Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потому что он - другой 7 страница



- Ты ходил к психологу?

- Я всё ещё хожу к нему.

- Правда?

- Да.

И я вспоминаю о всех тех лекарствах, которые увидел в его ванной. Саманта тоже была больна? Хочу спросить его, зачем он ходит к психологу, но не решаюсь.

- Он тебе помогает?

- Не знаю. Иногда, мне кажется, что нет, но иногда я понимаю, что мне нужны его советы.

- Его? Это мужчина?

- Да.

- И всё как в фильмах? Ты лежишь на диване, а он сидит в кресле и записывает всё в большой блокнот?

Поднимаю на него взгляд, и замечаю легкую улыбку на его устах.

- Нет, не совсем. Сначала, я ходил к нему в кабинет, но у меня не выходило там разговаривать. Так что, теперь, он приходит сам.

- К тебе?

- Да.

- В твою комнату?

- Нет, чаще всего, в игровую. Иногда, мы играем в бильярд.

- Ты играешь в бильярд со своим психологом?

- Это была его идея. Если он выигрывает, я разговариваю, а если выигрываю я, он оставляет меня в покое.

- И?

- И я отличный игрок в бильярд.

- Я уверен, что обыграю тебя.

- В бильярд?

- Ага.

- Можем проверить, если хочешь.

- Сыграем на спор.

- И на что же поспорим?

- Эм... Проигравший приготовит поесть.

- Не думаю, что в таком случае вообще будет победитель.

Вспоминаю наш омлет, кривясь.

- Ты прав, это не очень хорошая идея. Нужно придумать что-то не настолько токсическое.

Я располагаюсь поудобнее, смотря на звёзды. Он начинает немного покачивать нас.

- Как вы влюбились?

- Думаю, мы всегда были влюблены. Просто не всегда были парой.

- У тебя было много отношений?

- Нет, не у меня. У неё.

- У неё было много парней?

- Плохих парней.

И даже если он пытается скрыть это, я чувствую злость в его голосе. Хочу узнать больше, но боюсь спугнуть его, поэтому меняю тему.

- В любом случае, она была очень красивой.

- Да, была.

Злость каким-то магическим способом испарилась, а на замену ей пришла нежность. Такая нежность, что я непроизвольно начинаю ревновать. Я не должен чувствовать это, но не могу перестать. Когда я вижу перед собой их фотографии, когда вижу его улыбку, то не могу перестать завидовать Саманте, потому что она была причиной его улыбки. Скорее всего. Да, эта ревность совершенно не к месту, но это сильнее меня. Думаю, пока он не улыбнётся мне так, как улыбался ей, она будет вечно отнимать у меня частичку его.

Я прошу его рассказать мне о ней. Он говорит о безобидных и неинтересных вещах, как, к примеру, о том, что она была вегетарианкой. О том, что она ненавидела розовый цвет и всё время смотрела только мелодрамы, от которых его уже воротило, настолько сопливыми они были. Но он, всё равно, смотрел их, потому что ему нравилось смеяться над ней, когда она плакала в конце, без особой причины. Не могу сдержать смех, когда он говорит, что она храпела.

- Храпела? Правда?

- Да.

- Что, правда-правда? Сильно?

- Не до такой степени. Но да, иногда, она храпела.

- И у тебя получалось спать?

- Я привык, со временем. И прекрати издеваться над ней, ты вообще говоришь во сне.

Ладно, это меня заткнуло. Резко поворачиваюсь к нему.

- Как это, разговариваю во сне?

Он улыбается, замечая мой испуганный вид.

- Ну, не совсем разговариваешь, а, скорее, что-то бормочешь. Однажды, ты сказал моё имя.

Окей, а сейчас, мне просто стыдно. Возвращаюсь в исходную позицию, рассматривая землю. Только вот он, похоже, не закончил.

- А ещё, ты двигаешься.

Пора пойти и закопать себя в одну из могил. Надо пойти к Эрнесту. Точно.

