Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потому что он - другой 5 страница



- Сэм?

Она ему не отвечает и начинает дрожать. Он наклоняется, и когда видит слёзы на её лице - чувствует, как внутри что-то обрывается. А когда он видит фиолетовую гематому на её щеке, когда видит следы от ударов - в нём закипает злость. Она появилась так резко, что он должен был приложить большие усилия, чтобы контролировать её. Чтобы не встать и не избить этого урода прямо сейчас. Он не может. Не сейчас. Он нужен ей.

- Иди сюда... - она дёргается, когда он обнимает её за талию, – Всё в порядке, Сэм. – он снова ложится, прижимая её к себе, – Всё закончилось, – она дрожит, он лишь крепче обнимает её, гладя волосы, – Тшш... Успокойся, с тобой больше ничего не случится. Я здесь.

Он целует её висок, не отпуская от себя. Шепчет успокаивающие слова. И вытирает её слезы, как и в каждый раз. Он её качает, успокаивает. Она ничего не говорит. Только держится за него из-за всех сил. 5 часов 17 минут, и она, наконец-то, засыпает. Он смотрит, как она спит. Не может отвести от неё взгляд ни на секунду. Ему нужно знать, что она здесь, рядом с ним. В его руках, а не в руках этого урода. Он злится на себя. Он снова не смог её защитить. И чем больше он смотрит на её избитое лицо, тем больше ненавидит всё вокруг. Молча, обещает себе отомстить. Снова. Но на этот раз, он собственными руками убьёт её бывшего парня.

***

И он сделал это, позже. Он отомстил за Саманту, и если бы полиция не успела вовремя - Зейн Малик был бы уже мёртв.

В 6 часов 33 минуты он тоже заснул, крепко обнимая Саманту.

Не зная, что он в последний раз видит девушку, которую любит.

На следующее утро он проснулся один в своей кровати.

Несколько часов спустя, Саманта покончила с собой, спрыгнув с моста.

***

Дневник Гарри

Фотография: Песня: Switchfoot - You

17 дней после конца отсчёта.

У меня не выходит. Вчера я снова его оставил. Не выходит. Я пытался. Правда, пытался. Я не могу, это слишком тяжело. Я боюсь засыпать около него. Боюсь, что когда проснусь - его не будет. Боюсь открыть глаза и увидеть пустое место на кровати. Не могу. Я этого не вынесу. Не могу, не хочу. Это сильнее меня. Не хочу увидеть, что он исчез, как она. Я больше не сплю. Не выходит. В голове слишком много мыслей, и я не могу из-за них уснуть. Или же, мне снятся кошмары. Ужасные кошмары. На прошлой неделе мне приснился мост. Мне приснилось, что он стоял на мосту. Я кричал, чтобы он не прыгал, чтобы он остался со мной, но он не послушал. Он прыгнул, а я не успел его поймать. Я увидел тело. На автотрассе. Но оно было не его, а Сэм. Я больше не хочу спать. Не хочу видеть такие сны. Они приносят слишком много боли. Я... я перестал принимать лекарства. Знаю, что не должен был, но от антидепрессантов меня клонит в сон, а я не хочу спать. Хоть я и принял вчера. Потому что нуждался в них, я был слишком зол. Не знаю почему. Просто зол. А я ненавижу злиться. Я не хотел злиться. Я хотел спать. Больше не хотел, чтобы наркотики держали меня на ногах. Хотел просто отдохнуть. Быть обычным человеком. Поэтому я их и принял. 3 таблетки, кажется. Не важно. Я проспал весь вечер, и когда проснулся - он был рядом. На самом деле, рядом. Не только в моей голове. Он лежал возле меня, и я так боялся, что он исчезнет, что мне пришлось прижаться к нему, что есть силы. Лекарства были очень сильными, я старался не засыпать. Слишком боялся уснуть и не увидеть его рядом, когда проснусь. Но у меня ничего не вышло, и я уснул. Он был здесь. Когда я открыл глаза - он всё ещё был рядом. На самом деле, он лежал на мне, как будто и сам боялся, что я исчезну. Наши ноги были переплетены, и он лежал на моём торсе. Это было странно. Мне вдруг стало хорошо. Я долго смотрел, как он спит, а потом во мне возродилось чувство вины за то, что мне так хорошо в его руках. Последний раз я так себя чувствовал перед смертью Сэм. Это глупо, но когда я с ним - у меня такое чувство, что я стираю все воспоминания с ней. Раньше, я чувствовал себя хорошо благодаря ей, а теперь... Со вчерашнего дня я чувствую себя хорошо рядом с ним. Думаю, я злюсь на него. Знаю, это не его вина, но... А ещё я злюсь на себя, за то, что мне понравилось просыпаться в его руках. Мне понравилось не чувствовать эту боль в животе, когда я просыпаюсь один.

