Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Няганский детский музыкально-драматический театр «Как Эква-Пырись на охоту ходил». Реж. – Александр Савчук

 

 

Однако постановки по нетривиальному материалу являются островками среди бесконечных «Золушек», «Дюймовочек» и «Снежных королев». Складывается ощущение, что в основном режиссеры либо не догадываются о существовании какой-то иной литературы для детей, либо наивно полагают, что дети не знакомы с сюжетами этих сказок. Поэтому традиционность материала, как правило, усугубляется иллюстративностью постановочных решений: с притопами и прихлопами пересказывается содержание.

Оказавшись на фестивале театра для детей в Дании (а датский театр для юных знаменит на весь мир), я задала вопрос руководителю фестиваля актрисе и режиссеру Бодил Алинг, почему в Дании трудно встретить «Золушку» и «Снежную королеву», которых так любят ставить в России. Она ответила: «А еще русские актеры все время переодеваются в животных, да? Я много работаю с волшебными сказками. Но ведь они – как ковчег: можно вложить в них что угодно. Поэтому, если ты ставишь сказку, которую и так все знают, необходимо задаться вопросом: зачем? Мне кажется, когда начинаешь работать над сказкой, важно дойти до ее первоосновы – понять, почему она когда-то произвела на тебя такое сильное впечатление. Все знают эту сказку, но я должна создать ощущение, что вы слышите ее впервые, и вы должны пройти со мной этот опасный путь до конца. Существует распространенное мнение, что детям в театре нельзя показывать ничего по-настоящему страшного. Я считаю по-другому. Я называю это «воспринимать детей всерьез». Да, страшно, да, действительно опасно, но если вы пойдете за мной, мы справимся».

И тут же объяснила, как понимается творчество в детском театре всеми – от актеров до министра культуры Дании. «В театре мы не учим детей тому, что надо чистить зубы, или как быть, если родители развелись. Никогда. Для этого есть учителя. Мы создаем искусство для детей, как если бы оно было для взрослых. Как если бы это была сложная живопись или музыка. Конечно, дети учатся на спектаклях — фантазировать, думать в каком-то ином направлении, учатся тому, что мир шире и сложнее, чем он представляется, что, возможно, не нужно считать себя центром вселенной и можно впустить в свой мир кого-то, кто не похож на тебя и кажется тебе странным».

Бодил знает, о чем говорит: одним из самых завораживающих спектаклей фестиваля стала «Высокая правдивая сказка» (по сказке Сельмы Лагерлёф «Роза Христа»), где она исполнила главную роль и выступила в качестве сорежиссера. Зрителям предстояло лечь в небольшие гамаки (сценография спектакля легко умещается в обычный фургон, чтобы постановку смогли увидеть и жители окраин страны), заполнившие все то же камерное пространство, и, глядя на порхающие по белому матерчатому куполу тени и проекции, слушать завораживающую «сказку на ночь».

 

 

Театр 38 и театр «Карт Бланш». «Высокая правдивая сказка». Реж. – Бодил Аллинг

«Воспринимая детей всерьез», Бодил Алинг использует избитый сюжет лишь как предлог для упомрачительной театральной фантазии. Такова «Сонатина» - визитная карточка «Театра 38». Странствующая семейка – придурковатые музыканты отец и сын и деспотичная мамаша-актриса в забавных оборках – тщетно пытаются разыграть некий спектакль. Остановка за курицей – еще одной участницей труппы, которая никак не может вовремя снести яйцо. Глава передвижного «театра» гневается: «Последний раз я использую на сцене животных. Кристиан (к мужу. – Ю. К.), тебя это тоже касается». Наконец представление в кузове старого грузовика (место обитания семьи) начинается. Оказывается, что долго подготавливаемое шоу – история о Красной Шапочке, которую изображает то самое яйцо, и ее бабушке (благо в последний момент в ведре с помоями удается найти картофелину, а то некому было бы играть старушку). Честное слово, трудно представить что-нибудь страшнее волчьей пасти, чем та, что вдруг возникает из картофельной давилки в руках главы семейства в исполнении Бодил.

«Театр 38». «Сонатина». Реж. – Бодил Аллинг

Трейлер спектакля: https://vimeo.com/28775729

 

Сказки-сказками, но датский (как и вообще европейский) театр для детей постоянно подпитывается современным материалом. В России такие постановки тоже появляются, среди них «Кораблекрушение» Ксении Драгунской, реж. – Борис Гранатов (Вологодский ТЮЗ), «Поход в Угри-Лабрек» Томаса Тидхолма, реж. – Полина Стружкова (Нижегородский ТЮЗ), «Ночное загадочное убийство собаки» Марка Хэддона, реж. – Даниил Романов (Тверской ТЮЗ) и реж. – Егор Перегудов («Современник», Москва), «Черное молоко, или Экскурсия в Освенцим» Хольгера Шобера, реж. – Татьяна Михайлюк («Театриум на Серпуховке»), спектакли по пьесам Ярославы Пулинович.