- Двигаюсь?

- Ты много шевелишься во сне. Мне приходится по несколько раз укрывать тебя.

Толкаю его локтём в бок, в знак протеста.

- Ну всё, не смейся.

Он сильнее прижимает меня к себе, целуя в плечо.

- Я и не смеюсь.

Фотография:
***

Мы больше ничего не говорим. Он смотрит на звёзды, а я кусаю губу, перебирая пальцами. Ищу нужные слова. Для него нелегко говорить об этом, и я не хочу, чтобы он закрылся в себе, но... Если он решился поговорить со мной, то нужно пользоваться моментом. В конце концов, решаю сказать всё так, как есть, потому что не могу найти правильную формулировку.

- Ты ведь не спишь, когда я рядом, да?

- Я не могу.

- Это из-за меня? Потому что я слишком много двигаюсь во сне?

Чувствую, как он напрягается, и сам начинает нервно перебирать пальцами под одеялом.

- Нет, это здесь не при чём.

- Что тогда?

- Последним человеком, с которым я спал, была Сэм...

Я привстаю и немного разворачиваюсь, чтобы посмотреть на него.

- Ты не обязан говорить об этом.

- Просто... - он несколько секунд смотрит мне в глаза, прежде чем отвести взгляд. – Просто когда я уснул рядом с ней в последний раз, её не было рядом, когда я проснулся. А несколько часов спустя, она...

Ему не нужно заканчивать предложение. Я понял всё, что он хотел мне сказать. Несколько часов спустя, она умерла. Такое чувство, что я получаю сильный удар в живот, когда вижу, как блестят его глаза. Он закусывает губу и разъединяет наши руки, чтобы смахнуть слезу с щеки. Никогда бы не подумал, что сердце может сжаться до такой степени. Но именно это и происходит, когда я вижу всю эту боль в его глазах. Моё сердце словно вырывают из груди.

- Поэтому ты и уходишь каждый раз, когда мы спим вместе? Потому что ты боишься, что меня не будет рядом, когда ты проснёшься.

Это был даже не вопрос, но он, всё равно, незаметно кивает. Я ошибся. Моё сердце не вырвали, оно всё ещё здесь и приносит дикую боль. В глазах стоят слёзы. Я только что осознал, что он не просто в трауре, что для него не просто тяжело справиться со смертью своей бывшей девушки. Он полностью сломан изнутри, и не может идти дальше.

- Я никуда не уйду.

И я полностью оборачиваюсь, чтобы сидеть прямо напротив него. Я должен смотреть на него, должен видеть его. А ещё, я должен быть уверен, что он понимает, насколько я искренен. Но он не смотрит на меня, а, наоборот, опускает глаза. Это ещё больнее.

- Я знаю, что ты не уйдёшь, но, всё равно, не могу. Думаю, это сложнее всего. Знать, но, всё равно, быть неспособным сделать это. Мне, правда, жаль.

Его голос ломается на последнем слове, и я начинаю чувствовать всю его вину. Когда он, наконец, поднимает голову и смотрит мне в глаза, всё становится ещё хуже. Хуже всего. Я никогда раньше такого не чувствовал. Просто хочу взять и забрать всю его боль. Это даже не желание, а необходимость. Жизненная необходимость - больше не видеть, как он страдает.

- Мне так жаль, что приходится оставлять тебя одного. Ты даже не представляешь, как я злюсь на себя. Я боюсь уснуть рядом с тобой. Боюсь проснуться и понять, что тебя нет...

- Тс, замолчи. - это слишком. Я больше не могу смотреть на его боль. Это слишком сложно. Привстаю на коленях.– Я знаю, как мы поступим.

- Как?

- Ты меня привяжешь.

Он удивлённо распахивает глаза.

- Даже не обсуждается. Я не стану привязывать тебя к своей кровати.

- Да нет же! Не к кровати. А к себе.

- К себе?

- Да, к себе. – смотрю вокруг, в поисках нужного предмета. – Точно! Нашёл.

