Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потому что он - другой 1 страница



132 днями ранее.

Фотография: Песня: Who am I - Casting Crowns

***

В 19 лет Гарри не проводит свободное время с друзьями, не ходит на вечеринки каждую субботу, как все его ровесники. Нет. Он другой, ему нравится проводить время со своим учителем по философии. Старым идиотом, который думает, что всё знает. Старым идиотом, который смотрит на всех свысока. И является единственным человеком, который всё это время понимал его. Единственным, кому удалось создать с ним связь. Потому что иногда, докторская степень по философии может помочь. Потому что он понял его болезнь. И потому что Гарри любит философию. Они проводят субботы вместе, проверяя тесты. Редко разговаривая. Один сидит за своим столом, в центре аудитории, а другой на лавочке, в первом ряду.

Только в тот вечер, всё было иначе, потому что Гарри было плохо. Он нервничал и теребил в руках ручку. У него не выходило сконцентрироваться.

- Что происходит, Гарри?

- Ничего.

И поскольку на него не нужно было давить, Профессор продолжил проверять работы. Он ждал. Ждал, потому что знал, что он придёт к нему, если захочет поговорить. Он научился понимать его. И в очередной раз, не ошибся.

- Красная. Его машина красная.

Потому что в тот вечер, даже не осознавая это, Гарри нужно было поговорить.

- Чья машина красная?

- Луи Томлинсона.

- И тебя беспокоит то, что она красная?

- Да.

- Почему?

- Потому что Lamborghini этой модели не существуют в красном цвете.

- И тебя беспокоит, что она такая?

- Да.

- Почему?

- Потому что я не понимаю.

- Возможно, он просто захотел её перекрасить.

- Но зачем? Если он хотел красную машину, то почему не купил модель, которая уже существует в красном цвете?

- Я не знаю. Наверное, ему хотелось иметь машину, которая отличается от остальных.

- Да, но почему?

- Гарри, ты можешь оставить в покое эту ручку? Она ничего тебе не сделала.

- Извините.

- Ты уже второй раз говоришь мне о нём.

- Нет.

- Да. На прошлой неделе.

- Но тогда, это было, потому что он взял кока-колу лайт в кафетерии.

- И?

- И он всегда пьёт только обычную кока-колу.

- Тебя беспокоит то, что он решил поменять кока-колу?

- Да.

- Почему?

- Потому что ему не нужно было ничего менять. В автомате ещё оставалась классическая кока-кола.

- Скажи мне, если я ошибаюсь, но ты, похоже, очень пристально за ним наблюдаешь.

- Не всегда. Но да, иногда.

- Почему?

- Потому что я всё в нём ненавижу.

- Ты ненавидишь многих людей, если не всех. Так почему он? Что в нём привлекло твоё внимание?

- Я не понимаю его.

- Чего ты не понимаешь? И спокойнее с этой ручкой, ты её скоро сломаешь.

- Простите. Я не понимаю, почему его машина красного цвета.

- Тебя это настолько беспокоит?

- Да.

- Тогда почему бы тебе не спросить у него?

- Я не хочу с ним разговаривать.

- Почему?

- Потому что я его ненавижу.

- А ты не думал, что ты мог бы перестать ненавидеть его, если бы просто поговорил с ним?

- Нет.

- Я думаю, что тебе стоит поговорить с ним.

- Не вижу в этом смысла.

- Если бы ты поговорил с ним, то мог бы, к примеру, спросить, почему его машина красного цвета.

- Мне плевать какого цвета его машина.

- Почему ты не хочешь поговорить с ним, Гарри?

- Потому что я не хочу.

- Я так не думаю. Чего ты боишься?

- Ничего.

- Тогда почему ты не поговоришь с ним?

- Потому что.

- Хочешь узнать, что я думаю?

- Нет.

- А я всё равно скажу. Дай мне эту ручку, пожалуйста. Спасибо, а теперь слушай. Я думаю, что этот мальчик нравится тебе, Гарри.

- Не...