 

Тем не менее удельный вес современных текстов в театре для юной аудитории все еще слишком мал. И это при том, что наши дети не испытывают недостатка в актуальной литературе: издательство «Самокат» бесперебойно издает книги (в основном переводные, а если точнее – в основном скандинавские), отвечающие на те вопросы, которые дети еще не успели или не решились задать взрослым – о смерти, о разводе родителей, об одиночестве, о трудностях пубертата, о первой любви. Это и серия книг про мальчика по имени Цацики Мони Нильсон, и «Вафельное сердце» Марии Парр, и «Как дедушка стал привидением» К.-Ф. Окесона и Э. Эриксон, и «Oh, boy!» Мари-Од Мюрай, и «Веста-Линнея и капризная мама» Т. Аппельгрен и С. Саволайнен, и «Умеешь ли ты свистеть, Йоханна?» Ульфа Старка и многие-многие другие.

 

Отечественный театр же, как правило, не желает опускаться до неудобных – «низких» - тем, предпочитая обращаться ко всем и ни к кому в особенности. Особенно остро эта проблема стоит в отношении театра для подростковой аудитории. В Копенгагене мне удалось посмотреть два документальных спектакля для тинейджеров. Один – «Я жива» – монолог девушки, недавно вышедшей из-под обаяния богемной жизни, наполненной наркотической дремой. Другой – «Внезапно» – смешной и трогательный спектакль о начале пубертатного периода, когда вдруг кто-то начинает казаться себе слишком толстым, кто-то – слишком высоким, а родители совершенно лишаются способности что-либо понимать и хранить секреты. Четыре молодых актера разыграли историю нескольких переплетающихся друг с другом документальных зарисовок легко и виртуозно, не оставляя между собой и тринадцатилетними школьниками никакого зазора.

Подростки мучаются огромным количеством вопросов, которые они уж точно не зададут родителям. Психологи считают, что негативизм тинейджеров – совершенно необходимая ступень в развитии каждого человека. Но где же на сцене те герои, с которыми современный подросток сможет себя идентифицировать и которые снимут с его плеч хотя бы часть сомнений в себе? Уж не говоря о том, что детей в театры приводят родители, а подростки приходят (или не приходят!) сами, и отсутствие репертуарной политики в отношении такого важного сегмента зрительской аудитории грозит потерей взрослых зрителей в будущем. И если старшеклассники, пусть с оговорками, но могут осваивать взрослый репертуар, то куда в нашем городе податься школьникам 10-15 лет, совершенно непонятно. В этом смысле особенно радует скорое появление спектакля «Гуд-бай, Берлин!» (реж. – Анна Бычкова) на Малой сцене РГИСИ. Безусловно, важным шагом стало появление фестиваля «Новая пьеса для детей» на Новой сцене Александринского театра, однако показанные в январе 2015 года эскизы так и не стали спектаклями. Ежегодно в рамках Международного фестиваля «Радуга» (его организатор - петербургский ТЮЗ) проводится конференция, на которой обсуждаются судьбы театра для подростковой аудитории. Сам же фестиваль, который изначально задумывался как фестиваль именно для подростковой аудитории, безнадежно мигрировал в сторону сугубо взрослой программы.

В этом году «Арлекин» пройдет в тринадцатый раз: он сам стал подростком. Поэтому, несмотря на то, что его программа адресована детям до двенадцати, режиссерская лаборатория в этом году пройдет на материале сборника пьес, преимущественно адресованного подростковой аудитории. Это сборник современной немецкоязычной драматургии «ШАГ» «11+». В этом году лаборатория в первую очередь адресована студентам РГИСИ (а не молодым профессионалам, как обычно).

Есть надежда, что родившиеся в результате лаборатории спектакли смогут заполнить лакуну в области театра для столь специфической аудитории и создадут поле для острых дискуссий.

 

 

К участию в лаборатории предлагаются следующие пьесы из сборника:

 

«Хочу быть волком»

«Без монет нет конфет»

«Первый урок» КЛАССНАЯ ДРАМА

«Временно недоступен»

 

Лаборатория пройдет в несколько этапов:

23 января – дедлайн для заявок – режиссерских экспликаций по выбранной пьесе (ВНИМАНИЕ: к экспликации по выбранной пьесе просим приложить название еще одной приоритетной пьесы из данного списка)

5 февраля будут объявлены победители, которые смогут приступить к репетициям

В период с 28марта по 5 апреля на Малой сцене РГИСИ пройдут предпоказы, сопровождаемые обсуждением

С 22 по 30 апреля в рамках «Арлекина» состоятся показы для зрителей и гостей фестиваля

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.