Начинаю отрывать край своей футболки.

- Что ты делаешь?

- Увидишь.

Получается не сразу, но, приложив все усилия, у меня, наконец, выходит оторвать кусок ткани. Быстро поправляю свитер, из-за холодного ночного воздуха, и поднимаю на него глаза. Делаю узел на концах ткани. Он смотрит, хмуря брови, но не вмешивается. Я беру наши руки, переплетая пальцы, и несколько раз обматываю их куском футболки, туго затягивая.

- Вот.

- Луи... - он смотрит на наши связанные руки. - Ты не должен этого делать...

- Кто сказал, что это для тебя? – он смотрит мне в глаза. – Это для меня. Мне понравилось просыпаться в твоих объятиях. И я больше не дам тебе сбежать.

Грустная улыбка появляется на его устах.

- Я попытаюсь.

- Нет. Мы попытаемся вместе. И у нас получится.

И то, что я вижу в его взгляде, сжигает меня изнутри. Я понимаю, что не только наши запястья теперь связаны простым куском ткани от футболки. Когда он, что есть силы, сжимает мои пальцы, я делаю тоже самое. Мы сидим молча, и снова погружаемся в вечность. В ту, которая окутывает нас каждый раз, когда мы вместе. В ту, которая способна изменить мир. То чувство, что всё вокруг остановилось, что Земля прекратила вертеться. Что больше ничего не существует.

- Спасибо, Луи.

Эти слова значат намного больше простой благодарности. Эти слова наполнены обещаниями. Он попытается, а я не дам ему сдаться. Знаю, будет непросто, но я не собираюсь сдаваться. Вдвоём, у нас всё выйдет. Ведь теперь, мы всё будем преодолевать именно так. Вдвоём.

Фотография: Песня: Sam Tsui - Heaven

Я снова ложусь на него, пока наши руки остаются связанными. Он опять положил подбородок на моё плечо, и наши щёки соприкасаются. Он начинает говорить о Саманте. Снова о безобидных вещах. Но я, всё равно, молча слушаю. Думаю, ему приятно, наконец, выговориться, ведь он так редко разговаривает. Для меня много значит то, что он вот так просто говорит мне о ней. Ведь несмотря на то, что он не рассказывает ничего важного, он, всё равно, открывается мне. Он не говорит о её смерти, а я не задаю вопросов. Подожду, пока он будет готов.

- Почему ты зовёшь Сэм?

- Потому что я был единственным человеком, которому она позволяла так себя называть.

- А как она называла тебя?

- Хаз.

Он начинает покачивать нас из стороны в сторону и гладить тыльную сторону моей ладони большим пальцем. Есть ещё один вопрос, который я просто не могу удержать в себе.

- Я первый... Первый парень, с которым ты встречаешься?

- Да.

Нервно закусываю губу. Но раз уж начал – нужно продолжать. Не хочу останавливаться, потому что не уверен, что смогу ещё раз найти смелость, чтобы начать этот разговор.

- Кто мы друг для друга?

- В смысле?

Он опускает на меня взгляд.

- Мы вместе? Как пара, я имею ввиду. Потому что я знаю, что я только +Гарри, но что насчёт тебя?

И как только до меня доходит, что я только что сказал, я резко замолкаю. Кажется, я становлюсь красным, как томат. Очень красный томат. Быстро разворачиваюсь. Я сейчас, на самом деле, пойду к Эрнесту. Хватаюсь за голову руками. Да, только вот наши запястья связанны, так что это не слишком-то просто. Возможно ли быть ещё большим кретином? Не могу поверить, что, на самом деле, сказал это. Мне не нужно смотреть на него, чтобы понять, что он улыбается.

- Просто +Гарри?

Давай, опозорь меня ещё больше.

- Забудь, что я сказал.

- Нет.

- Да.

- Объясни мне.

- Нет.

- Да.

Блин. Он убирает наши руки от моего лица и приподнимает его за подбородок, заставляя посмотреть ему в глаза.

