сидит на траве, опираясь об дерево, и что-то учит, слушая музыку в наушниках. Возле него лежит множество книг, и он не заметил, как я подошёл. Я шумно падаю на него, утыкаясь лицом ему в живот. Он немного подскакивает и обнимает меня за талию.

- Я всё провалил, я в полном дерьме.

Бурчу ему куда-то живот, и мои слова почти не разобрать. Он издаёт еле слышный смешок.

- Всё настолько ужасно?

Вздыхая, переворачиваюсь на спину, чтобы посмотреть на него.

- Всё ещё хуже. Я реально всё провалил.

- Я уверен, что нет.

- Да.

- Дождись результатов.

- Да, дождусь. В конце концов, мой отец просто отрежет мне голову. Ничего страшного, - замечаю записи, которые он держит в руке. - У тебя тоже ещё один экзамен?

- Да.

Он кивает и протягивает мне один из своих наушников. Вставляю его и минут двадцать лежу вот так. Положив голову ему на ноги, слушаю музыку, пока он перечитывает конспекты и гладит мои волосы. Он выглядит полностью расслаблённым и ничуть не волнуется перед экзаменом. А я не понимаю ни слова из его записей. Да, он учит психологию, а я право, но всё равно. Как он умудряется всё это понимать?

- Спасибо за вчерашнее.

Слова сами вырвались. Я чувствую себя глупо, не нужно было об этом говорить. Что на меня нашло? Он опускает на меня взгляд, а я трачу несколько секунд, чтобы ответить ему тем же, настолько мне стыдно.

- Всегда пожалуйста.

И я просто молча смотрю на него, потому что правда не хочу говорить об этом. Наверное, он понял это, потому что улыбается мне, и опять переключает внимание на конспекты. И мне безумно нравится это. То, что он никогда не настаивает. Такое чувство, что мы понимаем друг друга без слов. У меня никогда и ни с кем такого не было. Даже с Лиамом.

Он продолжает гладить мои волосы, а я начинаю играть с проводами от наушников. Только вот... Я и молчание – самые несовместимые вещи в мире.

- Если бы я изменил тебе, ты смог бы меня простить?

Он поднимает голову, чтобы посмотреть мне в глаза.

- Это будет зависеть от обстоятельств. Но мне будет очень больно, и понадобится время. А что?

- Я виделся с Даниэль.

- Даниэль?

Он приподнимает бровь, а я спрашиваю себя, зачем вообще рассказываю это. Ему, скорее всего, глубоко плевать, и он как бы готовиться к важному экзамену, но это сильнее меня.

- Девушка Лиама. В смысле, бывшая.

- И она изменила Лиаму?

- Да. Она попросила меня поговорить с ним об этом. Я не знаю, что мне делать.

Он откладывает свои записи, вытаскивает наушник, я делаю то же самое, и немного привстаёт, чтобы мне было удобнее.

- Она часто изменяла ему?

- Нет, только один раз. Она очень страдает из-за этого. Но Лиам слишком зол, чтобы слушать её.

- На твоём месте, я бы не лез в это.

- Почему?

Он пожимает плечами и поправляет мне прядь волос.

- Лиам твой лучший друг, и он может обидеться из-за того, что ты защищаешь его бывшую девушку.

- Но я не защищаю её.

- Да, но ты всё равно на её стороне.

- В смысле?

- Если ты начнёшь говорить о Даниэль, значит ты смирился с тем, что она сделала. И Лиаму может показаться, что ты поддерживаешь её, а не его.

Раздражённо вздыхаю.

- И что же мне тогда делать?

- Подожди, пока он сам заговорит о ней. Да и если она на самом деле страдает, то сможет всё решить сама.

Мы пролежали вот так довольно долго. Пока я лежал, он гладил мои волосы, и мы говорили обо всём и ни о чём. Нам было абсолютно плевать на проходящих мимо людей. Это было приятно. И мне приятно осознавать, что я могу говорить с ним обо всем, и он всегда меня слушает. Я имею ввиду, ему-то какое дело к Лиаму и Даниэль? Они даже не друзья. Но он всё равно выслушал меня и дал совет. Спрашиваю себя, смог бы я так поговорить с Элеанор и... Ага, конечно. Только от одной мысли я еле сдерживаю смех. Она бы поправила свою причёску, жуя клубничную жвачку с открытым ртом и читая светский журнал. А он, на самом деле, выслушал меня. Он не притворялся, чтобы не обидеть. Несмотря на то, что это не самая важная тема для разговоров в мире, мне всё равно было приятно знать, что меня слушают... Так. Мне правда нужно перестать всегда использовать это слово. Приятно. Но когда речь заходит о нём, я не могу придумать ничего другого. И... И нам, конечно же, пришлось бежать, потому что мы не заметили, как быстро пролетело время. Мы оба чуть не опоздали на сдачу последних экзаменов.

Заметка: «Приду я на тест или нет, всё равно провалю. Но у него ещё есть шанс. И моё опоздание полностью его вина, когда я с ним, ничего больше не существует.»

***

Фотография:
Песня: Allison Iraheta - Scars


- А ты хоть что-то понимаешь? - он смотрит на меня, наклонив голову, и начинает зевать. Долго. Очень долго. - Как же я тебя понимаю, Сволочь.

Я бросаю свой карандаш в дальний угол комнаты и тяжело вдыхаю, пока Сволочь покусывает мои пальцы. Мы с Гарри не виделись уже два дня, с того момента в парке. Экзамены заканчиваются завтра, а после них будет две недели каникул. Но я не хочу ждать завтрашнего вечера, чтобы увидеть его. Ещё один день – это слишком долго. Закончив в три часа, я сразу же направился к нему, прекрасно зная, что его не будет, так как он заканчивает в пять. Так что, я лежу на его ковре, посреди комнаты и играю с псом, который съел мне уже пять карандашей. Я снял обувь, включил музыку и окружил себя учебниками. Только вот, я больше не могу. Моя голова сейчас взорвётся и отказывается воспринимать любую информацию. Но я продолжаю. Перекатываюсь на живот и снова концентрируюсь на чтении, грызя очередной карандаш. А может быть их съел я, а не Сволочь? Полчаса спустя, слышу, как балконная дверь открывается, и мы со Сволочью одновременно поворачиваемся, чтобы увидеть, как Гарри заходит в комнату. Его чёрное пальто стало белым, воротник поднят до самого носа, а в волосах несколько снежинок. Он трясёт головой, чтобы они упали. Чувствую, как Сволочь начинает махать хвостом, а Гарри снимает шарф, тихо смеясь.