Мне жаль, рука дрожит, и почерк совершенно непонятен. Кажется, я принял слишком много кокаина. Я снова начал. Этой ночью, не смог сдержаться. Я снова смотрел, как он спит. Он много двигается во сне. Мне пришлось укрывать его раз 10. А ещё, он говорил. Я не понял, что, потому что это было похоже скорее на шум, чем на слова. Знаю только то, что он произнёс моё имя и сильнее прижался ко мне. Думаю, я ему снился. Я не должен так с ним поступать. Не должен бросать каждый раз, но это сильнее меня. Я слишком боюсь проснуться утром и понять, что его нет.

Я даже не заметил, что так много написал. Наверное, нужно остановиться. Рука слишком дрожит, а голова всё ещё кружится. Нужно завязать с наркотиками, но я не могу. Я покончу с этим. Позже. Не сейчас. Не сейчас, потому что мне нельзя засыпать.

***

Если Гарри каждый раз бросает Луи, то только потому, что он напуган.

Он боится забыть или заменить свои воспоминания с Самантой.

Он боится открыть глаза и не увидеть рядом Луи.


Когда он проснулся один, в день, когда Саманта умерла -
Он запомнил это одиночество на всю жизнь.

Это как моральная травма.

Глубоко внутри, он думает, что если бы не уснул в ту ночь -
То когда Саманта проснулась и захотела бы уйти -
Он бы остановил её.


После того, что она пережила той ночью, он не должен был оставлять её одну.
Если бы она не была одна - она никогда бы не смогла добраться до моста.
А если бы она не смогла добраться до моста – она бы не прыгнула.
Если бы Гарри не уснул – он смог бы её спасти.
Он винит себя. Его съедает вина и совесть.


И все эти угрызения превратились в неизлечимую моральную травму.
Травму, которая не даёт ему проснуться рядом с Луи.
Травму, которая разрушает его изнутри.


Ведь если он боится заснуть рядом с Луи - то только потому, что боится проснуться один.

Он боится открыть глаза и увидеть рядом с собой пустое место.

Снова.

***

Потому что некоторые страхи очень трудно преодолеть.

Гарри нужно время.

Глава 13 часть 1

Фотография: Песня: Red Hot Chili Peppers - Californication

Иван Бунин писал: «Необходимость разрушать – это желание создавать».
Думаю, мне нужно уничтожить себя, чтобы воссоздать заново. Коснуться дна, чтобы подняться на поверхность. Такое чувство, что я падаю, но не разбиваюсь об землю. Это как бесконечное падение. А я больше не хочу падать. Я хочу подняться на эту поверхность.