- Объясни, пожалуйста.

- Ладно, но ты будешь считать меня идиотом.

- Я никогда не буду считать тебя идиотом.

Вздыхаю отводя взгляд. Потому что да, просто опозориться - я могу, но опозориться, смотря ему в глаза – нет. Начинаю теребить одеяло. И, конечно же, его пальцы делают тоже самое.

- Хорошо, только не смейся.

- Обещаю.

- Я... То есть... Ты уверен, что хочешь знать?

- Уверен.

- Но это глупо.

- Не глупо. Расскажи.

- Ну... Я понял, что ты мне нравишься, то есть, больше, чем нравишься... Я начал ставить под вопрос свою ориентацию, потому что до тебя меня не привлекал никакой парень. Ну, ты понимаешь. И это немножко меня беспокоило. Только немножко... Ладно, может, это сильно меня беспокоило. Другие парни совершенно меня не привлекают. Совершенно–совершенно. Это только ты. Значит, я не гей. Я не би, потому что парни меня правда не притягивают. А потом я понял, что меня вообще никто не притягивает. Никто, кроме тебя. Так что, я решил, что я только +Гарри. Видишь, я же говорил, что это глупо.

- Я не считаю это глупым.

- Ага, конечно.

- Правда.

- Давай, смейся.

- Я не буду смеяться. И знаешь, что?

- Что?

- Думаю, я тоже, только +Ты.

Окей. Моё сердце только что прокатилось на американских горках. Раза три. А может и пятнадцать. Я всё это время прижимался к его спине, смотря в пустоту, настолько глупо себя чувствовал. Но сейчас, это сильнее меня. Поворачиваюсь и вижу его улыбку.

- Правда?

- Да.

- Ты просто +Луи?

- Да, так же, как и ты просто +Гарри.

***

Думаю, некоторые поцелуи должны оставаться личными. Тот, которым мы обменялись тогда – был одним из них. Он прожигал меня изнутри, и я чувствовал, как он течёт по моим венам. Он проник в каждую клетку моей кожи. Я всё ещё чувствую вкус мяты на губах и горячее дыхание на моём лице, как будто он всё ещё здесь.

Солнце только начинало вставать, когда мы покидали кладбище, отказываясь разрывать наши руки. Он вёл очень медленно. Когда мы приехали к Гарри, я сказал ему оставить кусок ткани, сел в собственную машину и поехал к себе. Сегодня, мы не будем спать вместе. Я отказался, потому что ему нужно отдохнуть. Сейчас 7:03, я лежу на кровати и смотрю на сообщение, которое собираюсь отправить. Несколько часов назад, я был до смерти напуган, что он оттолкнёт меня, а сейчас, более, чем уверен в том, что он никогда этого не сделает. Знаю, у Гарри есть ещё много скелетов в шкафу, много вопросов так и остались без ответов, но теперь, я больше не боюсь. Этим вечером, у него вышло довериться мне. Мы сделали шаг вперёд, и это только начало. Плевать на его болезнь, на его прошлое, на все его секреты. Я спас его на том мосту не для того, чтобы сбегать сейчас. Отправить .

«124.
Не бойся закрыть глаза. Теперь, есть только Ты&Я.
Только +Мы»

Фотография: 124 дня

Фотография:
Песня: A Fine Frenzy – Near To You

- Ты собираешься попросить меня встречаться с тобой?

- Ты бы согласился?

- Попробуй и узнаешь.

***

Опираясь об его торс, лёжа в его руках и переплетая наши пальцы, я смотрю, как над кладбищем встаёт солнце.

- Луи... Нам пора.

Я чувствую его дыхание на своей коже.

- Нет.

- Ты засыпаешь.

- Неправда.

Чувствую, как он улыбается мне в шею, щекоча губами ключицы.

- Ещё как правда.