- Можно узнать, что ты делаешь на полу?

Думаю, услышав его голос, Сволочь больше не может сдерживаться. У меня едва хватает времени, чтобы пригнуться, когда он перепрыгивает через меня и устраивает такую вечеринку, как будто не видел Гарри сто лет. И это нечестно. Я завидую. Я тоже хочу устроить такое приветствие, только вот я не собака, и буду похож на кретина, поэтому я просто лежу, продолжая грызть карандаш. Вот.

- Я учусь.

Он снимает пальто с ботинками и несколько раз хлопает Сволочь по голове, прежде чем присоединиться ко мне. Он ложится на пол возле меня и ставит книгу посредине.

- И как успехи?

- Ужасно. Я больше не могу, моя голова сейчас взорвётся, а твоя собака съела все мои карандаши.

Он смеётся и вытаскивает у меня изо рта карандаш, который безжалостно сгрыз... я. Делает вид, что внимательно его рассматривает.

- Да, никаких сомнений. Это сделал Сволочь.

А Сволочь, кстати, только что лёг прямо перед нами, положив голову на одну из моих книг. И мы лежим так ещё почти час, играем с ногами друг друга, и одновременно стараемся понять мои конспекты. И, как ни странно, с ним мой мозг снова заработал. Так что, в конце концов, мы заканчиваем грызть карандаши вместе.

А когда нам надоели карандаши, мы заказали пиццу и тоже съели её на полу. После чего решили перебраться на его кровать и посмотреть фильм. Он включил гирлянды и звёздный потолок, и мы укрылись одеялом. Я в его руках, в нашей позе. И в мире не существует ничего лучше этого. Он обнимает меня за талию, а наши руки лежат на моём животе. Моя голова лежит на его торсе, и я честно пытаюсь сконцентрироваться на «Пиратах Карибского моря»... Но это невозможно. Он уже минут двадцать не прекращает целовать меня в шею или щекотать носом. Да, он не специально, но, чёрт, очень сложно сохранять непринуждённый вид. Ведь это очень приятное чувство, очень нежное и... И правда приятное. Ну и, конечно же, это приятное чувство отразилось немного ниже. Я ещё никогда так не благодарил высшие силы за то, что мы укрыты одеялом. Но я всё равно краснею.

- Перестань.

- Что перестать?

Да, думаю, он и правда не понимает, что делает. Я упорно смотрю, как Кира Найтли целует Джонни Деппа, стараясь игнорировать то, каким красным стало моё лицо.

- Это. То, что ты делаешь своим носом. Перестань.

Я съёживаюсь и немного прокашливаюсь. Ну всё. Он понял.

- Оу, у тебя...

Но я его перебиваю. Нет, он не должен заканчивать такую фразу. Лучше убейте меня сразу.

- Да, у МЕНЯ. И это твоя вина! - и я чувствую себя так неловко, что готов спрятаться под одеялом и не вылезать оттуда до нового пришествия. Чувствую, как он улыбается мне в шею. - Не смейся, это не смешно.

Только вот он не только смеётся, но и продолжает целовать мою шею. И это настолько приятно, что если он не прекратит сейчас же, то у меня будет проблема. Настоящая. Когда я чувствую, как он отпускает мою руку, чтобы погладить своей низ моего живота, то сердце пропускает несколько ударов.

- Можно я..?

Я поворачиваю к нему голову и на несколько секунд перестаю дышать, когда вижу его взгляд. Он прожигает меня изнутри. Больше ничего не существует. Как будто время на самом деле остановилось, и меня загипнотизировали его глаза.

- Д-да...

Это всё, что я могу сказать. И когда его руки начинают сползать ниже, то сердце набирает бешеный ритм. Мы всё ещё смотрим друг на друга. Кажется, не только моё сердце быстро бьётся. Его тоже. Я чувствую его. Мои руки лежат на его бёдрах, а его начинают медленно гладить меня сквозь ткань штанов. Не могу понять, кто из нас дрожит. Его щёки становятся розовыми. Я ещё никогда не считал его прекраснее, чем сейчас. Всё кажется нереальным. Он расстёгивает пуговицу моих джинсов, а сердце готово разорваться, как он вдруг останавливается. Ждёт моего согласия. Я киваю, так как не могу сказать ни слова, мне сложно дышать. Правда. Он медленно расстёгивает молнию, и я закрываю глаза, чуть выгибаясь в спине, когда его рука проскальзывает под мои боксёры. Это не похоже ни на что, что мне когда-либо делали, или что я делал себе сам. Ничего подобного. Он просто гладит меня. Его пальцы будто пытаются узнать меня. Узнать эту часть меня. Он настолько нежен, что я вынужден закусить губу, чтобы сдержать стон. Он гладит меня без жёстких или резких движений. Просто невесомо прикасается, но я ещё никогда не желал чего-то сильнее. Я будто горю под его прикосновениями и всё моё тело дрожит. Его руки тоже дрожат, и я слышу сбивчивое дыхание.

- Я... Я никогда не делал этого раньше, - когда он шепчет эти слова, я открываю глаза, чтобы посмотреть на него.

- Сделай это со мной.

Его глаза блестят, и я едва могу расслышать, что он говорит. Но мне хватает этого, чтобы понять, что мы оба чувствуем одно и то же. Что мы оба потеряли всю уверенность, и что для нас это как в первый раз. Но ведь это так. Это всё впервые. Мы впервые вот так узнаём друг друга. И это немного смущает. И меня, и его. Наши губы едва касаются друг друга, он начинает искать мою ладонь и переплетает наши пальцы, чтобы мы делали это вместе. Наши руки растворяются на моей коже, и он всё ещё дрожит, так же, как и я. Он не пытается спустить одеяло, и это очень успокаивает меня. Как будто он пытается уберечь меня. Уберечь нас.