***

На часах 23:00. Этой ночью у меня тоже не получается уснуть. Как и прошлой, и позапрошлой. Сижу за столом, перед монитором компьютера. Смотрю на только что отправленный мейл. «22». Он не ответит. Я не видел его уже два дня. Два дня, как он снова оставил меня без новостей. Как и во все прошлые разы, когда мы спали вместе, и он сваливал. Только вот в тот раз, я не ушёл сразу после того, как проснулся. Хотя должен был... Так было бы лучше, потому что из-за этого я и не могу спать. Мне тогда захотелось пойти в туалет и... И я рылся в его ванной. Не знаю почему, это совершенно на меня не похоже. Вот так вторгаться в чужую жизнь, но это было сильнее меня. У меня не были плохие намерения. Просто хотел посмотреть в ящики, узнать какими средствами он пользуется. Что-то вроде этого. Ничего плохого. Мне просто было любопытно. Но я не должен был. Да и я никогда не думал, что найду то, что нашёл. Это. В ящиках были салфетки, перчатки, разные средства по уходу за волосами, одним словом, всё то, что и должно быть в обычной ванной комнате. Но там был ещё один ящик. Этот ящик. Тот, который я не должен был открывать. На первой полке стояли женские вещи. Расчёска, кисти, косметика, различные крема для кожи. Думаю, что всё это принадлежало Саманте, и что у него не хватило смелости избавиться от этого, а может быть он просто хочет сохранить её вещи. Я понимаю его, и это неважно. Нет. Важно то, что я нашёл после... Я... Блять, на полке стояли всякие лекарства и ещё... Такое чувство, что меня сейчас стошнит из-за этого неприятного чувства в животе. Лезвия, чёрт возьми. Там были лезвия от бритвы и десяток медицинских скальпелей в стерильной упаковке. И кровь... Капли засохшей крови на блестящем металле. Блять. Он что...? Да. Я пытаюсь обманывать сам себя уже второй день, но больше не могу. Не нужно быть гением, что бы понять. Я... Я не могу принять это. Как я мог ничего не заметить? Где? Руки? Запястья? Понятия не имею, и это сводит меня с ума. Я уже два дня вспоминаю его руки, чтобы понять, где же я должен был увидеть следы. Ведь это там, да? Ведь это там, у людей которые делают это, остаются шрамы? Знаю, у него браслеты и татуировки, но я не... Я не видел порезов ни... То есть, я ничего не видел. Его тело? Может поэтому он не захотел переодеваться передо мной? Блять, я уже не могу об этом думать. Это слишком... Не знаю. Просто слишком. Не могу больше представлять, как он делает это. Не могу. Мне больно за него. СТОП, чёрт, я схожу с ума. Меня и правда вырвет. Я всё ещё не свожу глаз с монитора, как будто ответ может прийти в любой момент. Да, надежда – мой лучший друг. Похоже, Гарри снова оставил меня позади. Не потому, что снова ушёл, нет. Я понял, что он делает это не специально, и что ему это приносит ещё больше боли, чем мне. Нет, я злюсь на него, потому что... Лезвия, вашу мать! Скальпели, я... Почему? Почему он делает это? Он не имеет права так со мной поступать. Ему настолько плохо? Нет. Он не может этого делать.
Я слишком погружён в свои мысли. Слишком отчаянно ищу возможные и невозможные объяснения, чтобы доказать самому себе, что я ошибаюсь. Что он не делает этого. Что скальпели нужны ему для чего-то другого...
Подпрыгиваю от звонка телефона. Наконец-то отвожу глаза от монитора. Это Лиам. Вздыхаю, чтобы успокоиться, прежде чем поднять трубку.

- Алло?

- Ты где?

- Здравствуй, Лиам, я тоже рад те...

- Не сейчас, пожалуйста.

- Воу, что-то не так?

- Что-то совсем не так. Ты в своей комнате?

- Да, приходи, я тебя жду.

- Сейчас буду.

И едва мне хватило времени что-то добавить, как он бросает трубку. Хмурю брови, с ним определённо что-то не так. Пожимаю плечами, он ведь и так скоро придёт. Я не могу забивать себе голову ещё и этим.