- Дай мне закончить, пожалуйста. Я не знаю почему, и чем он особенный, но в нём точно есть что-то, что притягивает тебя. Тогда почему же ты отказываешься поговорить с ним?

- Потому что я не могу.

- Почему?

- Если я заговорю с ним, то рискую узнать его.

- А это плохо?

- Конечно, это плохо!

- Успокойся, Гарри. Ты снова дрожишь.

- Я не могу успокоиться! Вы не понимаете!

- Чего я не понимаю?

- Того, что я не могу начать общаться с ним!

- Но почему? Что тебя пугает?

- Я боюсь того, что он может мне понравиться. У него нет права нравиться мне или притягивать меня. У него нет права. Нет права, ясно? Я не могу.

- Не нервничай. Успокойся, Гарри, это ничего. Всё хорошо...

- Нет, это не ничего! Я не...

- Дыши, Гарри. Спокойно.

- Я не могу успокоиться! Он не может мне нравиться! Я не могу поступить так с Самантой!

- Гарри...

- Я не могу... Не могу поступить так с Сэм...

- Гарри, прошло уже много месяцев, ты должен идти вперёд. Ты не можешь всю жизнь винить себя.

- Я всегда буду винить себя.

- Не закрывайся, не совершай такую ошибку. Она хотела бы, чтобы ты был счастлив.

- Я не могу быть счастливым, без неё.

- Перестань, Гарри. Перестань винить себя в том, в чём ты не виноват.

- Но я виноват, почему вы не можете этого понять?!

- Ты не виноват, Гарри. Это НЕ твоя...

- Конечно же, это моя вина! Всё из-за меня!

- Вернись, Гарри. Сядь на место.

- НЕТ!

- Это не твоя вина! Ты не виноват в её смерти...

Последняя фраза была сказана в пустоту. Дверь аудитории с грохотом закрылась, опрокинув стопку только что проверенных работ, пока по щекам одного человека текли слёзы. Стоящий посреди комнаты, высокомерный Профессор, уже в который раз удивлялся боли этого 19 летнего мальчика. В свои 56 лет, имея докторскую степень по философии и 25 лет практики, он не понимал, как человек может так страдать. Как молодой парень, может полностью уничтожить себя угрызениями совести. Он не понимал, как человек может нести в себе столько вины. Он не понимал, как можно так быстро потерять желание жить. Он хотел помочь.

Он привязался к этому молодому человеку. К этому 19-летнему, скрытому, любящему философию, больному и разрушенному жизнью подростку. Этот парень так страдал, что решил больше никого к себе не подпускать. Он не понимал, сколько всего мог дать другим, если бы открылся им.

Да, он точно был привязан к этому бедному парню.

Парню, которого нужно было починить.

Слабому парню, которому нужен был кто-то, кто смог бы его починить.


***

День 103

Песня: Yann Tiersen – Comtine D'un Autre Ete: L'apres Midi
Иллюстрация:

***

«Привет Сэм, это я…

Прости, что не приходил раньше. Я не мог. Мне было страшно прийти и поговорить с тобой. Страшно, потому что я знаю, что ты мне не ответишь, а я не хочу слышать тишину. Не хочу ждать ответа, который не придёт. Это слишком больно. Мне не хватает твоего голоса, Сэм. Мне всего не хватает. Думаю, ты не понимаешь, как сильно я скучаю по тебе. Я пытался. Я, правда, пытался быть сильным, но у меня не получается. Я всё время думаю о тебе. Ты никогда не выходишь у меня из головы, и я практически не сплю. Потому что, только закрыв глаза, я снова вижу эти картинки. Они всё время дают о себе знать, будто запрещая мне забыть свои ошибки. Я устал, Сэм, я больше не могу. Я налажал, правда, налажал. Я творю чёрт знает что, и мне настолько больно, что я не знаю, как справиться со всем этим. Каждый день всё хуже и хуже. Я просто хочу, чтобы боль прекратилась. Просто не хочу так страдать. Три дня назад, я хотел присоединиться к тебе. Целый день искал смелость, чтобы сделать это, но так и не смог. Видишь, насколько я жалок? Я даже не могу контролировать собственную смерть. Такое чувство, что всё ускользает сквозь пальцы. Ничего не имеет смысла с тех пор, как он вошёл в мою жизнь. Он всё перевернул. Я потерян. Его зовут Луи, и он всё время улыбается. Его улыбка прекрасна.