- Иди сюда...

И услышав его хриплый шёпот, по телу пробегают мурашки. Закрываю глаза, накрывая его губы своими. Беру его за руку и сильно сжимаю, пока всё тело сгорает изнутри. Я достигаю оргазма от простых прикосновений, пока он сильнее прижимает меня к себе. Я не знаю, сколько времени пролежал в его руках, пока наши руки гладили мой всё ещё дрожащий живот, а сердца готовы были разорваться в любой момент. Наши глаза не покидали друг друга, а губы так и не разрывались, будто не желая портить момент.

Я никогда не думал, что его прикосновения такие же нежные, как и поцелуи. Никогда не думал, что увижу столько застенчивости в зелёных глазах. Никогда не думал, что переживу что-то настолько нежное и сексуальное.

Это был наш первый интимный момент, и я знаю, что никогда не забуду его.

А ещё, я точно знаю, что чем больше проходит времени, тем сильнее я влюбляюсь в него.

***

«Я хочу измениться. Хочу быть в порядке. Хочу выиграть, ради него.» (с)Гарри

***

P.S. Теперь все обложки и арты вы можете найти в этом альбоме: https://vk.com/album88651370_184715604

Неделя

«If we could only have this life for one more day...»

Понедельник

 

Фотография: Песня: Patrick Tanner - Payphone


«Мы виделись вчера вечером.»

«И что? Я уверен, что Сволочь уже скучает по мне.»

«...»

«Он лежит на моём месте возле тебя, да?»

«...»

«Твоя собака – невежда.»

«Я уверен, что он в депрессии из-за того, что не сможет раздавить твои ноги этой ночью.»

«Вот видишь, я прав. Мне нужно вернуться завтра. Я не хочу, чтобы твоя собака страдала. Меня уже мучает совесть и...»

«Луи!»

«ЧТО?!»

«Это всего на три дня.»

«Три дня с моими родителями. Моими родителями. МОИМИ РОДИТЕЛЯМИ.»

«И?»

«И моя мама уже успела рассказать мне все сплетни о своих друзьях, за эти пару часов.»

«Какой ужас.»

«Попивая чай на веранде, оттопырив мизинчик.»

«Пытка.»

«И кушая маленькие пирожные.»

«Ты прав, это просто кошмар.»

«Прекрати смеяться надо мной!»

«Может покажешь мне свою комнату?»

«В ней нет ничего особенного.»

«Я хочу её увидеть.»

«Хорошо, подожди. [...] Всё? Ты видишь меня?»

«Да.»

«Включишь свою камеру тоже?»

«Ладно, сейчас [...]»

«Да он буквально лежит на тебе!»

«Чуть-чуть. Но сейчас много грома, ему страшно.»

«Твой малыш ужасный трус.»

«Оставь моего малыша в покое.»

«Он в твоих руках, а я нет! Я завидую.»

«Тебя тоже нужно почесать за ушком?»

«Ха-ха, очень смешно.»

«Покажи мне свою комнату.»

«Поехали. Но ты увидишь, она очень простая.»

«Стены синие или серые?»

«Синие. Значит, вот моя кровать, моя тумбочка. Вот тут шкаф. Здесь стол. О, а вот это все мои комиксы.»

«У тебя их много.»

«Да, я обожаю это. Так, сейчас я покажу тебе самую лучшую часть. Готов?»

«Да.»

«Смотри.»

«Это трофеи?»

«Все, которые я выиграл за свою жизнь.»

74 трофея, кубка и медали стоят на огромной стеклянной полке.
Полтора часа на то, чтобы рассмотреть каждый по отдельности.

«А вот этот я выиграл по стрельбе из лука.»

«Ты умеешь стрелять из лука?»

«Сейчас уже нет, но я умел, когда был маленьким. О, а вот это мой самый первый футбольный трофей. Мне было четыре года, кажется. Мы так паршиво играли, проиграли со счётом 10-0, и я плакал как девчонка. Вообще-то, это утешительный приз для проигравших. Но всё равно первый. И вот, посмотри! Это мой первый значок капитана.»

«А что там белое, возле самого большого трофея?»

«Это?»

«Да.»

«Гипс, подписанный Дэвидом Бекхэмом. Это было три года назад. Я смог достать пропуск на тренировку его команды, но у меня была сломана нога, так что он подписал мой гипс. Было круто.»

«Как ты сломал себе ногу?»

«Упал.»

«Откуда?»

«С дерева.»

«С дерева?»

«Хватит смеяться, это не смешно!»

«Прости. Я просто представил тебя, взбирающегося на дерево. Какого чёрта ты там забыл?»

«А я откуда знаю? Я был с Лиамом и слишком много выпил.»

Полтора часа. Луи, сидящий на светло-голубом полу своей комнаты, Гарри лежащий со Сволочью в своей кровати. Полтора часа разговоров о каждом предмете, стоящем на полке. О каждом смешном случае. О каждом трофее. О каждой медали. Полтора часа, во время которых Луи не переставал улыбаться. Он был похож на ребёнка, который показывает своё секретное сокровище. Полтора часа, во время которых Гарри всё время смотрел на него блестящими глазами и понимал, как сильно нуждается в нём, и как много места он занял в его жизни.

«Посмотрим фильм?»

«Выбирай.»

«Интервью с вампиром?»

«Идеально.»

Одна проведённая вместе ночь.

«Я имею право скучать по тебе, даже если прошло всего двадцать четыре часа?»

«Да.»

«Я скучаю по тебе, даже если прошло всего двадцать четыре часа.»

«Я тоже скучаю, Луи.»

Две недели каникул, которые начинаются тремя днями разлуки.

 

Вторник

 

Иллюстрация: Песня: My Chemical Romance - Teenagers


- Они сейчас упадут.