Перевожу внимание на листок бумаги, который держу в руках, с самого начала. Кручу его снова и снова. Бегаю глазами от него к компьютеру. Не знаю, что мне делать. Думаю, мне просто страшно. Я боюсь узнать что-то ужасное. Провожу рукой по волосам. Чёрт... Но я не могу просто сидеть, ничего не зная. Долго, очень долго, смотрю на него, и наконец-то разворачиваю, не сводя с глаз с трёх слов, которые я быстро написал, прежде чем ушёл из его дома.
«Рисперидон - Амисульприд - Пароксетин»
На полке было много лекарств, но меня привлекли именно эти три. Не знаю почему, но это и не важно. Снова вздыхаю. Такое чувство, что я предаю его, делая это. То есть, я всегда знал, что Гарри другой. Идея о том, что он может быть болен, несколько раз посещала меня. Довольно часто, если честно. Но... Может быть, он просто не готов говорить об этом? Но мне нужно знать. Нужно понять, почему он закрывается и ведёт себя так странно. Закрываю форум разговоров кампуса и открываю новую вкладку. Пальцы неподвижно висят над клавиатурой. Я не имею права этого делать, но с другой стороны, как я могу узнать правду, если он отказывается говорить со мной? Не знаю, что делать, и это безумно бесит. Начинаю вводить, прикусив губу, «Риспери...», удаляю и снова ввожу. Удаляю ещё раз и снова ввожу. Удаляю, ввожу. Удаляю. Я не могу.

В конце концов, меня отвлекает звук открывшейся двери. Резко закрываю экран своего Мас и прячу записку в первый ящик стола, как будто меня только что застукали за смертельным преступлением. Вздыхаю. Так, мне реально нужно расслабиться. Поворачиваюсь к своему лучшему другу, который всё ещё не научился стучать в дверь. Он разваливается на моей кровати, пряча голову под подушку.

- Жизнь – дерьмо.

Хорошее начало.

- Всё настолько плохо?

- Я застал Даниэль с другим парнем.

Оу, всё хуже, чем я думал. Они встречаются уже долгое время, и даже если Лиам отказывается это говорить, я уверен, что он в неё влюблён.

- Ладно, подвинься.

И не оставив ему времени сделать это, я ложусь рядом с ним, толкая его в плечо. Он бурчит, наконец-то вытаскивает голову из-под подушки и переворачивается на спину. Нам тесно. Самый главный недостаток комнаты в общежитии – одноместная кровать. Но нам плевать, мы оба смотрим в потолок.

- Рассказывай.

Слышу, как он раздражённо вздыхает рядом.

- Я должен был провести с ней вечер. Мы договорились пойти в кино, но поскольку она сильно опаздывала, я решил зайти к ней домой и...

И он замолкает.

- И ты их застукал.

- Да.

- Блять.

Я даже не знаю, что сказать. Ставлю себя на его место и непроизвольно представляю Гарри с кем-то другим. Представляю, что тоже застаю его в постели с другим человеком, и только от одной мысли становится больно. Чувствую, как в желудке что-то сжимается, и быстро выгоняю эти картинки из головы. Всё ещё не знаю, что сказать Лиаму. Мы знаем друг друга с самого детства, но никогда раньше не влюблялись. Говорить о сексе – да, это мы умеем, но говорить о чувствах – это уже другое.

- Что ты сделал?

Он иронически смеётся.

- А что ты думаешь, я сделал? Я свалил. Не стоять же мне и смотреть, как они...

- Они тебя видели?

- Да.

- И?

- И Даниэль выбежала за мной в коридор, рыдая.

- Ауч. Что ты ей сказал?

- Пойти одеться. Она была голая.

И даже если это не смешно, я не могу не засмеяться.

- Блин, ты настоящий идиот, но повёл себя, как надо.

- Ага, знаю.

Ну, он хотя бы немного расслабился.

- А что это был за парень?

- Джош. - он сжимает зубы. – Чёртов урод, – мда, я знал, что Джош последний козёл, но никогда не мог подумать, что он способен переспать с девушкой одного из членов команды. Так, следующие тренировки обещают быть напряжёнными. – Я его убью.

Поправка: следующие тренировки обещают быть ОЧЕНЬ напряжёнными. Мы продолжаем говорить, оскорбляя Джоша всеми известными словами. Он рассказывает, что когда застал их, Джош не знал, куда себя деть, а Даниэль тут же начала плакать. Несмотря на то, что ему удаётся говорить непринуждённым тоном, я знаю, что ему больно. Он глубоко вздыхает.

- Всё, я сдаюсь. Теперь буду как ты, специализироваться на парнях.

- Ха-ха-ха. Очень смешно. Правда, очень смешно.

- Что? С ними всё проще.

- Ага, только не тогда, когда этого парня зовут Гарри Стайлс.