Фотография:

Если бы ты только могла увидеть его, Сэм. Его улыбку. Она настолько красива, что прожигает изнутри. Я люблю, когда он улыбается. Это из-за него я не прыгнул. Из-за его улыбки, потому что я не хотел, чтобы она погасла. Такие улыбки не должны гаснуть. Твоя тоже не должна была гаснуть, Сэм. Мне не хватает твоей улыбки, и я сам виноват в том, что потерял её. Я не хочу, чтобы из-за меня, он потерял свою. И думаю, глубоко внутри я хочу, чтобы он улыбался. Он играет в футбол. Даже не так, он капитан команды Университета, и его машина красного цвета. Ты бы его, наверное, возненавидела. Я тоже ненавидел его сначала. Но он другой. Он не боится меня. Он не убегает от меня. Более того, он даже иногда бьёт меня, ну или пытается это сделать. Не знаю почему он делает это, но мне нравится. Так, мне кажется, что я ему небезразличен. Он напоминает мне тебя, иногда. Ты тоже всегда толкала меня, когда возмущалась, и это было очень мило. Я нахожу частички тебя в нём. Он нравится мне, Сэм. Он правда, очень мне нравится, и я злюсь на себя, потому что думаю, что предаю тебя. Бросаю тебя. Я не могу поступить так, Сэм. Я не могу любить кого-то, кроме тебя. Но в нём есть что-то... Не знаю. Он притягивает меня. Как думаешь, возможно любить двух людей одновременно? Я не понимаю, что чувствую к нему, но точно уверен в том, что когда он рядом, мне не так больно. Думаю, мне нужно рассказать тебе о нём.

Я хочу, чтобы ты узнала его, не так, как остальные, а так, как вижу его я. Может быть, если ты будешь узнавать его сквозь меня, то не будешь сильно злиться, за то, что я дорожу им. Если честно, я так ненавижу себя за это. Поэтому хочу, чтобы ты тоже дорожила им. Я всё время думаю о тебе, но иногда я думаю о нём, и злюсь на себя за это. У меня нет права, Сэм. Я не имею права думать о нём, в этом смысле. Я должен думать только о тебе. Но он в моей голове, и я не знаю, как вытащить его оттуда. Я не хочу вытаскивать его оттуда . Думаю, он нужен мне. Может быть, если бы он тебе понравился, я мог бы думать о нём, не чувствуя вины? Он не такой, каким кажется, Сэм. Он не идиот-футболист, как все остальные. Он другой. Он скрещивает руки на груди, когда раздражён, а когда нервничает, то говорит быстро и неразборчиво. Ты даже не представляешь, как быстро он может говорить. Пусть его слова не всегда имеют смысл, но у него мягкий голос. Он успокаивает меня, как это делал твой. Наверное, он не любит тишину, поэтому и говорит так много. Хмурит брови, когда что-то не понимает, и кусает губу, когда концентрируется. У него появляются маленькие морщинки у глаз, когда он улыбается. Они голубые. Его глаза, они голубые, и я ещё никогда не видел таких светлых глаз, как у него. Они блестят. Блестят тем, что мы потеряли уже давно. Невинностью. Мне нравится его взгляд, Сэм, он чистый. Не обманчивый. Луи рассказал мне историю, однажды. Ты знала, что Инопланетянин был другом Супер-Мэна? Я не знал, но в его мире всё так и было. Хочу, чтобы он рассказал мне ещё много историй, просто, чтобы услышать его голос. Я хочу быть частью его мира, Сэм. Хочу защищать его. Не хочу дать жизни разрушить этот блеск в его глазах.