- Нет.

- Да говорю же, сейчас всё упадёт!

- Нет! Давай, ставь.

И, конечно, то, что должно было случиться, случилось. Когда я чувствую, как чашки вот-вот упадут на пол и разобьются, то быстро отскакиваю назад. Лиам подпрыгивает на месте и начинает смеяться.

- Мальчики, всё в порядке?

А вот это был крик моей матери. Мы оба смотрим на осколки трёх фарфоровых чашек из её любимого сервиза. Лиам поднимает руки и начинает смеяться ещё громче.

- Да, да, мама, всё отлично!

- Вы справляетесь с чаем?

Лиам отвечает вместо меня.

- Это будет самый лучший чай в мире, Джей.

- Вам нужна помощь?

- НЕТ!

Мы ответили одновременно. Снова начинаем смеяться, и я прилагаю огромные усилия, чтобы дать матери нормальный ответ для того, чтобы она не решила прийти к нам и не увидела этот кошмар.

- Нет, спасибо. Всё практически готово, мы сейчас будем.

Толкаю Лиама в плечо.

- Блять, да помоги мне всё убрать, прежде чем этот дом наполнится моей кровью.

- А я говорил, что они упадут.

Ещё раз толкаю, только сильнее. Мы собираем осколки, пока вода в чайнике закипает. Если моя мать узнает об этом – я труп. Или я могу обвинить во всём Лиама. Посмотрим. Это его вина, вообще-то. Если бы он не придумал этот тупой спор, то сервиз моей матери был бы в целости и сохранности. Мы выбрасываем остатки чашек и запихиваем их как можно глубже. Ставим на поднос четыре новые (и целые) чашки, чайник и сахар с молоком, прежде чем присоединиться к ним в гостиной.

- О, как жаль!

- Я тоже так разочарована.

- А вот и мальчики.

Мы ставим всё на журнальный стол и садимся на диван.

- Говорят, Лилиан узнала, что Джак изменяет ей с их няней.

- Боже мой, не может быть! Бедняжка.

Закатываю глаза, и мне не нужно на него смотреть, чтобы понять, что Лиам делает тоже самое. Моя мать и мама Лиама, Карен, рассказывают друг другу свежие сплетни уже больше часа. Они видятся почти каждый день, но им всё равно каждый раз есть, что рассказать. Их жизнь буквально взята из «Молодые и дерзкие». А хотя, так оно и есть. Мой отец и отец Лиама работают вместе, пока наши матери тратят их деньги. Мы поедаем маленькие пирожные, слушая их бессмысленные истории. Нет, серьёзно, нам нужно написать книгу «Сплетни лондонской элиты». Это принесло бы большой доход. Менее чем за час, я уже знаю, кто с кем спал, кому изменил, кто сделал себе новую грудь, а кто - новый нос. Если бы ситуация не выглядела настолько комичной, то мы с Лиамом уже давно бы сошли с ума.

- Лиам больше не с Даниэль.

А может, ещё сойдём.

- Ох, Карен. Мне так жаль. Они были такими милыми.

- Даже не говори. Эта девушка очаровательна.

Поворачиваю голову к Лиаму, который сжимает зубы. Но это ещё не конец. Всё будет ещё хуже.

- А Луи ни с кем не знакомил меня уже месяцы, это вызывает дикую мигрень...

Я съёживаюсь. Давайте, говорите так, как будто нас здесь нет. Лиам успевает ответить раньше меня.

- Даниэль не очаровательна. Она шлюха, которая спала с другим парнем, пока мы были вместе.

Он медленно ставит свою чашку на стол и выходит из комнаты. И сейчас, чёрт возьми, если бы у меня была камера, чтобы заснять выражения лиц наших матерей... Это же легендарно. Эти зависшие в воздухе чашки чая, широко раскрытые рты с выражением чистейшего ужаса и отвращения на лице, как будто они только что увидели монстра или призрака. Закусываю губу, чтобы не засмеяться и быстро иду за Лиамом.

Он в комнате, лежит на кровати и смотрит в потолок.

- После такого, твоей маме понадобятся дополнительные десять сеансов у психолога.

Он что-то невнятно отвечает, а я ложусь возле него, скрещивая руки за головой. Знаю, он всё ещё переживает из-за разрыва с Даниэль. Это занимает больше времени, чем я думал. Но ведь он правда любил её. Вспоминаю о том, как она просила меня поговорить с ним, и о Гарри, который говорил ни в коем случае этого не делать.

- Я думаю, что она очень винит себя.

У меня есть право сказать хотя бы это. Это правда. Только Лиам, похоже, совершенно не хочет разговаривать об этом, он снова что-то бурчит.

- Мне плевать, - окей, я понял. Не настаиваю. Он поворачивает голову в мою сторону. – А ты всё ещё не рассказал ей о тебе и Стайлсе?

- Нет.

- Почему?

Пожимаю плечами.

- Не знаю.

И это тоже правда. Я даже не боюсь реакции родителей, заранее зная, что она будет ужасной. Просто не хочу выслушивать претензии сейчас. Не в первые дни каникул, и не во время ожидания этих чёртовых результатов по экзаменам, которые я завалил. Мой отец снова будет орать, и даже несмотря на то, что я привык, я не хочу, чтобы моё двадцатиоднолетнее тело нашли закопанным в заднем саду.

После обеда мы играем в приставку, включив музыку на полную громкость. Не обращая никакого внимания на «драматически психодраматическую драму», которая происходит в гостиной.

- Кстати, ты придёшь на вечеринку Этана в пятницу?

Опять пожимаю плечами, не сводя глаз с «FIFA».

- Я не знаю.

- Ну же, давай! Тебя уже давно не видели на вечеринках.

- Я хочу проводить с Гарри как можно больше времени.

- Бери его с собой.

- Очень смешно. Не думаю, что это его.

- Тогда приходи без него! Вы и так всё время вместе. Никто не умрёт, если вы проведёте один вечер отдельно друг от друга.

- Умрёт.

- Ты хуже девчонки.

- Да пошёл ты.

- Гей.