Он всё ещё качает меня, и мне сложно бороться со сном. Когда мы проходим кладбище, я уже практически засыпаю на ходу. Как он держится вообще? Проспав весь вечер, я всё равно умираю. Он открывает мне дверцу и складывает одеяла на заднее сиденье, прежде чем сесть в машину. Я повторяю все его движения, потому что мы отказываемся разъединять наши запястья. Он пробирается на своё место, а я тяжело падаю на своё. Он положил свою ладонь на мою, и я молча благодарю создателей Range Rovers за то, что они сделали автоматическую коробку передач. Машина едет медленно, и я смотрю на пейзаж за окном. Он всё время гладит мою ладонь большим пальцем, и когда мы наконец-то паркуемся на заднем дворе, я прилагаю все усилия, чтобы не закрыть глаза и не уснуть прямо здесь. Мы оба выходим через его сторону. Он опирается об машину, а я об него, начиная развязывать наши запястья.

- Ты не останешься со мной?

- Не сегодня.

Когда наши руки наконец-то свободны, он обнимает меня за талию, держа кусок ткани между пальцами. Прижимает меня ближе, а я не сопротивляюсь.

- Почему?

- Потому что тебе нужен сон.

- Пожалуйста.

Когда он смотрит на меня таким взглядом, мне безумно трудно сопротивляться. У меня одно желание: взять его за руку, подняться по каменной лестнице и уснуть в его руках. Но я не могу. Он не спит, когда я рядом, даже несмотря на связанные запястья или кусок ткани. У него не выйдет так легко преодолеть свои страхи.

- Тебе нужно отдохнуть.

Он закрывает глаза и приближается ко мне.

- Знаю.

Это был тихий шёпот. Мы оба знаем, что ему нужно время. Наш путь будет медленным и долгим, знаю, что у нас всё получится, но сейчас ему нужно поспать. Мы несколько минут стоим возле машины, не имея ни малейшего желания расставаться. Ни он, ни я. Он гладит мою спину, пока моя голова лежит на его плече. Рассматриваю его профиль. Никогда раньше не замечал родинку на его челюсти. Провожу по ней кончиками пальцев.

- Я тут подумал... - он опускает на меня взгляд, а я снова чувствую себя глупо. Закусываю губу. – Можешь дать мне свой номер телефона?

Такое чувство, будто я подросток, который флиртует первый раз в жизни. Не знаю, как объяснить, но он выводит меня из равновесия. С ним всё как в первый раз.

- Ты собираешься попросить меня встречаться с тобой?

Приподнимаю бровь.

- А ты бы согласился?

Он крепче прижимает меня к себе.

- Попробуй и узнаешь.

***

Лёжа на кровати, я не свожу глаз с маленького клочка бумаги, который держу в руках. Я проспал весь день и не пошёл на занятия. Проснулся час назад и всё это время думал о нём. О нём, и о проведенной вместе ночи. О ночи, которую он мне подарил. О лучшей, на моей памяти. С тех пор, что я с ним, у меня такое чувство, будто я могу в любой момент потерять его. Будто он может закрыться в любую секунду. С ним нет ничего точного, нет никакой стабильности. И думаю, мне это нравится. Благодаря этому, каждый наш разговор для меня на вес золота. Каждый проведённый вместе момент бесценен.

Я его бил, оскорблял, давал пощёчины, целовал. Мы спали, готовили поесть, связывали наши запястья. Нам понадобилось всё это время и все эти события, для того, чтобы просто обменяться номерами телефонов. Ничего не имеет смысла. Ничего никогда не имеет смысла рядом с ним. И никогда не будет иметь. Мы пишем нашу собственную историю. В полном беспорядке. Но кому какая разница?

Я долго думал о том, как записать его в списке контактов.

Гарри или Аноним.

В концов концов, выбрал подпись обоих имён.

***

Попробуй и узнаешь.

Фотография: *Перевод:
«Гарри Стайлс, согласишься ли ты стать моим парнем?»
«Да.»