Я хочу защищать его. Но три дня назад, когда я хотел прыгнуть, огонёк в его глазах больше не горел. Он смотрел на меня так же, как и ты, когда волновалась за меня. Я боюсь, Сэм. Боюсь разрушить его, как разрушил тебя. А что, если единственный способ сохранить его улыбку, это оставаться вдали от него? Я не смог защитить тебя. Не хочу провалиться и с ним. Знаю, лучший выход - это отдалиться от него, но я не могу. Слишком поздно.

Когда я хотел прыгнуть, у него получилось то, что не вышло у меня. Он пришёл вовремя. Я так злюсь на себя, знала бы ты, насколько. Если бы я увидел твое сообщение раньше, была бы ты здесь, сейчас? Знаю ответ, и его очень трудно принять. Мне жаль, Сэм, мне так жаль, что я не смог спасти тебя тогда. Прости, что не смог защитить тебя. Я никогда себе не прощу. Угрызения съедают меня изнутри, и я заслуживаю это. Я заслуживаю эту боль. Ты потеряла жизнь из-за меня. Из-за того, что меня не было рядом. Прости меня, Сэм, умоляю. Мне нужно твоё прощение.

Видишь, почему я никогда не приходил раньше? Потому что ты не можешь мне ответить. Я больше не могу выносить молчание. Так хочу ещё раз услышать твой голос. На этом кладбище я провёл больше ночей, чем в своей кровати. Я ложился на могилу напротив, и думал, что так тебе будет менее одиноко. Но это было нужно скорее мне, чем тебе. Мне нужно было быть ближе к тебе. Я здесь уже два часа, а ты всё ещё так далеко. Меня заполняет одна пустота, Сэм. Пустота, которая приносит ещё больше боли, чем молчание. Я жду, зная, что никогда не дождусь. Да и чего, собственно, жду? Наверное, исчезновения боли. Думаешь, мне удастся выжить? Такое чувство, что я заранее проиграл.

Я хочу попытаться, Сэм. Хочу попытаться заново склеить себя. Заполнить эту пустоту. Я хочу жить. Ты всегда будешь частью меня, частью моего сердца. Ты в каждой моей мысли, в каждом поступке. Ты везде. Ты часть моей жизни. Ты в моих воспоминаниях, но я думаю... Думаю, что я хочу будущего, Сэм. Не знаю, получится ли у меня. Но его улыбка стоит того, чтобы попытаться.

Луи дал мне желание верить во что-то. Не знаю во что, но сейчас мне хочется просто верить.

Верить, что он может спасти меня.

Фотография:
Солнце скоро встанет, я устал. Пойду домой. Но я вернусь, Сэм, завтра, и все следующие дни.

Оказывается, я не боюсь ждать ответа, который не придёт.

Мне просто нужно чувствовать твоё присутствие.

До завтра.

Я люблю тебя, Саманта.»

***

Видео: http://www.youtube.com/watch?v=QecfZtSyRkQ
Фотография:

Глава 11

Фотография:
Песня: The Fray – Never say Never

***

Еврипид сказал: «Молчание – это исповедь».
Молчание – это трусость. Слабость слов. Молчание - это не выбор. Это просто единственная вещь, которая остаётся, когда слова уходят. (с)Гарри

***

«5»

И я жду. Снова. Он не отвечал уже четыре дня, и на уроки тоже не приходил. Стараюсь сильно не волноваться, потому что он каждый день заходит на форум, читает мои сообщения, но... Это сильнее меня, не могу перестать бояться за него. Он снится мне каждую ночь, хотя это, скорее, кошмары, чем сны. Потому что я всегда вижу его, стоящим на мосту. Боюсь, что он в любую секунду может сделать это снова, но не решаюсь давить на него. Убеждаю себя, что если он не отвечает и не приходит на занятия, то только потому, что ему нужно время. Ведь, в конце концов, для него это тоже должно быть сложно. Для него в особенности, вообще-то. Мурашки пробегают по телу, когда вспоминаю, что на протяжении ста дней, каждый раз, когда я ему писал – он становился на шаг ближе к смерти. У меня, практически, начинают дрожать руки. Он всё ещё жив. Не знаю, что творится у него в голове, но если он на самом деле, сто дней прожил с верой в то, что скоро умрёт, то быть всё ещё живым должно быть... Не знаю. Но я на самом деле, спрашиваю себя, что он чувствует. Я бы хотел поговорить с ним, спросить его, но не могу решиться. Он такой скрытный, что я не хочу, чтобы он закрылся ещё больше. Я совершенно не знаю, что мне делать, и если честно, даже не думаю, что у меня есть силы говорить об этом. Всё было слишком тяжело, и прошло ещё не так много времени, чтобы разговоры об этом не приносили столько боли. И я не думаю, что он хочет говорить об этом. На его месте, я бы тоже не хотел.