- Идиот.

- Если я выиграю этот матч – ты идёшь со мной.

- Идёт.

И он, конечно же, выиграл.

- Ты идёшь.

- Ты жульничал!

- Тоже мне новость.

И всё закончилось дракой. Кровавой. Подушки, одеяла, и даже плюшевый мишка по имени Спуки. Безысходность и разочарование на лицах Джей и Карен, когда они увидели своих взрослых сыновей, дерущимися на полу, были неподражаемы.

- Можно узнать, что здесь происходит?

- Он жульничал!

- Он первый начал!

И в этот момент, в это короткое мгновение, стоящим у двери матерям удалось узнать в этих высоких парнях лежащих посреди подушек в комнате со включённым PlayStation своих маленьких мальчиков. Детей. Двух детей, которые никогда не изменятся.

 

***

Песня: One Republic - All We Are

«156.»

«Второй день прошёл хорошо?»

«Да, к нам приходил Лиам с его матерью, было весело. А у тебя?»

«Я провёл день в ветеринарной клинике. Да я и сейчас в ней.»

«В такое время?! Но сейчас больше полуночи.»

«У меня ночное дежурство.»

«Той ночью ты тоже работал.»

«?»

«Той ночью, когда я сбил Сволочь.»

«Ты помнишь...»

«Как это можно забыть? Ты очень ясно дал мне понять, что я дерьмовый водитель.»

«В этом есть частичка правды.»

«Я помню, что ты намок, но не замёрз, а я умирал от холода, не смотря на то, что был в пальто. На тебе была одна футболка, и ты даже не дрожал.»

«Ты и это помнишь?»

«Я всё помню. Даже то, каким успокаивающим голосом ты говорил со Сволочью, когда вставил ему лапу. Когда ты решил приютить его?»

«Той ночью.»

«Правда?»

«Да.»

«Я хочу задать тебе вопрос, но боюсь, что ты плохо отреагируешь...»

«Давай. Если я не захочу отвечать, то скажу тебе это.»

«Ладно. Ты хорошо знаешь профессора Эдвардса?»

«Довольно хорошо, да. А что?»

«Потому что меня кое-что сильно беспокоит...»

«Что он сказал тебе?»

«Что понимает, почему ты выбрал меня»

[...]

«Гарри?»

«Я здесь.»

«Прости. Я не должен был заводить этот разговор.»

«Почему ты говорил обо мне с профессором Эдвардсом?»

«Забудь. Давай сменим тему. Хочешь посмотреть фильм?»

«Нет. Скажи мне.»

«Прекрасно. Но это неважно... Ты посчитаешь это глупым.»

«Луи.»

«Да это было давно. Когда ты... То есть, когда вы с Анонимом исчезли, и я не знал, что мне делать. Я запаниковал и пошёл к нему.»

«Почему ты пошёл к нему?»

«Я не знал, что делать.»

«Нет, я имею ввиду, почему именно он?»

«Помнишь ту диссертацию, которую мы писали вместе? Я ещё получил А+.»

«Да, и?»

«И когда профессор отдавал её мне, то очень странно посмотрел. Он спросил, сделал ли я её самостоятельно. Тогда я не придал этому особого значения, но когда вы исчезли, я...»

«Вспомнил о диссертации.»

«Да. И пошёл к нему.»

«Почему ты сделал это?»

«Потому, что волновался. Потому, что я понял, что он знает, с кем я её писал. И потому, что мне нужно было услышать от кого-то другого, кто, на самом деле, Аноним.»

«Ты боялся, что я окажусь Анонимом?»

«Я боялся, что ты им не окажешься.»

«Правда?»

«Правда. Не знаю, что бы я делал, если бы это был не ты.»

«Ты злился на меня?»

«Поначалу, да.»

«А сейчас?»

«А сейчас я просто пытаюсь понять.»

«...»

«Это не претензия. Наоборот. Ты злишься из-за того, что я поговорил с Эдвардсом?»

«Нет.»

«Честно?»

«Честно.»

«Я могу задать ещё один вопрос?»

«Да.»

«Когда я говорил с ним, то он знал об Анониме и отсчёте... Как?»

«Я рассказал ему.»

«Но почему ты вообще разговариваешь с ним? Я не понимаю. Он же просто наш преподаватель.»

«Мы много времени проводим вместе и иногда разговариваем.»

«Вы проводите время вместе?»

«Да. Я помогаю ему проверять работы.»

«Можно ещё один вопрос?»

«Конечно.»

«А тренер? Ты ведь тоже его хорошо знаешь.»

«Я начну думать, что ты следишь за мной.»

«А я бы хотел. Стать частным детективом, чтобы всё знать о тебе.»

«...»

«Гарри?»

И он вышел из сети. И блять. Резко закрываю ноутбук. Это моя вина, я был слишком резок. Понятия не имею, что на меня нашло, но у нас всё идет так хорошо, что иногда я забываю, какой Гарри на самом деле Аноним, и как быстро он может закрыться в себе. Ненавижу это. Это чувство, что он ускользает сквозь пальцы. А теперь, когда мы вместе, всё ещё хуже. Потому, что он подпускает меня к себе, открывается мне, а потом неожиданно отдаляется. Мне было плохо, когда он был просто Анонимом, а сейчас, когда он мой парень, мне просто паршиво. Такое чувство, что он выкидывает меня из своей жизни. Что он пытается держать меня как можно дальше. Чем ближе я подхожу к нему, тем больше он отдаляется, и это... тяжело. Правда, тяжело. Вспоминаю о лезвиях, и моё сердце сжимается. До такой степени, что в груди начинает болеть. Идиот... Как я мог сказать, что хотел бы стать частным детективом и всё знать о нём, в то время, как он скрывает от меня такие вещи... У меня вообще мозги есть? С того момента, как он отправил мне первый мейл, прошло 256 дней, а из-за моего прокола, у меня такое чувство, что мы вернулись назад. Блять.