Моя очередь вздыхать.

- Окей, давай, рассказывай.

Да я и не знаю, что рассказывать. Хочется одновременно сказать там много, и так мало. Закусываю губу. Лиам решает сам всё вытащить из меня.

- Ну вы хотя бы вместе? Ты и он?

- Понятия не имею.

- Как это, понятия не имеешь?

- Ну не знаю я! Мы ещё об этом не говорили.

- Так ты даже не знаешь эксклюзивные ли у вас отношения?

- Нет, то есть, да.

Он прав. Я ведь на самом деле, не знаю даже этого. Может быть, Гарри общается и спит с другими людьми. Нет. Не нужно об этом думать.

- Я не думаю, что у него есть кто-то ещё.

- А ты? Элеанор?

- Я не видел её с прошлого раза. Да и не в этом проблема.

- А в чём тогда?

Снова вижу перед собой лекарства на полке, лезвия, скальпели и кровь. Закрываю глаза и провожу рукой по волосам.

- Я думаю, что Гарри болен.

- Это не новость.

- Заткнись, Лиам, я не шучу. Кажется, он на самом деле болен.

Я понимаю его замечание. Вначале, я тоже называл Гарри больным, но есть разница между больным и больным. И по моему тону Лиам понимает, что я серьёзно.

- Стой, ты имеешь ввиду болен? Правда, болен?

- Да, правда болен.

- Но откуда ты знаешь? Он тебе сказал?

- Не совсем.

- Не совсем?

Он поворачивает ко мне голову, и смотрит на меня взглядом а-ля «что ты опять натворил?». Мне стыдно, закрываю лицо рукой.

- Я рылся в его ванной.

- Ты ЧТО?!

- Не начинай. Мне и так плохо.

- С какого перепуга ты это сделал?

Мне не нужно на него смотреть, чтобы понять, как он мной недоволен. По голосу и так всё ясно. Поэтому я вздыхаю. Долго.

- Не знаю. Просто захотелось.

Надеюсь, он понял, что я и так на себя злюсь.

- И что ты нашёл?

Картинки лезвий и скальпелей снова появляются перед глазами, но я не даю им вырваться наружу. Я не могу говорить об этом, это слишком личное.

- Лекарства. Много лекарств.

- Чёрт... Каких?

- Не знаю. Антидепрессанты, скорее всего. Я записал названия и как раз хотел посмотреть в интернете, перед тем, как ты пришёл.

- ВОУ ВОУ ВОУ, не делай этого!

Он так выразительно сказал эту фразу, что я смотрю на него, приподнимая бровь.

- Почему?

- Если отношения с Даниэль меня чему-то и научили, то только тому, что нельзя ничего делать друг у друга за спиной.

- Но если он не говорит мне, как я могу узнать?

- Если он не говорит тебе об этом, то просто потому, что не готов. Вы ведь даже ещё не решили, встречаетесь ли. Если он правда болен, то ему должно быть тяжело. Дай ему время.

Окей, я только что получил сильную пощечину, которая поставила меня на место. Лиам прав. Я и так зашёл слишком далеко, роясь в его вещах, так что делать ещё и это - не имею права. Если он ничего мне не рассказал, то потому что не готов. Или не хочет. Но я не могу вот так лезть в его жизнь. Я должен дать ему время. "Друг у друга за спиной", эти слова звенят в ушах, и я вспоминаю флэшку, песню и Саманту. Всё то, о чём я знаю, и о чём он даже не подозревает. Я ведь его предаю. Гарри никогда не врал мне, а я... А я прячу от него всё это... Мне не просто плохо. Я хочу буквально живьём закопать себя где-то и исчезнуть.
Мы говорим ещё долгое время. Он рассказывает мне о Даниэль и об их отношениях. Он наконец-то признаёт, что дорожит ею, что ему очень больно, но что он её не простит. А я рассказываю ему о Гарри. О Сволочи. Его рассмешила кличка.

- И он прав. Ты, на самом деле, был сволочью.

- Почему я больше ею не являюсь?

- Он тебя изменил.