Глаза всё ещё сфокусированы на экране. И я понимаю, что так сомневаюсь просто потому, что не знаю, как к нему обращаться. Теперь, когда я знаю, что Аноним – это Гарри, должен ли я общаться с ним, как раньше, или же обращаться по имени? Не знаю, как реагировать. Может быть, поэтому он и не отвечает. Потому что тоже не знает. Начинаю вводить «Привет, Гарри». Вздыхаю. Какой ужас. Звучит полностью фальшиво. Удаляю и ввожу заново.
«Хочу посмотреть фильм.»

«Я тоже.»

«Выбирай.»

«Техасская резня бензопилой?»

«Н.И.К.О.Г.Д.А.»

«Почему?»

«Потому что.»

«Ты не любишь фильмы ужасов?»

«Нет.»

«Ты их боишься?»

«Совершенно нет.»

«Тогда почему ты их не любишь?»

«Потому что.»

«Ты боишься.»

«НЕТ!!»

«Да, ты боишься.»

«Не хочешь посмотреть Ледниковый Период? Ледниковый Период – это очаровательно. В Ледниковом Периоде никто не расчленяет людей.»

«Я был бы рад посмотреть Ледниковый Период.»

И я улыбаюсь, впервые за пять дней. Потому что он здесь, потому что лучший способ обращаться к нему – делать это по-нашему. Потому что нам обоим нужно, чтобы всё стало, как прежде. Нужно снова воссоздать связь, снова почувствовать друг друга. Нам не нужны перемены. Мы смотрели вместе фильм, смеялись из-за Сида. Точнее, я смеялся, но думаю, он тоже. Потом я возмущался, потому что из-за него, у меня было такое чувство, что откуда-то выпрыгнет убийца с бензопилой. Потому что... да, я до смерти боюсь фильмов ужасов, И ЧТО В ЭТОМ ТАКОГО? Он сказал, что ничего не случится, потому что мы не в Техасе. Ага, только вот психопаты везде. Так что, я должен был послать его два или три раза. Сказал, что это будет его вина, если меня найдут убитым и разрезанным на кусочки, потому что он накаркал.

После «Техаской резни бензопилой» мы перешли к обсуждению «Крика». От «Крика» к «Я знаю, что вы делали прошлым летом». От «Я знаю, что вы делали прошлым летом» к Фредди Принцу младшему. От Фредди Принца младшего к Саре Мишель Геллар, и от Сары Мишель Геллар к «Баффи – истребительница вампиров». Мы могли бы говорить ещё долго, если бы не было так поздно.

На часах 4:03 утра, и мне вставать через три часа. Завтра буду похож на смерть. Меня точно будут мучить кошмары про отвратительных парней в страшных масках, но мне всё равно. Всё равно, потому что теперь я знаю, что его любимый сериал – «Баффи – истребительница вампиров», и что он всегда хотел стать охотником на вампиров, ведь, в сериале, когда им втыкают кол в сердце, они превращаются в пыль, и его это интригует, потому что это физически невозможно. Да, завтра я буду усталым и, наверное, психически неуравновешенным из-за снов, в которых моё тело режут на кусочки, но... Мне правда плевать, потому что я нашёл его и, чёрт возьми, мне правда его не хватало. Я ни разу не назвал его «Гарри», но возле меня стояла его фотография. Та, которую я распечатал, сам не понимаю почему. Она согнута в четыре, чем-то испачкана и мятая из-за того, что я постоянно её то разворачиваю, то сворачиваю. Я ношу её с собой уже четыре дня.