124 дня, одно сообщение и я официально встречаюсь с Гарри Стайлсом.
С асоциальным и опасным парнем, которого избегают и боятся все студенты.

124 дня, одно сообщение и я официально встречаюсь с Гарри Стайлсом.
С самым скрытным, жестоким, нежным и внимательным парнем, которого я когда-либо встречал.

Фотография: http://auto.img.v4.skyrock.net/2920/88262920/pics/3182061773_1_12_E8l8SO6D.jpg

124 дня, одно сообщение и я официально встречаюсь с Гарри Стайлсом.
С парнем, в которого я влюбляюсь.

***

«Слишком поздно, чтобы отказаться. Я слишком нуждаюсь в тебе» (с)Гарри

Фотография: Потому что даже разбитое сердце всё равно способно любить.

Глава 13 часть 3

Фотография: Песня: Anthem Lights - Just The Way You Are

Франсуа Миттеранд сказал: «Худшая ошибка не в самом провале, а в неспособности преодолеть его».
Я боюсь провала. Боюсь, что ничего не получится и что я потеряю то небольшое количество уверенности в себе, которое появилось только благодаря ему. (с)Гарри

***

Мы встречаемся уже семь дней. Кажется, я никогда не привыкну к этому. И мне нравится. Нравится постепенно осознавать. Да, теперь мы официально встречаемся, но если хорошо подумать, то это ничего не меняет. Мы такие же, как и раньше. Я думаю о нём, когда просыпаюсь и когда ложусь спать. Это никогда не изменится. Ну, да, признаю, я думаю о нём ещё и в течении дня. Да я вообще, всё время думаю о нём. И это мне тоже нравится. Никогда бы не подумал, что, чувствуя что-то к другому человеку, я больше никогда не буду одинок. Ведь даже когда его нет рядом, я всё равно ощущаю его присутствие. Я никогда не бываю один. Я думаю о нём и надеюсь, что он тоже думает обо мне. Получается, что мы всегда вместе. Мы не часто виделись на этой неделе. Сейчас период сессий, и у нас обоих очень много работы. Мы только два раза видели друг друга, и то мельком, между лекциями. Но мы нашли выход. Когда мы оба сидим за ноутбуком, то включаем веб-камеры, иногда разговариваем, а иногда просто смотрим друг на друга. Я, кстати, заметил, что когда он читает, то не может перестать грызть ручку или крутить её между пальцами. Ладно, его присутствие совершенно не помогает мне сконцентрироваться. Но нам плевать, потому что сегодня пятница, потому что завтра выходные, и мы послали к чёрту учёбу на эти два дня. Потому что я сейчас с ним. Не знаю, является ли этому виной тот факт, что мы не виделись всю неделю или нет, но с того момента, как я пришёл к нему полчаса назад, наши губы практически не покидают друг друга. И это не доставляет мне никаких, совершенно никаких неудобств. Даже наоборот. Я не против не видеться с ним месяцами, если при каждой встрече он будет целовать меня вот так.

Мы лежим на его кровати и занимаемся только этим. Мы целуемся снова и снова. И снова. Восстанавливаем дыхание и начинаем сначала. Мы целуемся, как парочка подростков, которые впервые в жизни остались одни. Перекатываемся посреди кровати. Я поочерёдно оказываюсь то сверху, то снизу. Наши ноги запутались в простынях, и мы несколько раз столкнули Сволочь с кровати. Он недовольно засопел и ушёл в дальний угол. Сидит и смотрит на нас, наклонив голову. На это нам тоже плевать. Нам вообще, на всё наплевать. На всё, кроме нас самих. Мы видимся впервые за целую неделю, и даже если неделя это не долго... А хотя нет, одна неделя без него – это очень долго. Слишком долго. Мы гладим друг друга через одежду, и нам даже не нужно залезать под неё, чтобы чувствовать друг друга. Он лежит на мне, между моих ног, опираясь своими бёдрами о мои, и я вижу, что мы в одинаковом положении. Приятно осознавать, что я действую на него так же, как и он на меня. Что мы оба чувствуем одно и то же. Мы продолжаем перекатываться, и даже не смотря на то, что его кровать огромная, несколько минут спустя, мы... оказываемся на полу. Буквально. Мы падаем на лежащий у кровати коврик. Он падает на спину, а я на него, и это немного смягчает падение. Но нас и это не останавливает. Мы продолжаем целоваться, и я чувствую, как он смеётся мне в губы. Его руки зарылись в моих волосах, а я положил свои по обе стороны его лица. И, конечно же, увидев нас на полу, Сволочь не теряет ни минуты. Он накидывается на нас, вертя хвостом.