И эти слова остаются в памяти. «Он тебя изменил». До Гарри, я никогда ни о ком не заботился. А теперь, я забочусь о нём. Я рассказываю, что он уходит каждый раз, когда мы спим вместе, но всё время злится на себя за это. Мы говорим про наших родителей. Про его маму, которая уже практически организовывала свадьбу с Даниэль, и у которой точно начнётся псевдо-депрессия, пока она будет плакаться моей. Не могу сдержать улыбку, думая, каким ярким примером стереотипов являются наши мамы.

- Давай, смейся. Она часами долбила мне мозг, чтобы я помирился с Даниэль. Знаешь что? Сделай свой каминг-аут, так у них будет депрессия одновременно.

- ХА-ХА, позволь напомнить, что я не гей.

- Да, да. Это только он. Знаю, ты говорил.

- Именно. Я просто +Гарри.

- Просто +Гарри? Что за бред?

- Ой, ну всё, заткнись.

Бросаюсь в него подушкой. Мне приятно разговаривать с Лиамом. Между уроками, его бывшей – сейчас уже - девушкой и Гарри, у нас совершенно не остаётся времени. И лёжа на моей кровати, смотря в потолок со своим лучшим другом, как мы делали в детстве, я понимаю, что нет, мы не изменились. Ни он, ни я, никогда не изменимся. Мы выросли. Он пережил свою первую любовную историю, я переживаю свою. Потому что да, то что сейчас происходит, можно назвать именно так. Любовная история.

- Знаешь что? Ты прав, я буду довольствоваться только девушками. Парни выглядят слишком сложными, особенно твой.

Это последнее, что он говорит, прежде чем уснуть. На часах почти 4 утра, нам обоим вставать через 2 часа, но я не могу перестать улыбаться. «Особенно твой». Твой парень. Гарри. Мой.

***

Фотография: Песня: Nickelback - How You Remind Me

- Давайте! Давайте! Давайте! Быстрее, ребята! Вперёд!

9 часов вечера. Тренировка закончилась около часа назад, но на поле всё ещё десять человек. На следующей неделе очень важный матч, и мы должны быть готовы. Тренируемся уже третий час. С меня буквально течёт, и я больше не могу, но футбол помогает мне отвлечься. Мы тренируем удары, пасы, пересматриваем технику. Мы выкладываемся на полную, несмотря на усталость. Но вдруг, я замечаю его. Он стоит на краю поля, в нескольких метрах от меня. Замечаю сигарету в его руке. Я и забыл, что он курит. То есть, я видел его курящим только один раз, тогда, на мосту. Мне не нравится это, но сейчас как-то плевать. Я так рад, что он здесь. Не видел его с того раза, как проснулся один пять дней назад. И я пообещал сам себе, что не буду на него давить, и просто продолжил отправлять мейлы. Пообещал, что не буду делать первый шаг. И даже несмотря на то, что это было очень сложно, ведь я волновался за него, я сдержал обещание. Он пришёл сам, на этот раз мы обменялись ролями. И он стоит здесь, недалеко от меня. Не могу больше держаться.

- Продолжайте без меня, я сейчас вернусь.

Бросаю свой мяч одному из парней и подбегаю к нему. От меня должно вонять, я истощён, а на одежде наверняка много следов от травы, но мне плевать. Я хочу поговорить с ним сейчас. Он смотрит, как я приближаюсь, и выкидывает свой окурок куда-то на землю.

- Хэй...

- Привет.

И наступает мёртвая тишина. Я смотрю на него, а он избегает моего взгляда. Как будто хочет сказать что-то, но не может подобрать слов. Вздыхает, смотря на траву.

- Мне жаль, что я снова ушёл.

И по тону его голоса я понимаю, что он на самом деле на себя злится. Я понимаю, что для него это сложно. Он ведь делает это не специально, и то, что он извиняется, много для меня значит.

- Знаю.

В моём голосе нет ни нотки упрёка. Он поднимает свой взгляд на меня, и я вижу всю эту вину в его глазах.

- Ты не злишься на меня?

- Нет. Я просто хочу понять, почему ты так делаешь.