Это по-идиотски и слишком сопливо, но мне всегда нужна частичка его со мной. В смысле, я так долго остаюсь без новостей, или долго не вижу его, что мне нужно что-то, напоминающее его. Думаю, что глубоко внутри, я завидую его улыбке с фотографии. Хочу, чтобы он так же улыбнулся мне. Не только на листке бумаги... Всё, это официально. Я превращаюсь в девушку. Блять. Плевать. Хочу увидеть его улыбку.

***

Иллюстрация:
Я вижу его зелёные глаза, чувствую его тело на своём. Его дыхание на моём лице. Тепло его прикосновений. Мне хорошо.

- Луи... - он нежен, и его губы мягкие. Я хочу его. Чувствую, как сжимается узел внизу живота. - Луи...

- Мм...

Нас всё ещё отделяет простынь, и я хочу зайти дальше. Он смотрит на меня и улыбается.

- Детка...

Он целует меня, и его язык на вкус, как клубника. Хмурю брови. Почему я чувствую клубнику? Его язык имеет привкус мяты, а не клубники. Он слишком резкий. Его бедра слишком тонкие. Его руки на моём торсе царапают меня. Ногти слишком длинные. Его лицо медленно удаляется и то приятное чувство полностью испарилось. Пытаюсь освободится от его рта, и резко просыпаюсь. Отодвигаюсь на кровати, и ударяюсь головой об стену.

- Блять, Эль, что ты тут делаешь?!

Быстро привстаю, тяжело дыша. Я чувствовал не тело Гарри, а её. Она лежит на мне, в нижнем белье, и прикусывает мою губу.

- Я скучала.

Мне трудно прийти в себя. Я всё ещё полу-сплю. Полностью просыпаюсь только тогда, когда она трётся бедрами о мою эрекцию, и отталкиваю её за плечи.

- Прекрати. - только вот я забыл, что когда ей что-то взбрело в голову - её не остановить. Она выгибается в спину, гладя мой торс. – Блять, перестань!

- Ну же, Лу, прошло уже много времени...

- Как ты вошла вообще?!

- Ты не запер дверь на ключ.

Она невинно пожимает плечами, продолжая гладить меня. Снова пытаюсь оттолкнуть её.

- Уйди, Элеанор.

- Давай, Луи, только не говори, что не хочешь меня.

- Нет.

Я хочу не её. Она немного давит на мой член сквозь простыни, и я не могу сдержать стон. ЧЁРТ. Я уже давно ни с кем не спал, и недавний сон очень меня возбудил. Сложно устоять.

- Я же вижу, что хочешь.

Нет, не хочу. То есть да, хочу. Но, нет. Не с ней.

Не успеваю понять, как она уже стягивает простынь и начинает опускаться всё ниже. Дышит мне в пупок, и я автоматически выгибаюсь. Это моя слабая точка, и она прекрасно это знает. Она опять целует его, и я снова выгибаюсь. Мне не нравится её самодовольная улыбка. Она всем своим видом показывает, что снова выиграла. Пытаюсь её оттолкнуть.

- Пере...стань. Эль... - слишком поздно. Её рот уже на моём члене и я хватаюсь за спинку кровати, закрывая глаза. – Блять.

Я никогда не мог устоять перед её минетом. И если судить по моему телу, то мне и правда не хватало секса. Прекращаю сопротивляться. Я же парень, в конце концов, и никакой парень не смог бы устоять перед ртом этой девушки. С моих губ срывается стон, и в сознании тут же появляется зелёный взгляд. Я представляю его, на месте Элеанор. Представляю его губы на мне, его руки на моём теле. Из-за этой картинки я настолько сильно толкаюсь бёдрами, что Элеанор удивленно поднимает голову, чтобы посмотреть на меня. На мгновение открываю глаза, чтобы тут же их закрыть. Не хочу, чтобы его образ исчез.

- Продолжай.

И я хватаю её, чтобы задать ритм. Она снова принимается за работу, а я представляю зелёные глаза. Чёрт возьми, что я творю? Это плохо. Элеанор ничего не понимает, а мне становится трудно дышать.