- Сволочь, отвали.

Мы оба отталкиваем его и снова начинаем целоваться. Если бы год назад, мне кто-то сказал, что я услышу подобную фразу, целуясь с парнем, то я бы рассмеялся ему в лицо. Да и если бы мне сказали, что я встречу собаку по имени Сволочь, я бы рассмеялся ещё громче. А если бы мне ещё и добавили, что эта собака будет принадлежать моему парню, который назвал её так, потому что считал меня сволочью, то я бы вообще послал его к психотерапевту. Но... Сейчас я могу с уверенностью сказать, что не променяю своё место ни за что на свете.

Ладно, не смотря на то, что я ни за что не променяю своё место, и что после получаса я всё ещё хочу его целовать, я остаюсь человеком. А человеку нужен кислород. Пытаюсь разорвать поцелуй, но это сложно сделать, так как он поднимает своё лицо одновременно с моим. В конце концов, поворачиваю голову, смеясь.

- Прекрати, я не хочу умереть от недостатка кислорода.

Чуть привстаю, опираясь на локти. Под белой футболкой его грудь поднимается так же быстро, как и моя. Мы смотрим друг другу в глаза. Если честно, мы смотрим друг на друга так, как будто в комнате больше ничего не существует. Его руки лежат на моих бёдрах, и он вырисовывает на них маленькие круги, когда шепчет эти слова.

- А я просто не хочу умереть.

Лёгкая атмосфера, которая окутывала нас всё это время, разрушается в один миг. Она становится тяжелее. Его слова попадают мне прямо в сердце. Это не простые, бессмысленные слова. Не для меня. Это важные слова, те, которые мне нужно было услышать. Слова, которыми я молился, с того вечера на мосту. Слова, которые показывают, что он хочет жить. По-настоящему. «Я не хочу умереть». Они эхом звучат в моей голове, одновременно с диким сердцебиением. Если бы я смог нормально дышать, то поцеловал бы его ещё раз. Так странно, когда твои чувства вырастают за долю секунды. А это вообще, когда-нибудь закончится? Или я каждый раз буду привязываться к нему ещё больше? Должен же быть какой-то максимальный уровень, нет? Что-то вроде счётчика. Надеюсь, что нет, а то мой скоро взорвётся.

Лёжа между его ног, я даже не думаю подниматься. На полу не так уж и неудобно. И я снова теряюсь в его взгляде, даже не заметив этого. А это когда-нибудь прекратится? Я когда-нибудь перестану тонуть в его глазах? Но нет, я не хочу, чтобы это прекращалось. Его руки всё ещё на мне, его пальцы гладят мою кожу, и атмосфера снова меняется. Она снова наполняется напряжением. Сексуальным напряжением. Мы буквально лежим друг на друге и больше не можем игнорировать наши... Наши стояки. Мы не слепые и не идиоты. И прекрасно понимаем наше желание, но слова, которые он говорит, успокаивают меня.

- Я не готов.

Они успокаивают меня, потому что я тоже ещё не готов. И я боялся. Боялся, потому что мы больше не подростки. Ему девятнадцать лет, а мне двадцать один. Мы больше не девственники без опыта, даже если иногда ведём себя, как они. У нас есть желания и потребности, и плюс ко всему, мы оба парни, а парням труднее контролировать себя, чем девушкам. Так что меня успокаивает тот факт, что мы оба ещё не готовы. Что я не один такой.