Он снова опускает взгляд, и я понимаю, что он ещё не готов говорить об этом. Хочу обнять его и сказать, что это не важно. Что ему не нужно ничего говорить, что я подожду. Что самое главное то, что он сейчас рядом. Но поскольку я потный и грязный, не думаю, что это самая лучшая идея. Не слишком-то и романтично. Только его, похоже, это не беспокоит, потому что он ставит руки мне на талию и прижимает к себе. Не могу сдержать улыбку, когда его губы щекочут мои.

- Я скучал.

И когда он шепчет эти простые слова, я чувствую себя как какой-то глупый подросток, а самое страшное то, что мне это нравится. Это чувство.

- Я тоже.

Снова забываю о том, где мы находимся, теперь существует только он. Он и его руки на моей талии. Он и его глаза, смотрящие на меня. Он и его губы. Он и я. Нас разделяет всего несколько сантиметров. Мы готовы впервые публично поцеловаться, как вдруг...

- Чёртов урод!

...Реальность резко напоминает о себе.

Мы одновременно поворачиваемся, чтобы увидеть, как Лиам хватает Джоша за воротник, прижимая его к стене у входа в раздевалку.

- Это, должно быть, шутка... - мы бежим, чтобы их унять – Лиам, перестань! – он его буквально душит, всеми силами оттягиваю его. – Успокойся!

Гарри хватает Джоша за шею и придавливает его к стене, удерживая за горло, чтобы он не смог вырваться. И даже если Джош брыкается, Гарри с лёгкостью удерживает его, говоря успокоиться. Мне с Лиамом сложнее. Он вне себя, и я могу сколько угодно орать, чтобы он остыл, но ничего не помогает. Он зол и пытается оттолкнуть меня, чтобы снова ему врезать.

- Да, чёрт, Лиам, успокойся! Он этого не стоит!

Спрашиваю себя, сколько времени я ещё смогу его удерживать. Я видел, как он сдерживал себя ещё с начала тренировки. Слышу, как за моей спиной Джош оскорбляет Гарри. И говорит лишнюю фразу. Ту, которая успокаивает даже Лиама за долю секунды.

- Отпусти меня, педик! Это не моя проблема, если Луи - чёртов х#есос! Не трогай меня!

Я замираю на месте, вместе с Лиамом. Молчание. Долгое молчание. Как будто сейчас взорвётся бомба, и время остановилось. Поворачиваюсь к ним, и всё ещё хуже, чем я думал. Хуже бомбы. Хуже всего. Я ещё никогда не видел столько ненависти в одном человеке. Я не могу пошевелиться, вмешаться. Гарри дрожит всем телом. Его рука всё ещё на горле Джоша, которая сжимает его настолько, что тот не может дышать. В его взгляде столько ярости... Даже нет, чего-то большего, чем ярость. Его челюсть настолько сжата, что слова, которые он говорит, звучат, как лезвия по стеклу.

- Как ты его только что назвал?

Меня парализует перед его яростью. Парни с поля бегут к нам, но я не могу отвести от него взгляд. Джош кашляет, пытаясь вырваться. Гарри не двигается ни на миллиметр. Лиам, сзади меня решает вмешаться.

- Стайлс, пусти его.

Он пытается ослабить хватку, но Гарри отталкивает его свободной рукой, пристально смотря на Джоша, который становится красным из-за недостатка кислорода.

- Пов.то.ри.

От такого ледяного голоса, у меня мурашки по спине. Вокруг нас стоят парни из команды, и никто не знает, как реагировать. Такое чувство, что он забыл, где находится. Никто не осмеливается его трогать. Блять, Джош бледный. Он его сейчас убьёт.

- Что, чёрт возьми, здесь происходит?!

Голос тренера звучит за моей спиной, и он расталкивает нас, чтобы подойти ближе. Когда он видит сцену, то широко распахивает глаза.