Я снова чувствую его губы на мне. Его губы.

Я не могу так делать, это слишком, даже для меня. Не могу спать с кем-то, думая о другом человеке. Нужно прекратить. Ради всего святого, что со мной? Открываю глаза и смотрю на Элеанор. Повторяю её чёртовое имя в голове снова и снова. Элеанор. Элеанор. Элеанор. Не Гарри. Элеанор. Элеанор.

- Луи, всё в порядке?

Элеанор. Элеанор.

- Всё отлично.

Всё ужасно. Хватаю её за затылок и целую в полный рот. Вкус клубники мне противен. Элеанор. Элеанор. Элеанор. Практически срываю её нижнее бельё. Даже оно мне противно. Я жёстче, чем обычно, и это заставляет её стонать. Её стоны слишком писклявые. Элеанор. Элеанор. Элеанор. Кладу её на кровать, вытаскиваю презерватив с ящика у кровати и быстро вхожу в неё. Она стонет от каждого моего движения. Зарываюсь ей в шею и закрываю глаза, чтобы хоть как-то заглушить эти звуки. Она царапает мою спину, и я не испытываю никакого удовольствия. У меня не выходит. От злости ускоряю ритм, сжимая зубы. Но всё равно – ничего. И вдруг... И вдруг его зелёные глаза появляются в моей голове, его губы, его улыбка, его руки, я представляю его голым. Пытаюсь убрать его образ, повторяя имя Элеанор снова и снова, но слишком приятно представлять именно его. Он передо мной. И не знаю почему, но я обращаю внимание именно на его руки. Я раньше никогда не думал о его руках, но сейчас они просто сводят меня с ума. Его руки. Его руки на мне. И через несколько минут я чувствую, как моё тело начинает дрожать, так же, как и Элеанор. Чувствую сильные спазмы, и закусываю губу почти до крови, чтобы не выкрикнуть его имя. Имя человека, благодаря которому у меня только что был самый сильный в жизни оргазм.

Без сил, падаю на Элеанор. Потом перекачиваюсь на спину, и смотрю в потолок. Мы оба восстанавливаем дыхание. Она в таком же шоке, как и я. Она ещё никогда так громко не кричала, а я... А я всё ещё не понимаю, что произошло. Я... Я кончил, думая о парне. А самое главное, что меня ещё ничего так не заводило, как мысли о нём.

- Вау, Лу, это было... Просто вау.

Я настолько шокирован, что даже не делаю ей замечание насчёт клички. Я снимаю презерватив и выбрасываю его в мусор. Надеваю боксёры и смотрю на неё. Она лежит полностью голая, тяжело дыша и с розовым румянцем на щеках. Просто чёртова фантазия всех парней кампуса. Она красивая, не могу отрицать, но видя её здесь, я испытываю отвращение. Я не хотел спать с ней. Она не имеет права вот так вваливаться в мою комнату. Что со мной происходит? Мне не должно быть противно видеть такую шикарную девушку, как Эль, в моей постели. Я не должен представлять парня, занимаясь сексом с самой горячей девушкой Университета. Но чем дольше я на неё смотрю, тем противнее она мне. Она похожа на шлюху. Она всегда ею являлась, и я не знаю, почему это вдруг начало меня беспокоить.

- Свали.

Она пристаёт на локтях.

- Прошу прощения?

- Ты всё правильно поняла. Уйди из моей комнаты, Эль.

- Это шутка?

- Похоже, что я шучу?

- Что за нафиг, Лу?!

- Не называй меня Лу. - чешу кончик носа, раздражённо вздыхая. Чувствую, она сейчас закатит истерику, а это последнее, что мне сейчас нужно. – Слушай, Эль, дело не в тебе. Просто... Просто мне нужно побыть одному.

Я стараюсь контролировать свой тон, чтобы ещё больше не разозлиться. Но это, похоже, не работает. Я хватаю её за руку и, буквально силой, надеваю её длинный плащ. Мне плевать, что она голая под ним. Она ведь пришла сюда так, поэтому может легко уйти так же. Не думаю, что это повредит её психику.