***

Иллюстрация: Песня: Andrew Belle - In my veins

Среда

 

Скоро 23:00. Гарри уже два часа сидит в Университетской библиотеке, складывая книги со своим профессором. Даже во время каникул профессор Эдвардс проводит много времени в кампусе. Тишина длится слишком долго, и Гарри нужно знать. Ему нужно знать, что именно преподаватель сказал Луи. Он сам не свой ещё со вчерашнего вечера. Его ничего не может успокоить. Ни порезы, ни дорожки кокаина. Он нервничает. А профессор чувствует это, смотрит на него каждые две секунды и не может не заметить его дрожащие руки. Он волнуется за него, но не хочет спугнуть. Поэтому, просто ждёт. И Гарри сдаётся первым. Они не смотрят друг на друга, просто стоят рядом, ставя книги на полки.

- Можно кое-что спросить?

- Конечно, Гарри.

- Вы разговаривали с Луи?

- Да. Он приходил ко мне.

- Вы не... - паника разрастается с бешеной скоростью, и дрожание рук становится ещё заметнее. Он несколько раз закрывает глаза, чтобы успокоиться. – Вы не сказали ему, что я болен?

- Это ты должен сказать. Не я.

Облегчение, которое он испытывает, не передать словами. Но...

- Я не скажу ему.

- Почему?

- Я не готов.

- Ты должен сказать ему.

- Для того, чтобы он бросил меня? Нет.

- Почему ты так уверен, что он бросит тебя?

- Потому, что все бы так поступили, будь на его месте.

- Но он не такой, как все. Он другой. Ты сам это сказал.

Гарри ничего не отвечает. Он даже идёт в другой конец библиотеки. Он чувствует себя слабым и жалким. Он потопает в собственной тишине. Думает о Луи. Стыдится того, кем является. Он злится, потому что скрывает от него такое. Он злится на страх, который не даёт ему сказать правду. На это противное чувство, которое каждую секунду напоминает ему о том, как он разочарует Луи. Как он будет ему противен. На уверенность в том, что он сбежит и бросит его. Если бы он только перестал ненавидеть себя. Хотя бы на мгновенье. Если бы он просто начал ценить себя, то понял бы, что совсем рядом, в окружении произведений Шекспира, стоит человек, который очень им гордится. Профессор, который замечает, как сильно изменился его ученик. Каким сильным он стал. Раньше он никогда бы не смог так просто заговорить о своей болезни. Раньше он бы выбежал из комнаты, громко хлопнув дверью. А он здесь. Старый профессор смотрит на него сквозь свои очки и не может сдержать улыбку. У него всё получится. Это только начало.

***

Дневник Гарри

 

Я боюсь. Слова Луи напугали меня. Он хочет всё знать обо мне. Я не могу. Это слишком тяжело. Мне страшно. Я боюсь, что он оттолкнёт меня. Боюсь разочаровать его. Боюсь, что он уйдёт. Он нужен мне. Сейчас уже слишком поздно, я слишком привязался к нему, чтобы отпустить. Но меня всё пугает. Когда он обнимает меня, когда он прикасается ко мне, я боюсь, что он поднимет мою футболку, что он увидит мою кожу, моё тело. Боюсь, что стану омерзительным в его глазах. Что он будет ненавидеть меня так, как я ненавижу себя. Боюсь всего, и чем дальше мы идём, тем сильнее этот страх. Я не могу выносить это чувство пустоты каждый раз, когда его нет рядом. Я больше не могу зависеть от него. А если он уйдёт? Правда, уйдёт? Если он поймёт, что должен был дать мне умереть? Я буду потерян. Я... Я упаду настолько глубоко, что никогда не смогу подняться. Я знаю, что должен сказать ему. Я не должен всё держать в себе. Он имеет право знать, право понять. Но я не готов, мне просто не хватает смелости. Я не могу рисковать потерять его сейчас. Не тогда, когда я пытаюсь выбраться. Я не хочу снова упасть. У меня болит голова, а руки дрожат настолько, что всё, что я написал, невозможно прочесть. Да какая разница? Это и так никто, кроме меня, не увидит. Мне нужно время. Ещё чуть-чуть. Он... Он не может понять, что мне нужно это. Что без этого я не смогу продержаться. Я не хочу возвращаться туда. Как бы я хотел всё стереть... Всё начать сначала, или вообще ничего не начинать. Думаю, я попробую поспать. Я должен ужасно выглядеть. Я похудел, устал, и мне нужен сон. Он возвращается завтра. Мне его не хватает, и я просто хочу всё забыть. Ни о чём не думать и просто обнять его.

***

Четверг

 

22:05
22:36
22:55
23:01
23:27
23:45
00:12
00:33
00:54
01:06
Всё. Сдаюсь. Я провёл дерьмовый день. Мой отец вернулся из командировки и всё время ругал меня из-за учёбы. Моя мама закатила истерику из-за этих чёртовых чашек, и я ничего не слышал от Гарри. После моей вчерашней выходки он больше не разговаривал со мной. Он не отвечает ни на мои мейлы, ни на СМСки, ни на звонки. А мне нужно увидеть его. Я хочу увидеть его. Сейчас же. Я должен вернуться только после обеда, но я больше не могу. Быстро собираю вещи и через десять минут уже закидываю сумку в багажник. Я оставил родителям записку, в которой говорится... Ничего. Просто то, что я уехал. И плевать на их истерику. Я не могу провести бессонную ночь, беспокоясь о Гарри. Когда я приезжаю к нему, примерно час спустя, его 4х4 нет во дворе. Поднимаюсь в комнату, но она тоже пуста. Даже Сволочи нет. Решаю поехать в ветеринарную клинику. Паркуюсь напротив неё около трёх часов ночи и понимаю, что не ошибся. Он здесь. Я вижу его сквозь стеклянную дверь.

Он сидит на полу, опираясь об стену. Его компьютер стоит рядом, а Сволочь лежит в углу комнаты. Когда я захожу внутрь и слышу звонок колокольчика, прикреплённого к двери, в моём животе что-то сжимается. Боюсь, что он пошлёт меня куда подальше, но он быстро поворачивается ко мне.

