Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА ЗА РУБЕЖОМ



 

В случае рассмотрения судом или арбитражем в России исков из деликтов, совершенных за рубежом, наши суды также должны исходить из общего положения lex loci delicti путем применения законодательства страны места причинения вреда. Это правило обычно признавалось доктриной, и оно соответствует общей коллизионной норме ч. 1 ст. 1264 Основ 1961 года и ч. 1 ст. 167 Основ 1991 года. В то же время советская доктрина международного частного права в особое положение ставила случаи причинения вреда за границей советским гражданином Советскому государству, его организациям и другим советским гражданам.
В действующем в настоящее время законе (ч. 2 ст. 167 Основ) установлено, что «права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются советскими гражданами и юридическими лицами, определяются по советскому праву».
В советской судебной практике рассматривались случаи возмещения вреда советским гражданам, причиненного им за границей. Наиболее известным делом такого рода является дело Руднева.
При рассмотрении Верховным судом РСФСР в 1960 году этого дела возник вопрос об ответственности иностранного предприятия за вред, причиненный им здоровью работника во время нахождения его в заграничной комайдировке. Суд пришел к выводу, что при отсутствии специального соглашения об ответственности иностранных предприятий за несчастные случаи с советскими специалистами ответственность должна нести советская организация.
В данном деле возник вопрос о том, кто, на каких условиях и в каком объеме несет ответственность за причинение увечья или смерти командированному советскому специалисту во время его работы за границей, если в международном соглашении не содержится условий об ответственности в этих случаях.
Возможны два пути решения проблем такого рода. Во-первых, можно исходить из того, что условия и объем ответственности за причиненный вред определяются законами места совершения деликта (lex loci delicti), тоща обязанность возмещения ущерба возлагается на лицо, виновное в причинении вреда. Во-вторых, можно исходить из того, что принцип закона места совершения деликта не применяется в тех случаях, когда речь идет о возмещении вреда, причиненного лицу в связи с выполнением работы по трудовому договору во время его командировки за границу. Как видно из материалов дела, суд пошел по второму пути. За Рудневым было признано право получить от советского предприятия, с которым он состоял в трудовых отношениях, возмещение за вред, причиненный ему на работе в зарубежном предприятии, куда он был командирован.
Аналогичные решения были вынесены нашими судами и по ряду других дел.
Правилами, принятыми в 1984 году, было предусмотрено, что рабочим и служащим, получившим трудовое увечье в период их работы за границей, возмещение ущерба производится министерствами и ведомствами, направившими их на работу за границу.
Законодательство места причинения вреда не применяется и в некоторых особых случаях. Так, согласно ст. 124 Воздушного кодекса СССР, при перевозке пассажиров ответственность перевозчика за вред в отношении каждого пассажира ограничивается размером, установленным действующими международными соглашениями об ответственности при воздушных перевозках, заключенными с участием СССР.
Согласно Варшавской конвенции 1929 года и Гаагскому протоколу 1955 года (см. гл. 9), ответственность перевозчика за вред пассажиру, багажу, ручной клади и грузу ограничена суммой, размер которой составляет, например, в отношении вреда пассажиру 250 тыс. франков.
Статья 14 (п. 8) Кодекса торгового мореплавания СССР в отношении ограничения ответственности предусматривает, что правила этого кодекса должны применяться к «судовладельцам, суда которых плавают под Государственным флагом СССР».
Можно привести такой пример из практики Морской арбитражной комиссии (МАК).
По спору, возникшему 1979 году, иностранный истец поставил вопрос о применении к ограничению ответственности советского судовладельца материального права Финляндии, поскольку спор был связан со столкновением судов в финских территориальных водах. Г4»и этом истец сослался на ст. 1264 Основ гражданского законодательства 1961 года и ст. 5664 ГК РСФСР, предусматривающие применение права страны места причинения вреда. МАК отклонила это требование, сославшись на то, что ст. 14 «имеет в данном случае приоритет перед названными общими коллизионными нормами советского права, так как они установлены, во-первых, специально для отношений, связанных с торговым мореплаванием, а не для любых имущественных отношений, а во-вторых, специально для ограничения ответственности судовладельца, а не вообще для обязательств, возникающих вследствие причинения вреда».

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ:
1. Какой коллизионный принцип является основным в рассматриваемой области?
2. Каким правом определяются обязательства сторон при причинении вреда за рубежом, если стороны являются российскими гражданами и российскими юридическими лицами?





Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.