- Чёрт возьми! Ты настоящая сволочь!

- Какая новость! Спокойной ночи, Элеанор.

Закрываю дверь перед её носом и, не забыв запереть её на ключ, опираюсь об стену.

***

Фотография:
Думаю, я ещё никогда так долго не был в душе. Как будто горячая вода могла очистить меня, стереть ласки Элеанор. Опираясь руками об настенную плитку, я опустил голову, давая воде течь по моему затылку, но всё равно не понимаю, что только что произошло. Я... Я кончил, думая о Гарри. Думаю, это меня пугает. Он нравится мне, без вопросов. Что-то в нём притягивает меня, мне нравится целоваться с ним, но представлять его во время секса... Представлять его вместо девушки... Это... Я не готов к такому. Я никогда раньше не понимал, что настолько привязался к нему. Нет. Я совершенно не готов. У меня от этого мурашки. Испытывает ли он то же самое, ко мне? Знаю, мы целовались, но... Хочется ли ему большего? Или, представлял ли он это, хотя бы? Может быть, я ему не нравлюсь, в этом плане. Саманта ведь, была девушкой. Знаю, ходят слухи, что он привязал парня к батарее, или что-то в этом роде, но я отказываюсь им верить. Для меня - это глупые и необоснованные слухи. Но он ведь мог спать с парнями? Может он би? Я не знаю. Я вообще, мало что о нём знаю.

А я? Кто я? Я не би, и точно не гей, в этом я уверен. Парни меня не привлекают. Только он. Нет, я знаю кто я. Я натурал +Гарри. Можно ведь так говорить? Можно, потому что это правда. Меня привлекают девушки и он. Значит, я натурал +Гарри.

Но ведь в этот вечер я был с девушкой, и она совершенно меня не привлекала. Значит это ТОЛЬКО он. Так что же я? Просто +Гарри? Я не хочу. Я боюсь этого. Не хочу быть просто +кто-то. Я не знаю, как это, быть +кто-то, поэтому и не хочу быть +Гарри. Но... Думаю, что глубоко внутри, мне нравится эта идея. +Гарри.

И чем больше я об этом думаю, тем больше картинок появляется в моей голове. Я снова представляю его. Это сильнее меня, я не могу контролировать. Снова представляю его голым. Его тело около моего. Он сзади меня, в этом душе. Представляю его руки на мне. Я безоговорочно помешался на его руках. Представляю, как вода течёт по его торсу, его губы на моей шее. Я даже не понял, что закрыл глаза, и когда открыл их, то увидел, что это были мои руки, что это я себя трогал. Представляю его руку, вместо моей. Он гладит меня, целует спину, что-то шепча. Он действует нежно, медленно, не так резко и грубо, как Элеанор. Вода становится холодной, но окутавшее меня тепло становится ещё сильнее, когда я кончаю, крича его имя. Открываю глаза, рвано дышу, сердце готово вырваться из груди. Блять.

***

Фотография:

На часах уже 14:00, когда я наконец-то нахожу время, чтобы сделать паузу и поесть. Когда он/они исчезли, я не ходил на занятия, и мне понадобилось более шести дней, чтобы догнать программу. Могу наконец-то облегчённо вздохнуть, но у меня не получается. Я всё ещё злюсь на себя за то, что переспал с Элеанор. Такое чувство, будто я изменил Гарри. Но ведь это глупо, потому что мы даже не вместе. Если честно, то я даже не знаю, кто мы друг другу. Мы разговариваем по интернету, несколько раз целовались, и я спас ему жизнь. Однажды, он спал рядом со мной, но ушёл до того, как я проснулся. Это не делает из нас пару. Это делает из нас... Ну не знаю я! Ничего не знаю! Да и знать, особо, не хочу. Мы ведь не должны объяснять каждый наш шаг. Это бесит. Почему мы должны быть кем-то? Мы – это просто мы. Этого хватает. Я привязан к нему, и мне плевать, как это называется.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.