- Иди сюда, – я обхожу стойку регистрации. Он держит маленькое одеяло в руках. – Смотри.

Приближаюсь ближе и вижу завёрнутый в белую простынь комок шерсти. Котёнок. Ему от силы несколько дней. Сволочь поднимает голову, увидев меня, но не двигается. Я снимаю своё пальто и кладу его на пол, прежде чем сесть перед ним. Гарри немного поднимает руки и раздвигает ноги, а я, даже не думая, сажусь, опираясь спиной об его торс. Он обхватывает мою талию руками и ставит мне на колени корзину с котёнком.

- Ты вернулся раньше.

- Я скучал.

Он проводит пальцами по моей шее, и облегчение, которое я испытываю, поняв, что он не злится на меня, не передать словами.

- Хочешь дать ему бутылочку?

Он берёт странную стоящую на полу бутылочку и протягивает её мне. Смотрю на котёнка, напуганно машущего лапками. Он такой маленький, что я боюсь навредить ему. Качаю головой.

- Я могу нечаянно сделать ему больно.

- Ты не сделаешь ему больно.

Он обхватывает мою руку, вставляя в неё бутылочку, а сам придерживает котёнка. Его голова лежит на моём плече, и всё моё внимание сконцентрировано на маленькой мордашке.

- Нет, подожди, - он приоткрывает пальцами его рот и вставляет в него соску. – Вот так...

Я практически с восхищением наблюдаю за всем этим.

- Где вы его нашли?

- Какая-то женщина принесла нам его этим вечером. Она нашла его на помойке, у себя во дворе.

Ему трудно сдержать злость в голосе. Знаю, он ненавидит и не понимает жестокое обращение с животными. И даже такой как я, который никогда не был особым фанатом котов и собак, смотря на этот маленький клубочек, не может понять, как человек может навредить ему.

- Если ты возьмёшь его себе, то сможешь назвать Кретином.

- Почему?

- Потому что я - кретин. Прости за вчерашнее.

Он ничего не говорит, только крепче прижимает меня к себе.

- Уже сделано.

- Что? Ты уже назвал его Кретином?

- Нет, - чувствую, как он улыбается мне в шею. – Я уже взял его себе.

- Правда?

- Можешь забирать бутылочку.

Выполняю то, что он сказал, и ставлю её на пол, прежде чем укрыть котёнка небольшим одеялом. Поворачиваюсь к Гарри.

- Ты правда его приютил?

Он опускает на меня взгляд.

- Да. То есть, нет. Его приютил Сволочь, у меня не осталось выбора.

Смотрю на Сволочь, который приподнимает уши, услышав своё имя.

- Но разве собаки не должны ненавидеть котов?

- Нет, это глупые стереотипы. Смотри.

Он медленно поднимает одеяло и ставит его возле Сволочи. Который, кстати, наблюдает за каждым жестом Гарри, будто контролируя его. Это почти смешно. И когда котёнок оказывается возле него, он встаёт и обнюхивает его, махая хвостом. Он даже трогает его мордочкой, так невесомо, будто зная, какой тот хрупкий. И вид того, как пятидесятикилограммовый монстр ходит вокруг клочка шерсти, который весит несколько граммов, вызывает у меня улыбку. А Гарри прав. Сволочь определённо сам решил приютить его.

- Значит, ты возьмёшь котёнка ради своей приёмной собаки?

- Ты его не хочешь?

И я чувствую, как моё сердце начинает биться быстрее. Правда. Он как будто просит моего разрешения. Как будто моё мнение что-то значит для него. И как будто этот кот будет не его, а наш. Поднимаю на него взгляд и вижу, что он ждёт ответа. Но я даже не знаю, что сказать...

- Хочу... хочу.

- Поможешь выбрать имя?

Ну вот. У меня сейчас случится сердечный приступ. И неожиданная музыка, непонятно откуда взявшаяся, не помогает мне успокоиться. Его компьютер, наверное, что-то скачивал.

- Это разве не песня из «Бухты Доусона»? - поворачиваю голову к экрану и не могу сдержать смех. – Подожди, ты что, нелегально скачиваешь его из интернета?

Он пожимает плечами.

- Мне нравится этот сериал.

- Я буду долго смеяться над тобой. Очень. Очень долго.

Мне следовало бы промолчать. Потому что после того, как мы посмотрели первый эпизод, я захотел посмотреть ещё один... И ещё. И ещё.

- Можем назвать его Донсон, если это мальчик, и Джои, если девочка.

Он смотрит на спящего у меня на ногах котёнка и целует мою шею.

- Значит, это будет Джои.

***

В восемь утра на смену приходит другой человек. Гарри объясняет, что мы должны оставить Джои в клинике, потому что она ещё слишком маленькая и требует постоянного внимания. Он даёт Сволочи запрыгнуть на заднее сиденье своей машины и поворачивается ко мне.

- Поедешь со мной?

И не смотря на то, что мне больно это делать, я качаю головой и крепко обнимаю его.

- Тебе нужно поспать.

Знаю, что если пойду с ним, то у него не получится это сделать. Он прижимает меня к себе и целует в лоб.

- Я работаю после обеда. Придёшь вечером?

- Конечно.

И мы ещё пару минут стоим так, вдыхая запах друг друга. Тот, по которому мы так скучали. Прежде, чем разъехаться по домам. Он к себе, а я в общежитие. И это ужасно непросто, потому что эти три дня я думал только о том, как хочу уснуть в его руках, но... Он выглядит очень уставшим. У него огромные круги под глазами, и мне это не нравится. Он слишком много работает. Да, мне совершенно всё это не нравится.

***

Песня: All Star - Smash Mouth

Я проснулся в два часа дня, отправил Гарри отсчёт дня, но он так и не ответил. Наверное, вернулся в клинику. Мой автоответчик забит сообщениями от мамы и, собрав всю смелость этого мира, я наконец-то решаюсь позвонить ей.

- Алло, Луи? Ты в порядке? Почему ты уехал посреди ночи? Что-то не так?

Она когда-то перестанет всё драматизировать? Вздыхаю и начинаю ходить кругами по комнате.