- Я тоже.

Я много думал об этом на этой неделе, спрашивал себя, почему я ещё не готов. Первое, что пришло на ум, - это то, что он парень, и что меня это пугает. Но я ошибался. Да, меня немного беспокоит то, что он парень, но лёжа на нём, смотря ему в глаза, я понимаю, что это не единственная причина. Или, скорее, ненастоящая причина. Нет. Настоящая причина в том, что до сих пор, у меня были чисто сексуальные отношения, и я боюсь слишком поспешить с ним. Мда, нельзя придумать ничего более примитивного. Но это правда. Я никогда ни к кому так не привязывался. Я просто занимался сексом и прощался. Ну, может Элеанор стала исключением. Но и с ней это было только ради секса. Ничего большего. С ним, всё иначе. Я спал с половиной кампуса, но никогда не занимался любовью. Я боюсь всё испортить.

- У нас полно времени.

Когда он шепчет эту фразу, проводя пальцами по моим волосам, я закусываю губу. Время. Наше время. Это как и в прошлый раз. Эти слова многое значат. Такие вещи понемногу стирают мысли о мосте и о его смерти. Думаю, он даже не подозревает об этом, но все эти маленькие детали тоже успокаивают меня. Они показывают, что он не хочет умереть. И я снова не могу отвести от него взгляд. В который раз осознаю, какой он красивый, и как я люблю смотреть на него. У него ещё есть круги под глазами, но он выглядит более отдохнувшим и спокойным.

- Я хочу пойти в ресторан.

Его слова прерывают мои размышления, я приподнимаю бровь.

- Ты зовёшь меня на свидание?

Он пожимает плечами.

- А ты согласишься?

И я не могу сдержать улыбку.

- Попробуй и узнаешь.

Он тоже с трудом сдерживает улыбку. Обнимает меня за талию и чуть привстаёт, а я обхватываю его бедра ногами. Он смотрит мне прямо в глаза.

- Луи Томлинсон, согласишься ли ты пойти со мной в ресторан сегодня вечером?

- Да.


Фотография: Песня: The Fray - Look After You

***

На этот раз, мы взяли мою машину. Он сначала спорил, но после долгих уговоров всё-таки согласился. Пока я вёл, то всё время замечал, как он закусывает губу, чтобы не сделать мне замечание, когда я слишком резко переключал скорость или подрезал другие машины. Он несколько раз спрашивал меня, не хочу ли я пустить его за руль. Я отвечал «нет», но меня настолько это забавляло, что я даже пару раз специально выезжал на встречную.

- Это шутка? У тебя вообще права есть?!

Я умею водить, но меня настолько смешили его расширённые от страха глаза, что мне было сложно сконцентрироваться на дороге. А его замечания по поводу того, что Рокси очень не повезло с водителем, только усугубляли ситуацию.

 

Сейчас мы сидим за столом в ресторане «Rosso». Я никогда о нём не слышал, но здесь очень уютно. Не слишком романтично и не слишком бедно. Если бы эта чёртова блондинистая официантка не раздевала Гарри глазами, то атмосфера была бы идеальной. Но нет, она вываливает на него свою грудь, принося нам блюда. Быстро ставит передо мной мою тарелку, но говядину Гарри подносит так, как будто это четырнадцатое чудо света, да, я знаю, что их только семь, но мне плевать. Тише, старушка, это просто стейк, он не возьмёт тебя прямо на столе за то, что ты принесла его. Смотрю, как она отдаляется.

- Перестань так на неё смотреть.

- Что?

Прекращаю планировать её долгую и мучительную смерть, поворачивая голову к Гарри.

- Перестань так на неё смотреть.

А это так заметно? Оу. Плевать. Я невиновен. Главное - не подать виду, что я ревную. Потому что я НЕ ревную. Пожимаю плечами и беру приборы, начиная резать мясо.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.