- Стайлс, отпусти его! - но Гарри не реагирует. Он лишь сильнее придавливает Джоша, который безуспешно ловит ртом воздух. – Стайлс! – тренер пытается его оттолкнуть, – СТАЙЛС! – он практически срывает голос. Я ещё никогда не видел его таким взволнованным. Тренера не так уж и легко впечатлить, а уж тем более, ученику. Но сейчас, даже он, похоже, не знает, что делать. – СТАЙЛС, СЕЙЧАС ЖЕ ОТПУСТИ ЕГО! ЭТО ПРИКАЗ!

Гарри наконец-то поворачивает голову, и когда я вижу его глаза, то рот непроизвольно открывается. Его зелёные зрачки теперь почти чёрные, как в последний раз, на подземной парковке. После нескольких секунд, он наконец-то отпускает Джоша, который падает на землю, кашляя и держась за шею. Гарри поднимает руки, и тренер не сводит с него глаз, как будто ожидая, что он снова набросится на кого-то. Но нет. Его взгляд всё ещё отражает ненависть и ярость в чистом виде. Он медленно идёт назад и со злостью ударяет кулаком в стену, прежде чем уйти. Без единого слова. Парни и тренер подбегают к Джошу, а я смотрю, как он отдаляется. Когда он полностью исчезает из моего поля зрения, я наконец-то выхожу из ступора. Делаю шаг, чтобы догнать его, но тренер хватает меня за руку.

- Томлинсон! Ты остаёшься здесь!

Нет. Я резко вырываю свою руку и начинаю бежать. Но слишком поздно. Когда я выбегаю на парковку, его 4х4 проносится прямо передо мной, на полной скорости.

- Блять!

Стараюсь успокоиться, но это сильнее меня. Бью ногой стоящее рядом дерево. Черт. Как же я на себя злюсь. Я не был способен даже отреагировать! Стоял как последний идиот, смотря, как он теряет контроль, ничего не делая. Я просто придурок… Думаю, я еще никогда в жизни так сильно на себя не злился. Когда я захожу в раздевалку, полчаса спустя, то все еще не могу успокоиться. Остался только тренер. Он, наверное, разогнал всех парней по домам, после того что произошло. Знаю, что он ждет меня, но я его игнорирую. Не хочу разговаривать. Я слишком раздражен. Беру сумку из шкафчика. Даже не трачу времени на то, чтобы переодеться. Просто хочу уйти отсюда как можно быстрее. Но как только я собираюсь выйти за дверь…

- Томлинсон, стой.

Конечно же, все не могло быть так просто. Громко вздыхаю и, сжимая зубы, поворачиваюсь к нему.

- Что там произошло?

- Ничего.

- Одного из моих игроков душили. Это не «ничего». Я требую объяснений, и сейчас же.

Сверлю его взглядом, как будто это может сработать, и он отпустит меня домой. Я правда не хочу ни с кем разговаривать. Не хочу, чтобы он знал, что случилось. Что Гарри накинулся на Джоша из-за меня.

- Томлинсон, ты не выйдешь отсюда, пока не объяснишь. Ты - капитан моей команды, и если я не могу рассчитывать на тебя, то ошибся с выбором.

- Джош сделал неуместные замечания.

Смотрю в пол, надеясь, что он оставит меня в покое. Мечтать не вредно.

- Какие замечания?

- Оскорбления.

- Да я понял, что если они так вывели Гарри, то это были не комплименты.

Услышав, как он назвал его «Гарри», поднимаю взгляд. Тренер никогда и никого не называет по имени. Хмурю брови.

- Вы знаете Гарри?

- Да, и поэтому хочу знать, что случилось.

А вот это уже странно. Откуда он, чёрт возьми, его знает? Гарри не в команде. Да он вообще не занимается ни в какой секции.

- Откуда?

- Тебе не обязательно это знать.

Снова. Такое чувство, что я стою перед профессором философии, который тоже отказался мне отвечать. Он что, всех преподавателей лично знает?

- Так, я тебя слушаю. Что такого Девайн сказал Гарри?

Знаю, он не отстанет, пока я не расскажу. Не хочу врать, я доверяю ему. Это же наш тренер, в конце концов.

- Гомофобные высказывания в его сторону... - замолкаю, прикусывая губу. Не знаю, стоит ли продолжать. Опускаю глаза в пол и шепчу, - В его и... в мою сторону.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.