- Всё хорошо, мам.

- Почему же ты тогда ушёл ночью?

- Я должен был увидеть кое-кого.

- Оу. Девушку?

Ну вот. Мы перешли от драмы к неподдельному восторгу. Отсюда вижу огромную улыбку на её лице и надежду в глазах.

- Не совсем.

Зажимаю телефон между плечом и ухом и выкладываю на кровать всю свою одежду, чтобы потом сложить её в шкаф.

- Как это «не совсем»?

- Ну, понимаешь, если это была не девушка, значит, это был парень.

Наступает долгая пауза, во время которой я просто продолжаю складывать одежду. А потом она иронически смеётся, как будто я сказал что-то смешное.

- Боже мой, Луи, у тебя чувство юмора совсем как у отца.

Останавливаюсь и приподнимаю бровь. Ладно. Давайте превратим всё это в шутку.

- Знаю, это всё моё чувство юмора. Я ведь не совсем гей.

- Прекрати говорить такие глупости, - нужно ли говорить, что она открыто проигнорировала мой сарказм? – Ты познакомишь меня с этой юной девушкой?

- О, с удовольствием.

Представляю выражение её лица, когда приведу Гарри со словами «Мама, вот и эта юная девушка». Прикусываю щёку, чтобы не выпалить, что её зовут Гарри Стайлс. Забрасываю оставшуюся одежду в шкаф и снова беру телефон в руку.

- Мне нужно идти, я тебе скоро позвоню.

- Обещаешь?

- Да, конечно, обещаю. Пока.

И бросаю трубку. Не могу сдержать разочарованный вздох. Да, я уехал посреди ночи, чтобы встретиться с парнем. Это так смешно, что ли? А хотя... Вспоминаю себя несколькими месяцами назад и, может быть, я её понимаю. Я бы тоже засмеялся, если бы мне сказали, что я буду настолько влюблён в парня, что буду готов бросить родителей, чтобы поехать к нему.

Кстати, о парне. Я по нему скучаю и не собираюсь ждать вечера, чтобы увидеть. Пусть я веду себя как капризный ребёнок. Плевать.

Только вот такого я не ожидал. Когда я приехал в ветеринарную клинику около четырёх вечера, за стойкой регистрации никого не было. И когда я обошёл задний двор, увидел Гарри с какой-то блондинкой, той, которая была здесь, когда Луи-щенок родился. ПОНЯТНО. Кларисс, Клара или Незнаюкактамеё. Они моют стоящие на земле клетки и неплохо развлекаются. Они смеются и играют в «опрыскай меня, а я отомщу, бросив в тебя мочалку». ПРЕКРАСНО. Я сейчас возьму одного из них и ударю другого. Стою у входа во двор и прокашливаюсь, чтобы дать знать о своём присутствии. Они одновременно поворачиваются ко мне.

- Луи!

Гарри улыбается мне и бросает шланг, чтобы подойти ближе. Невесомо целует меня в губы. Ага, давай, притворяйся невиновным. Главное, не подавай виду, что я застал тебя во время флирта с твоей коллегой. Он обхватывает меня за талию, и мне даже хочется ударить его по руке, чтобы он убрал её.

- Помнишь Карлу?

Карла. Это имя для какой-то потаскухи. Смотрю на неё сверху вниз, совершенно не стесняясь.

- Нет, что-то не припомню.

- Но ты должен помнить! Она была здесь, когда ты помог мне принимать роды у Мэсси.

Делаю вид, что думаю, смотря на неё. Улыбка на её лице бесит меня. Так что...

- Ах, да, это та, которая так долго где-то ходила, что тебе пришлось всё сделать самому. Вспомнил.

Но её, похоже, это не задело. Наоборот, она улыбается ещё шире.

- Да, это я.

Она ещё и издеваться будет? Отлично. Вторая атака. Давно я уже не использовал свою нахальную ухмылку.

- Не обижайся, что я не запомнил тебя, понимаешь, таких блондинок как ты, я вижу каааждый день, - сильнее прижимаюсь к Гарри, просто чтобы напомнить. – Меня зовут...

Только вот она, похоже, любит выбивать почву у людей из под ног. Буквально. Я даже не успеваю протянуть руку, как она пожимает её, не прекращая улыбаться.

- Луи. Ты парень Гарри. Знаю, он часто говорит о тебе.

И я чувствую себя идиотом. Ведь... Нет, нет, нет. Ты не сможешь обмануть меня своим ангельским видом а-ля «Я ни в чём не виновата». Я вижу тебя насквозь. Ещё ближе прижимаюсь к Гарри, просто чтобы ещё раз напомнить, что он мой, и что никакая блондинистая девка со странным именем этого не изменит.

И я помогаю им чистить клетки. Пять минут спустя ведро с мыльной водой случайно падает на Карлу. Что? Я не виноват, что мой локоть ненароком задел ведро, что оно ненароком упало именно на неё и ненароком намочило. Я же не виноват, что неуклюжий.

- Упс, прости. Я случайно.

- Карла, всё в порядке?

А вот сейчас мне хочется ненароком заехать ему кулаком по носу. Конечно же, она в порядке, идиот. Это просто вода.

- Не волнуйся, это не страшно. Я пойду переоденусь.

Давай. И надень, желательно, водолазку, которая закрывает даже корни твоих волос. Или лыжный костюм. Лыжные костюмы – это хорошо. А самое ужасное, что она не прекращает улыбаться. Смотрю, как она проходит двор и исчезает. Гарри поворачивается ко мне.

- Ты сделал это специально.

Не смотрю на него. Я мою клетку. Я в домике. Отстань.

- Нет.

- Да. Ты специально.

- А вот и нет.

- Карла, она...

- Кто? Потаскуха? Влюблена в тебя? Горяча?

И я могу продолжать до бесконечности, вот только Гарри останавливает меня, ставя руки мне на бёдра и заставляя повернуться к нему.

- Обручена и на третьем месяце беременности, - ах. И при виде моего лица, он начинает смеятьс




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.